Еще раз о том, как близко Господь

«И призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя,
и ты прославишь Меня» ( Псалом 15)

      Два года назад, после тяжелого и длительного лечения, мне нужно было пройти завершающее обследование, которое неожиданно оказалось  трудновыполнимым   делом.   В  Тюмени,  в Онкологическом Центре, куда я приехала  для прохождения  ПЭТ-диагностики,  долго не могли вколоть иглу в мои измученные «химией» вены.

Вкалывали, пытались пускать по ней лекарство – и вена тут же взбухала синяком, иголка выскакивала.   Измучился персонал со мной. Главная медсестра даже спросила:

– Из какого города вы такая?

И услышав, что из Новосибирска, вздохнула, добавив:

– Никогда у нас  такого не было.  Теперь Новосибирск долго  помнить будем!

Сначала одна медсестра, потом другая, после третья, пытались вколоть мне иглу – лекарство было совершенно необходимо ввести, иначе процедура не проводится!  И игла должна находиться в вене устойчиво …. Отправить меня «прийти завтра» тоже нельзя – мы из другого города, приехали на один день, я не ела и не пила более  6 часов, как требуется для обследования, которое, кстати, очень дорого стоит!    И, конечно,  персонал просто обязан провести  со мной необходимые манипуляции, ведь  это же серьезное учреждение!

Но ничего у них не выходило со мной…

Восемь попыток произведено, собрались вокруг человек шесть в белых халатах, уже в растерянности и в бессильном раздражении, глядят на меня и друг на друга, по-видимому, не зная, что им еще предпринять. У меня исколоты руки и ноги, вены вздулись огромными синяками…

А я смотрю на маленькую икону  Пресвятой Богородицы,  которую кто-то прикрепил к стене рядом со шкафчиком, заполненным медицинскими инструментами. Вокруг  много занятых людей,  для которых я являюсь источником переживаний,  они торопятся и взвинчены, и поэтому я не решаюсь перекреститься при всех.  Но вот медики немного утихомирились, похоже, выдохлись, и молча стоят, размышляя, что еще им предпринять.  А я решаюсь преодолеть ложный стыд, с   трудом поднимаю исколотую правую руку и накладываю на себя крестное знамение.

– Господи, благослови! – вылетает у меня из груди вздох.

Неожиданно лицо старшей медсестры вспыхивает надеждой.

– Ну вот, давно бы так! – радостно выпаливает она, – давайте-ка сюда руку!

Я  протягиваю руку,  женщина  решительно и быстро вводит мне иглу в еле заметную вену на тыльной стороне кисти.  Похоже, на этот раз игла стоит устойчиво.

– Девочки, быстрее, где лекарство?! – кричат в панике.

В распахнутую дверь влетает молодая девушка  с большим шприцом.  Его втыкают в  иглу, и лекарство поступает в мой организм.

– Не шевелитесь! – делает страшные глаза медсестра.

А я и так боюсь вздохнуть.

Но вот лекарство «внутри», и меня отводят в соседнюю комнату, для дальнейшей подготовки к обследованию. Слава Богу, она не такая травмирующая. Просто нужно пить воду и спокойно лежать, около  часа, чтобы препарат  разошелся по организму.

Пока лежу, размышляю над  случившимся, сокрушаюсь  о своем маловерии, и в который раз удивляюсь тому, как скоро Господь приходит на помощь, изменяя ситуацию к лучшему – если взываем к нему с верой,  особенно с верой, надеющейся  «сверх  всякой надежды»…

Марина Куфина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: