ЕВГЕНИЯ АБРОСЬКИНА

Этнограф

 

ПОКРЫВАЛО ДЛЯ ОЧЕЙ ПРЕД ВСЕМИ

 

И надел на тебя узорчатое платье,
и обул тебя в сафьянные сандалии,
и опоясал тебя виссоном,
и покрыл тебя шелковым покрывалом.
Иезекииль 16:10

 

В нашем глобализованном и мультикультурном городе мы довольно давно привыкли отделять проявление религиозности от повседневной бытовой жизни. Мы ходим в церковь по воскресеньям, одеваясь подобающе для встречи с Богом, а в понедельник выходим из дома в привычной одежде, оставляя на шее лишь крест, который свидетельствует о нашей религиозной принадлежности. По большей части мы, христиане, стараемся не выделяться из общей массы людей, дабы не прослыть странными и дабы не смущать никого вокруг. Возможно, именно поэтому мы по большей части настороженно реагируем на появление рядом с нами женщины в хиджабе – мусульманском платке – или мужчины с длинными прядями волос на висках – дань иудейской традиции. Однако, чуть больше трехсот лет назад покрывание головы женщин на Руси было практикой постоянной и предписанной. В Европе эта традиция покинула элитарную культуру несколько раньше.
Для чего же женщина должна была покрывать голову (а порой и все тело) платком или покрывалом?

История вопроса

В 1903 и 1914 годах во время раскопок в Ашшуре были обнаружены 14 таблиц и фрагментов законов, которые представляют собой результат кодификации юридических норм общины древней Ассирии и датируются II тысячелетием до н.э. Параграф 40 свидетельствует: «Женщины, будь то замужние, будь то вдовы (?), будь то… выходя на улицу, пусть не держат своих голов незакрытыми. Дочери человека … будь то покрывалом, будь то одеждой, будь то … должны быть закрыты, пусть они не держат своих голов незакрытыми. … не должны закрываться, но, когда они одни выходят на улицу, они должны быть закрытыми. Наложница, которая ходит по улице со своей госпожой, должна быть закрыта. Храмовая блудница, которая взята замуж, на улице должна быть закрыта, но та, которая не взята замуж, на улице должна быть с непокрытой головой, она не должна быть закрыта. Простая блудница не должна быть закрыта, ее голова должна быть открыта. <…> Рабыни не должны быть закрыты».
Это поистине самое древнее свидетельство о предписании покрывания головы в древнем мире.
Как пишет историк костюма М.Н. Мерцалова, в Древнем Египте ношение покрывала у женщин не было зафиксировано: все дошедшие до нас изображения говорят о том, что женщины носили сложные прически, но головы не покрывали. Несколько позднее, в Древней Греции, женщины могли покрывать голову частью своего хитона – диплоидием, который был обычно украшен вышивкой. Такая практика носила больше утилитарный характер – женщины берегли себя от солнца. Между тем существовало представление о том, что многослойность и длина одежды – это признак статуса человека, поэтому помимо длинных хитонов женщины используют шарфы и накидки.
Переместившись на Аппенинский полуостров, мы застанем культуру этрусков, которые оставили после себя богатое изобразительное наследие. Благодаря сохранившимся источникам, мы узнаем, что женский этрусский костюм отличался многообразием и что одним из элементов костюма было головное покрывало, выкроенное по форме прически наподобие капюшона. Что же касается Древнего Рима, то здесь уже имеет смысл говорить о головном покрывале как необходимом элементе женского костюма: поверх туники римлянки надевали длинную прямоугольную шаль, которая доходила до колен, образовывая складки. Называлась такая шаль «палла», ее размер позволял женщине закутаться в нее и накинуть на голову.

Покрывало в иудейской традиции

Ревекка
Ревекка (художник Ян Адам Круземан 1804-1862)

Что касается Древней Иудеи и иудаизма, то в данной традиции существовал ряд предписаний, связанных с покрытием головы как у женщин, так и у мужчин. Похожее на римский плащ покрывало талит изначально было элементом повседневной одежды, но позднее сохранилось как ритуальное облачение.
Вообще многообразие женского костюма, украшений и покрывал мы можем оценить по словам пророка Исаии: «в тот день отни

мет Господь красивые цепочки на ногах и звездочки, и луночки, серьги, и ожерелья, и опахала, увясла и запястья, и пояса, и сосудцы с духами, и привески волшебные, перстни и кольца в носу, верхнюю одежду и нижнюю, и платки, и кошельки, светлые тонкие епанчи и повязки, и покрывала». (Исаия 3:16-22)
Ношение покрывала было тес

