«РОССИЮ НИКТО ПОБЕДИТЬ НЕ МОЖЕТ, КРОМЕ… САМОЙ РОССИИ»

 

 

БОРИС КОРЧЕВНИКОВ
генеральный директор телеканала «СПАС»

 

 

Один че­ло­век свя­той жиз­ни ска­зал мне на днях: «Рос­сию ни­кто по­бе­дить не мо­жет, кро­ме… са­мой Рос­сии».

Ко­гда ка­кая-то де­воч­ка с псев­до­ни­мом Кла­ва Ко­ка орет под ба­сы на глав­ной пло­ща­ди Вла­ди­вос­то­ка, на­против ка­фед­раль­но­го собора, «а мне пох», по­вто­ряя это на раз­рыв ре­фре­ном, бро­сая эти сло­ва в свя­тые сте­ны хра­ма, мер­ца­ю­щие фи­о­ле­то­вым и зе­ле­ным от­све­том кон­цер­та, и ей под­пе­ва­ет тол­па — в то вре­мя, ко­гда на фрон­те — смерть и окру­же­ние, — то это по­бе­да Рос­сии над Рос­си­ей.

Когда в это же самое время в сердце страны Шнур рвет стотысячную арену раскатистым матом — под скорбный тихий день Усекновения главы Иоанна Крестителя — это победа России над Россией.

Когда в небо летит салют в то время, когда с неба Донецка летит фосфор — это победа России над Россией.

Погибшие и раненые на концерте Шнура, и салют, который, кажется в Тюмени, выстрелил в толпу… — это всё ещё очень деликатные, но уже страшные сигналы от Бога, который кричит нам о том, что мы обезумели.

Знаете, у меня вообще нет никаких вопросов к моей армии. Она, несмотря на все потрясения последних тридцати лет, по-прежнему — всё та же армия непобедимого русского солдата, по-прежнему одна из лучших армий мира. Все сетевые причитания про ошибки командиров и т. п. — это пустое. И бессмысленное. Об этом поговорим после войны. И увидим, что ничего раньше не видели.

Но и сами войны, и поражения на них происходят за нерадивую и грязную жизнь в тылу.

Нашему сознание, ищущему виноватых и причины зла всегда вокруг, а не в самих себе, трудно вместить этот закон, но он железный и вечный.

Даже лучшая армия не спасет, если призванный быть христианским народ оскотинивается. Яблоко, гнилое изнутри — какой бы крепкой ни была его кожура — погибнет. Погибнет, может быть, парадоксально и нелогично: от рук тех, кто слабее, кто зверь, кто Богу — чужие. Но и такие могут быть бичом в руках Божиих. Вспомните недавних безбожников-большевиков: они победили нелогично, вопреки всякой логике внешнего — снесли мощнейшую, но отступившую в сердцах от Бога, страну.

Помните слова Христа: Кому много дано, с того много и спросится (см. Лк. 12: 48).

Нам очень много дано. А сейчас — много, как никогда, мы живём в пору неслыханных свобод — всех, и свободы Церкви. Храмы стоят открытые почти на каждом перекрестке, в храмах — каждый день то, что может высветить, наполнить и осчастливить всю нашу жизнь — исповедь, Причастие, тихий разговор о главном. Приходи и пей от этого источника жизни. У нас это есть! У наших отцов и дедов не было. А у нас есть!

А мы… кидаем матерные попевки в стены этих храмов под подпевку толпы.

Вот за это будем нести поражения и в наших жизнях и на фронте.

Вот за такое будет умирать святой русский солдат.

Потому что это ещё один вечный закон: чистый страдает за нечистого. Чтобы нечистый очистился.

Война идет и только начинается. Военная мобилизация всей страны, наверно, не нужна, а вот другая мобилизация — необходима. Мобилизация на человечность. И на молитву.

Нам здесь, в тылу, людьми надо стать, ожить, проснуться надо, чтобы и на фронте жизнь победила.

Людьми нас делают — другие люди, когда мы начинаем жить ради них; наш язык, когда мы перестаем бить им ближнего и сквернить его богохульной матерщиной; наша культура — стихи, фильмы, музыка наша; и более всего — наши святыни. И отношение к ним.

Не будет этого, это будет побежденная Россия — при сильнейшей армии мира, при лучшем оружии, как сейчас, на планете, — это будет Россия, побеждённая самой Россией.

А ведь датский премьер-министр поняла про эту войну то, что многие наши ещё не поняли. Она сказала:

“Это не только война за территорию и границы. Это война за веру. Это война между демократией и тиранией и угнетением. Это война против ценностей, на которых построена Европа и свободный мир”.

Если в Евангелии есть про волков в овечьей шкуре, то нынешняя пора пошла дальше Евангелия и, по слову одного моего друга, напяливает волчью шкуру на несчастных овец.

