50 человек определяют, как жить нашим детям

50 ЧЕЛОВЕК ОПРЕДЕЛЯЮТ, КАК ЖИТЬ НАШИМ ДЕТЯМ

 

Павел Пожигайло и Николай Бурляев отреагировали на критику ряда режиссёров и продюсеров проекта указа Президента по «сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей»

Министерство культуры России пересмотрит содержание проекта указа Президента по «сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей», сообщил экономический обозреватель «Первого русского» Юрий Пронько в эфире программы «Царьград. Главное».

С критикой документа выступила группа режиссёров и продюсеров. Среди них такие деятели, как Александр Сокуров, Андрей Звягинцев, Александр Роднянский.

В письме на имя министра культуры они написали, что документ в нынешней редакции – это «дополнительный контроль, построенный на формальных признаках», который «приведёт российские кино и сериалы к максимальному упрощению, а значит, отвернёт от них современного зрителя».

Указ разработан Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия им. Лихачёва. Он подготовлен для приведения законодательства в соответствие со Стратегией национальной безопасности, подписанной Президентом Владимиром Путиным в июле 2021 года.

Проект указа регулирует действия правительства против насаждения «деструктивной идеологии», по сохранению традиционных ценностей и обеспечению «морального лидерства России в международных отношениях как хранителя традиционных общечеловеческих ценностей».

Манифест деятелей культуры против данного документа в прямом эфире прокомментировал первый зампред комиссии Общественной палаты России по вопросам демографии, семьи и детей Павел Пожигайло. Его возмутил тот факт, что Минкульт пошёл на поводу у этих режиссёров и продюсеров.

При этом мнение таких выдающихся деятелей культуры, как, например, Никита Михалков и Николай Бурляев, ориентированных, как и подавляющее большинство граждан страны, на традиционные ценности, ведомство учитывает не вполне. Собеседник Царьграда подчеркнул:

«Получается, что в нашей стране вот эти 50 человек, среди них тот же кинорежиссёр Александр Сокуров, в конечном итоге определяют, как жить нашим детям. Я сказал в Общественной палате, где мы обсуждали этот вопрос: я не хочу, чтобы люди из этого списка, как правило, не имеющие детей, семей и исповедующие странные ценности, формировали и навязывали мне и моим детям, как нам жить в своей стране».

Известный кинорежиссер, народный артист России, депутат Госдумы Николай Бурляев достаточно жёстко отреагировал на демарш ряда режиссёров против проекта указа об основах государственной и культурной политики. Он объясняет это только тем, что его коллеги, возможно, сделали ошибочные выводы, попав под вредное влияние.

«Сегодня я с большим удивлением узнал, что Министерство культуры России встревожилось из-за того, что небольшая часть руководителей театров подняла протест. И министерство решило приостановить общественные обсуждения важнейших поправок к указу Президента «Об основах государственной и культурной политики». Ответственности нет, её снял законом от 93-го года господин Ельцин, который запретил государству вмешиваться в вопросы культурной политики. К чему мы пришли – мы все видим. Пополнились тюрьмы, разрослись все социальные пороки – от гомосексуализма до педофилии и прочего», – отметил режиссёр.

«И дальше отступать некуда. Остановить этот процесс без вмешательства государства невозможно. Большинство нашего народа, Государственная дума России, Совет Федерации требуют навести порядок в сфере наших гуманитарных отношений. На последнем заседании Совета по правам человека я напомнил о том, что право человека и гражданского общества на культурное наследие составляет значительную часть, массив гражданских прав. Поэтому обязательно нужно наводить порядок в этой сфере», – продолжил он.

«Дальше продолжать так нельзя, а коллегам моим дорогим, подписантам письма против указа, могу сказать так. Некоторые из них (как минимум двоих я могу назвать) – действительно выдающиеся актёры. Но в силу профессии они – внушаемые люди. Поэтому им стоит задуматься и понять, что не надо плевать против ветра», – заключил Николай Бурляев.

 

По материалам РНЛ

«Уловить перебор его струн»

 

 

 

Михаил Шулин

Редактор газеты «Вестник лавры»

 

 

 

«УЛОВИТЬ ПЕРЕБОР ЕГО СТРУН»

 

Книга псалмов, или  Книга восславлений царя Давида ТЕꞌГИЛИМ

в переводе Глеба Артханова

 

 

Еще заря не загоралась,
А я уж с гуслями стоял;
Душа к молитве порывалась,
И дух мой верою пылал.

Ф. Глинка

 

Прежде чем приступить к непосредственному рассмотрению нашего вопроса, необходимо заметить, что в настоящий момент дискуссия перевода священных текстов выходит на новый виток развития. В докладе на Епархиальном собрании Москвы 20 декабря 2019 г. Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл отметил: «…полагаю возможным, чтобы там, где общины к этому готовы, апостольские и паремийные чтения, которые нередко наиболее сложны для понимания, звучали на русском языке…  При этом настоятелям следует прислушиваться к своим приходам».  То есть Патриарх допустил возможность применения русского перевода даже на богослужении.

Вместе с тем следует отметить, что речь отнюдь не идет о замене церковнославянского русским в церковной жизни. Популяризация нашей культуры, отсутствие понимания нашего древнего пути – давняя недоработка. Ведь если бы мы вдумались в тот духовный багаж, который находится у нас за плечами, нам не понадобились бы выдумки псевдоученых вроде Фоменко или Чудинова. Никакой народ Западной  Европы не обладал таким культурным уровнем, как наш. Вспомним записи на бересте мальчика Онфима из Новгорода, одновременно не забывая о том, что в Европе не всякий король умел поставить свою подпись под международным договором… Читать далее “«Уловить перебор его струн»”

СИМФОНИЯ МНОГОЦВЕТЬЯ

 

ГЕОРГИЙ   ЕРМОЛОВ

 

 

 

 

 

 

 

СИМФОНИЯ   МНОГОЦВЕТЬЯ

 

Ежегодный сентябрь, наверное, самый значимый период в жизни Лавры. Прошедший юбилейный год отметился обилием интереснейших мероприятий, прошедших как по всей стране, так и в самой Лавре. Одним из таких событий явилась установка у Южных ворот трехметровой мозаичной иконы святых князей-братьев Феодора Новгородского и Александра Невского. Масштаб и качество произведения трудно переоценить. Высочайший уровень исполнения демонстрирует удивительную насыщенность цветовой гаммы и выразительность линий. Тщательная проработка мельчайших деталей, техника исполнения отсылает воображение к лучшим образцам мастеров-мозаичистов Спаса на Крови.

В 7-8 номере 2019 г. мы уже рассказывали об интересном и смелом творческом эксперименте художника-иконописца Михаила Алексеевича Селецкого. Тогда на фасаде притвора Никольской церкви просиял образ Николая Чудотворца, утраченный после реставрации храма в 2012 г., и вновь воссозданный мастером уже в мозаичном исполнении. Читать далее “СИМФОНИЯ МНОГОЦВЕТЬЯ”

ПОЗНАВАЯ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ГАРМОНИИ

 

 

 

 

 

ОЛЬГА АКИМОВА

редактор газеты «Вестник Александро-Невской лавры»

 

 

 

ПОЗНАВАЯ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ГАРМОНИИ

 

 

– Третий кусок хлеба съешь, когда я приду с работы, – сказала мама.
Маленькая девочка осталась в квартире одна. Впереди был целый долгий день. День без событий и развлечений. День, наполненный ожиданием, тягостным, как чувство голода, которое не проходило, кажется, никогда. Окно в комнате было закрыто фанерой, потому что стекло разбилось. Но в этом фанерном окне было маленькое окошко, размером с маленькое стеклышко, взятое у старой фотографии. Сквозь него пробивался свет, пока был день или ранний вечер. На стене висела черная «тарелка» громкоговорителя. Она рассказывала о сводках с фронтов…
Что такое чужая судьба для журналиста? Это возможность встретиться с тем, чего никогда не испытывал. Увидеть огонь, который горит в сердце другого. Услышать, чем наполнена его душа. Узнать, как можно справляться с трудностями. Понять, как удивителен человек. Вновь вспоминать об искре Божией, сверкающей в каждом. И главная радость журналиста — суметь рассказать об этом.
Все видели детские лица на военных фотографиях: абсолютно серьезный, сосредоточенный взгляд маленького человека, который знает, что взрослым не до него, что нельзя капризничать, плакать, что надо держаться изо всех сил, чтобы жить и выжить. Эта огромная горечь детского одиночества в страшном мире взрослых, наверно, остается с человеком навсегда. И, может быть, именно воспитание таким одиночеством потом не дает упасть духом, опустить руки всю дальнейшую жизнь.
За мою долгую журналистскую судьбу мне довелось разговаривать со множеством людей, но есть те, о ком вспоминаешь всегда с удивительно теплым чувством и благодарностью за встречу. Светлый, говорят про таких. Читать далее “ПОЗНАВАЯ ТАЙНЫ МИРОВОЙ ГАРМОНИИ”

Православный Петербург Достоевского

 

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВ

 писатель

 

 

 

 

 

ПРАВОСЛАВНЫЙ ПЕТЕРБУРГ ДОСТОЕВСКОГО

 

Во всем мире, и, в первую очередь, в России  11 ноября 2021 года отмечается двухсотлетие со дня рождения великого русского писателя Фёдора Михайловича Достоевского. В связи с этим мы хотим рассказать о нескольких храмах Петербурга, связанных с судьбой великого творца.

15 февраля 1867 года в Троицком соборе Измайловского полка состоялось венчание Фёдора Михайловича Достоевского с Анной Сниткиной. Но мало кто задумывался, почему великий писатель выбрал именно этот собор (ведь на тот момент жил он довольно далеко)? Дело в том, что Фёдор Михайлович дважды снимал в Петербурге квартиры возле собора и долгое время был его прихожанином.

Первое посещение Достоевским Измайловской слободы нельзя назвать радостным: Фёдор Михайлович только вернулся в город после каторги и ссылки. 3 марта 1860 года он снял квартиру в доме действительного статского советника Никифора Полибина, профессора уголовного и гражданского права, который в свое время был преподавателем у Достоевского в Инженерном училище и даже принимал у будущего писателя экзамены по законоведению. Дом, увы, не сохранился, и мы знаем лишь о том, что стоял он в районе дома № 1 по 3-й Красноармейской ул. (ранее: 3-я рота Измайловского полка д. 5, кв. 10). Именно здесь он писал свои «Записки из Мертвого дома» и «Бедные люди». Тогда Фёдор Михайлович впервые стал прихожанином Измайловского собора, и храм произвел на него столь приятное впечатление, что именно здесь писатель назначил венчание с Анной Григорьевной Сниткиной.

В ЦГИА Санкт-Петербурга сохранилось метрическое свидетельство этого брака:

«МЕТРИЧЕСКОЙ КНИГИ НА 1867 ГОДЪ,  О БРАКОСОЧЕТАВШИХСЯ

…16 Февраля пятнадцатаго. Отставной Подпоручикъ Федоръ Михайлович Достоевский, православного исповедания, вдовъ по первому браку и  девица Сниткина Анна Григорьева, православного исповедания.

Кто совершалъ таинство                                         Кто были поручители:

Протоерей Василий Косовичь Динаровский съ Дикономъ Лукою Дубецкимъ и церковникомъ Михаиломъ Кузьминымъ. По жених: Коллежский Ассесоръ Николай Николаевич Страховъ и Кандидатъ С. Петербургского Императорского Университета потомственный почетный гражданин Дмитрий Васильевич Авертевъ; по невест: Коллежский Ассесоръ Николай Иванович Соловьевъ и Надворный Советникъ Александръ Петрович Кашинъ.»

(Венчание Ф.М. Достоевского с А.Г. Сниткиной в Свято-Троицком Измайловском соборе. Художник В.Ф. Загорская)
(Венчание Ф.М. Достоевского с А.Г. Сниткиной в Свято-Троицком Измайловском соборе. Художник В.Ф. Загорская)

К юбилею писателя в Свято-Троицком соборе лейб-гвардии Измайловского полка инициировали написание картины, посвященной этому событию. Художник – Загорская Вера Фёдоровна.

 

Анна Сниткина оставила воспоминания о том дне:

«…Подъехали к Измайловскому собору… Я, с помощью лакея, вышла из кареты и, закрыв фатою образ, вошла в собор. Завидев меня, Фёдор Михайлович быстро подошел, крепко схватил меня за руку и сказал:

— Наконец-то я тебя дождался! Теперь уж ты от меня не уйдешь!

Я хотела ответить, что и не предполагала уходить, но, взглянув на него, испугалась его бледности. Не дав ответить мне ни слова, Фёдор Михайлович быстро повел меня к аналою. Началось венчание.

Церковь была ярко освещена, пел прекрасный хор певчих, собралось много нарядных гостей, но обо всем этом я узнала уже потом, из рассказов; до половины обряда я была в каком-то тумане, машинально крестилась и чуть слышно отвечала на вопросы священника. Только после причащения голова моя прояснилась, и я начала горячо молиться. После венчания и благодарственного молебна начались поздравления…»

портрет дьякона ДубецкогоВенчали молодоженов священник Измайловского полка Коссович-Динаровский Василий Григорьевич с диаконом Лукой Дубецким. Буквально чудом нам удалось обнаружить портрет венчавшего чету Достоевских дьякона Л. Дубецкого. Когда к 50-летию шефствования императора Николая I над Измайловским полком знаменитому художнику Владимиру Ивановичу Гау, (бывшему более тридцати лет придворным художником Николая I) был сделан заказ на альбом с портретами всех шефов, офицеров и даже священников лейб-гвардии Измайловского полка. Среди почти ста пятидесяти портретов дошел до наших дней и портрет дьякона Дубецкого, который с удовольствием представляем нашим читателям.

Достоевской, связанный с собором:

«…8 июля 1871 года, в ясный, жаркий день, вернулись мы в Петербург после четырехлетнего пребывания за границей.

С Варшавского вокзала мы Измайловским проспектом проезжали мимо собора святой Троицы, в котором происходило наше венчание. Мы с мужем помолились на церковь; на нас глядя, перекрестилась и наша малютка дочь.

— Что ж, Анечка, — сказал Фёдор Михайлович, — ведь мы счастливо прожили эти четыре года за границей, несмотря на то, что подчас было трудновато. Что-то даст нам петербургская жизнь? Все пред нами в тумане… Предвижу много тяжелого, много затруднений и беспокойств, прежде чем станем на ноги. На одну помощь Божию только и надеюсь!»

В 1872 году супруги Достоевские вновь сняли квартиру возле Измайловского собора, на этот раз уже буквально в пяти минутах ходьбы от него. Любопытствующие могут и сейчас посмотреть на этот сохранившийся дом, находящийся практически сразу за часовней собора по 2-й Красноармейской ул. д. 11. Супруги сняли пятикомнатную квартиру на втором этаже флигеля, расположенного во дворе. В этой квартире писатель работал над романом «Бесы».

