«Лебединая верность» или «Чудо рук Божиих»

 С раннего детства мы слышим рассказы и сказки о прекрасной белоснежной птице, которой поэты посвящают свои стихи, народ — песни и сказки, композиторы — музыку. Любо смотреть, как она гордо рассекает широкой грудью водную гладь, величаво неся на грациозно изогнутой шее изящную голову. Клюв чуть опущен к воде, сам он красный, а у основания, перед самым лбом, вздувается приметной черной шишкой. Это лебедь-шипун, который в естественных условиях встречается крайне редко.

Семейные пары у лебедей чаще всего образуются на всю жизнь. А она может быть долгой, так как лебеди относятся к большому и разнообразному птичьему сословию долгожителей. Некоторые из них (так же, как орлы и аисты) способны дожить почти до 100 лет.

В семье лебедей-шипунов оба супруга принимают одинаковое участие в необходимых «домашних» хлопотах — по устройству гнезда, высиживанию яиц и воспитанию молоди.

Гнездо, сделанное лебединой супружеской парой, довольно прочное и внушительное. Это сооружение из растительного материала, часто до метра высотой и диаметром в три метра, строится у берега или на небольших островках.

После того как лебедята вылупятся, родители находятся рядом с птенцами, охраняя и защищая их около пяти месяцев с момента появления. Но подросшие лебеди, даже став самостоятельными, часто остаются с отцом и матерью дольше. Однако молодежь всегда изгоняется самцом, когда наступает новый сезон размножения.

О верности лебедей люди складывают песни и через века проносят легенды, удивительные и трогательные истории.

Всем издавна известен смысл выражения «лебединая верность». Больше, чем другим, проникновенность этих слов понятна рыбакам. Будучи завсегдатаями укромных озер и речных заводей, они нередко становятся свидетелями лебединых драм. Если кто-то из грациозной белой пары гибнет, то вторая половина месяц, а то и больше беспокойно мечется над водой, оглашая окрестности жалобными криками.

Администрацию города Глазов, редакцию газеты «Мой город» и депутатов Городской думы забросали обращения взволнованных горожан.   Дело в том, что на небольшом озере в Южном поселке этого удмуртского городка живет пара лебедей. На дворе середина ноября, а теплолюбивые птицы никак не улетают на юг: скоро озеро покроется льдом, и красивые птицы погибнут от собак или от рук бомжей. Общественность требовала спасти лебедей. Что делать? Ведущие орнитологи Удмуртского университета поначалу предложили попугать птиц, возможно, даже пострелять из ружья в воздух, перестать их кормить. Но лебеди и не собирались покидать насиженное место. Причиной тому оказалось нездоровье одного из лебедей: он не мог улететь, а второй, как и положено лебедям, остался с ним. Это обстоятельство в корне изменило   подход к решению вопроса: лебединую пару отловили и доставили на станцию юннатов. Это был единственный способ спасти их жизнь в этой ситуации. Если лебеди перезимуют успешно, весной они снова станут украшением маленького озера на радость горожанам.

Настоящая трагедия разыгралась над озером в Днепропетровском парке. В один из декабрьских дней со стороны озера донесся резкий гортанный крик, вернее, вопль — иначе не скажешь. Громко, отчаянно, от страха или боли кричал-плакал лебедь, но который? Белый «кликун» Гоша или его подружка, черная красавица Сеня? Гоша прожил в парке 20 лет, был любимцем взрослых и особенно детей. Бесстрашно подходил к людям, брал пищу из рук, а за теми, кого хорошо знал, плыл следом. Возле него всегда слышался веселый смех. Так же вела себя и Сеня. Трудно представить, что кто-нибудь мог поднять руку на беззащитных птиц, но факт остается фактом — какой-то негодяй жестоко избил Гошу. Работники парка, отчаявшись оказать помощь самостоятельно, отвезли Гошу к ветеринару, но, увы, спасти лебедя не удалось. Орудие убийства — длинную палку — обнаружили на ступенях, спускающихся к воде, неподалеку от входа в летний театр. Тот, кто ею ударил, воспользовался доверчивостью птицы и темнотой. Сеня, не отстававшая от своего друга ни на шаг, конечно же, была свидетельницей дикой расправы над ним. Она перестала есть, пряталась под мостками, несмотря на уговоры, не хотела подходить даже к знакомым людям и все время отчаянно звала Гошу. Горожане приходили к озеру, плакали. Слез не стеснялись ни взрослые, ни дети. Очень многие звонили, предлагали помощь, деньги. Спустя некоторое время Сеня стала понемногу есть, но по-прежнему сильно тосковала, с утра до вечера плавала и кричала.

Удивительная самоотверженность, верность погибшему другу, невозможность жизни без него — неужели это о птице? Оказывается, она способна проявлять такое богатство чувств, которое, к сожалению, не доступно многим и многим людям.

Т. Д. Жданова
«Виноград», православный педагогический журнал
2006

Патриаршая проповедь в праздник Успения Божией Матери после Литургии в Храме Христа Спасителя

 

 

 

 

 

 

 

28 августа 2020 года, в праздник Успения Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к верующим со словом.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня, дорогие владыки, отцы, братья и сестры, мы торжественно прославляем Пречистую и Преблагословенную Царицу Небесную. Но прославляем в особый день — в день Ее кончины, успения, в день Ее смерти.

Мы знаем, что силой Божественной Дева Мария была восхищена на небо. Но это мы знаем сейчас, об этом узнали апостолы спустя определенное время, а тогда, когда перестало биться сердце Матери Господа и Спасителя, все воспринимали это как реальную смерть. Сегодня действительно день кончины Божией Матери — почему же такой славой и такой радостью овеян этот праздник? Никакой скорби, никаких темных риз, никакого воспоминания о кончине и о погребальной пещере — и это совсем не случайно! Ибо Царица Небесная силой Божественной была выведена из состояния смерти и восхищена в Царство Сына Ее и Бога нашего.

Вот почему Церковь не празднует кончину Божией Матери. Мы празднуем кончину Ее Сына, Спасителя, в Великую Пятницу. Мы оплакиваем плащаницу, произносим особые слова молитв и песнопений, которые выражают нашу скорбь в день умерщвления Спасителя, именуемый Великой Пятницей. А в день Успения у нас нет никакой скорби — одна только радость. Читать далее «Патриаршая проповедь в праздник Успения Божией Матери после Литургии в Храме Христа Спасителя»

Армагеддон: повсюду здесь и сейчас

 

 

 

ВЛАДИМИР СУРИН
директор Центра изучения общественно
значимых проблем, Москва

 

 

АРМАГЕДДОН: ПОВСЮДУ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

 

Паранойя «золотой миллиард» есть именно то, что люди власти уже века боятся вслух даже произносить: это ересь. Ересь и Истина – несовместимы. Поэтому можно смело отвергать смысл деторождения. Можно! Христианский мир давно рухнул. Отец лжи обольстил нас, всех европейцев. Кастовый мир благоденствует, — без Гейтса, Грефа и «Римского клуба». Кастовый мир – это уже полмира. И демографически, и экономически. А нужно только это. Нужно только это земное бытие. Индусы, как и четыре тысячи лет тому назад, задерживают дыхание, чтобы не дышать одним воздухом с «неприкасаемым». С точки зрения индуистского кастового общества мы, забывшие Бога экс-европейцы, стали одной поганой кастой неприкасаемых. В первых рядах этих нелюдей – Билл Гейтс, и весь «Римский клуб»… Мы, экс-христиане, оскверняем теперь уже их трёхмиллиардный мир… Нас парализует страх! Все, абсолютно все, подают руку (!) шелудивому президенту Финляндии. Все, абсолютно все, знают, что этот президент родом из однополой «семьи». И что? И ничего!..

