Рюрик, принц датский, и его Русь

протоиерей ВАСИЛИЙ СЕКАЧЁВ

Сейчас трудно себе представить, чтобы кто-то отдал не то что всю свою землю, а даже малую часть ее — например, Курильские острова, – пришельцу, чужаку. Между тем, в 862 году, по сообщению «Повести временных лет», новгородцы пригласили к себе княжить варяга Рюрика, вручив ему власть над всем своим княжеством. Что же произошло?
Некоторые считают сюжет с призванием иноземного правителя исключительно фольклорным, составляющим часть некоей традиции. Один из современных учебников сравнивает призвание Рюрика в Новгород в 862 году с приглашением англосаксов в Британию в VI в., считая оба события легендарными. Это достаточно странно, потому что бритты англосаксов действительно приглашали. Приглашали и новгородцы Рюрика. Что касается сходства двух этих событий, некая литературная обработка наверняка имела место и в том, и другом случае, но важно понять, что в реальности стояло за этими схожими историями, что сделало их типологически близкими. Возьмем события в древней Британии. Оставленные римлянами, изнемогая от постоянных набегов воинственных пиктов и скоттов, древние бритты пригласили на помощь известных воинскими доблестями англосаксов, которые, правда, не только прогнали врагов, но и подчинили себе самих бриттов, основав знаменитые семь англо-саксонских королевств. Отчасти что-то похожее мы видим и у нас на Руси.
К тому времени, когда происходит призвание Рюрика в 862 г., приглашение варяжских дружин для защиты городов стало устоявшейся традицией. С середины VIII в. на территории будущей Руси возникают новые города, принципиально отличные от тех, которые существовали прежде. Раньше города были только военными центрами, столицами князей. В VIII в. стали появляться города торгово-промышленные, которым была нужна защита от племенных князей, пытавшихся контролировать их. Князья стояли во главе раннегосударственных образований, появившихся после славянского расселения VI-VII вв. Это были не просто племена, как раньше считалось, а именно ранние государства – «славинии», по свидетельству Константина Багрянородного, византийского императора и писателя X в. Книга Константина Багрянородного «Об управлении империей», в которой говорится много интересного о наших предках-славянах, давно известна исторической науке. Просто раньше все по-другому рассматривалось: если классики не говорили о существовании государства на данном этапе, значит, его быть не могло. Есть очень много византийских, арабских, армянских, западноевропейских источников, которые сейчас должны быть по-другому прочитаны. Эта работа, несомненно, уже ведется. Появляются интереснейшие исследования В. Петрухина, Е. Пчелова, А. Горского, британских историков С. Франклина и Д. Шеппарда. Но еще много штампов и идеологем остается от советского прошлого. Взять, например, тот же варяжский вопрос. До недавнего времени господствовала точка зрения, что у нас все самобытно, у нас не может быть никакого иностранного влияния, мы произошли сами от себя и у нас все самое лучшее. Другие точки зрения отбрасывались или рассматривались как заведомо ложные. Между тем, данных археологии о варяжском присутствии на Руси накопилось уже так много, что теперь невозможно отрицать участия более организованных варягов-викингов в образовании единого русского государства.
Но, как мы уже выяснили, ранние государства у славян все-таки существовали до викингов. Однако викинги (варяги, как их у нас стали называть – по всей видимости, от германского «давшие клятву») направили нашу жизнь в несколько иное русло. Их появление на территории будущей Руси в середине VIII в. оживило торговлю и дало начало развитию уже упоминавшихся новых городов. Викинги – наши северные соседи, сфера их интересов, как правило, располагалась на Западе. Там они пиратствовали, опустошая прибрежные земли Франкской империи, Англии (вот, где досталось уже и англосаксам), Испании. Они входили в устья рек Рейна, Мааса, Сены, нападали на крупные аббатства и города, несколько раз осаждали Париж. В более позднее время викинги продвинулись и до Италии, захватили Сицилию. На Западе их называли норманнами — «северными людьми», — и даже была особая молитва, в которой западные христиане просили Господа избавить их «от ужаса норманнов».