Нет в России давно того, о чём они трубят: ни тирании, ни угнетения. Нет и у них того, что они называют своими ценностями: ни свободы, ни демократии.

Слова остались, ценности кончились. Мы живём в пору чудовищных подмен и словесного мусора – за которым либо пустота, либо плесневелая ложь. Жить, всё это слушая и не повредиться духом или умом может только тот, в ком есть закваска Правды. Эта закваска только в одном – в истинной вере.

Но в одном датчанка проговорилась честно: для Европы эта война правда “священная” . Война против их веры.

А что их вера сейчас?  Это ведь не “демократия”, “свобода” и прочие пустые слова, через  которые на самом деле манипулируют толпой.

Их вера – это рынок и цифра, которая должна постоянно расти – ввп, рейтинги, доходы, просмотры, подписки, большинства “голосов” и прочие количества – это все атрибуты религии цифры. А любая страна для этой религии – это территория для потребления и продаж.

Если цель человека в христианстве – обОженье, сближение с Богом, и сладостная радость от этого, то человек в религии цифры – должен стать максимальным потребителем и в этом получать суррогат “радости” – для этого надо разнуздать все инстинкты – потому что инстинкт хочет потреблять, инстинкт  боится быть неудовлетворенным.

Инстинкт постоянно хочет насыщения и никогда ненасытим!

Цель жизни в Православии: сделать из человека – Человека. Цель жизни в религии цифры: максимально расчеловечить человека. И управлять им.

И все уродливые картины западного расчеловеченья – все эти сатанинские цветастые шествия, митинги зоофилов, партии педофилов, детские лгбт-вечеринки, оргаистические посвящения детей в новый пол, храмовая проституция сект, голоса за права каннибалов, жертвоприношения нерождённых детей, суррогатные утробы, бракосочетания с собственными настенными коврами… всё это корнями из отмены религии Христа, и посвящения в религию цифры (она же религия сатаны и плоти), всё это от разнузданного инстинкта и от полной капитуляции перед грехом и собственными страстями.

А наша вера – христианство. Оно открывает нам, как мыслит Бог, как устроен человек и как с грехом можно бороться. Нет против греха другого оружия, кроме Христа и Святого Духа.

И подспудно Запад это знает – он же тоже был когда-то христианским. И он понимает,что Россия  – это правда самая большая и единственная оставшаяся в мире сейчас угроза западному расчеловеченью.

Ведь Россия, если сама останется православной, сможет и Запад снова вочеловечить. Потому что иногда, чтобы правда победила, надо, чтобы она просто прозвучала.

И чувствуя это, дьявол, который так успешно потрудился в последние  годы  на западной ниве, бьёт в набат и устами своих князей объявляет эту войну религиозной. Войной за веру. Он очерняет Россию всеми оттенками грязи и лжи, чтобы его западная паства ни в коем случае не поверила русскому слову, чтобы уничтожить Россию.

Он-то видит, что это не только Иван и Алеша идут с автоматами сейчас на татуированных и распропагандированных мразей. Это идёт Он – той страшной поступью, от которой трясутся земля и небо. Идёт, чтобы скрутить змея.

 

“40 лет евреи, вырвавшись из египетского рабства, блуждали по Синайской пустыне, по которой можно дойти до Святой Земли за 2 недели.

Блуждали затем, чтобы оставить в этой пустыне весь тот хлам, который понатаскали в природу избранного народа годы рабства. Это и рабское сознание и египетское идолопоклонство, и незнание Бога, и, вырастающий из этого незнания -скотский образ жизни, малодушие, грех -много всего они должны были оставить в пустыне, чтобы зайти новым свободным и сильным народом в Землю Обетованную.

Целое поколение должно было в пустыне умереть. Целое поколение должно было там родиться.

Нынешняя Россия – это ровно тот же избранный Богом народ, всё ещё плетущийся по пустыне после 70-летнего рабства. Мы изнурены и устали, целые поколения в этой пустыне нашего междулетия умерли, новые родились, а кто-то так и не родился.

Мы идём, мы возвращаемся к себе самим – мучительно, больно, через потрясения, войны, мы ропщем, мы бухтим, нам не вкусна манна, которая нам подаётся, нас не всегда устраивают вожди, мы сомневаемся и спорим о правильности маршрута (всё точь-в-точь, как у тех ветхозаветных евреев), но Земля Обетованная -та Россия, прийти в которую мы призваны, -всё ближе. Иногда некоторым открываются её виды, холмы и текущие молоком и мёдом долины.

