РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ПРЯНИКИ

или рассказ о том, как мы возрождали православную традицию

Пряничная идея витала в воздухе давно: мне уже было известно о старинном русском обычае одаривать на Рождество детей и взрослых расписными пряниками, у меня дома лежала книжка о
красивейших архангельских пряниках с необычным названием «козули», однако дело не продвигалось дальше неясных размышлений на эту тему.

И вот как-то раз я попала на празднование Рождества в фольклорный клуб «Домострой». В конце праздника нас пригласили на чаепитие, во время которого хозяева торжественно внесли
внушительной величины холщовый мешок и стали вынимать из него и дарить гостям с шутками-прибаутками большие нарядные пряники, расписанные белой и розовой глазурью по темно-
коричневому полю. Пряники имели форму различных животных и птиц. Там были олени, медведи, зайцы, кони и даже коровы. Мне досталась необычная, сказочного вида птица. Помню, какую
радость доставил мне этот подарок: «Так вот они какие, настоящие рождественские «козули»!»

Я удивилась, увидев, что мой сосед ест своего пряничного медведя… Пряник, конечно же, для того и пекли, чтобы съесть, но моя птица вот уже много лет хранится у меня дома и до сих пор пахнет
медом, пряностями, сказкой и Рождеством… Там же, в «Домострое», я раздобыла и старинный рецепт приготовления теста для «козуль».

С тех пор за несколько дней до Рождества вместо беготни по магазинам в поисках подарков друзьям и знакомым, у нас дома совершается интереснейшее творческое действо, ставшее уже
традицией в нашей семье. Особое значение оно приобрело, когда мои внуки подросли настолько, что могли принимать в нем участие. Однажды я попыталась записать, как это происходит, и вот что из этого получилось: Каждый год накануне Рождества мы собираемся почти всей семьей и печем рождественские пряники для подарков. Самые главные пекари, конечно же, Коля с Ваней. Взрослым при этом приходится проявлять известное терпение. Вот Ваня завладел скалкой и уже несколько минут трудолюбиво раскатывает кусочек теста в лепешку. Вся наша работа по производству пряников парализована. Мы безуспешно пытаемся заполучить у Вани скалку. Проще оказывается разыскать — хоть и не очень в этом случае удобную — толкушку для картофеля. Затруднение преодолено, изготовление пряников продолжается.

По ходу дела я напоминаю, какие фигурки можно вырезать из раскатанного теста: оленя, птицу, коня, то есть настоящую архангельскую «козулю», или что-то, имеющее отношение к Рождеству, например, восьмиконечную звезду. Заодно интересуюсь:
– Кто помнит, как называется звезда, которая привела волхвов поклониться
– Волхвиемская! — первый поспел с ответом Ваня.
– Вифлеемская! — поправляет его Коля и от смеха роняет на пол кусочек
– Ну вот, уронил тесто, теперь оно будет грязное…
– А у нас дома мама пол моет, — укоризненно говорит Коля.
– Бабуска, а мозно слепить медведя? — спрашивает Ваня.
– Можно и медведя, и зайца, и лису, — разрешаю я, — Ведь когда родился Иисус Христос, то животные тоже пришли поклониться Ему.
– Пришли вол и осел, да, бабушка? — торопится показать свои знания Коля.
– Да, на иконе Рождества можно увидеть, как вол и осел заглядывают в ясли, где лежит Младенец.
Ваня счастливо смеется, ему очень понравилось, что ослик тоже пришел заглянуть в ясельки и поклониться Боженьке. Я догадываюсь, почему: дома мы частенько называем Ваню маленьким упрямым осликом, так что он уже сроднился с этим словом. Ваня требует показать ему ослика на иконе. Мы целой процессией идем в дальнюю комнату, где стоит икона Рождества. По дороге я успеваю напомнить, что иконочка не картина, что ее нельзя разглядывать долго, что надо поцеловать сначала.

Шепотком объясняю и про ослика, и про ангелов, и про волхвов. Когда мы снова возвращаемся на кухню, и я поворачиваюсь, чтобы положить вырезанную из теста «козулю» на противень, то оказывается, что он уже весь занят Ваниными изделиями: колобками, колбасками и какими-то змеями. Их так много, что они даже лежат друг на друге. Я незаметно убираю несколько колбасок и парочку змей. В тех же целях Коли-Ванина мама предпринимает отвлекающий маневр:
– Как вы думаете, какую еще фигурку можно вырезать к Рождеству?

Коля придумывает сделать снеговика и елочку. Ваня упорно катает очередную. Мама продолжает развивать Рождественскую тему:
– А кто первый сказал, что в Вифлееме родился Спаситель?
— Бабуска сказала! — радостно выкрикивает Ваня

Ответ нельзя признать верным, но мне он нравится. Мама формулирует вопрос:
– Кто рассказал пастухам о рождении Спасителя?
И получает от Коли правильный ответ:
– Ангел!
Мы его хвалим, и Коля, вдохновленный успехом, просит:
– Спросите у меня еще что-нибудь!
В результате получается импровизированная рождественская викторина.

Так за разговорами работа незаметно подходит к концу. Но вырезать и испечь пряники — это только полдела. Самое интересное впереди. Пряники надо расписать специально приготовленной глазурью разных цветов. Это увлекательнейший творческий процесс. После перерыва на обед Коля с Ваней вооружаются кисточками.

Тут нам всем надо быть начеку, потому что теперь можно легко прилипнуть к столу, за которым сидит Ваня, к стулу, на котором сидит Ваня и к самому Ване. Все покрыто сладкой глазурью. Но зато и пряники приобретают нарядный, праздничный вид. По коричневому полю разбегаются сахарные зигзаги, точечки и загогулины. Самые красивые пряники откладываются для батюшки и Колиной учительницы воскресной школы.

На Рождество пряниками одариваются друзья, гости, соседи. Хватает на всех. И неизвестно, кто получает большее удовольствие, одариваемый или даритель.

2 стакана сахара пережечь на сковороде, влить 3/4 стакана воды. Отделить 2 желтка, взбить их с двумя столовыми ложками сахара. Взбитые желтки положить в сковородку, туда же добавить 200
гр. маргарина и неполную чайную ложку соды (погашенной уксусом) и пряности (корица, гвоздика), затем добавить муку (примерно 1 кг).
Глазурь: 2 белка взбить с двумя столовыми ложками сахарной пудры и добавить краситель (сок клюквы, свеклы, моркови). Этими взбитыми белками расписывают «козули».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: