МЫ ДЕТИ

Нас вместе Господь собирает
По жизни с любовью ведет.
Он словом своим назидает,
Душа Ему песню поет.

У Господа мы всегда дети,
Его только слушать должны,
Он самый любимый на свете,
Мы светом Его рождены!

И если однажды споткнемся
Или оступимся вдруг,
Лицом мы к Нему повернемся,
Христос руку даст нам, как друг!

Валерий Шамрай

О Хазарском каганате

 

 

ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО

             историк

 

 

 

О ХАЗАРСКОМ КАГАНАТЕ

 Лев Гумилёв об этнической химере

 

В последнее время в информационном пространстве все чаще всплывает тема создания «нового Хазарского каганата» на Украине. В связи с этим полезно вспомнить историю «того» Хазарского каганата, просуществовавшего под управлением иудеев около 150 лет (IX–X вв.), и разрушенного князем Святославом в 965 году.

Обратимся за помощью к трудам Льва Гумилёва. Уж кто-кто, а он «пропахал» эту тему вдоль и поперек, проанализировав обширную научную литературу и проведя несколько Хазарских археологических экспедиций, где пощупал хазарские памятники своими руками. В одной из таких экспедиций он даже нырял на дно Каспия с аквалангом. (По теме см. кн. Л.Н. Гумилёва: «Открытие Хазарии»; «Древняя Русь и Великая степь»; «Этносфера: История людей и история природы»; «Тысячелетие вокруг Каспия».)

Во-первых, надо заметить, что в связи с историей Хазарии сочинено множество небылиц, в том числе «научных». Гумилёв приводит пример подобного мифотворчества: «Недавно вышла книга (Лондон, 1976 г.), в которой хазары названы тринадцатым коленом (племенем) Израиля» (сегодня тема «колен» довольно популярна – Е.Е.). В этой научной книге учёный обнаружил множество грубых ошибок, что привело его к следующему выводу: «Да ведь не тайны историографии тёмных и давних времен интересовали автора. Главное – это связь истории хазар с последующей судьбой иудаизма» (подробнее см. в кн. «Этносфера: История людей и история природы»).

Или, к примеру, существует мнение, что большинство восточно-европейских (или европейских) евреев – это потомки бежавших из Хазарии иудеев. И так далее и тому подобное…

Но главное – в последнее время тема Хазарского каганата уже прочно вошла в арсенал гибридной войны и используется в пропагандистских целях (Игорь Беркут, он же Гарри Бер-Кут и др.).

Обратимся к истории. Первые упоминания о хазарах – европеоидах дагестанского типа – относятся ко II в н.э. Вначале они занимали небольшую территорию каспийского побережья в районе Терека (совр. Дагестан). Затем распространились до Нижней Волги и заселили ее просторную дельту, перенеся столицу в город Итиль, где в то время уровень Каспийского моря был ниже на 8 метров (совр. – Астраханская обл.).

В VI–VII веках хазары частично смешались с пассионарными тюрками (смесь европеоидов и монголоидов), которые в течение 100 лет использовали их территорию в качестве базы для военных походов. Тюрки научили хазар маневренной войне, что помогло им расширить границы Хазарии и отбиться от воинственных арабов и других неприятелей. Здесь мы можем провести некоторые параллели с периодом татарского ига на Руси: отражение нападения крестоносцев в XIII в. при поддержке татар, переезд татарских воинов на московскую службу, частичное смешение с ними и пр. (см. кн. Л.Н. Гумилёва «От Руси до России»).

В результате этнического контакта в VI–VII вв. тюркские ханы династии Ашина возглавили Хазарское государство (650–810-е гг.), обеспечив своей новой родине стабильность и порядок.

Теперь – о евреях. С ними случилась такая история. В конце V в. в Иране произошла война элит. Верх взяли антисистемщики-маздакиты (по имени одного из вельмож Маздака), которые развязали масштабные репрессии и провели конфискации имущества. Местные евреи, издавна жившие в Персии, отреагировали на это по-разному. Гумилев писал: «Ортодоксам-талмудистам маздакиты были омерзительны, вольнодумцам-каббалистам любезны. Торжество маздакитов грозило евреям-талмудистам гибелью, и они эмигрировали в Византию… Когда же в 529 г. в Иране произошла расправа с маздакитами (их закапывали живыми), то примкнувшим к ним евреям пришлось плохо… (и они) бежали на Кавказ, подальше от разъяренных персов. И очутились они на широкой равнине между Тереком и Сулаком (р-н Дагестана), стали пасти там скот, избегая конфликтов с соседями и не слишком строго соблюдая традиционные обряды. Однако они свято праздновали субботу и совершали обряд обрезания».