но связано со статусом женщины порядочной и замужней. Так, в книге Бытия надевает покрывало Ревекка: «И сказала рабу: кто этот человек, который идет по полю навстречу нам? Раб сказал: это господин мой. И она взяла покрывало и покрылась». (Бытие 24:65)
Древнеиудейский костюм был подвержен моде не меньше, чем любой другой: евреи переняли ханаанейские длинные одежды, иногда до земли; при ходьбе и работе их приходилось подпоясывать (Исх. 12:11), а торговые связи с Финикией приводят к распространению пурпурных тканей. Пророки часто порицали роскошь женских нарядов — платья из пурпурной ткани, длиннополые (Иер. 13:22) расшитые золотом одеяния (Иер. 4:30; ср. Пс. 45:14), дорогостоящие пояса и покрывала.
Талмуд предписывал относиться к одежде не только как к предмету утилитарному, но и как к признаку сана: «хорошая одежда возвышает его дух» (Бр. 57б). Позднее, в постталмудический период берется курс на более скромную одежду. Одежда женщины, как и весь ее внешний вид, должна быть скромной, замужней женщине запрещается появляться на людях с непокрытой головой.

 

Покрывание головы и раннее христианство

Иисус с Марфой и Марией
Иисус с Марфой и Марией ( художник Пол Александре Альфдред Лерой, 1882 г.)

К моменту рождения в Палестине Иисуса Христа все замужние женщины надевали на себя покрывало для того, чтобы соответствовать своему статусу в обществе. Покрытие головы и сокрытие волос должны были свидетельствовать о женской скромности, верности и целомудренности. Подобные предписания базировались на религиозных иудейских текстах.
Обратившись к христианской иконографии, мы увидим, что на всех иконах Богородица и большинство святых жен изображаются покрытыми мафорием – четырехугольным платом или накидкой, который окутывает фигуру с головы до пят.
Одна из центральных фигур христианской иконографии – Богородица – изображается в мафории, «который носила Божия Матерь по обычаю замужних иудейских женщин того времени». По традиции мафорий Богоматери изображается темно-красным, дабы напоминать о царственном происхождении и о перенесенных страданиях Ее Владелицы. Также багряный цвет считается «царским» и знаменует, что святая Мария – Матерь Царя Христа. Подлинный мафорий Пресвятой Богородицы с 474 года хранился в Константинополе. Согласно Преданию, Риза Божией Матери была обретена в Назарете в 471 году и перенесена во Влахернский храм, построенный для иконы Божией Матери, написанной, как считается, апостолом Лукой (образ известен в России как Тихвинская икона Божией Матери). По преданию, приближенные византийского императора Льва Великого – братья Гальбий и Кандид – отправились из Константинополя в Палестину на поклонение святым местам. Неподалеку от Назарета они остановились на ночлег у одной престарелой еврейки, которая поведала им, что хранит дорогую святыню – Ризу Богородицы. По ее словам, Пресвятая Богородица перед Своим Успением подарила ее благочестивой девице-еврейке из этого рода, завещав передать ее перед смертью также девице. Таким образом, несколько столетий подряд Риза Пречистой сохранялась в этой семье.
Святые жены – мученицы, праведницы, жены-мироносицы – изображаются на иконах с покрытой головой — в соответствии со словами апостола Павла о том, что молящейся женщине следует покрывать свою голову, ибо она должна иметь «знак власти над нею, для Ангелов» (1 Кор. 11, 10). Таким образом, покрытая голова свидетельствует о их пребывании в молитве и о их душевном расположении к смирению. Так, святая Параскева изображается в красном мафории или в белом плате с мученическим венцом, святая Анастасия – то в лазоревом, то в зеленом. Одним из немногих иконографических исключений становится святая Мария Египетская, которая изображается обнаженной или полуобнаженной, завернутой в часть гиматия, данного ей Зосимой. Непокрытая голова – это знак полного отречения святой Марии от всего, что предлагает земная жизнь. Кроме того, с непокрытой головой изображают отроковиц и юных дев – например, мученицу Веру и младших Великих Княжон на иконе Царственных Страстотерпцев – Марию и Анастасию.

Византийская традиция

Мозаика из Храма Покрова Пресвятой Богородицы
Мозаика из Храма Покрова Пресвятой Богородицы в Нижней Ореанде. В создании и украшении его принимали участие академики А.А. Авдеев (1819-1885), Д.И.Гримм(1823-1898), В.В.Васильев (1827–1894 ), а так же вице-президент Императорской Академии художеств князь Г.Г.Гагарин (1810-1893) и известный итальянский мозаичист
Антонио Сальвиати (1816-1890).