Разумеется, нельзя не отметить и собор Владимирской иконы Божией Матери, возле которого жил в свои последние годы Фёдор Михайлович, прихожанином которого он являлся.  В воскресные и праздничные дни Достоевский посещал храм вместе с семьей.    В этом соборе служил духовник Фёдора Михайловича, который принес Святые Дары для его последнего, предсмертного причастия и исповедовал его. Этим духовником был Николай Михайлович Вирославский (1832-1909), протоиерей, настоятель церкви Владимирской иконы Божией Матери, автор книги по ее истории, (вдова писателя в своих воспоминаниях неверно указала его фамилию). Его же подпись стоит и на свидетельстве о смерти Достоевского. (Интересную исследовательскую работу в данном вопросе провел Борис Николаевич Тихомиров – доктор филологических наук, заместитель директора по научной работе Литературно-мемориального музея Ф. М. Достоевского в Санкт-Петербурге, президент Российского общества Достоевского).

Занимаясь исследованием истории Свято-Троицкого Измайловского собора, судьбами его священников и офицеров, мы наткнулись на еще один интересный факт. Отец двух измайловских офицеров, (полковника Алексея Яковлевича фон Бретцеля, и прапорщика Сергея Яковлевича фон Бретцеля, погибшего в 1915 году под Красноставом) – Яков Богданович фон Бретцель был личным врачом как самого Ф.М. Достоевского, так и всей его семьи, и даже, оставивший весьма интересные воспоминания как о жизни Фёдора Михайловича, так и об обстоятельствах его смерти:

Достоевский на смертном одре. Рисунок И. Н. Крамского 1981 г.
Достоевский на смертном одре. Рисунок И. Н. Крамского 1981 г.

«Однажды, приехав поздно с практики и едва успев сесть за обед, мне принесли записку Анны Григорьевны: «У мужа хлынула горлом кровь, приезжайте, ради Бога!» Конечно, я немедленно поспешил к больному. Увы, я уже застал Фёдора Михайловича в безнадежном состоянии; обильная потеря крови ослабила его настолько, что можно было принять только паллиативные меры. Следом за мною прибыли врачи Н. П. Черепнин и профессор Кошлаков, и устроенная консультация подтвердила только мое печальное заключение о невозможности спасти больного. Фёдор Михайлович был в полном сознании, попросил привести детей, благословил их, потом стал что-то говорить слабеющим голосом жене, а потом просил читать Евангелие. Мало-помалу сознание стало покидать его, и к утру он тихо скончался… Всем известно, сколько любви и уважения к памяти Фёдора Михайловича было выражено со всех концов России и какие грандиозные похороны были устроены великому писателю… Когда я приехал на одну из панихид, Анна Григорьевна жаловалась: «У меня отняли моего мужа, я не имею возможности ни на минуту остаться с ним одна, он теперь принадлежит всем, кроме меня».

Писатель успел не только исповедаться и причаститься, но и проститься со своими родными и близкими. Дочь писателя, Л.Ф. Достоевская, писала в своих воспоминаниях: «Друзья, родственники собрались в гостиной, ибо весть об опасной болезни Достоевского распространилась уже в городе. Отец попросил их заходить друг за другом и каждому говорил дружеское слово. Силы его на глазах падали с каждым часом».

Фёдор Михайлович Достоевский скончался 9 февраля 1881 года. Вся Владимирская площадь была заполнена людьми, пришедшими почтить память гения, и по мере продвижения траурной процессии к Александро-Невской Лавре народу стекалось все больше и больше.

Похороны Достоевского. Рисунок В. Порфирьева 1981 г.
Похороны Достоевского. Рисунок В. Порфирьева 1981 г.

Гроб с телом Достоевского был установлен в церкви Сошествия Святого Духа Александро-Невской Лавры, а отпевание и погребение были назначены на следующий день.

Вдова писателя вспоминала, что монашество «просит принять место безвозмездно и будет считать за честь, если прах писателя Достоевского, ревностно стоявшего за Православную Веру, будет покоиться в стенах Лавры»…

Вдова и дети Достоевского на могиле писателя
Вдова и дети Достоевского на могиле писателя
Надгробие на могиле Ф.М. Достоевского в Александро-Невской Лавре
Надгробие на могиле Ф.М. Достоевского в Александро-Невской Лавре

Интересный факт: сам Достоевский мечтал быть похороненным на Новодевичьем кладбище, рядом с Некрасовым, творчество которого так высоко ценил, но погребение там стоило слишком дорого, у вдовы денег не было, а расходы на погребение писателя полностью взяла на себя Александро-Невская Лавра. На отпевании пел митрополичий хор.

Два года спустя на могиле был установлен памятник по проекту архитектора Х.К. Васильева и скульптора Н.А. Лаверецкого.

Интересный факт: в городе на Неве, где жил и творил Фёдор Михайлович, памятник в Александро-Невской Лавре, был единственным памятником Достоевскому почти 180 лет.  Второй памятник открыли на Владимирской площади лишь в 1997 году.

Прах вдовы писателя, Анны Григорьевны (Сниткиной), скончавшейся в 1918 г. в Ялте, был предан земле рядом с памятником Ф.М. Достоевскому в 1968 году.

 

Византийские и русские подлинники в средневековом эстетическом сознании

иеромонах Исаакий (Потапов)

 

 

 

 

 

 

ВИЗАНТИЙСКИЕ И РУССКИЕ ПОДЛИННИКИ В СРЕДНЕВЕКОВОМ ЭСТЕТИЧЕСКОМ СОЗНАНИИ

 

В современном искусствоведении считается, что к магистральным путям развития мировой культуры Русь приобщилась благодаря Византии – наследнице эллинской цивилизации. Великая античная школа, преображенная в контексте христианской духовной культуры, сохранила для русского искусства созерцательный покой и гармонию, верность классическим моделям, благородство пропорций, духовную и телесную красоту в их взаимосвязи.[1] Авторитет Византии и византийских источников связан, прежде всего, с эпохой Вселенских соборов. Необходимо вспомнить о причинах появления иконописных подлинников в Византии. Своеобразным толчком для их возникновения явились иконоборческие смуты, которые вызвали необходимость установить надзор за деятельностью иконописцев. Для Византии античное наследие – это школа изобразительного искусства, школа элементарной художественной грамоты. Богословское же содержание как иконографических программ росписей храмов, так и иконографических типов отдельных молельных образов было основано на догмате Боговоплощения и потому всегда сориентировано экклезиологически. Хотя по стилистике некоторые из дошедших до нас раннехристианских икон были написаны еще в традициях эллинистического портрета[2].

Византийские и греческие иконописные подлинники

Византийская агиографическая литература и иконописные подлинники стали важным подспорьем для развития иконописания. Они появились достаточно давно и состояли из копий и калек лучших, по мнению иконописцев, древних образцов. Еще в IX веке Феодор Студит упоминал о прекрасных образцах, отмеченных древностью[3]. Например, Византийский Минологий Василия II был составлен около 980 года. Изучением иконописных подлинников в XIXв. занимался также известный ученый А.П.Голубцов, который писал, что из сохранившихся самым ранним образцом греческого подлинника можно считать отрывок «из древностей церковной истории Ульпия Римлянина о наружном виде богоносных отцов». Этот отрывок из Московской Синодальной Библиотеки, датированный 993г., описывает внешность наиболее известных отцов Церкви. В него входят описания внешности святителей: Иоанна Златоуста, Афанасия Александрийского, Григория Богослова, Кирилла Иерусалимского и др. Описания напоминают описание лица Христова у Лентулла — так тщательно и подробно они составлены[4]. Авторитет подлинников подобных «Истории Ульпия Римлянина» и «Минологии императора Василия II» был настолько высок, что средневековая живопись Восточной Церкви использовала их правила за основу как в настенной росписи, так и в иконописании. Один из самых известных греческих иконописных подлинников — «Ерминию»  Дионисия — во французском переводе опубликовал в 1845 году, археолог Дидрон[5]. Известные ученые И.М.Снегирев и И.П.Сахаров в своих исследованиях также отмечали непреходящее значение греческой «Ерминии»[6]. А уже в 1868 году эта греческая рукопись была опубликована в русском переводе епископом Порфирием (Успенским) и привлекла к себе большое внимание исследователей и иконописцев. Занимавшийся исследованиями этого исторического памятника, А.П.Голубцов пришел к выводу, что «Еρμηνεια της ζωγραφικης» или «Наставление в живописном искусстве» это поздний афонский кодекс XVIIIв. – редакция византийского греческого подлинника[7]. Автор Ерминии – Дионисий Фурноаграфиот – считает себя учеником великого греческого иконописца Эммануила Панселина[8].

