«Либеральная идея — это идея греховная»

15 октября 2019 года  в Синем зале Санкт-Петербургского епархиального управления Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл принял участие в торжественном акте по случаю 90-летия со дня рождения митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова) и обратился со словом к собравшимся.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Я уже много говорил о владыке Никодиме и боюсь, буду повторяться, если вновь произнесу какую-то долгую речь. Поэтому хотел бы просто обратить ваше внимание на одну из сторон личности владыки, которая входила в разительный контраст с тем, что в массовом сознании связывается с личностью архиерея», — отметил Его Святейшество.

Патриарх подчеркнул, что он вырос в церковной среде, и, естественно, присутствовал на архиерейских богослужениях в храмах, где служил его отец. «В отличие от современной молодежи, современных детей я был воспитан так, что всегда клал земной поклон, подходя под благословение к архиерею. Так мы были воспитаны, и я всегда очень боялся этого момента. Я даже отсчитывал минуты до того момента, когда надо было на запричастном стихе, обойдя престол, будь то в храме Смоленской иконы Божией Матери или в Преображенском соборе, подойти к архиерею, совершавшему службу. Всегда был некий трепет, страх, когда я стоял в очереди к служащему архиерею, даже если это был один из викарных, уж не говоря о митрополите Григории. Подходя, я падал ниц, но всегда встречал улыбку, доброе расположение архиерея, который пытался меня поднять, а я не понимал, в чем причина такой реакции, поскольку считал свои действия абсолютно правомерными. С таким отношением к архиерейскому сану я и встретился впервые с владыкой Никодимом», — продолжил Предстоятель Русской Церкви.

«Цель моей встречи заключалась в том, чтобы по рекомендации моего старшего брата, отца Николая, который в то время уже обучался в духовной академии, испросить благословение владыки на свой дальнейший путь. Наверное, я уже рассказывал, что у меня была мысль поступить вначале в светское учебное заведение, получить высшее образование. В школе меня всегда привлекали точные науки, в частности физика, и мне хотелось сперва прикоснуться к этой сфере человеческого знания, а уже потом непременно пойти в семинарию и стать священником. С этими раздумьями я и приехал к владыке Никодиму», — добавил он.

«Он встречал меня там, где ныне находится Крестовый храм наших духовных школ, а тогда была просто прихожая. Если войти в Крестовый храм и повернуть налево, будет маленький коридорчик, а потом совсем маленькая комнатка, которая сейчас используется для каких-то технических нужд, а в то время там располагался кабинет митрополита Ленинградского и Новгородского», — продолжил Его Святейшество.

«Встретившись с владыкой, я был поражен его простотой. Я все думал, как же я буду разговаривать с митрополитом, ведь я привык только на колени вставать перед владыками, а тут предстоит беседа… Но с первых же фраз я понял, что с этим человеком разговаривать очень просто. Он умел как-то отодвинуть свою должность, свое высокое положение, общаясь с людьми, которые находились на совсем другой ступени с точки зрения общественного регламента, даже такими, как молодой человек, только вступающий в самостоятельную жизнь. Все это он отодвигал куда-то в сторону и разговаривал абсолютно на равных, причем никакого панибратства не было, но сами интонации были такими, что просто вводили собеседника в откровенный, сердечный, спокойный человеческий разговор», — отметил он.

«Конечно, это был дар Божий, но не такой, который талантливый человек совершенствует с помощью какой-то техники, — сказал Патриарх. — Никакой техники не было — владыка просто оставался самим собой в разговоре с простыми людьми, и этим он, конечно, обезоруживал окружающих, в том числе достаточно статусное ленинградское духовенство. Среди этого духовенства были почтенные протоиереи еще дореволюционного рукоположения, составлявшие пресвитерский «костяк» города на Неве. Чтобы пояснить, что это означает, скажу несколько слов об атмосфере, которая была в Петербурге в дореволюционные годы. Совершенно неслучайно революции происходили именно в Петербурге — здесь был очень высокий уровень согласия образованных, интеллигентных горожан с либеральной идеей. Пройдя революции, в том числе события 90-х годов, наше образованное общество — пусть не всё, но значительная его часть — стало понимать, что такое либерализм. А на заре XX века люди, особенно интеллигентные, были очарованы либерализмом».

По словам Предстоятеля, либеральная идея предполагала отказ от авторитетов и власти. «Конечно, какая-то власть и с точки зрения либералов должна оставаться — не обойтись же без полицейских! — но каждый человек обладает таким достоинством и такими правами, что он и есть сам для себя власть. Собственно говоря, поставление самого себя в центр жизни — это и есть либеральная идея. А если я в центре, что же выше меня?! Конечно, это идея греховная, потому что поставление самого себя в центр жизни — это и есть отпадение от Бога. В центре жизни должен быть Бог. Но либеральная идея убирает Бога из жизни человека, поставляя в центр человеческую личность», — продолжил он.

«Так вот, — добавил Его Святейшество, — в Петербурге духовенство было заражено либеральной идеей. Подобное происходило и в Москве, но в Петербурге особенно; вот почему и обновленчество возникло в Петербурге, а не в Москве. Все это созревало в начале XX века, к тому же церковное сообщество к такому развитию подтолкнули три революции. Теперь мы знаем, что из всего этого получилось, но в начале прошлого века носители либеральных и, говоря откровенно, революционных идей чувствовали себя очень комфортно, в том числе в Церкви. Большинство революционеров вышло из так называемого среднего класса, появившегося в России в XIX веке. Из школьных учебников мы знаем такое понятие, как разночинцы, — это и есть средний класс, достаточно образованный, но не обладавший экономическими возможностями. Амбиции при этом были очень сильны, вот почему в этой среде и стали развиваться революционные настроения. Их носителями, как ни удивительно, нередко становились учащиеся духовных учебных заведений, такие как Добролюбов и прочие, не буду их сейчас перечислять. Этому есть объяснение, которое заключается в том, что духовенство не должно быть сословным. Духовенство не должно быть оторвано от общества и ограничено сословными факторами, иначе оно оказывается в некоем гетто. Так и произошло в XIX веке, поэтому именно в среде духовенства стали развиваться революционные настроения, которые привели, к сожалению, к революциям, обрушившим национальную жизнь. В каждой из них самое активное участие принимали семинаристы».

«Здесь есть о чем подумать. Значит, сама принадлежность к Церкви — не панацея от зла и бед, в том числе социальных, не гарантия верности. Можно учиться в семинарии и в какой-то момент предать и Бога, и Церковь, а потом творить дела, приносящие огромный вред Отечеству», — подчеркнул он.

Патриарх задается вопросом: «Почему я обо всем этом говорю?» «Да потому что либеральная идея сохраняла популярность в среде ленинградского духовенства. Конечно, к 60-м годам это были уже рудименты, ведь часть ленинградского духовенства прошла и через ссылки, и лагеря, но в основном через обновленчество. Ведь именно в Петербурге был расцвет обновленчества, и в нашем церковном ленинградском социуме в значительной степени оставалось старое духовенство, в послевоенные годы раскаявшееся по указу правительства в своих обновленческих заблуждениях, но сохранявшее симпатии к обновленчеству», — продолжил он.

«Владыка Никодим приехал в Петербург еще совсем молодым, ему было 34 года. Конечно, церковному Петербургу он казался человеком очень странным. Во-первых, добропорядочное духовенство видело в нем засланного агента. Как можно в 34 года стать митрополитом Ленинградским? Только с помощью властей! А кого же власти будут продвигать? Да только своего! Поэтому значительная часть духовенства воспринимала владыку как человека постороннего, а значит, опасного. Другие опасались усиления либеральных тенденций в церковной жизни, того, что новый митрополит начнет все ломать, тем более что он уже тогда занимался внешними связями, был известен за границей», — сказал Патриарх.

«Но ни того, ни другого не произошло. Владыка привнес в жизнь либерального церковного Петербурга, не ломая, в общем, традиции и настроения духовенства, очень здоровый традиционализм, который в сочетании с либеральными петербургскими настроениями произвел очень правильный образ церковной жизни. С одной стороны, опора на традицию во всем — в богослужении, во внешнем виде, в том, как владыка говорил, как он мыслил. С другой стороны, как человек очень умный и чувствительный, владыка понимал настроения церковного Петербурга и был полностью к ним открыт. Сочетание церковного традиционализма и «либерализма» (конечно, это слово в данном случае нужно взять в кавычки), или, может быть, бОльшая открытость церковного Петербурга к светскому миру привели к тому, что жизнь нашей епархии при владыке Никодиме была исключительно интенсивной и эффективной. Действительно, церковная жизнь развивалась, как нигде во всей России. Все ожидали, что приедет непонятный человек, и беда будет для Петербурга. Оказалось, не беда, а великое благословение», — отметил он.

«Сейчас уже трудно представить, каким был бы церковный Петербург даже сегодня, если бы значительную часть жизни владыка не посвятил этому городу. Он во многом предопределил церковное развитие не только Петербурга, но и всей нашей Церкви. Ставя во главу угла необходимость рукоположения новых архиереев, он воспитывал их в том самом духе, который помог им сформироваться людьми современными, убедительными для тогдашнего общества, открытыми к обществу и ориентированными на церковную традицию. Вклад владыки в формирование нового поколения епископата является воистину историческим. Даже сегодня представителей этого поколения вы можете наблюдать, в том числе в лице Патриарха. Это было совершенно особое время в истории нашей Церкви, когда, несмотря на внешние трудные обстоятельства, формировался актив епископата, на который легли особые трудности и особая ответственность по преодолению сложностей нашего общественного и церковного развития в конце XX века», — подчеркнул Его Святейшество.

«Пусть память о владыке Никодиме будет всегда сохраняться в Петербурге и во всей нашей Церкви. Еще есть люди, которые мало знают о владыке, которые не критически воспринимают сведения из Интернета, очерняющие его личность. Надеюсь, памятные мероприятия в связи с 90-летием митрополита Никодима помогут по-новому взглянуть на эту очень сильную, духовно одаренную личность, которая во многом предопределила церковное развитие во второй половине XX века. Последствия этого развития мы сегодня ощущаем во всем, в том числе в духовной жизни Петербурга. Пусть Господь хранит в наших сердцах вечную память, светлую и молитвенную, о душе покойного», — заключил Патриарх Кирилл.