В мире Восточного Христианского Средиземноморья, после падения Римской империи, более чем тысячу лет царствует лишь одна сильная держава – Византийская империя. Разделение между мужским и женским миром в этот период усилилось: так, византийский чиновник Иоанн Скилица проиллюстрировал свое «Обозрение истории» изображением путешествующей старой вдовы, «сидящей на носилках и плотно закутанной», — что, как пишет историк Поль Вен, «наводит на мысль о том, что пространство, отведенное женщине, перемещается вместе с ней и за пределами дома – по крайней мере это кажется справедливым в отношении женщин, занимавших верхние ступени социальной лестницы. Внутри этого пространства строгие правила благопристойности отделяют женщин и девушек от того, что происходит снаружи».
Покрытие головы предписывается Святым Писанием. Апостол Павел напоминает, что при создании мира между мужчиной и женщиной была положена разница, в силу которой мужчина должен главенствовать над женщиной. Бог создал сначала Адама, а затем Еву. Покрывало на голове жены является символом того, что она придерживается установленного Богом порядка и чтит мужа как главу: «Итак муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия, а жена есть слава мужа. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа» (1 Кор.11:7-9). Покрывала и шарфы, повязки и тюрбаны – все это становится неотъемлемой частью женского образа в византийский период. Существовала также пенула – полукруглый кусок ткани, который в некоторых случаях подгибался и мог использоваться как капюшон. В такой накидке иногда изображали на иконах Богоматерь.

 

Покрывало: память и современность

Икона святых великомучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии
Икона святых великомучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.

Христианские и иудейские религиозные предписания оставались довлеющими в области одежды в целом и головных уборов в частности на протяжении длительного времени в Европе, России, на Ближнем Востоке. В связи с развитием и укреплением городов происходит разделение между городской и сельской культурами. Первая быстрее модернизируется и претерпевает различные изменения во всем, что касается быта. Вторая становится хранительницей традиции, изменения в сельской среде происходят менее динамично. Отчасти с этим связано и разделение в ношении головных уборов: в традиционной культуре покрытие головы женщинами в знак смирения перед Богом и супругом сохраняется дольше, нежели в городской. Позднее, в XX веке мир

Икона святой преподобной Марии Египетской
Икона святой преподобной Марии Египетской.

сотрясли настолько сильные перемены, что культура повседневности претерпела кардинальные изменения – как в Европе, России, так и во всем мире.
В ситуации, когда Церковь становится отделенной от государства, происходит раздвоение внешнего образа человека: человек в храме и человек в светском пространстве. Ношение платка или любого другого головного убора в помещении и даже в транспорте вызывает настороженное внимание и любопытство окружающих. Патриарх Кирилл на вопрос «Почему женщины должны надевать в храме платок?» отвечает: «Надевать головной убор или нет – это вопрос нашей национальной православной культуры и традиции. Если вы будете каждое воскресенье ходить в храм, то вы не заметите, как сами начнете надевать платок. Как это делают, допустим, мусульманки». Таким образом, ношение платка в повседневной жизни – это вопрос не только исторический или догматический, но и вопрос практики. Будучи христианами не только на словах и на бумаге, но участвуя в жизни Церкви, мы обретаем уверенность и смелость в презентации своей религиозной убежденности окружающим. И, возможно, со временем, появление женщины в платке, ровно, как и в хиджабе, будет вызывать не напряжение, а любование.

 

 

 

 

 

 

 

 

ГАЛИНА СИРОТИНСКАЯ

журналист

 

ДРЕВНЯЯ СВЯТЫНЯ РУСИ

Владимирская икона особенно почитается в России. Веками русские люди молились Божией Матери перед этой иконой и получали помощь в таких страшных бедствиях, как нашествие татар.

По преданию Церкви, Владимирская икона была написана апостолом Лукой ещё при жизни Божией Матери, которая благословила этот образ. Из Константинополя икона была принесена в Киев. Благочестивый и набожный князь святой Андрей Боголюбский по Промыслу Божию взял икону с собой в город Владимир, почему образ и получил такое название.

В 1380 году на праздник Рождества Пресвятой Богородицы благоверный Димитрий Донской одолел полчища Мамая на поле Куликовом. Мамай бежал в Крым и был убит. Это была первая победа русских сил. Хребет Орды был переломлен. Однако татарское иго продолжалось ещё сто лет. Уже через два года после славной победы в 1382 году хан Тохтамыш напал на Москву и сжег её. Князь Димитрий в тот раз не успел собрать все силы и не смог дать отпор. Дмитрию пришлось униженно кланяться Тохтамышу, платить ему дань и даже отдать в заложники по требованию хана своего маленького десятилетнего сына Василия. Василий в сопровождение слуг вынужден был поехать в Орду, и только в 1386 году в возрасте 14 лет Василий с помощью приближенных тайком бежал из Орды и нашёл приют в Молдавии. Оттуда он вскоре сумел перебраться в Москву.