Средневековое восприятие и его особенности

Эти особенности вытекали непосредственно из религиозных и нравственных ценностей, наполнявших духовную жизнь русской церковной культуры. Одна из таких важных особенностей состояла в целостности мировосприятия православным сознанием. Окружающая действительность воспринималась как взаимопроникновение двух миров – временного или чувственного, и вечного духовного. Мир вечных ценностей, воспринимаемый духовными очами, играет ведущую роль в православном мировоззрении, но не может быть изображен иначе, чем при помощи системы символов. Этим можно объяснить символизм и отсутствие деталей в иконописи и стенописи русского средневековья[9]. Одними из центральных понятий, формирующих систему духовных ценностей христианина, являются категории “абсолютного Добра” и “абсолютного зла”. Бог Творец вселенной, пребывающий вне мироздания и одновременно внутри его, является также и источником Добра. Степень раскрытия образа Божия в человеке находится в зависимости от победы в нем духа над плотью. При этом зачастую плоть рассматривалась как зло. Разные масштабы изображаемых персонажей были связаны с полнотой, пребывающей в них благодати, а взгляд на мироздание и человека в этом мире дан как бы из космоса «с точки зрения Бога»[10]. И таким образом, даже если игнорировался хронологический ряд реальных событий, подчеркивалась значимость мира невидимого, абсолютного, вечного. Е.Ю. Кардаш также обращает внимание на стремление средневекового мировоззрения к систематизации знаний о мире и человеке для создания универсальной законченной картины мира, главную роль в которой играет иерархическая соподчиненность всех его частей. В практическом плане соблюдение этих вековых религиозно-нравственных устоев способствовало поддержанию «единства иерархически организованного общества»[11].

Идеалом для православного человека является Богочеловек Иисус Христос. Поэтому христианин стремится к обожению, развивая в себе данные Богом таланты, и приобретая в борьбе за спасение души черты совершенной личности. То есть, путь искусства Средних веков являлся также особой формой познания мира и самопознания[12]. Этими особенностями мировосприятия можно объяснить традиционную ретроспективность мышления авторов произведений средневекового искусства. Кроме того, церковное искусство ретроспективно уже потому, что постоянно обращается к событиям и темам Священной истории, источниками знания о которых являются Священное Писание и Священное Предание Православной Церкви[13]. Русская иконопись, в отличие от византийской, не выросла из античного реализма древнегреческого искусства, поэтому авторы не стремятся к оригинальности и новизне. Наоборот, иконописцы, писатели и зодчие используют для создания своих произведений выверенные старинные изводы, схемы и символику[14]. Отсюда становится понятным почему в искусстве Средневековой Руси такое распространение получили иконографические подлинники.

В своем труде «О литературе» Ф.И. Буслаев писал, что «мастера состояли или должны были состоять под непосредственным ведением церковных властей. Архиепископы и епископы полагаются руководителями и цензорами иконописного дела, которое сами они должны были хорошо разуметь. Это видно из того, что некоторые из московских митрополитов сами писали иконы, каковы Симон,  Варлаам,  Афанасий  и, особенно, Макарий, по мыслям которого могло быть составлено самое правило об иконописцах в «Стоглаве»[15]. То есть, эпохе XVI — XVIII  вв. была присуща строгая церковная цензура и художники без благословения священноначалия не могли внести в иконографию от себя ничего нового. Ф.И. Буслаев сделал вывод, что на практике ограничение свободы творчества узкими рамками копирования при недостатке, или отсутствии хороших образцов, удаляло русского иконника, незнакомого с античным наследием, от природы, которую тем более необходимо было изучать[16]. Однако, положительной стороной было то, что в лучших произведениях иконописи и литературы русского Средневековья остро звучала тема подчинения индивидуального, частного лично-божественному, наиболее полно раскрываясь в термине соборности, или всеединения, как высшей цели бытия. Поэтому отсутствие авторства на иконах очевидно было связано с тем, что личность человека – автора воспринималась как часть единого мироздания, творцом которого, а значит и икон, является Бог[17].

Русские иконописные подлинники

В XVI в. систематизация иконографических типов стала насущной потребностью церковного искусства. Активно начавшаяся на Стоглавом соборе (1551г.), узаконившим использование иконописцами подлинников, она создала предпосылки для возникновения научного периода истории русского искусства.

Эта деятельность особенно актуальна сегодня, когда существует необходимость восстановления духовных традиций в иконописи. И выполнение этой задачи связано было с ответом на вопрос: чем являлся подлинник для средневекового эстетического сознания? Был ли это «документ», содержащий богословские догматы и этические нормы, или область изобразительного искусства, развивающегося по законам эстетики? Очевидно, что подлинник, в понимании иконописца, сочетал в себе оба аспекта. При этом, эстетическая сторона являлась общей как для канона в подлиннике, так и для светской живописи, появившейся в XVIII в. Потому, что в самой эстетичности иконографии уже заложен момент классификации и систематизации живописи. Это мнение поддерживает современный автор М.Г. Давидова, когда пишет, что иконография рассматривает изображение с одной стороны как повторяющиеся в иконографических формулах особенности построения пространства, а с другой стороны как образ, имеющий символическое и богослужебное значение.[18]

Известный исследователь XIX века в области иконологии  Г.Д. Филимонов  писал о генезисе русского иконописного подлинника, в связи с постепенной систематизацией его иконографии. Он обнаружил множество разных редакций современного ему подлинника, начиная с XVI,  и до XIX вв.[19] И это множество отражает эволюцию иконографических типов. Ученый считал также, что недостатки древнейших подлинников в их краткости, средних — в том, что они уже излишне наполнены местными материалами, позднейших — в том, что они далеки от начальных древних образцов. Поэтому, чтобы исправить позднейшие ошибки, исследователю необходимо было применить методы сравнения подлинников с более древними для их критического анализа. При этом, за основу была выбрана, как наиболее древняя (XVI в.), Новгородская редакция подлинника (XVI в).[20] По замечанию Г.Д. Филимонова, поздние подлинники слишком удалены от канонических образцов в их первоначальном виде[21]. Таким образом, содержание подлинника составляет определенную иконографическую программу, имеющую черты сходства и различия с другими подлинниками — свой «канон». Некоторые иконописцы считают, что канон (запечатленный в конкретном подлиннике или характерный для определенной школы) — это, прежде всего, начало дисциплинарное. Но, протоиерей Сергий Булгаков отвергал эту точку зрения как ложное понимание богословского смысла канона. Для него, как и для многих современных авторов, канон – часть церковного предания, не требующая от иконописца рабского копирования.[22]

Известный искусствовед П. Евдокимов пишет, что знание Священного Писания и Священного Предания безошибочно воспитывает стиль и вкус, так как их одухотворенность, будучи основой иконописного канона, устанавливает главные принципы относительно формы и содержания[23]. Принципы эти лежат в основе как самих иконографических программ росписи храма,  в иконостасе, так и в подлинниках, служащих руководством и справочным пособием для иконописцев. С помощью этих принципов — принципов христианской догматики и эстетики — были разработаны образцы иконографических схем сюжетов из Священной истории и агиографических сборников, символические детали характерные для отдельных ликов.