Но мы не дойдём, пока не оставим в пустыне весь хлам, пока не умрут в нас прилипшие, как репей, языческие мерзости.
И чего обманываться, много их ещё: аборты, в крови которых мы по-прежнему тонем (мне вобще кажется, что едва ли победа в нынешней войне будет близка, если мы аборты хотя бы не выведем из ОМС и не изменим отношение к ним, как к рядовой медицинской процедуре), суррогатные дети и продажные утробы несчастных, любящих своих выношенных чад суррогатных мам -многих знал лично, все они люди абсолютно поломанные, стоящие на грани сумасшествия, потому что их убедили, что это не их дети и их продажа -это нормально, а это ложь.

Это и выросшая на диких коммерческих почвах этой пустыни -эстрада. Со всеми её паталогиями, девиациями, настроенностью на заработок, на похоть и на пустой шум.

Это наша разбитость, часто ещё неумение любить и ценить свою Родину (а у таких она и отнимается), непонимание и незнание её; наше всё ещё у некоторых искажённое представление о свободе; наша иногда ещё устремленность на запад (точь-в-точь, как туда, на Египет, что на западе от Синая, посматривали, уйдя оттуда, евреи), наше стеснение Бога, наши симпатии одновременно к недавним жертвам и к их палачам;
сожительства и разводы наши, нежелание рожать и неумение растить; ложь сетей, которую мы полюбили, смех над отцами, которому нас эти же сети учат. Труп, не закопанный в сердце страны… многое ещё из этого хлама должно остаться в пустыне.

И останется.
И тогда мы совсем новыми ступим на нашу Землю. Она большая, красивая, она обнята бурой водой на севере и щедрыми звездами -на юге.
Здесь из земли льётся тепло, а с неба – серая байка. Здесь будут читать со сцен Долгарёву и Бродского, выстраиваться в очереди на фильм о многодетных с приглашённой звездой, и на выставки художников Донбасса, петь песни о любви и о Христе; здесь в воскресенья до обеда будут пусты улицы и полны храмы; здесь будут ходить в гости, а вечерами будет литься тихий перезвон -зовущей перекличкой от колокольни к колокольне: от Амура до Днепра… Здесь в красивых домах будут жить большие счастливые семьи, а бабушки и дедушки будут растить неугомонные оравы.
И мёртвые наши тоже с нами здесь будут. Живыми.

Это будет земля, на которой мы будем кланятся Богу и родителям, защищать тех, кого бьют, ходить по ней в паломничества и ходить за неё в военные походы.

Но это всё потом.
Пока мы ещё в пустыне. Пока мы ещё на войне. Пока мы ещё плетёмся на Восток, в ужасе глядя на то, во что превращается оставленный нами Запад. Пока мы ещё не святы, но хотя бы и не оскотинены. Пока мы ещё спорим о певцах, журналистах и разных моргенштернах. Но потому и спорим, что в пустыне они и должны остаться».

Я вспомнил Суворова, молившегося перед боем на Кинбурнской косе (это нынешняя Херсонская область) и призывавшего молиться своих солдат, говоря им, что «Бог — наш генерал», а после победы в день Покрова Богородицы поставившего там, на косе, церковь Покрова, которая стоит и теперь и вокруг которой готовится сегодня высадка врага. После этого нашлась пара комментариев в духе «Ну конечно, давайте теперь будем только молиться, а учиться воевать нам не надо». Не хочу пройти мимо этой очевидной глупости, потому что она пытается заболтать очень важную правду — о том, как нам побеждать и как строить страну и свою жизнь после этой победы. Эта правда — о том, что Бог — это не добрый дедушка, с которым хорошо и спокойно и с которым можно убежать от проблем. Бог — это грандиозная созидательная, творческая сила. Бог творит, Бог действует, Бог стоит посреди бури, Бог воюет, когда надо воевать, Бог строит. Бог никогда не отмалчивается и не отсиживается. Бог всегда СОЗИДАЕТ. Энергия Бога — это энергия Любви. И она не может не созидать. Это знает по своей жизни любой человек, живущий в Боге: как таинство Церкви, искренняя молитва, любое живое касание Бога зажигает в тебе самом колоссальную творческую энергию. Это видно и в народе: когда народ живёт в Боге, этот народ достигает умопомрачительных высот: он открывает университеты, строит храмы и здания, которые волнуют поколения, выходит к морям; включает — и часто мирно включает — в свои орбиты новые народы, создаёт потрясающие произведения искусства, побеждает в войнах со всем миром, как побеждала не раз Россия; кладёт дороги и линии электропередачи через непроходимые болота, потрясает планету сногсшибательными научными открытиями, поэтами, писателями и театром, русским театром; он строит города, взлетает в небо, зарывается под землю, находя в ней дары Божии; владеет миром и, главное, плодится и размножается: если б не обезбоженность наша век тому назад и не последовавшее за ним крушение страны, нас было бы сегодня миллионов 700. А народ, изгнавший Бога, не способен ни на что. Он ничего не творит, ничего не созидает, ничего не создаёт. Он только потребляет и теряет. Выдающихся научных открытий на планете не было уже полвека точно. Все технические изобретения последних лет — это всё плоды прежних научных достижений. Новых нет. Европа чахнет в кризисах, расчеловечивании и потере себя. Русские, потеряв Бога, лишились огромной красивой страны, причём лишились дважды за один век. Американцы, кстати, этот духовный закон прекрасно знают и потому ещё бьют по православной церкви, понимая её созидательную силу, что она способна зарядить народ силами, которые снова сделают нас непобедимыми творцами. Западное искусство последних лет — это чаще всего тоже отражение духовных уродств и повреждений западного человека. Все эти памятники в виде клизм или того, что клизма вычищает, — это в лучшем случае попытки осмыслить этот конец истории, эту жизнь человека без Бога. Это лучший символ того, что такое творчество без Творца. «Без Бога не до порога», — говорили наши отцы. Это значит, что наша жизнь — это арка из двух держащих друг друга сторон: труд и молитва. Убери одну половину — вторая рухнет. Труд без молитвы, без созидательной энергии главного Трудяги во Вселенной — Бога — не даст плодов. Молитва без труда — тоже. Суворов умел воевать. Военное дело знал блестяще, но знал и Автора этого военного дела, и то, что без Него его знания и умения — только пустой сосуд. Как тело без духа мертво, так и всякое дело без Бога мертво. Тем более дело жизни — дело воина. Потому что воин, каким бы умелым ни был, знает животом эту фразу Достоевского: «Если Бога нет, то какой же я капитан?» А ещё ценой своей жизни и своего риска носит в груди евангельские слова Христа: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин, 15:5).