ЖИВАЯ СВЕЧА

ПРИТЧА для взрослых и детей

 

Пришел боголюбивый человек в храм.
А свечу забыл купить.
Вспомнил, только когда вошел вглубь храма, где уже началась служба.
Что делать?..
Не возвращаться же к свечному ящику, чтобы не мешать людям молиться!
И решил он: буду тогда сам стоять вместо свечи!
И стоял. Всю службу — ровно, не шевелясь, только кланяясь иногда, горя молитвой, как никогда, ничем не отвлекаясь…
А когда выходил из храма, то вспомнил, что забыл поставить свечу. И вздохнул с сокрушением.
Он даже представить себе не мог, что никогда еще не ставил такой угодной Богу свечи!

 

 

Романенко Н.Г

О художнике Михаиле Нестерове

Художник Михаил Нестеров. Автопортрет.

Давным-давно, когда не то, что твои бабушка и дедушка не появились на свет, а еще и на целых сто лет раньше, в городе Уфе в купеческой семье родился мальчик. И был он такой больной и слабенький, что все вокруг решили: не жилец он. Позвали священника, чтобы успеть его окрестить. Потому что все знают: крещеный младенец станет ангелом, Богу служить будет.

Окрестили малыша и дали имя Мишенька – в честь архангела Михаила. Чтобы он там, на небе, приглядел за своим тезкой.

Лежит Мишенька, едва дышит, смерти ждет, а мама над ним плачет:

– Мишенька, ангел мой, не умирай…

Позвали бабушку-знахарку, пошептала она над мальчиком заговоры –не помогает.

– В печку его надо! Сказала она, – согреется – может болезнь из него и выйдет.

Затопили печку, устроили мальчика у огня. Плачет, покраснел весь. Но болезнь не вышла. Позвали тогда другую бабушку.

– Надо его на снег положить, – говорит, – болезнь и отстанет.

Бедного малыша вынесли на мороз и положили в сугроб.

А он уже и не плачет – сил нет, подумали умер.

Святитель Тихон Задонский

Тогда мама мальчика схватила его на руки, унесла в дом. Положила в кроватку под образами, положила на грудь иконку с изображением святого Тихона Задонского, который вместе с Сергием Радонежским пользовался в их семье особым почитанием и уважением. Сама стала рядом на колени и принялась молиться. И вдруг приметила, что задышал ребенок, а затем и вовсе очнулся.

С этого дня Миша на поправку пошел.

Вот такое чудо случилось с Мишей Нестеровым в начале его долгой жизни. Когда он подрос, мама много ему об этом рассказывала.

 

Видение отроку Варфоломею. Художник Михаил Нестеров.

 

Лисичка. Художник Михаил Нестеров.

 

Издательство «Белый город»
Серия «Сказки о художниках»

II Культурный фестиваль, посвященный Дню перенесения мощей святого благоверного великого князя Александра Невского

 

 

 

АННА АБИКУЛОВА

 

 

 

Двенадцатого сентября 2019 года после Общегородского праздничного шествия «Крестный ход» на территории Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры состоялся II Культурный фестиваль, посвященный Дню перенесения мощей святого благоверного великого князя Александра Невского» (1724 год), а также дню заключения Ништадтского мирного договора (1721 год).

 

В масштабной концертной программе «Века прошли, а люди чтут и помнят его, героя праведной Руси…», состоявшейся у Троицкого собора Александро-Невской Лавры, приняли участие хор духовенства Санкт-Петербургской митрополии, регент Юрий Герасимов; ансамбль пограничного управления ФСБ России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области «Невский дозор», руководитель  Хуррам Олимшоев; иерей Анатолий Першин, диакон Александр Андреев, диакон Сергий Учанейшвили; заслуженный артист России Владимир Дяденистов;  исполнительница песен духовной тематики Ирина Скорик; арт-группа «Largo»; фольклорный ансамбль «Казачья станица «Адмиралтейская-Невская», руководитель  Игорь Чипизубов; солистка Михайловского театра Екатерина Каневская, концертмейстер Эльвира Кобцева; автор  патриотических песен Сергей Болотников; группа «Пульс вечности», солист Илья Матвеев; лауреат международных конкурсов Анна Абикулова в сопровождении инструментального ансамбля «Базилика»; фольк-шоу «Ярмарка-джуниор», ГБОУ СОШ N160 Красногвардейского района г. СПб, руководитель   Алена Мальцева; лауреат международных конкурсов Айна Керимова; фольклорный ансамбль «Лазорев цвет» ПМК «Чайка» ПМЦ «Петроградский», руководитель Марина Мартынова; детский образцовый хореографический коллектив «Росинка» МБУ ДО «Сиверская детская школа искусств имени И.И. Шварца», руководители   Наталья Федосенко, Анна Яснова; вокальный ансамбль «Невский», МПК «Буревестник», руководитель – Светлана Архиповская; детская студия танца МБУ «Центр творчества юных», г. Гатчина, руководитель Федор Кухарь.

Украсила программу концертная звонница Собора Владимирской иконы Божией Матери под руководством Владимира Степановича Кайчука. Провели концерт руководитель Музыкального альянса «Петербургские баритоны» Александр Пахмутов и лауреат международных конкурсов Ксения Зуден. Автором проекта стала руководитель творческого объединения «АбиАрт», лауреат международных конкурсов Анна Абикулова. Концертная программа привлекла множество благодарных зрителей, которые искренне радовались как выступлениям известных артистов, так и позитивным зажигательным номерам юных танцоров в традиционных русских костюмах.

