Кусок хлеба

Бабушку звали Тамара.
Она сидела у церкви, на паперти среди нищих, и просила милостыню. Приходила, как на работу, каждый день к восьми утра. Она была немного вредной, любила поскандалить с «коллегами», и отстояв свою точку зрения, взять верх над всеми!

Она была вредной…
Но сейчас я хочу рассказать о ее светлой, чистой стороне душе. Когда поток людей, идущих в церковь иссякал, Тамара надевала темно-синий халат, (такой, в котором уборщицы обычно моют полы) строительные перчатки, брала ведро, длинную палку с набитым на одном конце гвоздем и шла по мусорным контейнерам. Склонившись в контейнер, Тамара палкой ворошила пакеты и вытаскивала из них… куски хлеба. Каждый контейнер она «пробивала» (как говорили бродяги) до самого дна. Куски хлеба Тамара складывала в ведро. Когда ведро наполнялось «с горочкой», Тамара возвращалась на паперть. Там она из пятилитровой баклажки выливала в ведро воду, а когда хлеб размокал, разминала его руками. И после шла кормить голубей.

Голубинная «трапезная» была недалеко от мусорных контейнеров, в определенном месте. Только Тамара подходила к этому пятачку, как стая голубей с шумом слеталась к ней с крыш и проводов! Голуби ворковали, суетились возле Тамары. И совсем без страха садились ей на голову, на плечи! И пока Тамара разбрасывала размокший хлеб, голуби взлетали и садились ей даже на руки. Скармливала Тамара голубям в день по два ведра! Потом возвращалась на паперть и продолжала «работать».

Я случайно подслушала разговор Тамары с «коллегой». Вот что она рассказывала:
– Во время войны мне было пять или шесть лет. Нас, детей, собрали, посадили в машину и повезли. Привезли и поселили в какую-то постройку в виде большого сарая. Там стояло много коек. Нам постоянно хотелось есть, мы были страшно голодные! Над моей койкой была заделана дыра в потолке — куском фанеры, на котором был нарисован портрет Зои Космодемьянской. Я не могла уснуть, смотрела на портрет и плакала, и молилась:

– Зоя! Ты терпела и я терплю, тебя мучали и я мучаюсь, помоги мне! Помолись Богу, чтобы он дал мне кусок хлеба, я хочу кушать!

Когда Тамара умерла, в день ее похорон на паперти — перед входом в церковь – в восемь утра сидела стая голубей.

Вся площадь перед входом в церковь была усыпана голубями!

Светлана Македонская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: