О МИГРАНТАХ И БИБЛЕЙСКОЙ ПАРАДИГМЕ

Протоиерей Андрей Ткачев

 

 

 

 

 

С точки зрения западных европейцев, мигранты из мусульманских стран – это несчастные люди, которые должны быть им, европейцам, по гроб жизни благодарны за позволение жить в таком Старом и таком зализанном свете. А вот с точки зрения самих мусульман-мигрантов, европейцы – это в массе своей законченные безбожники, непонятно почему пользующиеся неслыханными бытовыми благами. Нестыковка во взглядах очень серьезная. Эти: «Мы вас жалеем, а вы должны быть нам благодарны». А эти (по крайней мере, многие): «Мы вас презираем и уверены, что такие, как вы, жить не должны». Отсюда топоры, мачете, бомбы, автоматы и взбесившийся грузовик. Ассимиляции не будет, нужно сказать честно. Будет война (которая уже идет). Будет то неизбежное химическое фыркание и отторжение, какое происходит при встрече воды и кислоты. При этом с одной стороны, со стороны европейских аборигенов, это будет война за размытые и безжизненные либеральные ценности, безвкусные, как яичный белок (толерантность, гендер, призрак свободы). А с другой – конкретная война носителей определенных религиозных идей за торжество своего мировоззрения (Бог разрешил – Бог запретил. Все!). И, между прочим, у этого современного явления есть очень яркая библейская аналогия.

Читать далее «О МИГРАНТАХ И БИБЛЕЙСКОЙ ПАРАДИГМЕ»

 

Вот соловушка свистит,
Речка бурная шумит.
Нет прекрасней и светлей
Любимой Родины моей.

Птицы песнь в лесу поют,
Под кустом грибы растут,
На гнезде сидит сорока,
Бело-бока, бело-бока!

Ярко светит солнца луч,
В луже отражаясь.
В небе радуга горит,
Лучиком играясь.

Птичка по небу летит,
Ветерок в листве шумит.
Красит солнышко зарю.
Слава Богу моему!

 

Лист осенний пожелтел
И на землю полетел.
Ветер дует из окна!
Скоро к нам придёт зима.

 

Алексей Иванович Жуков

 

 

ПРАВДИВОСТЬ

Архимандрит Елеазар (Иванов)

19362011

 

 

 

 

 

 

Ложь — грех, один из самых распространённых недостатков человечества. Нет ни народа, ни страны, где бы ни лгали. Множество неправды происходит в мире за одну только минуту. Уже в молодости ложь овладевает человеком хотя никто этому не учит. Ещё есть люди, которые думают и проницательно чувствуют опасность, которую не замечают остальные. Конечно, управляя телегой, больше времени для размышлений, чем современный водитель. Поэтому думают все, но часто поверхностно и поспешно. Существующие опасности остаются незамеченными.

Нередко приходится много оправдываться, защищаться от упреков в невнимательности, необязательности. И здесь на первое место выступает ложь. Это быстрый и легкий путь привлечения к себе внимания, повысить себе цену, чтобы сказали: «Мой дорогой».
Читать далее «ПРАВДИВОСТЬ»

Веселые скороговорки

Воробьи, вороны, совы,
Волки, львы, волы, коровы.
Кто сумеет повторить?
Не сумел – тебе водить!

 

По небу летит ракета.
По дороге едет карета.

 

 

На лугу пасётся корова
У царя золотая корона.

 

 

На берёзе сидит ворона.
Во дворе открыты ворота.

Архимандрит Алипий (Воронов)

Игорь Руднев

Пройдя всю войну с 1942 года и до Берлина, он стал монахом. Уже на посту настоятеля одного из последних незакрытых русских монастырей он дал бой многократно превосходящему противнику. Дал бой и победил. Герои «крепких орешков» – смешные мальчики по сравнению с русским витязем в черной одежде.

Иван Михайлович Воронов, будущий архимандрит и иконописец, родился в 1914 г. бедной крестьянской семье в деревне Торчиха Московской губернии. По окончании сельской школы в 1926 году переехал жить и учиться в Москву к отцу и старшему брату. По окончании девятилетки два года жил в деревне, ухаживая за больной матерью. В 1932 году начал работать на Метрострое, учился в вечерней студии при Московском союзе художников. Читать далее «Архимандрит Алипий (Воронов)»