Во время концерта также состоялось подведение итогов Конкурса детского рисунка «Александр Невский — Герой Руси», проведенного по благословению Высокопреосвященнейшего Варсонофия, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского и при содействии Комитета по культуре Санкт-Петербурга.

Дизайн сценического пространства разработала Наталья Самохина, взяв за основу картину современного петербургского художника Юрия Пантюхина: князь стоит на возвышении, его гордая фигура облачена в доспехи серебристого цвета, на плечи накинут красный плащ как символ власти, его молодое лицо выражает спокойствие и уверенность, а голову венчает шлем, что подтверждает готовность к битве. Дальний пейзаж с церквушкой и высоко парящие в небе птицы – все наполнено силой и возвышенностью духа…

В рамках проекта на территории Лавры и Митрополичьего сада прошли мастер-классы по разным видам декоративно-прикладного искусства, посвященные тематике русских былин, были организованы русские хороводы, обучение игре на шумовых инструментах и показательные кулачные бои, а также традиционные народные игры, требующие не только физических усилий, но и ловкости, смекалки, настойчивости и присутствия духа. На Малой сцене Духовно-просветительского центра «Святодуховский» состоялась интерактивная презентация работ фотохудожника, члена Совета общественного движения «Вечно живые» В. А. Иванова, которая завершилась увлекательной игрой-путешествием «Музей в чемоданчике» от директора музея ЖК «Князь Александр Невский» А. А. Андриенко. В Митрополичьем саду прямо на зеленой лужайке профессиональными музыкантами и артистами была представлена литературно-музыкальная композиция «…Народ прозвал тебя Великим Невским…». Все желающие принять участие в празднике выступили у «свободного микрофона».

 

МАЛЫШАМ О БОГЕ

Бог – это Тот, Кто сотворил нашу землю и небо, деревья и цветы, птиц и зверей. Бог сотворил и нас, людей. Бог всем даёт жизнь: и жучкам, и рыбкам, и людям, и Ангелам.
У тебя есть имя. И папа, и мама, и твои друзья называют тебя по имени. У Бога тоже есть имя. Нашего Господа и Бога зовут Иисус Христос.
Хочешь узнать, что означает это имя?
Иисус значит Спаситель.
Христос значит Царь.
А имя Господь значит господин, владыка, самый главный.

 

Романенко Н.Г

Русское слово «Кондопога»

 

 

 

 

НИКОЛАЙ КОНЯЕВ

 

К годовщине со дня кончины писателя …

 

Русское слово «Кондопога» 

 

1.

В дни работы XI Всемирного Русского Народного Собора много говорилось о том, что для проведения чубайсовской приватизации в нашей стране помимо введения гибкого и податливого законодательства, необходимо было и языковое обеспечение разорительной для русского народа приватизационной реформы.

 

Едва ли нынешним олигархам удалось бы так лихо «кинуть» всю Россию, если бы не придумали они свои загадочные «ваучеры», если бы не переименовали знакомые и привычные русскому уху слова в маркетинги и консалтинги…

Если бы пороки, замаскированные льстиво звучащими американизмами, не скрыли свой омерзительный облик, не сумели притвориться респектабельным, хотя и непривычным для обывателей стилем жизни…

Действительно, слова «киллер» и «рэкетир» не так сильно резали слух, как  «убийца», «душегубец» или «вымогатель»… И слова эти были необходимы тем реформам, которые проведены в нашей стране, так же, как слово «ваучер».

Вспомните, какой вой поднялся в средствах массовой информации, когда в Государственной Думе предыдущего созыва попытались принять Закон о защите русского языка.

И напрасно было возражать, что Закон о защите русского языка будет бороться не со словами «лазер» или «компьютер», а с тем нравственным обманом, который протаскивают в нашу жизнь льстиво-звучащие синонимы, с попытками легализации порока в нашей жизни. Мы все надеялись, что Закон этот поможет вывести наш язык из того состояния шока, в которое он погружен…

Принять закон не удалось.

Да и не могло бы удастся, потому что на этом заморачивании населения и строятся все переводы, которые осуществлялись и продолжают осуществляться современным политтехнологами.

Конечно, за восемь лет правления Владимира Владимирович кое-что изменилось в нашей стране, но принципиальные проблемы, например грабительскую по отношению к народу и государству ренту взимаемую за добычу полезных ископаемых (наши олигархи по-прежнему, как и в ельцинские времена забирают себе восемьдесят процентов прибыли, а государству отдают всего двадцать) или вопросы дальнейшей колонизации нашей страны не решаются.

И всё, всё делается для того, чтобы мы перестали различать популярность политика и народное равнодушие замученного реформами электората. Слава Богу, что политтехнологи называют это не любовью, а просто рейтингом.

В самом деле, глядя на стоящих с протянутой рукой стариков, как-то не повернется язык говорить о росте любви народа к руководителю страны. Ну а о рейтинге, отчего же не говорить.

Рейтинг растет…

 

2.