«Золотой миллиард», ересь ересей, дающая возможность понять, кто есть кто. Уже за тысячи лет до «рождества» Билла Гейтса существует глобальное кастовое сообщество Индия-Китай. Христианский мир рухнул, и действительность проявилась, как она есть. Мир – это мир под пятой «трёх золотых миллиардов» Китая и Индии. Потому что мы боимся быть христианами. Пришло время, именуемое «современность» и пришли термины это время описывающие. Пришло время Армагеддона. Время христианства без христиан. Читать далее «Армагеддон: повсюду здесь и сейчас»

28 августа — Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

На Успенье Богородицы,
Мягкий стелется туман.
За домами, у околицы,
Скирды сена по лугам.

И идёт народ с лукошками,
Рано утром по траве.
Троп извилистыми стёжками,
По серебряной росе.

В заповедный край берёзовый,
Под напев его листвы.
Тихой грустью зачарованный,
Красотой Святой Руси.

В синеокой бесконечности,
Как в хитоне, небеса.
У порога Божьей Вечности,
Словно молятся леса.

И под вечер, пред иконкою,
Тихо теплится свеча.
Под молитовку негромкую,
Очищается душа.

Сергей Заляжный, СПб, 2009

Феодосий Печерский

ФЕОДОСИЙ

ом большой был, из самых богатых в Курске. Наверху жили Феодосий и его мать. Внизу была поварня. Двор обставлен постройками ‒ склады, мастерские, нужники, жилые избы. Все обнесено бревенчатым высоким забором, бревно к бревну приставлено плотно. По забору гребнем ‒ железные шипы. Феодосий спустился по лесенке. Рядом с ним по стене, в столбе лунного света, спускалась его тень. В сенях поперек двери спал на полу слуга. Феодосий перешагнул, двинул засов ‒ Бог помог отодвинуть бесшумно. Жучка налетела, едва Феодосий показался на пороге, лапами уперлась в грудь, задышала, заплясала. Он ее отстранил. Не до прощаний. Застигнут, не помилуют. На воротах замок с калач величиной. Ключ на ночь мать забирала к себе. Но в дальней стене забора, в зарослях крапивы, где были свалены старые гнилые бочки и куда никто не ходил, у Феодосия давно уже было подкопано одно бревно. Сперва оно никак не хотело пошевеливаться, сколько он его, подкопав, ни расшатывал, ‒ сидело недвижно, будто пустило корни в толщу земли. Но помаленьку, раз за разом, он его раскачал; и теперь оно поддалось без труда ‒ наклонилось внутрь, во двор, настолько, что Феодосий мог вылезти в проулок. Проулок, неширокий, непроезжий, весь был перекрыт тенями заборов и крыш. Соседские псы залаяли было; но распознали соседа и успокоились.

 

Шепча молитву, Феодосий поспешно зашагал по мягкой мураве. На отчий дом он не оглянулся. В доме господствовала мать. Подбоченясь, расхаживала она по своим владениям, и челядь боялась ее зычного голоса и тяжкой руки. Она любила поесть, ее кладовые ломились от копчений и солений, а щеки у нее были без румян как яблоки красные. Любила почет и в церкви норовила пробиться туда, где стояла супруга посадника, и состязалась с той в нарядах и в спеси. Мужчин любила. Рано овдовев, приближала к себе то одного молодца из рабов своих, то другого. После смерти мужа она держала в руках большую торговлю. Сама ею управляла и радовалась, что ее достояние множится. Но всю сладость жизни ей портил Феодосий. Каждый день он ей отравлял горьким ядом. С малых лет только и знал что молился ‒ это при таких достатках! Другие дети играют ‒ он не хочет. Другому мальчику справят новый кафтанчик, новые сапожки ‒ мальчик рад. А Феодосий скинет обнову и наденет старое, да еще выбирает что похуже.