СКАЗКА ОБ ОЛЕНЯХ С ЗОЛОТЫМИ РОГАМИ

Глава первая

У высоких гор, коронованных белыми скалами, безбрежного леса, похожего на пушистое зелёное одеяло, и безудержной реки, звонко бегущей по круглым жёлтым камешкам, была деревня. Жители этой деревни весною, как только сходил снег, собирали подснежники и делали из них лекарство, рецепт приготовления которого был известен с давних времён. Мазали стены своих домов известью, отчего избы в деревне становились чистыми и белыми. Летом пасли коров на склонах гор, где по утрам на траве блестела роса и трава была сочной, и сладкой. Ходили в лес за грибами и ягодами. Собранные в лесу грибы, сушили в печах, а из ягод варили в больших тазах на костре варенье, отчего ягодный аромат растекался по всей деревне. Дети очень любили сидеть в этот момент возле костра и лакомиться пенкой, снятой взрослыми с кипящего в тазу варенья. Осенью жители деревни собирали в садах и огородах яблоки и разные овощи, запасались дровами на зиму и утепляли свои жилища. А когда наступала зима, очень любили ходить друг к другу в гости, просиживать долгие вечера вокруг самовара, выпивая по несколько чашек чая с земляничным или малиновым вареньем, и неторопливо вести беседу. И во все времена года каждый день с утра до вечера на небе ярко светило золотое солнце. Может быть, поэтому жители этой деревни были добрыми и дружными.
Читать далее «СКАЗКА ОБ ОЛЕНЯХ С ЗОЛОТЫМИ РОГАМИ»

БАБУ́

Праздник

Раннее утро оказалось ясным, предвещая теплый солнечный день. Вот к нам в избу зашел Николка, его за руку привели к нашему дому.
-Женька, со мной на колокольню пойдешь? Ну, то-то,- говорит Николай, не дожидаясь ответа, глядя своими выцветшими глазами поверх моей головы.
Николай был еще и звонарем, он шустро, на ощупь подымался по скрипучим ступеням высокой колокольни.
Соскочив с кровати и наскоро умывшись, бегу вслед Николаю. С высокой колокольни открывается вид на деревни и засеянные поля, вереница богомольцев с перекинутыми через плечо сумками движется в сторону храма. Размашисто перекрестившись, Николай нащупывает веревку большого колокола: — Ну, Господи, благослови, — послышался первый удар.
— Надобно два удара сделать, — поясняет Николай, — и второй, когда звук первого исчезнет, это в знак двух пришествий Христовых, а уж потом благовест начинаем — тридцать три удара, по числу лет Христовых, а уж потом и перезвон, и трезвон можно.
Вот эдак и звоним, — завершил свое пояснение Николай, начиная приплясывать в такт церковному звону.
В алтаре меня ждало кадило, оно уже было растоплено, и я должен был за ним присматривать, а когда того требовал богослужебный устав – подать его в руку священника, это мне подсказывал алтарник Анатолий.
Читать далее «БАБУ́»

ПРОГУЛКА ПО АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОЙ ЛАВРЕ

Николай Коняев

 

 

 

 

ПРОГУЛКА ПО АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОЙ ЛАВРЕ

ЧЕЙ ШЛЕМ НАДЕТ НА ГОЛОВУ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО?

Выходишь из метро на станции «Площадь Александра Невского» и сразу, перед глазами, возвышается над скоплением машин вернувшийся с Невской битвы князь — небесный покровитель нашего города. В одной руке он сжимает копье, которым «возложил печать» на лицо предводителя шведских захватчиков Биргера, другая рука отведена в сторону. Этой рукой Александр Невский благословляет нас.

Читать далее «ПРОГУЛКА ПО АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОЙ ЛАВРЕ»

ВЕСЕЛЫЕ СКОРОГОВОРКИ

Нам проехать не хитро
Через город на метро:
Нет машин и пешеходов,
Перекрёстков, переходов –
Путь проложен под землёй
Самый быстрый и прямой

Посмотри:
Корабль старинный
С парусами,
С мачтой длинной,
У штурвала – рулевой,
Ветер дует за кормой.
Ветер парус надувал,
По морям кораблик гнал.

Восемь вежливых медведей
Вместе кашу всю доели.
Всех перепугав соседей,
Благодарно заревели

 

Дятел долбит для детей
Дом-дупло уж девять дней.
Дети дятла будут там
Долбить дырки по утрам.

БАБУ́

Петров день

С утра льет дождь, но настроение радостное; меня берут к Илье Пророку. Путь дальний, а потому собирают основательно, в сумку кладут пироги и огурцы, вареные яйца — на розговенье, ведь в Петров день пост заканчивается, в бутыль наливают домашний квас. Выходим рано и идем деревней, по пути надо зайти за Александрой да за Николкой. Николке тоже уже за шестьдесят — это слепой, который жил в небольшой келейке, рядом с домом Сивихи. Один жил, да кошка. С хозяйством сам обряжался: и стирал, и готовил, и дом в чистоте содержал. В избе просто было, лавка вдоль стены, стол да комод. На полу домотканые потертые дорожки. На стене часы-ходики, такие у многих были, их почему-то чикотушками называли. По углам иконы ростовые, из разрушенной церкви — в окладах, под стеклом. С потолка свисают лампады. Одна, та, что перед иконой Троицы висит, медная с позолотой, вся в камнях, и, когда фитилек горит, яркие огоньки мерцают, играя по всей комнате. Другая массивная, посеребренная, перед иконой Богоматери, там на три стороны херувимы смотрят. У других икон лампады попроще.
Читать далее «БАБУ́»