Любопытно, что, как и большевики, которые опирались после революции на местечковые массы, становящиеся российским чиновничеством, и ельцинская семья в девяностые годы, чтобы обеспечить свою власть, вынуждена была опираться не на армию, не на спецслужбы и, конечно, не на предпринимателей или интеллигенцию, а на все то же чиновничество, которое единственное и выиграло от произошедших реформ, обеспечив себе помимо взяток и откатов, еще и высокие, реально растущие оклады, не сравнимые с прочим населением пенсии.

Сотрудники НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета провели опрос, показавший, что, хотя в основной своей массе население нашей страны и позиционирует себя с православием, но это касается лишь простого, не принадлежащего к властным кругам населения. Среди начальников всех уровней у нас самый большой процент атеистов, хотя самый главный начальник вроде бы и ведет образ жизни православного человека.

Получается, что для православного народа пишут законы и заставляют соблюдать их неправославные люди.

Правда и на вопрос: необходимо ли исполнять закон, который является, по вашему мнению, несправедливым? — отрицательный ответ дало 50% респондентов, а затруднилось ответить — 14%. Так что получается, что атеисты могут писать свои законы для православного народа, но взамен они получают правовой нигилизм.

Так и происходит разделение.

Трагедия современного общества в том, что все мы и живем по совершенно разным законам и, являясь гражданами России, живем в совершенно разных странах.

Ведь если строго говорить, то Михаил Сергеевич Горбачев со своими приспешниками никого не обманул.

Он обещал дать свободу, и он не обманул. Мы получили свободу торговать… Мы получили свободу развращаться и развращать других. Мы получили свободу продавать свою Родину, свою веру, свой народ…

Ну, а то, что многим из нас такая свобода не нужна, так это не Михаила Сергеевича вина.

 

3.

Что может противостоять этому обману?

Конечно же, прежде всего литература…

Но литература, не только не поддерживаемая, а сознательно и целенаправленно уничтожаемая государством, сама погружена сейчас в первобытный нравственный хаос и просто не способна выразить те самые невыраженные национальные мысли, о которых говорил В.И. Даль.

И как это ни горько, но по сути дела за минувшие с августовского путча годы современная художественная литература не сумела сказать ни одного по-настоящему общественно значимого слова, которое было бы услышано всей страной.

Эти слова произносит сам измученный, измордованный нашими реформаторами, замороченный нашими политтехнологами русский народ.

И, конечно, у кого еще, как не у народа, учиться нам настоящему русскому языку. Дивной, могучей силой обладают слова народного языка.

Одно только русское слово «Кондопога», прозвучавшее полгода назад, разом перевернуло весь  разукрашенный фальшивыми  рейтингами ландшафт нашей страны.

 

4.

И все-таки при всем сочувствии к протестному движению, поднявшемуся в России против засилья нерусских торговцев на рынках русских городов, против наживающейся на русском сельхозпроизводителе мафии перекупщиков, я все же считаю, что есть более перспективные пути для выхода из кризиса.

Тому реальному злу, которое несут инонациональные сообщества, практически приватизирующие всю инфраструктуру, включая местную милицию и муниципальную власть, в таких городках, как Кондопога, надо все-таки противопоставлять не ненависть к приезжим, а воспитание самоуважения к себе, постижение и укрепление собственной национальной культуры и духовных ценностей, воспитание категорического неприятия тех людей, независимо от их национальности, которые каким-либо образом посягают на наши святыни.

Но о каком уважении к святыням может идти речь, если участившиеся до неприличия вздохи и сетования, дескать, национальное возрождение, или даже введение в школах курса православной культуры может посеять национальную рознь, может способствовать распаду Российской Федерации, стали приметой нашего времени.

Самое смешное, что эту заботу о единстве нашего государства проявляют те апологеты олигархическо-либерального движения, которые более других потрудились, чтобы разрушить СССР, которые и сейчас не оставляют кропотливой работы по разрушению России.

Разумеется, можно и не обращать внимания на эти лицемерные воздыхания.

Россия слишком большая страна, ее не опрокинуть никакими даже самыми изощренными политтехнологиями, ее не отравить никакими ядовитыми миазмами нынешней швыд-культуры.

Тем более, что — чем это объяснить, если не Божьей помощью? — именно сейчас, в эти воистину роковые для нашей страны годы, является нам череда дивных юбилеев, которые, конечно же, могли бы многое переменить, укрепить и укрупнить в нашем национальном самосознании, которые бы могли объединить всех нас: русских коммунистов и русских капиталистов, русских монархистов и русских демократов.

Только в этом году, 11 февраля можно было бы отпраздновать — пятьсот лет со дня рождения «исповедника Правды» митрополита Филиппа (Колычева).

А летом еще один юбилей — тоже 500-летие явления преподобному Александру Свирскому, единственному из русских святых, Святой Троицы.

И как-то не очень и понятно, почему мы пропускаем эти события.

Неужели подсознательно мы все опасаемся, что наш народ может очнуться от векового обморочного состояния и восстать и стать таким, каким он был во времена Святой Руси?

А если не боимся, то почему же не приготовиться нам, почему бы не объявить соборным решением будущий год — годом не только президентских выборов, но еще и годом столетия памяти всероссийского батюшки — святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Право же обращение к памяти великого русского святого гораздо важнее, чем обращения к Фрадкову и Кудрину. По крайней мере, мы можем быть уверены, что наше обращение к нему за помощью будет услышано им.