 

[1]     Лицевые подлинники. Иконы и техника иконописи // Сайт. Икона.ру. URL: http://www.ukoha.ru/article/podlinno/ikona__cimvoli4eckaa_kartina.htm (дата обращения — 3.08.2011).

[2]     Алексеев С.В. Зримая истина. СПб.: Ладан, 2006. С.109.

[3]              Успенский Л.А. Богословие иконы Православной Церкви. Переславль: Издательство братства во имя святого князя Александра Невского, 1997. С. 347.

[4]                  Голубцов А.П. Из чтений по церковной археологии и литургике. СПб.: Сатис. Держава, 2006. С. 301.

[5]     Гринберг Ю.И. Предисловие к Ченнини Ч. Книга об искусстве или трактат о живописи. СПб.:  Библиополис, 2008. С. 5-6.

[6]     Изопольская Н.В., Киселев Н.А. Русский иконописный подлинник // Художественное наследие № 10. М.: ВНИИР, 1985. С. 185.

[7]     Голубцов А.П. Из чтений по церковной археологии и литургике. СПб.: Сатис. Держава, 2006. С. 302-303.

[8]     Голубцов А.П. Из чтений по церковной археологии и литургике. СПб.: Сатис. Держава, 2006. С. 304-307.

[9]              Кардаш Е.Ю. Символы средневекового русского искусства (иконография, архитектура). Обнинск, 1993. С. 4-5.

[10]             Кардаш Е.Ю. Символы средневекового русского искусства (иконография, архитектура). Обнинск, 1993. С 6.

[11]                    [11] Кардаш Е.Ю. Символы средневекового русского искусства (иконография, архитектура). Обнинск, 1993. С. 7.

[12]                    Кардаш Е.Ю. Символы средневекового русского искусства (иконография, архитектура). Обнинск, 1993. С. 7.

[13]                    Кардаш Е.Ю. Символы средневекового русского искусства (иконография, архитектура). Обнинск, 1993. С. 7.

[14]             Кардаш Е.Ю. Символы средневекового русского искусства (иконография, архитектура). Обнинск, 1993. С. 7.

[15]            Буслаев Ф.И. О литературе: Исследования; Статьи / Сост., вступ. статья, примеч. Э.Афанасьева. – М.: Худож. лит., 1990. С. 357.

[16]             Буслаев Ф.И. О литературе: Исследования; Статьи / Сост., вступ. статья, примеч. Э. Л. Афанасьева. – М.: Худож. лит., 1990. С. 357.

[17]                    Кардаш Е.Ю. Символы средневекового русского искусства (иконография, архитектура). Обнинск, 1993. С. 6.

[18]        Давыдова М.Г. Программа росписи храма и вопросы христианской иконографии. Византия, Италия, Древняя Русь: монография. СПб.: ФГБОУВПО «СПГУТД», 2013. С. 2.

[19]             Иконописный подлинник Новгородской редакции по Софийскому списку конца XVI века с вариантами из списков Забелина и Филимонова. М., 1873. С. 3-4.

[20]             Иконописный подлинник Новгородской редакции по Софийскому списку конца XVI века с вариантами из списков Забелина и Филимонова. М., 1873. С. 3-4.

[21]    Иконописный подлинник Новгородской редакции по Софийскому списку конца XVI века с вариантами из списков Забелина и Филимонова. М., 1873. С. 3-4.

[22]    Сергий (Булгаков), протоиерей. Икона и иконопочитание. М.,1996.С.92.

[23]    Евдокимов П.Н. Искусство иконы. Богословие красоты. Клин.:  Христианская жизнь, 2007. С. 226.

 

Видно, им делать больше нечего

 

 

 

ВЛАДИМИР КРУПИН

 

                                        

 

ВИДНО, ИМ ДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ НЕЧЕГО

 

Так хочется сказать, когда слышишь об очередной глупости правящих чиновников. А отчего глупости? От малого ума и от большой зарплаты. Надо же её как-то оправдывать. На сей раз об указивке (это женский род слова указ, потом поймёте, почему так написал) превращать слова мужского рода в женский род. При указании профессий.

Ведь и вправду вроде нелепо называть: столяр Иванова, слесарь Петрова, шофёр Сидорова, надо говорить и писать правильно: столярка Иванова, слесарка Петрова, шофёрка Сидорова. Сразу увеличивается уважение к профессии и повышается производительность труда. Но Иванова говорит, что столяркой и слесаркой с давних времён называются подсобные помещения. Которые и называются подсобками. Вроде сторожки, в которой сидит сторож или сторожиха.

Пойдём дальше. Косарь – косовица или просто косарка. Землекоп – землекопка, можно копалка. Аптекарь – аптекарша. Но это жена аптекаря. Тогда лучше просто: аптечка. Аптечка Дина, это звучит. Актёр – актриса, а можно энергичнее: актёрка. Многие из них этого названия достойны.

Что это за новшество такое? Отчего такое сверхбестолковое усердие? Неужели нет понимания, что есть в языке свои правила, которые никакими указками-указивками не изменить. Сам язык сопротивляется таким нововведениям. И почему кажется, что что-то новое – это прогрессивно, это результативно.

И что, теперь женщину, которая пришла на должность шприцовщика (есть такая профессия), придётся теперь называть шприцовкой. Далее по тексту: сталеварка, лесорубка, лесовальщица, сучкорубка. А сеятель в женском роде значит, сеялка? Женщина-штукатур – штукатурка. Женщина-маляр – малярка. Если машинист тепловоза женщина, то она уже будет машинисткой. И это не секретарша у начальника, не спутайте. И судью-женщину надо будет звать судейкой. Заседатель – заседательша. Хлебороб – хлеборобка. Женщине в полиции придётся быть полицайкой. Женщинам в армии тоже много радости, вот, по порядку возрастания по служебной лестнице: солдатка, ефрейторка, сержантка, старшинка, прапорка, лейтенантка, простая, младшая и старшая, далее капитанка, майорка, подполковница, полковница, генералка-майорка, генералка-лейтенантка, генералка-полковница, и – венец всего – маршалка. Увлекательный рост!

Женщины идут и в мужские виды спорта, тоже и это надо учесть. Спринтер и стайер соответственно спринтерка и стайерка. Вратарка (вариант: голкиперка). А как роскошно звучит: биатлонка. Или вот, новомодный вид – кёрлинг. Но ведь не выговоришь: кёрлингистка. Проще: каменка, они же камень по льду катят.

Избранная в Госдуму – думка. Женщина мэр города – мэрка. Женщина спикер, как вы уже начали понимать – спикерка.

Язык принял парашютистку, трактористку, гимнастку, фигуристку, а кочегарку принять не хочет и не примет: кочегарка занята кочегаркой.

Как от этого спастись? Очень просто: говорить по-русски и не обезьянничать. Мэр – городской голова, глава города, спикер – председатель. И никакой у нас не Белый дом, а Верховный совет. А то, как скажут: Белый дом, сразу вспоминается, как он был залит кровью в октябре 93-го.