Рождественский пост

Рождественский пост дает удивительную возмож­ность насладиться и напитаться семейной близос­тью. Когда люди готовятся к празднику Рождества — молятся, ходят в храм Божий, читают Священное Писание — их взаимные связи могут усиливаться и обогащаться. Радость праздника после таких совме­стных приуготовлений намного выше. Постарайтесь выкроить хотя бы немного вре­мени на каждой неделе для того, чтобы готовиться к Рождеству Христову вместе.

Таким общим делом может быть, например, особое письмо, написанное всеми вместе. Каждый может добавить в него несколько строк о том, что было важ­ным для него в уходящем году. В этом письме могут быть отражены радостные, печальные или смешные события года, выражены чувства о значении празд­ника Рождества Христова (стихи, рассказы, рисун­ки) и, конечно, надежды на год предстоящий. Пись­мо можно послать друзьям или родным или оста­вить его у себя, чтобы перечесть год спустя. Можно хранить его в семейном архиве и поместить перед фотографиями, снятыми в этом году. На следующий год семья может увидеть в таком письме настоящую семейную традицию.

Пособие по катехизации
для детей младшего школьного возраста
2000 г.

Приснилось

Приснилась Война.
Приплелась.
Возвратилась.
Какая и в снах
Это страшная сила!
…Бежал я, чудак,
По безлюдной шоссейке,
А Бешеный танк
Приближался с весельем.
Так было. Так было!
Я помню, поверьте.
И делалось потно
от близости смерти.
И звонкие траки
Давили дорогу…
И все-таки – враки,
Что не было Бога.
Бог ринулся с неба
На звездах, на крыльях!
И танк – словно не был –
Задохся, накрылся.
Рванула по танку
тяжелая бомба…
И, знать, улыбнулся
Спаситель мой, Бог-то …
Мой Летчик смеялся
В стеклянной кабине.
Ах, как бы узнать
Его вечное Имя?!

Все это из сна,
Из былого, из грезы…
Приснилась – Война,
Ненавистная проза!

Глеб Горбовский
Аврора №2 1971 г.

У «Скоропослyшницы»

Протоиерей Константин Григорьев

Недалеко от нашего Варшавского вокзала, в Троицком Соборе сейчас находится чудотворная икона Божией Матери “Скоропослушница”, Я ныне первый раз был на ее празднике, и вот уже много дней остаюсь под впечатлением этого духовного торжества. Троицкий Собор по величине своей уступит разве только Исаакию, недаром, когда у Исакия огромные иконы в иконостасе стали заменяться мозаичными, прежние масляные были перенесены в Троицк. Нынешним летом Троицкий Собор был за­ново отремонтирован снаружи и внутри и весь сияет снежной белизной. Я приехал ко всенощной за час до начала службы и при входе в собор сразу же почув­ствовал, какое торжество здесь готовится в честь Царицы Небесной.