Красота, которая спасёт мир

Алиса Матвиенко

 

 

 

 

 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский писал: «Иконы требуются нашею природою. Может ли природа наша обойтись без Образа? Можно ли, вспоминая об отсутствующем, не воображать Его? Не Сам ли Бог дал нам способность воображения? Иконы – это ответ Церкви на вопиющую потребность нашей природы». Эти слова правдивы. Часто человек в полной растерянности и незнании, как жить, что делать дальше, заходит в храм, становится перед Cвятым Образом где-то в дальнем углу, куда еле проникает свет от потрескивающих свечей на подсвечниках, и начинает молиться. Не зная, что сказать, чего попросить перед этим благим образом, человек просто обнажает ему душу, вознося свою бессловесную, слёзную молитву. И неожиданно происходит чудо – по окончании богослужения само собой на душе становится легче, ответы на тяжёлые, гнетущие вопросы приходят сами собой, и на сердце становится спокойно. Регулярная молитва перед иконописным образом постепенно может вывести человека из состояния уныния и сильной печали лишь с помощью своего всепонимающего взгляда, который излучает умиротворение и неподдельную благодать. Иконы – необыкновенные изображения, всем своим видом они побуждают нас к молитве, помогают ощутить близость Первообраза и настроиться на общение со Всевышним. Читать далее «Красота, которая спасёт мир»

Рисуют дети

 

 

Из цветной пушистой байки
Малышам игрушки шьём
Куклы, мячики и зайки.
Их всё больше с каждым днём.

 

 

 

 

Здесь игрушек целый угол:
Белый выводок зайчат.

 

 

 

И косички толстых кукол
Кверху бантами торчат.

 

 

 

 

Вот тигрёнок полосатый
У тигрёнка добрый вид,
Потому что только ватой
У него живот набит.

Где прячется запах?

На зелёном лугу мышь-полёвка построила себе домишко. Родились у неё шестеро мышат. Когда они подросли, пятеро старших разбежались и сделали свои норки, а младший с ней остался. Заметила мать, что мышонок все время беспокойно принюхивается, и стала наблюдать за ним.
– Что ты ищешь? – спросила она.
– Мне надо знать, где прячется запах,– признался малыш.
– Зачем тебе это? – удивилась мать.
— Я хочу дружить с ним, а запах не хочет, – сказал мышонок.
– Почему ты так решил? – спросила его мать.
– Потому, что не могу его найти, а он ведь где-то есть! – заплакал мышонок.
– Ладно, давай поищем вместе, – предложила мышь-полёвка.
– Может, он прячется на тропинке? Я чувствую, что здесь кто-то был, – заметил малыш.
– Ты его видишь?
– Нет, – отвечал мышонок.
Читать далее «Где прячется запах?»

КТО ТЫ, РЮРИК?

ГЕОРГИЙ СИНЯВИН

 

 

 

 

 

Есть такая уловка в споре, когда уже нет других аргументов – сбить оппонента и перевести разговор в другое русло. Такой хитрый ход частенько применяют сторонники скандинавской теории происхождения Рюрика – задают хитрый вопрос: «А что, Вам обидно признать Рюрика скандинавом?». Но причём здесь обида? Обида – это эмоции, а не доказательство. Нам же, в данном случае, интересна истина.
Всякий уважающий себя историк, в том числе убеждённый норманист (приверженец скандинавского происхождения князя Рюрика), скажет, что любая теория, построенная на единственном упоминании в документах, является верхом некомпетентности.
Читать далее «КТО ТЫ, РЮРИК?»

Лесной букварь

Заканчиваем изучение православной азбуки с помощью

 

Ша — Ш

Шишка – детский сад на ели.
В её ядрах, в самом деле:
Корень, ствол, иголочки –
Будущие ёлочки!

Ща — Щ

Букву «Щ» увидеть можно
В чаще или роще.
Отыскать их там не сложно –
Заблудиться проще!

 

Ер -Ъ, Еры — Ы,
Ерь — Ь

 

«Ы» и «Ь» живут
В слове «рысь» — всё верно.
Но «Ъ» знак бы больше тут
Подошёл, наверно!

 

Э

Эхо – это не потеха:
Помогая людям, эхо
День и ночь должно трудиться,
Чтобы нам не заблудиться!