Бедный наш, непрерывно попираемый язык! Уже сыплются на тебя всякие принтеры, айфоны, айпеты, воцапы (женское: воцапки), теперь вот это наваждение с названием женских профессий.

Это от того всё происходит, что во властные структуры сейчас вошли и действуют в них те, кто учился и вырастал в горбачёвско-ельцинские времена, когда насильно обрубалось в образовании всё русское и всё лучшее советское, а присваивалось по указивке дядей Сэма и Смита всё для нас чужое, вымороченное. Другого не предлагалось. И пришли во власть недоучки, у которых нет ни знаний, ни любви к родине, но высокомерие зашкаливает.

Там, конечно, у этих «творцов» нового закона, есть и женщины. Они и о себе позаботились. Отныне их надо называть: реформатки. То есть матки реформ.

Грех поэзии

 

 

 

 

 

Сергей Арутюнов
преподаватель Литературного института им. Горького,
сотрудник Издательского совета Московской Патриархии

 

 

ГРЕХ ПОЭЗИИ

 

Принадлежность к гуманитарному сообществу рано или поздно начинает подталкивать к переосмыслению роли этого самого сообщества в жизни страны, и некоторые выводы оказываются безутешными.

Извне может показаться, что тот или иной представитель сообщества усердно «пилит сук, на котором сидит», кается в несуществующих грехах, чтобы задавить в себе ощущение грехов действительных, но подобный скептический взгляд на проблему обусловлен лишь поверхностностью общих представлений о предмете.

Поэзия виновна уже потому, что напрашивается на грех превосходства над иными видами не только словесности, но и самой великой жизненной драмы. Поэзия претендовала и будет претендовать на самое близкое касание человеческой натуры, её достоверное и блестящее знание, обнажение перед лицом всего мира. Следовательно, пусть будет судима так, как сама того заслуживает, и судима человеком, близким ей на протяжении вот уже четверти века… Читать далее “Грех поэзии”

Путин, введи цензуру!

 

 

ОЛЕГ ХЛЕСТОВ
ПУБЛИЦИСТ

 

 

ПУТИН, ВВЕДИ ЦЕНЗУРУ!

 

История с М.О. Ефремовым, а ещё в большей степени – шум вокруг неё, заставляет снова и снова возвращаться к феномену современной отечественной «культуры». Слово «культура» взято в кавычки, потому что человеческая мысль не обладает такой степенью гибкости, которая бы позволила одним и тем же термином определить и то, что было создано русским духом в ХХ, XIX веках и ранее, и то, что извергают из себя «деятели искусства» последние 30-40 лет.

С имеющимися юридическими фактами ситуация предельно проста: алкоголь, наркотики, встречная полоса, гибель человека. В таких условиях решение суда очевидно. Поэтому попытки некоторых особенно тонко чувствующих людей от культуры с эластичной совестью отыграть номер «Деточкин, конечно, виноват, но он не виноват» в данной ситуации вызывают лишь брезгливость.

Читать далее “Путин, введи цензуру!”

Болезни интеллигенции

 

 

ВЛАДИМИР КРУПИН
Сопредседатель Союза писателей России,
лауреат первой патриаршей премии
в области литературы

 

БОЛЕЗНИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

 

 От автора. Эта моя работа 1995-го года не была замечена. Что делать, я и не обольщаюсь тем, что она могла бы остановить наступление пошлости и разврата на русский театр, кощунства воинствующего безбожия.  А теперь уже и был и «Тангейзер», и Серебренников, и Райкин, и новый скандал во МХАТе на Тверском бульваре. А ведь все сдвиги в сторону падения начинаются с экспериментов. И ими оправдываются. Что же,  нельзя заниматься поисками? Пожалуйста. Но где вы  ищете, в каких помойках, в каких публичных домах?

КТО АВТОР «ХОВАНЩИНЫ»? 

Что такое Большой театр в русской культурной жизни, не надо объяснять.   Осанна! Солдатом пришел я под его сверкающие своды, и какую, распирающую грудь, радость ощущал за родину, глядя, сколько тут навалило иностранцев и как все они потрясены и поражены. В студентах мы всё тут пересмотрели и переслушали (да, да, всё: всё было доступно, пусть с высочайшей галерки, но всего за сорок копеек слушал «Царскую невесту», а поднатужившись водили и девушек в ложу бельэтажа на «Щелкунчика». А «Сусанин», а «Лебединое озеро», а «Каменный гость»!) Позднее судьба свела с великим моим земляком Александром Ведерниковым, спасибо ему за контрамарки! Но это шутка, а, главное, спасибо ему за образы Годунова, Сусанина, а, особенно, Досифея.

Большой театр сильно лихорадило последнее время. Соp из его избы непрерывно и злорадно выносился на голубые раскрашенные экраны. Конечно, мы переживали, что будет о Большим? И вот — дыхание переменилось к лучшему — новая постановка.  «Хованщина»! Задолго до неё её уже превозносили, но демжуров можно было понять — сам Растропович дирижирует. А он не кто-то, а Растропович, уже и демократическая революция с его лицом была, уже он вооружался автоматом и вставал на защиту Белого дома, как, угодливо подражая Америке, назвали Верховный совет, как же такого не хвалить?

Читать далее “Болезни интеллигенции”

ЦЕРКОВЬ И ТЕАТР

 

 

 

 

 

ДМИТРИЙ ЛЕОНТЬЕВ
писатель

 

 

ЦЕРКОВЬ И ТЕАТР

 

2019 год объявлен в России годом театра, как поясняется в указе правительства, «для сохранения и популяризации лучших отечественных театральных традиций и достижений, привлечения к вопросам театрального образования и пр».

 

 

Но имея опыт подобных мероприятий, можно с уверенностью прогнозировать, что саму историю возникновения театров и пьес в России никто всерьез рассматривать и популяризировать не будет. Дело в том, что, начиная с крещения Руси в 988 году, практически все, что происходило в стране, так или иначе связано с православной верой, которая пронизывала все сферы человеческой деятельности, а ныне наше государство объявлено «светским» и история преподается именно в этом ключе. Уверен, что практически нигде вы не услышите в этом году, что первой на Руси пьесой была история библейской Эсфири, поставленная 17 (27) октября 1672 года под названием «Артаксерксово действие» (на библейские темы были и последующие постановки: «Жалобная комедия об Адаме и Еве», «О Давиде и Голиафе» и пр.). Пьесы были поставлены по приказу царя Алексея Михайловича в первом, специально для этого построенном театре Преображенской слободы, именовавшимся «Комедийной хороминой». Организацию театров, отбор и подготовку актеров а так же постановку пьес было поручено организовать проживавшему тогда в Москве лютеранскому пастору Иоганну Готфриду Грегори. Он же организовал первую школу актеров, в которой обучались «комедийному делу» 26 детей из мещан.
И уж совсем немногие вспомнят, что пьесы для театров на библейские темы писали такие авторитетные богословы, как Симеон Полоцкий и Дмитрий Ростовский. А уж сколько митрополитов по всей Руси ставили театральные постановки у стен храмов и монастырей по большим праздникам, напоминая простому народу их историю и смысл!..
В царствования Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и даже не слишком набожной Екатерины Второй, театральные постановки на библейские темы были делом обыденным. Н.В. Гоголь, человек искренне религиозный, никогда не расстававшийся с Библией, считал искусство в целом, и театр в частности, ступенькой к христианству. Впрочем, среди писателей вообще найдется совсем немного людей, которые вовсе не затрагивали бы религиозную тему, ибо она пронизывала всю их жизнь от рождения до смерти. Замечательные сказки Андерсона и Льюиса учат нас смотреть на мир глазами христианина. А уж сколько создано прекрасных картин на библейские темы – перечесть попросту невозможно…

Читать далее “ЦЕРКОВЬ И ТЕАТР”

МИЛОСЕРДИЕ В КРАСКАХ

 

 

 

 

 

Георгий Ермолов

 

МИЛОСЕРДИЕ В КРАСКАХ

 

Ежегодный показ дипломных работ в Академии художеств им. И.Е. Репина событие традиционное и для экзаменационной комиссии заурядное. На переднем плане – трепещущий от волнения дипломант со своими работами, лицом к лицу с представительной комиссией столичных специалистов и академической профессуры. Далее – массовка  приглашенных гостей – родных, друзей, студентов Академии.