Собор уже ярко был освещен внутри. “Скоропослушница” помещена в главном пределе у клироса, на левой стороне его. Икона украшена целой стеной белых живых хризантем и перед ней уже стоит толпа молящихся. Начался молебен, люди все приходят, припадают к иконе, приносят новые и новые цветы, дежурные прихожанки у иконы затрудняются раз­мещать их… Я был и за обедней в самый праздник и вечером за акафистом и никогда не забуду, что ви­дел. Все три службы собор был полон молящимися. Мужчины и женщины, старые и молодые с одинако­вым усердием припадали к Владычице, горячо мо­лились, шептали о своих нуждах, у многих молитва была слезная; я видел, как мужчина после горячей молитвы перед иконой кротко целовал лишь под­ножие ея и воздержался приложиться к самой Иконе…

Как хороши были службы, какое чтение и пение. Сколько души вложили духовные композиторы в свои церковные песнопения и с каким молитвенным воодушевлением певчие воспроизводили их. Среди высоких стен и колонн храма дивные звуки молитв неслись ввысь, в далекие купола, к небу, и думается, не было в храме ни одной души, которая не взволно­валась бы от них. Стоя на клиросе, я невольно наблюдал, как даже на лицах и во всем внешнем ви­де у певчих отображались те чувства, которые наполняли в это время их души.

Вечером на празднике весь народ в храме пел акафист “Скоропослушнице”. Многие знали его наизусть, другие держали перед собою книжечки и целым громом голосов разносился по собору припев: “Радуйся, благая Скоропослушница, прошения наши к пользе исполняющая”. Это было живым исповеда­нием веры. Люди испытали на себе милости Влады­чицы Небесной и благодарили и прославляли Ее; а Она, Пречистая, в то же время милостивым взором назирала с иконы предстоящих.

Протоиерей Константин Григорьев (1881-1938)
“Моя копилка”. Изд-во диакона Константина Филатова
г. Барнаул, 2022

Куда дальше пойдем?

 

 

 

 

Валерий Кириллов
писатель

 

 

КУДА ДАЛЬШЕ ПОЙДЕМ?

 

Месяцами армия политологов, политиков, экономистов, депутатов, изображая толерантность, эксплуатирует на российских телеканалах украинскую тему. Сначала победоносно слышалось: «Дойдем за сутки до Киева!» «Будем через сорок восемь часов во Львове!», «Надо идти до польской границы!» Вся эта необоснованная уверенность перемежалась заявлениями о том, что Украина, де, не имеет права на существование как государство, что, конечно, было на руку существующему киевскому режиму, помогая ему взнуздать украинское население шовинизмом. Читать далее “Куда дальше пойдем?”

21 ноября – Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных

 

Протоиерей Константин Григорьев
Протоиерей Константин Григорьев

В нашей церкви при входе, на левой колонне ви­сит большой образ Архистратига[1] Михаила с огнен­ным мечем в руках… Я всегда прошу его сохранить наш храм и всех молящихся, мою семью… В дивном акафисте Архистратигу проведена та мысль, что в руках его содержится судьба народов и царств; он же, Архистратиг Михаил, охраняет всех молящихся ему среди опасностей и ограждает их от врагов.

В слове за литургией я говорил прихожанам о том, что и ангелы безплотные, подобно угодникам Божиим, могут и должны быть для нас примером. Слово Божие говорит, что мы “мало чем умалены от Ангелов”, ибо одарены от Господа как и они умом, чувством и свободною волею; но в то время, как все духовные силы у Ангелов направлены на прославле­ние Господа, мы не стараемся больше и больше по­знавать Бога, нет у нас любви к Создателю, и все же­лания наши обращены к предметам земным.

Ангелы с радостию осуществляют волю Божию в своем служении людям (Архистратиг Михаил и зачатие Предтечи, Архангел Гавриил и Благовещение Пресвятой Деве Марии, Рафаил и Праведный Товит), Какое торжество было у ангелов на небе при Рождестве Спасителя в Вифлееме, в это время они радова­лись за людей, а Господь говорил, что каждый каю­щийся и исправляющий свою жизнь грешник, быва­ет причиной радости для всех ангелов на небе. Од­нако мы чаще бываем причиной их скорби по своей нераскаянности.

Есть трогательная картина, на ней изображено, какая скорбь бывает для Ангела-Хранителя при кон­чине грешника. Ангел от самого начала жизни чело­века радел о нем, старался управить его в Царство Небесное, но вот все кончено, время ушло, дела не поправить… и Ангел плачет у гроба почившего.

Поздравляя близких с Днем Ангела, мы не толь­ко приветствуем их, но имеем обычай и чем-нибудь порадовать их, одарить; Каким хорошим подарком будет для Ангелов то, если хоть один из нас грешни­ков в день празднования безплотных сил, решит се­годня твердо и безповоротно порвать с привычными грехами и начать жизнь духовную; такой человек в скором же времени убедиться, каким счастливцем он себя сделал.

[1] титул главнокомандующего в Древней Греции; в христианском вероучении эпитет архангелов: военачальников ангельских небесных сил; в православии наиболее часто употребляется как эпитет Архангела Михаила.