‒ Да ты что! ‒ скажет мать. Он в ответ: ‒ Матушка, богатая одежда Господу неугодна. ‒ Да ты почем знаешь! ‒ В Писании ‒ прикажи, прочту тебе ‒ сказано о гробах раскрашенных, у которых смрад внутри.

Мать чуяла в этих гробах обидное что-то и бранилась, и пинком прогоняла сына прочь. А он, опустив голову, выслушивал брань и шел в церковь. Уж так любил церковь! Что б там ни происходило ‒ все ему отрада. Литургия идет ‒ он от торжества светится. Принесут покойника ‒ Феодосий тут как тут, стоит со свечкой среди сродников умершего и подпевает: со святыми упокой. В великий четверг читают двенадцать Евангелий ‒ он дослушает до конца, вслед за чтецом повторит всякое, самое малое даже словечко.

‒ Ведь уж наизусть знаешь, ‒ наставляет его мать, ‒ что тебе за удовольствие слушать? Послушал немного, помолился, к иконам приложился, ну и ступай домой. Это ж ноги отвалятся ‒ все службы выстаивать, что попы навыдумывали. Только черноризцам оно прилично да нищим, которые от этого свою выгоду имеют, а не нам, богатым людям.

‒ Матушка, ‒ отвечал Феодосий, ‒ ошибаешься ты. Когда знаешь наизусть, тут-то самая радость ‒ услышать заново каждое слово. Ты его любишь бесконечно и заранее ожидаешь встречи с ним. Видишь, как оно приближается и как другие слова приуготовляют его явление, и душа стремится ему навстречу и ликует, когда встреча свершается. Как мне прискорбно, матушка, что не могу разделить с тобой эту радость.

Мать не понимала, что он говорит.

‒ Ох, зачем, ‒ восклицала она своим зычным голосом, ‒ зачем я ему позволила выучиться грамоте! Из-за нее он такой, из-за проклятых аз-буки, буки-аз! Да для кого ж мы с отцом твоим покойным богатство наживали! Он: Не о богатстве надо думать, а о спасении души. Она: ‒ Все душа, а плоть куда денем? Он: ‒ Подчиним душе. ‒ Ой, сын, не спорь ты. Ой, покорись мне. И пот с ее лица лил, так жарко она желала, чтоб он жил не по-своему, а по ее.

‒ Я рад бы, матушка, тебе покориться, ‒ отвечал он с состраданием, и заповедь велит покоряться родителям. Но если все покоримся, кто ж будет Богу служить?

И опять она принималась ругаться и бить его своими большими кулаками, крепкими как железо, так что он уходил от нее весь в синяках.

‒ Не слишком ли ты к нему строга, ‒ говорили ей многие, сам посадник говорил, видя эти синяки, ‒ теперь ведь не старое время, смотри-ка ‒ из таких-то и таких-то семейств побрали ребят в Киев в школе учиться, ‒ ты бы своим гордилась, что он, дома сидя, стал грамотей почище наших попов. К достатку да разум ‒ могут быть ему, как возмужает, и прибыльные должности, и почести от людей.

‒ Никакой от того прибыли быть не может! ‒ отвечала мать. ‒ Один срам и разоренье! Давеча рубаху с себя снял и отдал кому-то: у него, говорит, не было. Да мало ли у кого рубахи нет. Этак после меня всё раздаст и пойдет с сумой, костям моим на позор.

А у него свои заботы. Просвиры стал печь. В Курске только одна старушка пекла просвиры, и всегда их не хватало; и нельзя было служить литургию, которую Феодосий так любил. Он и решил печь просвиры, чтоб всегда их было нужное количество. Очень по сердцу ему это пришлось. Встанет, когда все еще спят, уложит в печи дрова, выбьет огонь. Пока пылают дрова, замесит тесто, разделает его на выскобленном добела столе, а когда дрова прогорят, разгребет жар и поставит просвиры печься. И всякий раз ему внове это чудо ‒ что из бледного теста, сыро пахнущего, сила огня и креста сотворит плоть божью, спасение человеков. И с замиранием шепчут его губы: ‒ Господи, благодарю тебя, что сподобил!