В такой обстановке евреи прожили более 200 лет, в гармонии с кормящим ландшафтом и мирном соседстве с хазарами, пока в VIII к ним не стали прибывать евреи из Византии (где их стали притеснять). Это были уже другие евреи – городские, образованные и состоятельные. «Эмиграция византийских евреев в Хазарию была облегчена тем, что беглецов встречали единоверцы», т.е. караимы, неталмудические евреи, которых прибывшие раввинисты посчитали отсталыми и, впоследствии, относились к ним с «презрением».

Эти новые евреи хорошо знали, куда и зачем они прибыли. Низовья Волги находились на перекрестке крупных торговых путей. Главный доход приносила транзитная торговля и контроль над караванными путями – шелковым (верхним), через современный Казахстан и северное побережье Каспия, и северным, из Ирана вверх по Волге в Великую Пермь (пушнина). Кроме того «основным предметом вывоза из Хазарии в VIII–IX вв. были рабы». Так что, деловым людям было чем заняться.

Прибывшие евреи довольно быстро наладили связи с доверчивой тюркской аристократией, привыкшей к мирному соседству со старыми евреями. Укреплению этих связей способствовало следующее важнейшее обстоятельство. «В странах Европы и Евразии… браки с еврейками возбранялись христианской и мусульманской религиями. В Хазарии таких ограничений не было», поскольку большинство тюрко-хазар были язычниками. «Богатые евреи подносили хазарским ханам и бекам роскошные подарки, а красавицы еврейки пополняли ханские гаремы. Так сложилась еврейско-хазарская химера», – писал Гумилёв. Произошло это во второй половине VIII в., спустя несколько десятилетий после переселения первых византийских евреев в Хазарию.

В итоге, в начале IX века (после 803 г.; точной даты нет) в Хазарии был совершён политический переворот: «В Хазарском каганате некий влиятельный иудей Обадия взял власть в свои руки, превратил хана из (тюркской) династии Ашина (по отцу) в марионетку и сделал раввинистский иудаизм государственной религией Хазарии». Но, добавим, религией не для всего народа, а лишь для иудеев и небольшой части иудаизированной хазарской аристократии.

Гумилёв резюмирует: «Законный хан из рода Ашина стал иудеем, т.е. принял веру своей матери… Все государственные должности были распределены между евреями, причем сам Обадия… возглавил правительство при номинальном хане (кагане), находившемся с этого времени под стражей и выпускаемом напоказ народу раз в год».

Здесь возникает очень важный вопрос: в чем было этнологическое различие между тюркской и иудейской правящей элитой? Ведь тюрки тоже были пришлыми для хазарского народа. Гумилёв отвечает так: «Характер тюрко-хазарских и иудео-хазарских отношений был диаметрально противоположен. Тюрки награждали хазарок детьми, которые вырастали хазарами, с повышенной пассионарностью. Евреи же, наоборот, извлекали из хазарского этноса детей, либо как полноценных евреев (мать – еврейка), либо как бастардов (отец – еврей), чем обедняли хазарскую этническую систему, а тем самым вели ее к упрощению (т.е. ослаблению – Е. Е.)». Этот процесс за 80 лет (в VIII в.) «дал весьма ощутимые результаты: в стране появилась популяция людей, говоривших по-хазарски… но не бывших хазарами по этносу и культуре». Забегая вперед заметим, что именно в этой специфике иудео-хазарских отношений и заключалась глубинная причина падения Хазарского государства, которое к X веку никто из хазар не хотел защищать.

Надо заметить, что вначале простой народ на переворот иудея Обадии отреагировал вяло. Однако тюркская родовая аристократия, над которой нависла угроза уничтожения, решила дать бой. И началась длительная внутренняя война. Точная хронология этой войны не известна, но она была очень кровопролитна и велась с особой жестокостью, непривычной для войн того времени (с людей сдирали кожу и пр.). Продолжалась она около 20-ти лет, до 20-х годов IX в.