 

Протоиерей Константин Григорьев (1881-1938)
“Моя копилка”. Изд-во диакона Константина Филатова
г. Барнаул, 2022

Взгляд сквозь века

 

 

 

ГЕОРГИЙ ЕРМОЛОВ

 

                                                  

 

 

ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ВЕКА

 

Демидовское движение возникло в сложный момент отечественной истории – в самом начале 90-х, почти одновременно на Урале, прежде всего в Нижнем Тагиле и Екатеринбурге, на Алтае и Украине. К 1991 году в Екатеринбурге был создан Демидовский институт, в Нижнем Тагиле открылась биржа «Старый соболь», в Екатеринбурге начал работу «Демидовский фонд», в Барнауле – Алтайский центр «Демидовский фонд», в Кыштыме возник концерн «Демидовские заводы», в Одессе — Южный региональный центр Демидовского Фонда. Демидовская тема исследовалась и зарубежными учеными и энтузиастами, особенно в Италии (во Флоренции). Тогда же была сделана первая попытка объединить эти разрозненные ростки зарождающегося Демидовского движения. Российская Федерация клубов ЮНЕСКО (КЮРОС) выступила инициатором создания международной Демидовской структуры – Фонда. Эта работа завершилась успехом, когда в союзе с клубами ЮНЕСКО России выступили Ассоциация Содействия развитию Уральского Региона (АСРУР) и Всероссийская Ассоциация международных культурных и гуманитарных связей (ВАМКС). Объединив усилия и проделав большую предварительную работу, эти организации созвали в августе 1992 года в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле учредительную конференцию Международного Демидовского Фонда.
Демидовское движение изначально определило программу-максимум: опираясь на многовековой опыт российской истории, помогать возрождению России, как могучему и авторитетному в современном мире государству. Читать далее “Взгляд сквозь века”

Россия непобедима

Просторы Руси необъятные
Покоя врагам не дают.
Но помним мы подвиги ратные
О них наши песни поют.

Россия – непобедимая
И будет всегда жива.
Россия Всевышним любимая.
Святые над ней покрова.

Лазаревич Л.И. 2012

Восточный вопрос

Шаховской

 

 

 

 

Архиепископ Иоанн (Шаховской)
1902-1989

 

 

 

 

ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС

Восточный вопрос не принадлежит к числу тех, ко­торые подлежат решению дипломатии. Мелкую теку­щую дребедень событий предоставляет история кан­целярскому производству; но свои великие вселенские решения, которые становятся законом жизни народов, на целые века провозглашает она сама без всяких пос­редников, окруженная громами и молнией…

Н. Я. Данилевский. Россия и Европа

Войны и военные слухи наполняют землю. Каждому на­роду и каждому поколению приходится их «ужасаться» (Мф 24,6). Войны зависят не от ошибок дипломатии и не от случайностей истории; они закономерно вытекают из накопившихся в мире неправд и богоборчества, явного и тайного богоборчества.

И существует нечто худшее, чем война: гибель душ.

Соблазн же войн всегда силен в мире. Оставаясь предель­ным самоистязанием и самонаказанием людей, войны, что удивительно, так мало учат, так быстро забывают люди страдания, вызванные войной, что периодически война им начинает казаться более честным и простым разрешением международных трудностей, чем изолгав­шаяся дипломатия. Читать далее “Восточный вопрос”

Земное и небесное

Протоиерей Константин Григорьев
Протоиерей Константин Григорьев

Случалось, что друзья просили меня рассказать им что-нибудь, и с интересом слушали и благодарили за рассказы, предметом которых редко служило что-нибудь вычитанное из книг, а чаще взятое из личной жизни, случаи милости Божией, удивительные как по своему содержанию, так и потому, что посылались они человеку, которого следовало бы только наказывать. Таким образом, все эти рассказы являлись примерами постоянного милосердия Божия, о которых и мне не менее приятно было рассказывать, чем другим слушать. В таких случаях я с радостью уходил в свое прошлое. Хотел я много раз заинтересовать и детей своих такими рассказами, но не мог привлечь внимания их. Может быть, тут и удивляться нечему: в их годы и нас больше интересовало другое. Известны случаи, когда люди с раннего детства были целиком преданы Богу, но и праведники не все были таковы; наоборот, чаще встречаются примеры сознательного обращения к Богу уже в зрелые годы. Притча о работниках в винограднике говорит о таких людях, пришедших на работу в полдень и под вечер своей жизни. Вот почему и я надеюсь, что рано ли, поздно ли, мои дети тоже задумаются над жизнью и может быть усерднее нас возьмутся за все святое. Жизнь не шутка и может сразу изменить человека. Но к тому времени меня может не быть в живых; вот почему я взялся за записки; чтобы придти им тогда на помощь.