Читать далее

Православие и постмодерн

 

 

 

 

 

 

Михаил Дьяченко
Редактор журнала «Православный христианин»

 

Для постмодерна, видящего мир как текст, свободной воли не существует. Каждый выбор человека предопределен некими внешними и неизменяемыми обстоятельствами, что совершенно неприемлемо для Православия

 

 

 

Не претендуя на то, что в состоянии коротким ответом определить все противоречия между Православием и постмодерном, попытаюсь сформулировать хотя бы самые острые моменты.

Начнем с того, что постмодерн как направление мысли формируется в условиях кризиса гуманизма. Собственно, он является попыткой примириться со смертью гуманизма (точнее, со смертью просветительского проекта), которую констатировали некоторые философы во второй половине XX века. Несмотря на то, что Православие не очень одобряет гуманизм, замещающий фигуру Бога человеком, возводя творение на место Творца, все же мы согласны с оптимистическим взглядом на природу человека.

Как и гуманисты мы считаем, что воспитание и образование положительно сказываются на человеческой нравственности. Мы, совсем уж попросту говоря, считаем, что человека было можно и можно сейчас возводить на более высокие нравственные степени путем работы с ним. Да, труд этот долгий, кропотливый, плоды его легко теряются в войнах, революциях и других бедствиях, но он необходим. Для православных людей — в силу нашей веры в то, что в каждом человеке сокрыт образ Божий, который, как семя надо дорастить до подобия Божьего, у гуманистов свои причины. Но мы тем не менее не можем согласиться с постмодернистским пессимизмом, который призывает считать, что человеческая природа не изменяема.

Читать далее «Православие и постмодерн»

Красота, которая спасёт мир

(Окончание)

Алиса Матвиенко

 

 

 

 

 

 

Благословенный труд

Иконописец − проводник Божественной истины, рукой которого движет Сам Господь. Как священнослужитель совершает церковные  таинства, как певчий помогает вершиться богослужению, как просфорник печёт то, что во время Таинства Евхаристии станет Телом Христовым, так и иконописец создаёт то, что станет окном в мир Святости, то, перед чем люди будут молиться. Как и любой другой человек, работающий на благо Церкви, иконописец должен вести благочестивый образ жизни. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Иконописец должен твердо знать догматы Православной Церкви и вести жизнь глубоко благочестивую, потому что назначение иконы – наставлять народ изображениями. Посему иконы должны сообщать понятия истинныя, чувствования благоговейныя, точно – благочестивыя».

Порой людям, уставшим от мирской суеты, кажется, что работа в православной сфере – приятный благоговейный труд, который не отнимает моральные силы, а лишь дарит умиротворение и благодать. Это заблуждение. Легко искать отдушину в храме, когда можешь поехать в него только в выходные дни, чтобы на время забыть о всех мирских заботах и поговорить со Всевышним. Намного труднее не потерять благоговения перед Святыней, когда служение Православной Церкви становится рабочими буднями.

Читать далее «Красота, которая спасёт мир»

Красота, которая спасёт мир

Алиса Матвиенко

 

 

 

 

 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский писал: «Иконы требуются нашею природою. Может ли природа наша обойтись без Образа? Можно ли, вспоминая об отсутствующем, не воображать Его? Не Сам ли Бог дал нам способность воображения? Иконы – это ответ Церкви на вопиющую потребность нашей природы». Эти слова правдивы. Часто человек в полной растерянности и незнании, как жить, что делать дальше, заходит в храм, становится перед Cвятым Образом где-то в дальнем углу, куда еле проникает свет от потрескивающих свечей на подсвечниках, и начинает молиться. Не зная, что сказать, чего попросить перед этим благим образом, человек просто обнажает ему душу, вознося свою бессловесную, слёзную молитву. И неожиданно происходит чудо – по окончании богослужения само собой на душе становится легче, ответы на тяжёлые, гнетущие вопросы приходят сами собой, и на сердце становится спокойно. Регулярная молитва перед иконописным образом постепенно может вывести человека из состояния уныния и сильной печали лишь с помощью своего всепонимающего взгляда, который излучает умиротворение и неподдельную благодать. Иконы – необыкновенные изображения, всем своим видом они побуждают нас к молитве, помогают ощутить близость Первообраза и настроиться на общение со Всевышним. Читать далее «Красота, которая спасёт мир»