Так происходит из года в год. В составе комиссии подлинные «зубры» отечественного изобразительного искусства, и удивить их чем-либо не просто. Однако процедура защиты 2019 г. несколько вышла за рамки ординарного. Работа, представленная выпускницей Анастасией Кораблевой, вызвала бурные обсуждения, многочисленные выступления, завершившиеся бурными аплодисментами всей аудитории.

Художник Александр Шилинскас, уже не первый десяток лет сотрудничающий с Академией и повидавший многие дипломные работы, до сих пор взволнованно делится впечатлениями: Читать далее “МИЛОСЕРДИЕ В КРАСКАХ”

II Культурный фестиваль, посвященный Дню перенесения мощей святого благоверного великого князя Александра Невского

 

 

 

АННА АБИКУЛОВА

 

 

 

Двенадцатого сентября 2019 года после Общегородского праздничного шествия «Крестный ход» на территории Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры состоялся II Культурный фестиваль, посвященный Дню перенесения мощей святого благоверного великого князя Александра Невского» (1724 год), а также дню заключения Ништадтского мирного договора (1721 год).

 

В масштабной концертной программе «Века прошли, а люди чтут и помнят его, героя праведной Руси…», состоявшейся у Троицкого собора Александро-Невской Лавры, приняли участие хор духовенства Санкт-Петербургской митрополии, регент Юрий Герасимов; ансамбль пограничного управления ФСБ России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области “Невский дозор”, руководитель  Хуррам Олимшоев; иерей Анатолий Першин, диакон Александр Андреев, диакон Сергий Учанейшвили; заслуженный артист России Владимир Дяденистов;  исполнительница песен духовной тематики Ирина Скорик; арт-группа «Largo»; фольклорный ансамбль «Казачья станица «Адмиралтейская-Невская», руководитель  Игорь Чипизубов; солистка Михайловского театра Екатерина Каневская, концертмейстер Эльвира Кобцева; автор  патриотических песен Сергей Болотников; группа «Пульс вечности», солист Илья Матвеев; лауреат международных конкурсов Анна Абикулова в сопровождении инструментального ансамбля «Базилика»; фольк-шоу “Ярмарка-джуниор”, ГБОУ СОШ N160 Красногвардейского района г. СПб, руководитель   Алена Мальцева; лауреат международных конкурсов Айна Керимова; фольклорный ансамбль “Лазорев цвет” ПМК “Чайка” ПМЦ “Петроградский”, руководитель Марина Мартынова; детский образцовый хореографический коллектив «Росинка» МБУ ДО «Сиверская детская школа искусств имени И.И. Шварца», руководители   Наталья Федосенко, Анна Яснова; вокальный ансамбль «Невский», МПК «Буревестник», руководитель – Светлана Архиповская; детская студия танца МБУ «Центр творчества юных», г. Гатчина, руководитель Федор Кухарь.

Украсила программу концертная звонница Собора Владимирской иконы Божией Матери под руководством Владимира Степановича Кайчука. Провели концерт руководитель Музыкального альянса «Петербургские баритоны» Александр Пахмутов и лауреат международных конкурсов Ксения Зуден. Автором проекта стала руководитель творческого объединения «АбиАрт», лауреат международных конкурсов Анна Абикулова. Концертная программа привлекла множество благодарных зрителей, которые искренне радовались как выступлениям известных артистов, так и позитивным зажигательным номерам юных танцоров в традиционных русских костюмах.

Читать далее “II Культурный фестиваль, посвященный Дню перенесения мощей святого благоверного великого князя Александра Невского”

Праздничная программа, посвященная дню памяти святой равноапостольной княгини Ольги, состоится в Александро-Невской Лавре

29 сентября 2019 года в 15.00 в Духовно-просветительском центре «Святодуховский» Свято-Троицкой Александро-Невской Kавры (старый зал) состоится праздничная лекция-концерт под названием «Радуйся, святая равноапостольная княгине Ольго, Богомудрая!». Данное мероприятие посвящено 1050-летию преставления святой равноапостольной княгини, которое отмечается в нынешнем году.

В лекции с презентацией о жизни святой будут даны ответы на вопросы:
– была ли св. Ольга по своему происхождению варяжка или славянка?
– что означает ее имя?
– как она стала великой княгиней Киевской?
– почему племя древлян расправилось с князем Игорем?
– как историки объясняют действия княгини Ольги по отношению к древлянам?
– мы совершим виртуальное путешествие в Константинополь вместе с кн. Ольгой?
– определим значение ее государственной и экономической деятельности?
– узнаем, что среди потомков святой равноапостольной княгини Ольги канонизировано более 150 святых князей?
– вспомним, как почитали св. кн. Ольгу в династии Романовых?

Ведущая праздничного концерта О.С. Хижняк, кандидат философских наук, автор публикаций о святой княгине Ольге. Зрители услышит песни в исполнении Анны Абикуловой, лауреата конкурсов вокалистов, автора музыки и стихов, победителя в I международном фестивале современной православной духовной песни «Невские купола»: Сказание о св. равноапостольной княгине Ольге; Мать-земля моя; Россия как Аленушка; Былина о святом благоверном великом князе Александре Невском; Воскреснет Русь!

Приглашаем всех тех, кто носит имя святой равноапостольной княгини Ольги разделить праздник в Духовно-просветительском центре «Святодуховский».

Вход на мероприятие свободный.

Адрес: наб. р. Монастырки, д. 1.

 

 

 

 

Михаил Шулин
редактор газеты «Вестник Александро-Невской лавры»,
преподаватель старославянского языка

 

 

НЕОБХОДИМЫЙ ФАКУЛЬТАТИВ

Это язык благородной культуры…
он имеет большое образовательное
и воспитательное значение.
Д.С. Лихачёв

Осенью сего года в Московском государственном университете прошел Всероссийский съезд учителей русской словесности, где ректор МГУ В.А. Садовничий предложил включить в школьную программу церковнославянский язык в качестве факультатива.  «Почему бы нам не начать в школах изучение церковнославянского языка?» — отметил академик, рассказывая об исторических традициях образования в России. По мнению ректора МГУ, «русский язык можно изучать параллельно с церковнославянским и рассматривать при этом историю народа».

Годом ранее с предложением ввести в школах изучение основ церковнославянского языка выступил пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси отец Александр Волков. «Даже если человек никогда в жизни не переступит порог храма, то все равно, это такая важная составляющая. Это важно даже с точки зрения общего культурного, интеллектуального развития молодого человека», – отметил отец Александр. Он также указал, что церковнославянский язык имеет прекрасную поэтику, которая заслуживает особого изучения.

Читать далее

Вертоград многоцветный

 

 

 

 

Михаил Шулин

редактор газеты «Вестник Александро-Невской лавры»

 

«Вертоград многоцветный» Симеона Полоцкого.

Энциклопедия христианской жизни

 

И с предковскими преданиями связь рассыпана, дабы все казалось обновленнее, как будто и весь род русский только вчера наседка под крапивой вывела. 