***

Вот незаметно и зима подкралась. Давно ли во­круг нас цвела и красовалась природа, и как быстро все изменилось. Наш прекрасный парк обезлюдел; деревья давно осыпали свои пожелтевшие листья, озера скованы льдом и дворец со всех сторон окру­жен снегом. Бывало во время утренних поездок на Сиверскую я в окна вагона любовался картинами придорожных лесов и полей, а теперь в это же время едва светает утро. Время самое темное в году, холод­ное и скучное. Но для верующих и в это время сколь­ко утешений готово в церкви: подошли праздники Архистратига Михаила, Скоропослушницы, Злато­уста, приближается Рождественский пост, еще не­много и мы услышим в церкви: “Христос рождается, славите…”.

Протоиерей Константин Григорьев (1881-1938)
“Моя копилка”. Изд-во диакона Константина Филатова
г. Барнаул, 2022

Продолжение следует

4 ноября – Празднование Казанской иконе Божией Матери

К

азанская икона Божией Матери — одна из бесценных святынь Российских — явлена была в Казани в 1579 году. В этот год случился в городе страшный пожар: полгорода обратилось в пепел, сгорел и дом стрельца Онучина. И вот однажды дочери стрельца, девятилетней Матроне, во сне явилась икона Божией Матери и был от нее голос Самой Богородицы, которая сказала, что икона Ее находится в земле — там, где до пожара стоял дом Онучиных. И велела Она передать архиерею и воеводам, чтобы они взяли икону из земли.

Девочка сначала не решалась рассказать о своем сне, но потом доверилась матери. Однако та не придала значения ее словам.

И вновь приснился Матроне сон, в котором Матерь Божия повелела ей рассказать о Ее явлении. Мать же опять не послушалась девочку.

Тогда последовало третье, уже грозное, явление. Во время дневного сна девочка была чудом перенесена на середину двора и там перед ней явилась икона Божией Матери; от нее исходило золотое сияние и был голос Матроне: «Если ты не поведаешь глаголов (т. е. слов) Моих, то икона явится в другом месте, а ты погибнешь». С плачем стала просить Матрона, чтобы мать пошла к городским властям, если не хочет ее смерти.

На этот раз мать вняла просьбе дочери, но над ней только посмеялись и никто не поверил ее словам. Тогда женщина сама решила искать икону на месте сгоревшаго дома.

Узнав о явлении, многие люди стали приходить и помогать ей; перекопали весь двор, но ничего не нашли. Взяла заступ Матрона и пошла сама копать в том месте, где была печь прежде. И вскоре, к великой радости, обнаружила что-то завернутое в кусок сукна. Когда развернули сукно, то увидели икону Божией Матери с младенцем. Она была совершенно новая, как будто только что написанная, и сияла.

К месту обретения иконы собрались толпы народа, и архиепископ Иеремия, узнав о чудном событии, тотчас поспешил с крестным ходом и, подойдя к иконе, пал пред нею ниц, со слезами моля Матерь Божию о прощении своего неведения.

Икона была перенесена в ближайшую церковь святителя Николая. Священником этого храма и очевидцем всех событий был будущий Святейший Патриарх Ермоген.

Список иконы отправили царю Иоанну Грозному. Узнав о явлении, царь повелел устроить на месте обретения иконы храм и основать женский монастырь.

Во время шествия с иконой во вновь отстроенный Благовещенский собор получили исцеления два слепца — Иосиф и Никита. Чудеса от иконы начались исцелением слепых. Это было знамением (т. е. знаком) того, что икона явилась для просвещения духовным светом, для прозрения людей, омраченных неверием.

До 1612 года чудотворную икону почитали только в Казани и праздновали ее день 8 июля (21 июля по нов. ст.) — в день ее обретения.

Но вот наступили трудные для страны и народа годы — так называемое Смутное время (на рубеже XVI—XVII вв.). Род Рюриковичей был пресечен, и самой вере православной угрожала опасность. Многими городами овладели враги. Всюду совершались преступления, беззакония, грабежи, убийства.

Вся страна была в пожарах — воистину край погибели и поругания. В Астрахани стоял самозванец Лжедмитрий, в Смоленске находились поляки. По стране бродили шайки разбойников, убивали и грабили. Это было время безначалия, когда каждый думал только о себе, о своей выгоде, а не о спасении Руси. Ужас объял народ и наступил предел поругания — Лжедмитрий в столице. В Москве поляки надругались над общерусскими святынями. Спасения, казалось, ждать было неоткуда.