Ю

Юг и север мы найдём
В чаще без труда –
Ведь стволы покрыты мхом
С севера всегда!

    Я

Яблоня в лесу росла,
Яблок… яблок – нет числа!
Только рук к ним не тяни:
Слишком горькие они!

УМОЗРЕНИЕ В КРАСКАХ (1916)

I

Вопрос о смысле жизни, быть может, никогда не ставился более резко, чем в настоящие дни обнажения мирового зла и бессмыслицы.
Помнится, года четыре тому назад я посетил в Берлине синематограф, где демонстрировалось дно аквариума, показывались сцены из жизни хищного водяного жука. Перед нами проходили картины взаимного пожирания существ — яркие иллюстрации той всеобщей беспощадной борьбы за существование, которая наполняет жизнь природы. И победителем в борьбе с рыбами, моллюсками, саламандрами неизменно оказывался водяной жук, благодаря техническому совершенству двух орудий истребления: могущественной челюсти, которой он сокрушал противника, и ядовитым веществам, которыми он отравлял его.
Такова была в течение серии веков жизнь природы, такова она есть, и таковою будет в течение неопределенного будущего. Если нас возмущает это зрелище, если при виде описанных здесь сцен в аквариуме в нас зарождается чувство нравственной тошноты, это доказывает, что в человеке есть зачатки другого мира, другого плана бытия. Ведь самое наше человеческое возмущение не было бы возможно, если бы этот тип животной жизни представлялся нам единственной в мире возможностью, и если бы мы не чувствовали в себе призвания осуществить другое.
Читать далее «УМОЗРЕНИЕ В КРАСКАХ (1916)»

БАБУ́

Мы начинаем публиковать рассказы-воспоминания протоиерея Евгения (Палюлина) настоятеля храма Тихвинской иконы Божией Матери на пр. Науки, Санкт-Петербург. Они объединены одним сборником под названием «БАБУ́».

Предисловие

Почему бабу́? А этого не знает никто, даже я сам, привыкший с раннего детства и до глубокого совершеннолетия называть так своих бабушек. Было их четыре. Почему четыре? Очень просто — это мамы моих родителей, сестра бабушки и сестра дедушки по материнской линии, последняя никогда не была замужем и жила в небольшой покосившейся зимовке — это то, что осталось от некогда большого родительского дома на окраине деревни с выразительным названием – Пирогово, на Вологодчине. Читать далее «БАБУ́»

Лесной букварь

Продолжаем изучение православной азбуки с помощью

Ук — У

Улитка утром в путь пустилась
И вечером остановилась.
Всего полшага проползла,
Зато свой дом перенесла!

Ферт — Ф

Филин спать весь день не прочь,
Но едва наступит ночь,
Ищет он повсюду ужин –
И фонарь ему не нужен!

 

Хер — Х

Хорёк обижен был на тех,
Кто выше и сильнее всех,
А остальных – кто слаб и мал,
Сам постоянно обижал!

Цы — Ц

Цветы цвели в густом лесу.
Волк поглядел на их красу
И буркнул: «Бесподобно,
Да только несъедобно!»

 

 

 

Червь — Ч

Чаща леса не страшна
Только для зверей.
А тебе зачем она?
Уходи скорей!

Наследие Иосифа Волоцкого

В  2015 году Русская Православная Церковь  отметила величайшее историческое событие – 500-летний юбилей со дня кончины преподобного Иосифа Волоцкого (в миру — Ива́н (Иоа́нн) Са́нин (14 ноября 1440 (1439?) — 9 сентября 1515), просветителя, подвижника, писателя рубежа XV-XVI столетий, святого Русской Православной Церкви (почитается в лике преподобных, память совершается 9 (22) сентября и 18 (31) октября), автора книги  «Просветитель»,  обличающей и разоблачающей ересь жидовствующих.    Читать далее «Наследие Иосифа Волоцкого»

Вот – капуста, вот – картошка…

Вот – капуста, вот – картошка…
Посижу еще немножко…

Мама с папой говорят:
«Надо кушать все подряд».
Я их слушаю, молчу,
Суп горячий не хочу…

Вот – капуста, вот – картошка…
Мимо пролетает мошка…

«Ложка, бедная, устала», –
Это мама так сказала.
А чего ей уставать?
Ей же весело нырять!

Вот – капуста, вот – картошка…
Вот – морковка… Где же ложка?..

Под столом она лежит.
Папа встал и говорит.
Что мой суп замерз и эти
Бродят… — белые медведи.

Вот – капуста, вот – картошка…
У стола мурлычет кошка…

Но медведей я не вижу…
Суп холодный ненавижу…
Мне бы дали сто конфет!
Вкусным был бы мой обед!

Петр Пчелинцев