 5.

Вспомним, что именно благодаря Иоанну Кронштадтскому было спасено наше отечество в 1905 году.

Разжечь революцию тогда не удалось.

Доморощенных врагов России и заграничных любителей красивой революционной жизни смело тогда мощное движение русского народа, которое благословил святой праведный отец Иоанн Кронштадтский.

 

«Помню первый митинг Союза Русского Народа, — вспоминал П.А. Крушеван. — Он состоялся в Михайловском манеже. На митинге собралось тысяч двадцать народа… Это были величественные и потрясающие минуты народного объединения, которых никогда не забудут те, кому довелось пережить их. Все грани, все сословные и социальные перегородки исчезли; русский князь, носящий историческую старинную фамилию, стоял бок о бок с простолюдином и, беседуя с ним, волновался общими чувствами; тут же в толпе был и известный государственный деятель, были генералы, офицеры, дамы… Все перепуталось, все смешалось в какую-то кашу… Но над этой пестрой массой, сливая ее в одно существо, властно царила одна общая душа, душа народа, создавшего одно из величайших государств в мире, — и теперь угнетенная опасением, что и храм, созданный трудом десятков поколений, и народные жертвы, и подвиги предков — все это рухнет — бессмысленно под натиском врагов, которые уже рубят устои, поддерживающие священный храм».

Этой силой общей души народа, создавшего одно из величайших государств в мире, и были сметены в декабре 1905 года все Гельфанды и Троцкие.

И кто, как не отец Иоанн Кронштадтский, не память о нем необходимы нам в предстоящем, таком непростом для нашей страны году? 

Празднование 100-летия памяти Иоанна Кронштадтского, без сомнения, объединит страну крепче, чем любые пиаровские и политтехнологические мероприятия.

Если мы организуем крестный ход от кронштадтской площади, на которой стоял Андреевский собор, в котором святой праведный Иоанн Кронштадтский совершил 19 345 литургий, до Сурского монастыря, его Родины, мы соединим весь северо-запад.

Если мы сумеем поднять всероссийское движение мемориализации мест, связанных с памятью святого, мы объединим всю нашу страну — сотнями исчисляются города и поселки, в которых служил и проповедовал Всероссийский батюшка.

Если мы проведем съезд настоятелей всех храмов, посвященных памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского, мы объединим весь православный мир — во многих странах имеются такие храмы.

В юбилеях есть магическая сила. Во всенародном переживании происходит не только воспоминание о событии, но и укрупнение события, и подлинное осуществление его.

И главное же, что мы можем сделать в ходе празднования столетия памяти Иоанна Кронштадтского, это достичь единства в самих себе, понять, наконец, что судьба православия и России важнее для нас любых наших привязанностей и обольщений.

8 октября — Преставление прп. Се́ргия, игумена Ра́донежского, всея России чудотворца (1392)

Преподобный Сергий Радонежский, пример послушания

Преподобный Сергий родился в 1314 году под Ростовом Великим. Во время крещения его нарекли именем Варфоломей. Когда отрок Варфоломей пошел в школу, учеба давалась ему весьма трудно. Даже младший брат Петр учился грамоте лучше. Раз отец послал Варфоломея в поле искать жеребят. И там под дубом встретил он старца-черноризца (монаха). Подойдя к нему он положил земной поклон и стоял молча, пока старец молился, а затем поделился с ним своим горем. Старец помолился еще и дал ему съесть кусочек святой просфоры, сказав: «Сие дается тебе в знамение благодати Божией и разумения Святого Писания». Варфоломей пригласил монаха поужинать вместе со своей семьей. Перед ужином они отправились помолиться в часовню, и там монах попросил Варфоломея прочитать молитву. Мальчик тихо и сокрушенно произнес, что он не умеет читать. «Читай», — повторил монах. И отрок, открыв книгу, стал стройно и внятно читать псалмы.

Когда Варфоломею исполнилось четырнадцать лет, родители переехали в деревушку Радонеж под Москвой. Варфоломей стремился стать монахом, но старики-родители попросили его не оставлять их, пока они не умрут. Незадолго перед своей смертью Кирилл и Мария сами приняли пострижение и ушли в монастырь в Хотькове. Варфоломей был при них до самой их смерти, а затем с братом своим Стефаном построил в дремучем лесу на горе Маковце уединенную келейку, положив начало прославленному монастырю.

Жизнь в лесу была трудной, и Стефан ушел, а Варфоломей остался, постился и молился Богу. Через три года его постригли в монахи с именем Сергий. К Сергию однажды забрел медведь. Сергий поделился с ним хлебом, и с этого дня медведь стал часто к нему приходить.

Слух о подвизающемся отшельнике быстро распространился. К нему потянулись другие иноки и просили у Сергия разрешения разделить с ним монашескую жизнь. Сергию нравилась быть одному, но он согласился построить монастырь, увидев в этом волю Божию. Игуменом был избран монах Митрофаний, старик преклонных лет.

Но и после смерти Митрофания смиренный Сергий не хотел становиться игуменом, несмотря на настойчивые убеждения братии и епископа Афанасия. Только слова Афанасия «Возлюбленный! Ты все стяжал, а послушания не имеешь» обезоружили Сергия. Радостно приветствовала братия нового игумена, почтительно склонясь перед ним.