 

Отрывок из повести «Феодосий». «Лики на заре». 1966. В.Ф. Панова

Ошибка Бжезинского

 

 

 

 

Виктор Максимов,
настоятель храма св. вмч. Георгия Победоносца
п. Белоносово Челябинской области

 

 

ОШИБКА БЖЕЗИНСКОГО

 

Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность»,
тогда внезапно постигнет их пагуба (1 Фесс. 5:3).
 

 

Кризис цивилизации  – следствие ошибки. В 1990-х годах нам казалось, что кризис идеалов, кризис мировоззрения – только у нас, что он связан с неудачной попыткой построить коммунизм – этот рай на земле. Но за три десятилетия мы узнали столько нового, что стало понятно: кризис мировоззрения наступил во всей европейской цивилизации. Европейской не по территории, а по происхождению. Еще точнее, христианской цивилизации.

Западная Европа, постепенно объединяясь в одно государство – Европейский Союз, – пытается уже принять и новую Конституцию этого государства. Знаменательно, что в проекте этого Международного договора от 29 октября 2004 года нет ни слова о христианском происхождении европейской цивилизации. Отступление от Христа (апостасия) зашло уже так далеко, что в школах запрещают ученикам молиться, класть на парту Библию и проявлять христианскую религиозность любым другим способом. Читать далее «Ошибка Бжезинского»

Мистика и магия русской судьбы

 

 

 

 

 

 

Сергей Каширин
член Союза писателей России

 

 

МИСТИКА И МАГИЯ РУССКОЙ СУДЬБЫ

 

  1. Истинно, в исторической судьбе человечества, сколь цивилизованно ни отстраняйся от суеверия и предрассудков, есть нечто мистически загадочное. Или необъяснимо магическое. Словом, иррациональное. Недоступное логическому пониманию. Будто бы всемогущую волю диктует людям нечто неведомое, сверхъестественное. И, к сожалению, чаще всего – вредное. Да еще и жизнеопределяющее. Отчего и говорят: живёшь не так, как хочется, а как Бог даст…

А что Бог даёт всему сущему? Ученые установили, что в природе каждая былинка, каждая травинка живет собственной индивидуальной жизнью, покушаясь перехватить, захватить, отнять у соседней часть света, воздуха и влаги. То есть, у них там тоже «кто кого», своя постоянная война. Читать далее «Мистика и магия русской судьбы»

Церковь — народ Божий

Дом Божий называется храмом. Люди в храме называются церковью. Это православные христиане, народ Божий. Утром в воскресенье православные христиане собираются в храме на богослужение. Эта служба называется литургия (служение, общее дело).

Церковь также называют кораблем спасения. Нашу жизнь можно сравнить с морем, через которое человек проходит свой земной путь от рождения до вечности. Удобнее преодолеть житейское море не в одиночку, а на корабле, Капитан которого – сам Христос. Вместе с Ним – Богородица, все святые, ангельский мир. Этот корабль непотопляем, потому что идет под парусами веры, надежды, любви в наше Отечество Небесное.

У того, кто является частью церкви есть видимый знак. Каждый православный христианин носит нательный крестик. Крест – это символ победы Жизни над смертью.

 

 

Церковь – со Христом народ,
Православия оплот

«Добронравие для маленьких»
АНО «Семья России», 2016

О пресловутой «свободе слова»

 

 

 

 

 

Протоиерей Георгий Городенцев
кандидат богословия

 

О ПРЕСЛОВУТОЙ «СВОБОДЕ СЛОВА»

 

Коя считается одним из «величайших достижений и достояний демократических стран», всячески охраняется, насаждается и культивируется. Но, если вдуматься, то зачем ее охранять, насаждать и культивировать, когда совершенно очевидно, что практически каждый человек итак обладает ею по самой своей природе?!