Поскольку своих еврейских воинов у иудейской верхушки не было, они использовали профессиональных наёмников из числа кочевников, в которых тогда недостатка не было. Евреи хорошо платили, но требовали от своих наёмников побед. И если те терпели поражения, их жестоко наказывали с помощью других наемников. Случалось, что провинившихся убивали.

В результате этой внутренней войны множество пассионарных тюрко-хазар погибло, часть бежала. Иудейское правительство победило. Этот «урок» запомнился надолго, и до распада каганата (через 150 лет) серьёзных восстаний в Хазарии не было. «Когда этнос живет как целостность и сталкивается с химерой или антисистемой, дело кончается тем, что остается кто-то один», – писал Гумилёв. Ситуации, когда «можно договориться» в таких случаях не бывает.

Что же касается отношений Хазарии с Русью, попавшей в конце IX под власть варягов, то Гумилёв делает вывод, расходящийся с привычной версией: «Варяжские конунги были… сначала союзниками, затем соперниками, а потом вассалами евреев-рахдонитов (купеческой верхушки Хазарии)». В результате их бездарного правления, приведшего к военным поражениям Киева, иудео-хазары «использовали русов и славян в войнах с христианами (Византия) и мусульманами-шиитами, подавляя возмущения язычников руками наемников – мусульман-суннитов» (подробнее см. в кн. «Древняя Русь и Великая степь»).

К X веку территория Хазарии заметно расширилась – до Крыма (который иудеи делили с греками), Средней Волги и Арала, а с вассальными территориями, платившими дань, еще дальше – на север и запад до Днепра! «Около 900 г. купеческая организация рахдонитов стала гегемоном Восточной Европы. Молчание летописца Нестора, – пишет Гумилёв, – показывает, что в последующие годы Олег не побеждал, а уже в начале X в. русский флот оперирует на Каспии против врагов хазарского царя. Очевидно, киевские власти стали поставлять хазарскому царю «дань кровью». Они посылали подчиненных им славяно-русов умирать за торговые пути рахдонитов» (рахдониты – знающие дороги). Говоря современным языком, славянские воины использовались иудейской верхушкой Хазарии, как пушечное мясо, которое посылалось киевскими князьями, в виде уплаты дани…

Итак, с точки зрения этнологии Хазария «из системной целостности превратилась в противоестественное сочетание аморфной массы подданных с господствующим классом, чуждым народу по крови и религии». Хазарский народ был обложен высокими налогами и находился «в значительно более тяжёлом положении, чем крестьянство на мусульманском Востоке». Другими словами, коренное население Хазарии, уже неспособное оказать сопротивления, подавлялось и эксплуатировалось самым жестоким образом! И выхода у них не было. «Перед начальниками хазары были обязаны падать ниц, а самое печальное, что дети хазар-огнепоклонников продавались на невольничьих базарах… Видимо местное население Хазарии… было полностью беззащитно перед грозными сборщиками налогов», – писал учёный.

Гумилёв поясняет, что народ Хазарии – «тюрко-хазары находились в конце фазы инерции», где пассионарность была уже низкая, а евреи – в начале этой фазы (продолжающейся около 300 лет), т.е. были более пассионарны. Но главное: «Будучи ровесниками византийцев и славяно-русов (пассионарный толчок I в н.э.) евреи отличались от них тем, что освоили не природный, а антропогенный ландшафт – города от Чаньани (Китай) до Тулузы (Франция) и караванные пути. Неизбежная взаимосвязь ландшафта с этносом чуть-чуть деформировалась, и этого оказалось достаточно чтобы этническая система (пластичная) превратилась в жёсткую, точнее – полужёсткую. Это означало, что этнос превратился в общественный слой». Причем небольшой – в столице Хазарии Итиле проживало около 4000 «еврейских мужей». Именно это превращение этноса в «общественный слой» у Гумилёва – ключевой момент!

Учёный обращает внимание на следующую закономерность: «Жёсткие системы автоматически исключаются из природного саморазвития. Их активность растет за счёт постоянных встреч с окружением, и она даже больше, чем у природных этносов. Но «возраста» такие системы не имеют (выделено нами – Е.Е.). Поэтому появление их среди природных (натуральных) этногенезов деформирует или, точнее, искажает обычный ход этногенезов региона, т.е. создаёт «зигзаги», не предусмотренные ни природой, ни наукой». Это важнейшее открытие Льва Гумилёва (которое ещё надо осознать!) объясняет многие острые вопросы мировой и отечественной истории и даёт выход на механизмы и природу глобализации (с XIX в.).