Преподобный Сергий часто мирил враждовавших, примирял русских князей, воевавших друг с другом. Когда татарский хан Мамай хотел захватить Русь, Сергий благословил войско, отправлявшееся на борьбу с захватчиками.

Благодаря усилиям учеников Преподобного Сергия строились все новые и новые монастыри, а вокруг них вырастали посады. Русская земля возрождалась и приходила в себя.

Преподобный Сергий умер 25 сентября (по старому стилю) 1392 года в возрасте 78 лет. Его мощи покоятся и поныне в Троице-Сергиевой Лавре. Каждый год 8 октября православные люди собираются в Сергиевом Посаде под Москвой, в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Тысячи людей приезжают издалека, со всех концов земли, для того, чтобы помянуть преподобного Сергия, приложиться к его мощам и помолиться на месте его упокоения. Днем и ночью непрестанно читается акафист и поются молитвы, прославляющие преподобного Сергия в монастыре, который он основал.

Пособие по катехизации
для детей младшего
школьного возраста

«Великий молитвенник, защитник, ходатай у престола Господня»

«Великий молитвенник, защитник, ходатай у престола Господня»

 

 

В день памяти прославления преподобного Серафима Вырицкого митрополит Варсонофий возглавил Литургию в Казанском храме Вырицы …

Вчера, в день памяти прославления преподобного Серафима Вырицкого, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий возглавил Божественную литургию в храме Казанской иконы Божией Матери в Вырице, сообщает сайт Санкт-Петербургской митрополии.

Владыке сослужили епископы Гатчинский и Лужский Митрофан, Петергофский Силуан, настоятель протоиерей Георгий Преображенский, секретарь Гатчинской епархии протоиерей Владимир Глазунов, иеромонахи Кирилл и Мефодий (Зинковские), протоиереи Геннадий Зверев, Владимир Феер и другие священнослужители.

«Великий молитвенник, защитник, ходатай у престола Господня преподобный Серафим Вырицкий завершил здесь, в Вырице, земной путь. Поздравляю вас с днем памяти его прославления, — сказал владыка в проповеди. — Также поздравляю с попразднством Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Мы видим сейчас сочетание: крест на аналое и икона преподобного. Путь христианина — это путь креста и путь за Христом. Господь говорит: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8:34). Таким путем прошли миллионы верующих. И среди них прославляемый нами сегодня отец Серафим, у которого была необыкновенная судьба. В детстве он стал сиротой, затем достиг блестящих успехов в мирской деятельности, но пришла революция на нашу землю, когда стали все рушить и гнать христиан. И он принимает правильное решение — остаться в России и принять священнический сан. Подвизается в Александро-Невской лавре, когда все было темно кругом, без просвета, и никто не верил, что однажды все возродится. Но были люди, которым Господь давал откровения о том, что все это пройдет, только нужно потерпеть и сохранить себя в канонической Православной Церкви. Этому и посвятил жизнь батюшка — сначала в лавре, затем здесь, в Вырице, когда уже был на покое. Он приехал сюда, когда ему было 64 года. И понес подвиг старчества, его посетили болезни. Ведь болеют не только миряне, но и батюшки, и старцы. Несут болезни и за все Бога благодарят. Невозможно на земле прожить без страданий».

«Апостол Павел христианам первого века адресовал послание: «Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3:12). То есть только уже одно желание благочестивой жизни, о котором ты, может быть, кому-то сказал, делясь, что хочешь жить правильно, по-православному, ведет к гонению, — продолжил архипастырь. — Пока живешь, как все, никто тебя не гонит, ты везде свой: пьешь, гуляешь, посты не соблюдаешь, в храм не ходишь, распутничаешь. Но стоит изменить жизнь — сразу бесы нападают. Потому что пока мы живем без Бога, диавол и так видит, что человек ему принадлежит, и можно добить его уже в аду. Он дает человеку жить в свое удовольствие, пить, гулять, наслаждаться. Но если человек прекращает так жить, диаволу это не нравится, он борется за каждую душу и хочет человеку отомстить за то, что тот покинул его. Находятся люди в семье, на работе, которые начинают досаждать человеку, осуждать, ненавидеть, гнать его. Так, едва захотев жить благочестиво, мы получаем крест. Конечно, Господь дает каждому крест по силе, но проходят через крест все. Никому крест не дается сверх силы, каждый несет его во славу Бога. Люди же смотрят на таких людей, видят страдания, болезни, терпение и благодарение Бога за все это. Удивляются и берут пример».

«Так пример брали с батюшки Серафима, который лежал в постели, еле поднимая руку, но говорил, что пока рука благословляет, будет принимать людей, — отметил правящий архиерей. — И они шли сюда в тяжелое военное время. Как сердца тогда у людей выдерживали? Нам сейчас плохо, если маленькое горе случится, как, например, недавний поджог небольшого храма. А тогда на глазах верующих закрывали сотни храмов, грабили, разрушали, сотнями арестовывали священнослужителей, отправляли в ссылку. Какая это была скорбь! Как они ее переживали, нам сейчас трудно понять. Люди шли к отцу Серафиму за утешением, он давал им надежду, говорил, что все будет хорошо, надо только верить, держаться в истинной вере. И люди возвращаясь отсюда с надеждой на милость Божию».

«К месту, где батюшка подвизался, где погребен, мы приходим с просьбами, как к живому. Просим, чтобы он, находясь у престола Божия, помог нам разрешить проблемы и трудности. Они есть у всех, но все решаемы с помощью Божией. Нужно доверять Богу, верить в Его промысл. Господь каждого из нас ведет по пути, который нам предначертан. Пусть это будет путь креста, но путь во спасение. Мы должны этот крест нести с благодарностью к Богу, тогда Он поможет нам донести его до конца и водворит нас в обителях Отца Небесного», — завершил проповедь митрополит Варсонофий.

Храму было подарено Евангелие.

За усердные труды на благо Святой Церкви и в связи с 50-летием иеромонахи Кирилл и Мефодий (Зинковские) были награждены орденами святителя Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского, III степени.

Владыка Митрофан поблагодарил архиереев за совместную молитву: «Сегодняшний праздник объединяет нас, берет истоки в Рыбинской епархии, где родился преподобный Серафим, через Александро-Невскую лавру сюда, в Гатчинскую епархию, где он завершил земной путь». На память о праздничном богослужении он подарил митрополиту Варсонофию панагию.

Деревянный храм Казанской иконы Божией Матери был построен в 1913-1914 годах по проекту Михаила Красовского. Главный алтарь освящен 6 июля 1914 года епископом Гдовским Вениамином (Казанским). Памятник деревянного зодчества. Не закрывался. Рядом с храмом — часовня на могиле преподобного Серафима Вырицкого. 2019 год в Санкт-Петербургской митрополии посвящeн 70-летию преставления святого.

 

Какие вы знаете праздники, посвященные Матери Божией?

Поставьте правильно названия Богородичных праздников к их описанию двигая названия праздников курсором мыши

Святое Евангелие

Вы помните, дорогие читатели, в одной из предыдущих глав мы говорили с вами о премудрой книге Божия мира? Каждый из нас призван читать и постигать ее чуть ли не с младенческих лет. Но есть и иная Божественная книга, она одна только по праву может быть названа Книгой книг, или Книгой вечной жизни. Это Новый Завет, в котором апостолы, ученики Господа Иисуса Христа, изложили деяния и заповеди своего Учителя. Говорят, что когда мы молимся, то беседуем с Богом, а когда читаем с благоговейным вниманием Новый Завет, то Сам Бог беседует с нами. Можно сказать: святые евангелисты Матфей, Марк, Лука и Иоанн Богослов запечатлели в четырех Евангелиях (а прочие апостолы — в других книгах Нового Завета) то, что Всемогущий и Премудрый Господь вещим перстом Своим написал в их чистых сердцах. Вот почему мы верим: Новый Завет — не простая, писанная людьми книга о возвышенных предметах, но Богодухновенная, которая совершенно точно и непогрешительно излагает все, относящееся к спасению рода человеческого Милосердным Искупителем.

У каждого из наших читателей есть конечно же любимые книги: исторические, о животных, приключения, сказки… Бывает, мы по нескольку раз перечитываем их, подолгу останавливаясь на отдельных, особенно близких нам страницах. Но рано или поздно приходит день, приходит час, и неизменный спутник нашего детства и отрочества обретает место на полке, разделяя участь большинства своих собратьев. Толстые и тонкие, в мягких и твердых обложках, книги смиренно стоят в едином ряду, месяцами, а то и годами дожидаясь, покуда хозяин соблаговолит извлечь счастливицу, некогда любимую книгу, и, лениво перелистав несколько страниц, поставит ее обратно.

Не такова судьба Евангелия: и отношение к нему иное, и обращаемся мы с ним по-особому. Хотите послушать, что свидетельствует Христос Спаситель о Слове Божием?

«.. .Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики…» (Ин. 8, 31), «Если… слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, ибудетвам» (Ин. 15, 7). «…Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14, 23). «…Не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день» (Ин. 12, 47). «Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек» (Ин. 8, 51).

Видите, друзья, что отношение к Слову Божию во многом определяет вечную участь человека? Принимающие Слово Господне и живущие сообразно написанному в Евангелии становятся учениками Христа Спасителя. Он входит с ними в таинственный и благодатный союз, исполняет их разумные прошения и наконец дарует им бессмертие, спасает. Отвергающий, не исполняющий заповеди Искупителя осуждается Словом и будет иметь в Нем Судью себе на Страшном Суде Божием. Если мы с почтительностью относимся к земным законам и боимся нарушать их, то с каким же трепетом подобает нам внимать заповедям Христа, слушать и читать Евангелие — закон, данный Богом, Царем и земли, и неба? Вот почему нужно стараться читать Евангелие ежедневно!

Особенно хорошо ложатся Евангельские слова на душу поутру, пока сердце чисто и не обременено никакими житейскими попечениями. Через внимательное чтение Нового Завета лик Христа запечатлевается на сердце. Заповеди Божий потому и называются животворящими, что исполнение их возрождает душу, насыщая ее силой добра и любви.

 

Протоиерей Артемий (Владимиров)
«Учебник жизни», издательство «Филарет» 2006