И действительно, каждый из нас очень легко может проверить это на собственном опыте. Ну, например, зайти в туалет, хорошо закрыть день изнутри и совершенно свободно поговорить, скажем, с унитазом. Кстати говоря, заметим, что это весьма достойный собеседник для множества нынешних политиков (т.е. политиканов), предпринимателей (т.е. ворья) и представителей СМИ (журналяг, т.е. профессиональных лгунов).

Ах, вы не хотите, вы желаете, чтобы вас слушали не унитазы, а люди, к примеру, я… Но, позвольте, а вы меня спросили, хочу я вас слушать или нет?! А навязывание мне или другому ваших вшивых слов означает, что нас, слушателей, лишают свободы слушания, заставляют слушать не то, что мы желаем слышать!!!

Итак, уже в первом приближении очевидно, что пресловутая «свобода слова» означает несвободу слушания, что, собственно, и происходит сейчас сплошь и рядом. Вспомним, хотя бы все еще «святые» для некоторых 90-е годы. Когда вчистую ограбленный русский народ и другие, дружественные ему, народы бывшего СССР вымирали, а СМИ и прочая публичная (во всех смыслах) демократическая тусовка, в упор не замечая этого, сплошь и рядом, захлёбываясь от восторга, бухтели о «торжестве дерьмократии», «свободы слова» и прочем дерьме, но совсем не о том, что хотели слышать люди!

Приведем еще более интересный и актуальный пример. Как известно, сейчас на Украине идет братоубийственная война. Как же реагируют на это СМИ? Если включить украинский телевизор, то там сплошные песни, пляски, хи-хи да ха-ха, а также многочисленные сериалы (зачастую российского производства) того же плана. Тема войны задвинута на самые задворки, и на короткое время появляется, в основном, лишь в новостных передачах. Где суровые украинские «воины-света» вещают о своих очередных «перемогах».

Да, но ведь мы живем в мире, где «можно свободно получать информацию», например, в интернете. Там свободно можно узнать противоположную точку зрения, скажем, из известного пророссийского сайта «Русская Весна». И что мы там узнаем? А там нам непрестанно сообщают об очередных «победах» другой стороны. Но вдумчивый читатель, даже если он очень и очень пророссийски настроен, рано или поздно поймет, что эти «победы» стоят тех «перемог».

Ребята, народу Украины не нужны ваши бесконечные «перемого-победы», ему нужен мир! Что, собственно, – совершенно естественно (ведь даже плохой мир лучше хорошей войны); уже неоднократно была отражено в социологических опросах; поэтому и на стенах домов у нас пишут: «Люди хотят мира»!

Но в то же время, с обоих противоборствующих сторон, в рамках все той же пресловутой «свободы слова» нам никто этого мира реально не обещает. Так что грош цена этой «свободе слова»!

Завершая эту статью, заметим, последний вывод относится не только к конкретному случаю, но и вообще ко всему описываемому понятию. Впрочем, это только, так сказать, цветочки «свободы».

Чипирование – вопрос решённый: начнут с москвичей

 

 

 

 

Михаил Мельников
журналист

 

 

ЧИПИРОВАНИЕ – ВОПРОС РЕШЁННЫЙ: НАЧНУТ С МОСКВИЧЕЙ

 

Разработка систем электронного концлагеря для России идёт днём и ночью, без обедов и выходных. Но у нас ещё есть возможность этому противостоять.

Оговорюсь, что само по себе выражение «электронный концлагерь» — неточное: цифровизация отнюдь не предполагает концентрации населения, её смысл в том, чтобы контролировать нас в любой точке, без особой нужды не ограничивая свободы передвижения. Точнее было бы «Универсальная система слежения», «Прозрачное общество» — но эффектный слоган про концлагерь уже укрепился в обиходе, и моральную суть вопроса, в общем, отражает достаточно убедительно.