Гумилёв замечает, что иудео-хазарская химера была не единственной в истории, подобные химеры создали, например, македонские династии Птолемеев в Египте и Селевкидов в Сирии, а также парфянские шахи Аршакиды в Иране, которые «в течение трёх веков оставались для своих подданных чужаками». Он подчеркивает, что подобные «последствия возникали всюду, где возникали неорганичные контакты на суперэтническом уровне». Здесь надо подчеркнуть – «неорганичные» – когда сталкиваются ментально и культурно несовместимые этносы (суперэтносы).

Один из примеров такого контакта – русско-европейская («немецкая») химера XVIII–XIX веков, которая затронула значительную часть русской аристократии и интеллигенции и тем самым усугубила революционный кризис 1917 года, приведший к распаду Российской империи. «Для всех неромано-германских народов (неевропейских – Е.Е.) практика европеизации вредна, как переливание крови несовместимых групп», – говорил Гумилёв. Поэтому, когда сегодня какой-то русский человек называет себя «европейцем», не кидайте в него камни – это инерция той самой химеры.

Но возникает вопрос: почему не возникла похожая химера на Руси, где чужеземцы-варяги господствовали более 60-ти лет – с 882 по 944 г. (до Ольги), – и после того оставались влиятельной военной кастой? Гумилёв отвечает на него так: варяги были полиэтничны (не только скандинавы) и являлись «свободными атомами», выброшенными пассионарным взрывом с родины, «со старыми традициями они порвали, а новые, создаваемые их детьми наследовались у матерей (славянок)». Тем более, что варяги чаще находились в походах, чем дома. «Следовательно, если не дети, то внуки варягов становились славяно-россами подобно тюркютским отпрыскам в Хазарии».

Остаётся добавить, что после крещения Руси в 988 г. возможность образования этнических химер пресекалась Православной Церковью, запрещавшей браки с иноверцами, в том числе иудеями, которые к началу XII в. занимали в Киеве целый квартал (до изгнания их Владимиром Мономахом после Киевского еврейского погрома 1113 года).

Таким образом, с одной стороны варяжские правители Олег и Игорь (в IX–X вв.) принесли славянам много горя, проиграв почти все войны и сделавшись данниками иудео-хазар. С другой – варяги оставили славянам свои пассионарные гены. В конце концов, они были полностью ассимилированы.

Не так было с евреями, жившими замкнутой общиной. Гумилёв подчеркивает: «Евреи-рахдониты представляли суперэтнос, искусственно законсервированный на высокой фазе пассионарности. Рассеяние им не мешало, ибо их кормил антропогенный ландшафт – города. Благодаря «искусственности», т.е. повышению жёсткости системы, не допускался пассионарный перегрев (когда избыточные пассионарии бьются за первенство и производят всякие смуты – Е.Е.), но зато сама система становилась хрупкой. Поэтому она и сломалась от первого сильного удара в 965 г.». Таким образом, «жёсткость» системы оказалось самым слабым местом иудео-хазарского государства!

Теперь – главное. Согласно учению Гумилёва, жёсткие системы успешно функционируют в стабильных условиях, когда все детали на месте и достаточно горючего, если же условия меняются (тяжёлый внутренний кризис, война с сильным противником, стихийные бедствия и пр.), то механизм жёсткой системы начинает давать сбои, и его «перестройка… трудна». Поэтому жёсткие системы (в т.ч. социальные!) сильны, но недолговечны, а эластичные (этнические, природные) могут выживать в экстремальных условиях и меняющейся среде обитания. Примером тому весь катастрофичный русский XX век (см. в моей кн. «Пассионарная теория этногенеза Л.Н. Гумилёва: осмысление и попытка применения», гл. «Системный подход»).

Таким образом, победа князя Святослава в 965 г. поставила точку в 150-летнем владычестве евреев в Хазарии. Гумилёв писал: «Гибель иудейской общины Итиля дала свободу хазарам и всем окрестным народам. Зигзаг сгладился и история потекла по нормальному руслу. Хазарские евреи, уцелевшие в 965 г. рассеялись по окраинам своей бывшей державы. Некоторые из них осели в Дагестане (горские евреи), другие – в Крыму (караимы). Потеряв связь с ведущей общиной, эти маленькие этносы превратились в реликты… Распад иудео-хазарской химеры принёс им, как и хазарам, покой».