Но после набегов викинги становились купцами, стремясь выгоднее сбыть награбленное. Они активно торговали в Константинополе, в который проникали через Средиземное море (не забывая, правда, и наниматься в византийскую императорскую гвардию). И уже в VIII в. викинги находят другой путь в столицу Византийской империи – как раз по рекам нашего Отечества. Это знаменитый путь «из варяг в греки»: из Балтийского моря в устье Невы, затем на Ладогу, через Волхов, Ловать, волоком к верховьям Западной Двины, потом Днепра, — и по Днепру в Черное море, а по нему уже в Константинополь. Кстати, варяги прокладывают тогда по другим рекам торговые пути и дальше на Восток, в Арабский халифат (по Волге, так же через ее верховья, в Каспийское море; по Оке и Северскому Донцу, далее через Кавказ).
Первоначально на «пути из варяг в греки» викинги также выступают в качестве купцов, они устраивают различные перевалочные пункты, своего рода фактории, близ которых со временем начинается торговля с местными жителями: варягов привлекают меха, воск, мед, конопля, лен. Славяне постепенно втягиваются в торговые отношения, появляются славянские торговцы и ремесленники. Они селятся возле варяжских факторий, тогда как раз и возникают новые города, имеющие торгово-ремесленный характер. Неслучайно скандинавские саги называют нашу страну Гардарики — «страна городов». Все это речные, торговые города нового типа.
И когда племенные князья – руководители «славиний» начинают обирать торговцев и ремесленников, накладывая на их города высокие пошлины, те естественно призывают на помощь тех самых варягов, которые теперь уже выступают опять в роли не купцов, а воинов. Отношения с ними получают договорной характер: князь (конунг) с дружиной (русью) поступает на службу к городу, к его старейшинам (по-славянски «старцам»).
Именно так скандинавские искатели приключений сами себя называли: rootsmen – гребцы. Так их начинают называть и местные жители. В финском языке шведы до сих пор носят имя ruotsi, в эстонском roots’i. У нас их стали называть «русь». В летописи о призвании Рюрика так и сказано, что пришли в Новгород три брата «с роды своими» и взяли с собой «всю русь». В другом месте есть запись о том, что пришел князь «со своей русью», то есть дружиной. Этим и объясняются слова летописца: «От варягов ведь прозвались русью, а прежде были славяне» (898 год).
Конунги весьма успешно защищали интересы своих городов. Они стали побеждать славянских князей и, более того, даже подчинять их земли городам. Возникли совсем иные княжества, с центрами в развитых городах. Тогда-то у князей-конунгов и появлялся соблазн: не служить дальше городским «старцам», а господствовать над ними. Это приводило к новым столкновениям. В 50-е гг. IX в. в Новгороде мы как раз видим подобный конфликт, который в 859 году, по летописи, привел к изгнанию неизвестного варяжского князя из города. Однако жить без князя новгородцам оказалось еще хуже. Ведь Новгород, очевидно благодаря деятельности тех же варяжских князей, представлял собой к тому времени огромную северную империю, включавшую в себя и земли кривичей, и будущие псковские земли, и Белоозеро — вплоть до Ростова. Без князя и его дружины держать эти территории в повиновении оказалось не под силу. Начался распад и междоусобицы. И тогда в 862 году новгородские власти приглашают Рюрика.
Дело в том, что изгнанный в 859 г. варяжский князь происходил из Швеции, а Рюрик, по всей видимости, был датчанином. Судя по всему, это Рорик Ютландский, достаточно известный деятель западной истории, ни много ни мало — принц датский, происходивший из династии Скьёльдунгов, брат датского короля Харальда. Рорик родился в начале IX в., впоследствии был изгнан из Дании и состоял на службе у Лотаря – сына последнего императора Франкской империи Людовика Благочестивого.
Лотарь передал Рорику Фрисландию, и тот защищал ее от набегов других викингов, но при этом сам он был лютый гонитель христиан. Через какое-то время, однако, Рорик Ютландский (и Фрисландский) все же крестился, может быть, по каким-то конъюнктурным соображениям, может быть искренне, мы этого не знаем.