Но были и в те времена молитвенники и печальники за русскую землю, но как мало их оставалось. Увы, только во времена тяжких бедствий мы начинаем понимать, что молитвою все держится. Так было и тогда. Люди стали в отчаянии обращаться в молитве ко Господу и заступничеству Божией Матери и всех святых. И милость Божия была явлена русскому народу — услышал Господь голос духовного вождя, личным подвигом и огненным словом подвигшаго народ на спасение и возрождения Отчизны. Этим духовным вождем стал святитель Ермоген, тот самый, который описал явление иконы Казанской Божией Матери и чудеса от нее. Овдовев, он принял постриг, стал митрополитом Казанским, позже — Патриархом Московским и всея Руси.

Преодолевая неимоверные трудности и опасности, гонцы — «бесстрашные люди», как их называл Патриарх, проникали к нему в заключение (он был пленен поляками в Москве). Голос Святителя не переставал доходить до страны и в устной передаче, и письменно — при помощи «грамоток». За голосом Патриарха громко звучал на всю страну и голос иноков Свято-Троицкой Сергиевой Обители, в течении 16 месяцев выдержавшей осаду поляков и «воров».

Призывы Патриарха Ермогена и иноков Троице-Сергиевой Лавры не остались без ответа. Из разных концов страны стали собираться земские ополчения. Выступила и Казанская дружина; с нею был как благословение Божией Матери образ Казанский — список с чудотворной иконы.

В августе 1611 года Патриарх написал из темницы грамоту, в которой призывал весь русский народ стать на защиту Москвы, на защиту Родины и святой веры, и благословил новые земские ополчения на Москву. Грамоту эту читали во всех церквях, на площадях сел и городов.

Центром собора сил земли Русской стал Нижний Новгород. «Станем за святую Русь, за дом Пречистыя Богородицы…»,— обратился к народу нижегородский земский староста Косьма Минин. Нижегородское ополчение под предводительством князя Пожарского двинулось к Москве.

Летом 1612 года ополчение Минина и Пожарского подошло к Москве. Против ополчения было все: не хватало оружия и средств для содержания войска, русские отряды под Москвой не принадлежавшие ополчению, выказывали вражду и измену. Но несмотря на многочисленность и хорошее вооружение польского войска, ополчение осадило Кремль. Оно простояло до осени, не имея сил для штурма. Кончилось продовольствие; войска теряли остатки надежды. Тогда, решившись на последний штурм, все воинство и народ наложили на себя трехдневный пост и начали торжественный молебен перед иконой Казанской Божией Матери.

Князь Пожарский дал обет в случае дарования победы русскому воинству построить храм в честь иконы Казанской Божией Матери и украсить икону драгоценным окладом и венчиком.

Поистине чудесная помощь Владычицы не замедлила проявиться.

Вестником победы стал томящийся среди врагов ослепший архиепископ Фессалоникийский Арсений, прибывший ранее с Константинопольским Патриархом Иеремией. Однажды, когда святитель молился на своем одре в полночь, келья его осветилась необычным светом, и он, внезапно прозрев, увидел пред собой преподобного Сергия Радонежского. «Арсений,— сказал преподобный,— ваши и наши молитвы услышаны; предстательством Богоматери суд Божий об отечестве преложен на милость; заутра Москва будет в руках осаждающих и Русь спасена».

Видение, исцелившее старца и вернувшее ему крепость телесную, стало известно всем воинам и укрепило надежду на спасение.

Русские войска взяли Новодевичий монастырь, отогнали от Москвы шедшаго на помощь полякам гетмана Хоткевича, который в результате не смог оказать помощь польскому гарнизону. Штурм Москвы состоялся 22 октября. Русские войска взяли Китай-город, затем Кремль. Чудотворный образ Божией Матери находился в передовых рядах войска. Благоговея перед небесной помощью избранной Воеводы (так называют Матерь Божию), ополчение совершило торжественный молебен и крестный ход с иконой Казанской Божией Матери в благодарность за избавление от врагов. На лобном месте крестный ход встретил вышедший из Кремля архиепископ Арсений с чудотворной иконой Владимирской Божией Матери. Тогда же запели все воины тропарь Казанской иконе — творение патриарха Ермогена, и все стали на колени перед иконой Божией Матери, которая даровала победу над поляками и положила конец великому разорению и неустройству страны.

Князь Дмитрий Пожарский построил на Сретенской улице в Москве храм в честь Введения Божией Матери и поместил туда икону Казанскую. У иконы стало совершаться множество чудесных исцелений. Они описаны во многих книгах тех лет.

Царь Михаил Федорович, узнав о чудесах, бывших от иконы Казанской Божией Матери, повелел чествовать в Москве чудотворный образ дважды в год: 8 июля (по ст. ст.) — день явления чудотворной иконы в Казани, и 22 октября (по ст. ст.) — память освобождения Москвы от иноземных захватчиков.

В 1649 году по указу царя Алексея Михайловича местный московский (и казанский) праздник в честь Казанской иконы Божией Матери делается общероссийским.

Санкт-Петербургские епархиальные ведомости
3-4/1990