Россия вплотную подошла к черте, за которой начнётся чипирование населения. На первом этапе оно будет добровольным, а дальше — как получится. Об этом уже говорят не только общественники и неравнодушные публицисты, но и вполне официальные лица. Так, в среду, 16 июня, глава Совета по правам человека Валерий Фадеев, комментируя перспективы чипизации населения, заявил, что остановить прогресс невозможно, можно лишь снять «сопутствующие риски». Читать далее «Чипирование – вопрос решённый: начнут с москвичей»

Дитя

Отрешенно и безгрешно
На руках сидит дитя.
Улыбается беспечно,
Славы мира не ища

Подарила людям Вечность,
С неба звездочку свою.
Облеклась в плоть Бесконечность,
В жизни новую зарю.

Чуть качается головка,
Словно в поле колосок.
И звучит пока неловко,
Тонкий, звонкий голосок.

Глаз озера голубые.
Чистоты души кристалл.
В детстве все почти святые,
А потом, кто что стяжал.

 

Сергей Заляжный, СПб, 2009

Пустынник и волчица

Видели мы и другого чудного мужа. Он жил в маленькой пещере, в которой возможно было помещаться только одному человеку. К нему во время его трапезы обыкла приходить волчица, и редко когда зверь этот ошибался, не попадал в обычный час употребления пищи. Ожидала волчица всегда у входа в пещеру столь долго, доколе пустынник не выносил ей остатков от трапезы своей: тогда она лизала его руки и уходила, как бы исполнив долг свой и получив утешение. Случилось, что святой отлучился на довольно продолжительное время из пещеры, провожая посетителя — брата, и возвратился только к ночи.

В этот промежуток приходила волчица к обычному часу трапезы. Ощутив, что келлия пуста, что господин ее находится в отсутствии, она вошла в пещеру, тщательно отыскивая обитателя. В пещере висела корзинка из пальмовых ветвей с пятью хлебами. Из этих хлебов один волчица достала и съела; за тем, совершив преступление, ушла. Пустынник возвратившись увидел, что корзинка повреждена, и что не достает одного хлеба. По оставшимся крохам от съеденного хлеба, он легко угадал виновного. Справедливость подозрения подтвердилась последствиями: в следующие дни волчица не приходила по обычаю своему, не решаясь в сознании дерзновенного поступка прийти к тому, кому она нанесла оскорбление. Прерванное знакомство с воспитанницею огорчало пустынника.

Призванная его молитвами, она, по прошествии семи дней, возвратилась и села по обычаю пред пещерою в то время, как пустынник употреблял пищу.

Однако, смотрите, какова была стыдливость кающейся! Волчица не осмелилась подойти так близко, как подходила прежде, но сидела вдали, опустив глаза в землю по причине глубокого стыда, чем ясно выражала, что просит прощения.

Пустынник, сжалившись над нею, приказал ей подойти ближе и, ласково погладив рукою по голове печальную, угостил ее удвоенным количеством хлеба. Получив прощение, волчица развеселилась и снова начала исполнять принятую ею на себя обязанность — посещать пустынножителя. Воззрим и в этом отношении на силу Христа, Которому повинуется все, даже лишенное разума, пред Которым укрощается все зверское: волчица находится в услужении! Волчица сознается в согрешении воровством! Волчица подчиняется действию стыда по причине сознания! Призванная, она приходит, подставляет голову, понимает, что ей подано прощение, подобно тому, как ощутила стыд от впадения в погрешность.

Это — Твоя сила, Христос! Это Твои чудеса, Христос! Тебе принадлежат дивные дела, совершаемые служителями Твоими во имя Твое! То достойно неутешного плача, что звери ощущают Твое величие, — не ощущают его человеки.

Свт. Игнатий Брянчанинов
«ОТЕЧНИК. Повести из жития старцев, преимущественно египетских, которых имена не дошли до нас».