Остается добавить, что про переселение хазарских евреев в Европу Гумилёв нигде не упоминает. Впрочем, это не принципиально. Важно другое – открытая учёным закономерность, согласно которой жёсткие, искусственные системы, при их кажущейся мощи, не являются долговечными и в нестабильных условиях рассыпаются от первого сильного удара.

Это, заметим, к вопросу о перспективах глобализации и «последних временах»…

P.S. Когда в 1989 году фундаментальная книга Льва Гумилёва «Древняя Русь и Великая степь», с описанием истории Хазарского каганата, была отпечатана, кто-то «на корню» скупил весь тираж (50 тыс!) и вывез на грузовиках в неизвестном направлении. Книги исчезли без следа. Понадобилось вмешательство Анатолия Лукьянова, чтобы напечатать новый тираж.

 

Исповедник

Ко мне в каливу[1] пришел однажды мальчик – он хромал, но личико его сияло. «Здесь, – думаю, – дело непросто, раз так сияет божественная Благодать!» Спрашиваю: «Как поживаешь?» И он рассказал, что с ним случилось. Один зверюга, ростом под потолок, хулил Христа и Матерь Божию, и этот мальчик бросился на него, чтобы его остановить. Зверюга повалил его наземь, истоптал, покалечил ему ноги, и после этого бедняжка захромал. Исповедник!

[1] Отдельная постройка на Святой Горе Афон, предназначенная для проживания монахов

 

Старец Паисий Святогорец
“Слова”, т. 2.
Издательский дом “Святая гора”, Москва, 2004

Незаконнорожденные и наследники. Пути «мыслящего сословия» в XXI-м веке

 

 

 

                                  Сергей Арутюнов

                               доцент Литературного института им. Горького,

научный сотрудник Издательского совета Московской Патриархии

 

 

 

Незаконнорожденные и наследники

Пути «мыслящего сословия» в XXI-м веке

 

Даже если не вникать в писаные наспех «откровения» «испугавшихся» или – извинительный будто бы эвфемизм эмиграции – «релокантов», а попросту – предателей, видно одно: духовная Родина этих людей – не Россия, а Западная Европа, США и примыкающий к ним Израиль.

Как так получилось, нужно спрашивать не у них (какой теперь с них спрос), а у самих себя. «Космополитическая элита» – результат, увы, коллективной ответственности общества за тот «продукт», который оно заботливо взращивает в себе самом, и год от года множит мощью всей своей «системы ценностей». Это только номинально считается, что Россия – страна Православия и каких-то там «скреп», но «мы же понимаем», что путь к Православию ещё долог, и успокоительно сусальная открытка от вида действительного полярно отличается? Читать далее “Незаконнорожденные и наследники. Пути «мыслящего сословия» в XXI-м веке”

Поминание

 

 

 

МАРГАРИТА БАРМИНА

             ХУДОЖНИК

 

 

 

 

ПОМИНАНИЕ

Сегодня вдруг вспомнилось, как обсуждали «Чёрный квадрат» Малевича и смеялись: «ну над чем тут вообще можно думать?»

Утро, кухня, музыка –  только, чтобы хоть как-то скрасить это пасмурное декабрьское утро. Розовый махровый халат, движения в такт музыке. Вместо зарядки.

Нет, не получается. Сяду-ка я позавтракаю творожком с ванилью, выпью травяного чаю.

Запахи…

Ваниль, мята, мелисса ,розмарин, гибискус… Это тоже попытка поднять с утра настроение. Мелькают мысли: вот если бы передо мной сейчас был белый квадрат бумаги, разноцветные баночки с красками: чёрная, красная, белая… Проснувшись утром, нарисуй своё настроение.

Ловлю себя на мысли, что не знаю, что бы нарисовала. За окном заснеженные чёрные ветки, рябина с красными ягодами. Чёрно-красно-белый пейзаж. Хочется провести узкую чёрную полоску посредине белого листа и поставить под ней красную точку. Японский пейзаж.

А может быть лист оставить белым? И начать сегодня жить с белого листа. А ночью, что скажет мне душа моя? Может мне тоже захочется нарисовать чёрный квадрат оконного проёма, зияющую дыру в никуда, в вечность? Чёрный квадрат, может это  одиночество души, опустошенность, усталость, тупик, страх, отчаяние, смерть? Читать далее “Поминание”