Н.С. Лесков «Запечатленный ангел»

 

Богатое и разнообразное литературное наследие Симеона Полоцкого мало известно современному читателю. Это неудивительно, ведь допетровская литература по сю пору изучается у нас главным образом соответствующими специалистами и студентами профильных гуманитарных факультетов. В школах же знакомство с примерно шестисотлетним периодом допетровской литературы ограничивается лишь несколькими произведениями, XVIII век рассматривается несколько подробнее, a настоящее изучение русского литературного наследия начинается с Карамзина и Пушкина. То есть получается, что наши дети худо-бедно изучают 300 лет русской литературы, а еще 600 куда-то «исчезают». Такое верхоглядство, когда 2/3 письменного периода остается за скобками, представляется вредным и препятствует правильному пониманию собственной культуры.   Не вызывает сомнения и отличие между литературой до XVIII века и после него. С петровских времен роль светской литературы, нередко развлекательной, неуклонно возрастает. До этого литература, при всем своем многообразии, носила главным образом христианский воспитательный характер, ведь русский человек тех времен не представлял жизни без Бога, жизни без Храма.

Один только XVII век дал множество блестящих имен, таких как Авраам Палицын, Сильвестр Медведев, Аввакум Петров, Карион Истомин, Андрей Лызлов… Этот список можно продолжить, но представление о литературном наследии той эпохи будет неполным без понимания роли и места Симеона Полоцкого.

Читать далее “Вертоград многоцветный”

Праведники облекутся в ризу спасения

 

 

 

Евгения Аброськина

Этнограф

 

 

ПРАВЕДНИКИ ОБЛЕКУТСЯ В РИЗУ СПАСЕНИЯ

 

Грядущая Пасха – один из самых значимых праздников в Русской Православной Церкви – является также одним из наиболее соблюдаемых праздников для светского общества. Сходить на Пасху в храм и освятить куличи – обычай множества российских семей. Однако, редко посещая храм и попадая в него лишь по большим праздникам, прихожанам не всегда ясен язык православной культуры. Непонятен язык Литургии, иконографии, и в том числе – священнического образа. Образ священника в полном церковном облачении является одним из самых ярких для зашедших в храм людей. Между тем, желание разгадать, почему один священнослужитель одет так, а другой иначе, почему выбран тот или иной цвет, то или иное изображение – становится ключом к пониманию одной из граней православной традиции, в которой мы, опираясь на Священное Писание, постараемся разобраться, дабы наши читатели обрели новые смыслы прочтения церковной жизни. Читать далее “Праведники облекутся в ризу спасения”

 

 

 

 

Денис Думлер

Публицист, член Пермского отделения Русского Собрания

 

«Я СТАРАЮСЬ СВОИ ХРАМЫ СТРОИТЬ ВСЕ “ОДИН В ОДИН”»

 

Пермский мастер Виктор Ромашов возводит на дому миниатюрные копии шедевров деревянного зодчества …

Возведение шедевров деревянного зодчества на дому – хобби пермского фотографа Виктора Ромашова. Из лозы он строит профессионально, с соблюдением всех канонов. Церкви и соборы – точные копии существующих пермских Храмов.

Виктор Ромашов скрупулёзно подгоняет ивовые прутья один к одному. Работу его можно сравнить с трудом ювелира – миллиметровая погрешность может испортить всю постройку. Обрабатывается легко и ровно – говорит мастер. Чтобы достичь эффекта строганных бревен, которые обычно идут на строительство домов и бань.

«Я каждый прут стесываю ножичком. Тогда макет получается «живой», не игрушечный».

Лозу Виктор Ромашов заготавливает в промышленных масштабах. За лозой он ездит осенью на заболоченные места и каждый раз старенькая «Нива» забивается почти под завязку лозняком. Потому что на один храм в миниатюре уходит порядка 1000 прудов, ветка за веткой – так по чертежам, схемам и фотографиям мастер строит пермские храмы. В коллекции есть, например, Бородинская церковь – точная копия прототипа из Хохловки (Хохловка – музей деревянного зодчества под открытым небом в пригороде Перми).Окна, крыша, ступеньки и даже дверь с крохотным деревянным засовом – всё воссоздано до мелочей.

«Зима на Урале длинная, надо чем-то заниматься, – улыбается Ромашов. – Да еще и дед мой приговаривал: “если взялся – делай хорошо”. Я стараюсь свои храмы строить все “один в один”, даже количество бревен соответствует оригиналу. Однажды так увлекся, что внутри одной моей церковки из лозы поместил в маленький иконостас. Его можно увидеть через окно».

Отдельная тема – купола. Собрать их – целая наука, не терпящая суеты. На купола Виктор Ромашов пускает еловые шишки. Отрезает отдельные чешуйки, ровняет, сортирует, а дальше – дело техники и терпения.

«На один купол мне надо 600 чешуек, – говорит мастер, – чтобы приклеить одну такую чешуйку, я ее смазываю клеем, и держу минут 5-7, иначе они отваливаются – структура очень жесткая».

Пока в коллекции зодчего три церкви. На летнее время строительные работы в домашней мастерской прекращаются. Однако они возобновятся уже следующей зимой. И даже объект уже есть – храм святых Царственных Страстотерпцев, что на Нагорном.

 

 

 

 

ЕВГЕНИЯ АБРОСЬКИНА

Этнограф

 

ПОКРЫВАЛО ДЛЯ ОЧЕЙ ПРЕД ВСЕМИ

 

И надел на тебя узорчатое платье,
и обул тебя в сафьянные сандалии,
и опоясал тебя виссоном,
и покрыл тебя шелковым покрывалом.
Иезекииль 16:10

 

В нашем глобализованном и мультикультурном городе мы довольно давно привыкли отделять проявление религиозности от повседневной бытовой жизни. Мы ходим в церковь по воскресеньям, одеваясь подобающе для встречи с Богом, а в понедельник выходим из дома в привычной одежде, оставляя на шее лишь крест, который свидетельствует о нашей религиозной принадлежности. По большей части мы, христиане, стараемся не выделяться из общей массы людей, дабы не прослыть странными и дабы не смущать никого вокруг. Возможно, именно поэтому мы по большей части настороженно реагируем на появление рядом с нами женщины в хиджабе – мусульманском платке – или мужчины с длинными прядями волос на висках – дань иудейской традиции. Однако, чуть больше трехсот лет назад покрывание головы женщин на Руси было практикой постоянной и предписанной. В Европе эта традиция покинула элитарную культуру несколько раньше.
Для чего же женщина должна была покрывать голову (а порой и все тело) платком или покрывалом?

История вопроса

В 1903 и 1914 годах во время раскопок в Ашшуре были обнаружены 14 таблиц и фрагментов законов, которые представляют собой результат кодификации юридических норм общины древней Ассирии и датируются II тысячелетием до н.э. Параграф 40 свидетельствует: «Женщины, будь то замужние, будь то вдовы (?), будь то… выходя на улицу, пусть не держат своих голов незакрытыми. Дочери человека … будь то покрывалом, будь то одеждой, будь то … должны быть закрыты, пусть они не держат своих голов незакрытыми. … не должны закрываться, но, когда они одни выходят на улицу, они должны быть закрытыми. Наложница, которая ходит по улице со своей госпожой, должна быть закрыта. Храмовая блудница, которая взята замуж, на улице должна быть закрыта, но та, которая не взята замуж, на улице должна быть с непокрытой головой, она не должна быть закрыта. Простая блудница не должна быть закрыта, ее голова должна быть открыта. <…> Рабыни не должны быть закрыты».
Читать далее