Рорик продолжал предпринимать попытки занять датский престол, но всегда безуспешно. Тем не менее, на рубеже 850-860 гг. именно Рорик возглавил поход датчан против балтского племени куршей, которые выступили в союзе со шведами. Шведский флот был разбит в морском сражении, и это была несомненная заслуга Рорика. Историки считают, что именно поэтому новгородцы и пригласили Рорика, что он был враг и победитель шведов, к которым принадлежал их прежний князь.
По западным источникам как раз в конце 850-х годов Рорик куда-то исчезает. Скорее всего, в этот момент он и был призван на Русь. Историки отмечают, что датировка «Повести временных лет» достаточно условна, имели место ошибки. Например, тот год, который у нас по летописи 866-й, по византийским источникам — 860-й (это год знаменитого похода дружинников Рюрика Аскольда и Дира на Константинополь). И поэтому, скорее всего, Рюрик был призван на Русь на рубеже 850-860-х годов. Что касается германского «орднунга» (порядка) в мире славяно-балто-угро-финского хаоса (все это предки современного русского народа), то, с одной стороны, варяги, может быть, и принесли нам определенную организацию государственной жизни, но более важным мне кажется то, что они дали толчок развитию торговли и ремесла, а это приняло самобытные отечественные формы и наложилось на традиционное славянское самоуправление.
Единое государство со столицей в Киеве возникло в 882 году, когда родственник Рюрика Олег (так же из династии Скьёльдунгов – почему он и прибил свой щит к воротам Константинополя: ведь «скьёльд» — это и есть «щит») убил Аскольда и Дира, и занял Киев. И историю русской государственности можно вести с этого момента (к тому же и в летописи под этим годом записано, что прежде были варяги, славяне и прочие, а теперь «все прозвались русью»). Конечно, можно сказать, что все-таки Рюрик основал династию, правившую Россией до 1598 года. Но мне кажется, что значение Рюрика, прежде всего, в том, что он был знаком с начатками франкской государственности, восходящей к государственности римской, и насаждал их на территории нашей Руси, в то время как другие варяжские конунги имели в своем арсенале только германский порядок, не рассуждающую дисциплину и власть сильного.
Рюрик оставил свой герб Старой Ладоге, где находилась его резиденция. Это летящий вниз (падающий на добычу) охотничий сокол. Может быть, отсюда происходит и знаменитый трезубец князя Владимира, ставший национальным гербом Украины. По одной из версий, трезубец — не что иное, как наложенный на двурогий посох хазарского кагана сокол Рюрика (каган считался самым авторитетным правителем, и все властители старались ему подражать, перенимая именно его символы власти).
Рассматривая личности Синеуса и Трувора, нужно учитывать, что мотив братьев, действующих совместно, встречается в мифологии разных европейских народов, и многих исследователей это настораживало, в частности академика Рыбакова, который говорил, что это не имена, а искаженные варяжские слова: «его род» и «верная дружина». Но современные историки относятся к этому более спокойно. Они допускают, что должны были быть у Рюрика какие-то помощники, которые могли происходить из его родственников, а главное — археологические исследования доказывают, что и в Изборске, и в Белоозере – этих крупных торговых центрах своего времени, есть несомненные приметы пребывания викингов. Одно время считалось, что это не так, и в Белоозере нет никаких находок IX в., а они потом все равно нашлись.
По летописи дружинники Рюрика Аскольд и Дир были им направлены на юг, для того чтобы восстановить варяжский контроль над путем «из варяг в греки», середина которого была захвачена хазарами. Они освободили от власти хазар Киев и сами сели там князьями. В 866 (а по греческим источникам, которым мы больше доверяем, в 860) году они отправились в поход на Константинополь. Пока «безбожные руссы» разоряли окрестности, патриарх Фотий совершил всенощное бдение во Влахернском храме, а затем, после крестного хода по стенам Константинополя, явилось чудо от Ризы Пресвятой Богородицы. Ее край был опущен патриархом Фотием в море, разразилась страшная буря, которая разметала флот руссов и прогнала их прочь от города. После этого Аскольд и Дир пригласили в Киев греческого проповедника и приняли святое крещение. В Киеве возникла первая христианская епархия. Как знать, может быть, то, что их прежний предводитель Рюрик был христианин, сыграло какую-то роль в их обращении к Богу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: