Кому служит интеллигенция?

 

Сергей  Арутюнов

доцент Литературного института им. Горького,

научный сотрудник Издательского совета Московской Патриархии

 

 

 

КОМУ СЛУЖИТ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ? 

 

                                                                                 Зависеть от царя, зависеть от народа —

                                                                                Не все ли нам равно?

                                                                                                                             А.С. Пушкин

 

Превратно понятое пушкинское «себе лишь одному служить и угождать» привело сословие людей умственного труда в 1990-е гг. на самый край бездны.

Нет ничего убийственнее, чем утрата веры, что в советскую, да и в дореволюционную пору была незыблема: просвещение народное.

Тогда лишь завзятый скептик мог бы язвительно вопрошать, а достаточно ли просвещены сами просвещающие, на что был бы ему предъявлен диплом о высшем образовании, самый увесистый и фундаментальный диплом, дававший те самые «права», а вернее, одно и то же незыблемое право – просвещать и просвещаться. Читать далее “Кому служит интеллигенция?”

О сербском опыте борьбы с западными «партнёрами»

 

 

 

 

 

Ранко Гойкович

 публицист, председатель «Русского Собрания в Сербии»,

 генеральный секретарь «Общесербского славянского движения»

 (г. Белград, Сербия)

 

О СЕРБСКОМ ОПЫТЕ БОРЬБЫ С ЗАПАДНЫМИ «ПАРТНЁРАМИ»

 Доклад на Калязинских чтениях «Русского Собрания»

 

На Международной научно-практической конференции, прошедшей в Москве 22 октября 2015 года («Единство в различиях. Мировой опыт в сфере регулирования межэтнических и межконфессиональных отношений»), организатором которой выступило Правительство Москвы, я выступил с докладом, в котором сказал (простите, что цитирую себя): «Ключевой тезис моего доклада содержится в вопросе, который сейчас весьма актуален в России – национальное строительство в экспериментах с политическими нациями – фундаментально отработан на протяжении всего ХХ века в процессах разрушения сербского национального корпуса на Балканах. Сербы обладают таким опытом, который может стать настоящим учебником для русских патриотически ориентированных социологов».

Из этого опыта можно было извлечь весьма полезные выводы, ведь русские и сербы на протяжении веков имеют дело с одним и тем же неприятелем, который матрицу «похода на Россию», как правило, отрабатывает на сербах. К сожалению, серьёзной работы по «затормозке» этноинженерии на Украине со стороны России не было. Более того, возможно, сербское государство больше работало над сохранением сербской идентичности нашего народа в Черногории, чем Россия на Украине. Читать далее “О сербском опыте борьбы с западными «партнёрами»”

«Узнавайте Россию. Пожалуйста!»

 

 

    ПЁТР ДАВЫДОВ

 писатель, журналист

 

 

 

«УЗНАВАЙТЕ РОССИЮ. ПОЖАЛУЙСТА!»

«Турки подняли цены для русских туристов! Перелет из России в Турцию подорожал! Отели на турецком побережье взвинтили цены для русских, а для жителей ЕС оставили прежними! Беда-беда-беда!»

 

Когда Алексей слышит подобные панические вопли из (как бы) российских СМИ, он откровенно недоумевает: «Совсем сдвинулись? Паниковать из-за того, что во время военных действий прогрев твоей задницы за границей подорожал, это, как бы помягче выразиться…» Помягче Исаев не выразился, поэтому оставлю его цитату лексическому запасу снисходительного читателя. Впрочем, до снисхождения ли тут? Действительно, когда страна воюет, строить какие-то розовые планы насчет отдыха где угодно, лишь бы не в родном Отечестве, странно. Патриотом, кстати, по убеждению Алексея, организатора путешествий по Русскому Северу, экскурсовода, краеведа, спасателя, можно быть (или стать), проводя отпуск или каникулы дома: «Самое время узнать собственные народ и страну, избавляясь от пошлых стереотипов в отношении России, – считает он. – Худая птица свое гнездо марает. Предлагаю восхититься Россией и полюбить ее. Кстати, получается. Нужно только уметь смотреть на мир благодарным взором. Говорит же святитель Иоанн Златоуст: «Глаз для того и создан, чтобы мы, видя им творения Божии, прославляли их Создателя». Читать далее “«Узнавайте Россию. Пожалуйста!»”

Россия будет воевать с Украиной, пока не победит саму себя

 

 

Захар Прилепин

 

 

 

РОССИЯ БУДЕТ ВОЕВАТЬ С УКРАИНОЙ, ПОКА НЕ ПОБЕДИТ САМУ СЕБЯ

 

ЕСЛИ БЫ НЕ ВСЕ ЭТИ КАТАСТРОФИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ, в России так и думали бы, что образец мужчины – это, скажем, Данила Козловский, а не мужики из ЧВК «Вагнер», у нас бы так и не было улицы Захарченко и школы имени Арсена Моторолы, Макаревич так и был бы отцом русского рока, люди так и думали бы, что современные поэты – это Моргенштерн и Ая Астахова, у нас так и не появился бы памятник Фиделю Кастро – крупнейшему политическому деятелю XX века, главнокомандующий так и не сказал бы, что советские вожди – вожди России не хуже монархов и князей, а российское кино продолжало бы поставлять сериалы про заградотряды и вечный Левиафан, не было бы даже надежды на то, что хоть какие-то изменения возможны в Минкульте, где треть театров возглавляют люди, ненавидящие страну, а в Министерстве Обороны бы так и оставались отдельные управленцы, умеющие только пилить, и не умеющие, более того, даже не желающие воевать, Даня Милохин так бы и рекламировал крупнейший банк, а огромное лицо Дудя, как символ успеха и знания сути вещей, высилось бы над всеми в Шереметьево, мы бы, кстати, не узнали, что актриса Полина Агуреева – хоть и девочка, а по характеру мужик, а режиссёр Вырыпаев – хоть и мальчик, а по характеру хуже, чем баба, и даже не поверили бы про Медведева, что это жёсткий парень, который весело формулирует важные вещи, и не в курсе были бы, что Кадыров – это реально патриот нашей страны, половина списка «Форбс» так и торчало бы в России, делая вид, что они лучшие люди державы, мы бы не вспомнили, как буряты, якуты, тувинцы, калмыки и башкиры могут рубиться за Россию, и всё повторяли бы это ублюдское слово «многонационалочка», мы бы верили, что дружить надо с просвещенной Европой, а не с Ираном, Северной Кореей, Китаем и Кубой, наконец, миллионы людей в России так и не вспомнили бы, что они – народ. Читать далее “Россия будет воевать с Украиной, пока не победит саму себя”

Энтропия и этика

 

 

 

Андрей Карпов,
главный редактор сайта «Культуролог»

 

 

ЭНТРОПИЯ И ЭТИКА

 

Энтропия незаметно накапливается, а потом проявляется самым неожиданным образом. Раскладываешь, как обычно, гладильную доску, а она вдруг ломается под своим весом. Металл устал. Или вот пример кризиса, связанного с развитием. На ноутбуке установлены разные программы, которые непрерывно обновляются. С каждым обновлением они становятся чуточку сложнее, требуют больше памяти и ресурсов процессора. Как следствие, ноутбук начинает работать медленнее, «зависает», система не справляется.

Существует, по-видимому, лишь две теоретические модели. В соответствии с первой развитие происходит непрерывно. Усложнение не только перегружает систему, но и даёт ей новые возможности, позволяющие справляться с перегрузкой. Вторая модель предполагает, что развитие продолжается лишь до некоторых пор, пока не выбран потенциал имеющейся конфигурации. Если до этого порога эффективность системы неуклонно растёт, то за ним она начинает падать; дисбалансы нарастают, и всё идёт вразнос. Читать далее “Энтропия и этика”

Госнацполитика: недомыслие или диверсия?

 

 

 

Андрей Сошенко
публицист

 

 

ГОСНАЦПОЛИТИКА: НЕДОМЫСЛИЕ ИЛИ ДИВЕРСИЯ?

Не то, чтобы до сих пор такого не было. И до этого мигранты практически безнаказанно убивали русских. Но теперь, в связи с ситуацией на т.н. Украине, судя по всему, может появиться новое явление – массовое и показательное уничтожение русских.

На военном полигоне под Белгородом двое (возможно – трое) «граждан одной из стран СНГ» совершили теракт – расстреляли добровольцев, которые собирались отправиться в зону СВО. «В ходе проведения занятия по огневой подготовке с лицами, добровольно изъявившими желание участвовать в специальной военной операции, террористы открыли огонь из стрелкового оружия по личному составу подразделения», – говорится в сообщении Минобороны России. В результате 11 человек погибло (возможно – больше), а ещё 15 с ранениями различной степени тяжести доставлены в больницы. Нападавшие были уничтожены ответным огнём. В своём Telegram-канале военный журналист Герман Куликовский уточнил, что речь идёт об уроженцах (по предварительным данным) Таджикистана. Именно они, предположительно, и совершили теракт на полигоне под Валуйками, открыв огонь на стрельбище. Итак, автоматы раздали мигрантам, вот только эти самые мигранты теперь стреляют по русским.

Трагедия в Валуйках вскрыла большую ошибку властей в отношении мигрантов. Слово «ошибка», думается, это ещё мягкое определение агентства.

Читать далее “Госнацполитика: недомыслие или диверсия?”

Праведность и мысли о страшном суде

Пархута

 

 

 

ДМИТРИЙ ПАРХУТА
МАГИСТР БОГОСЛОВИЯ

 

 

 

ПРАВЕДНОСТЬ И МЫСЛИ О СТРАШНОМ СУДЕ

 

Понятие праведности в современном религиозном мире весьма размыто, в целом можно обобщить мнения как то, что праведность это неукоснительное следование религиозным предписаниям или идеалам. Православные христиане опасаются следовать праведности фарисейской, однако многие из православных до конца не осознали, что же означает праведность на самом деле. «Ибо что говорит Писание? «Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность. Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу. А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность». (Рим.4:3-5). Все согласятся в том, что Новозаветная праведность — это вера в Спасителя, однако от нас ускользает один важный момент для осмысления… В библии не описывается тот момент, как Авраам поверил в Бога, Авраам поверил Богу и это вменилось ему в праведность. Отсюда можно сделать следующий вывод, что праведность — это верить Богу, а не вера в Бога, что между собой имеет огромную разницу. Доказательство данного суждения можно увидеть в откровении о страшном суде, над которым предлагаю внимательно поразмыслить читателю. Читать далее “Праведность и мысли о страшном суде”

«РОССИЮ НИКТО ПОБЕДИТЬ НЕ МОЖЕТ, КРОМЕ… САМОЙ РОССИИ»

 

 

БОРИС КОРЧЕВНИКОВ
генеральный директор телеканала «СПАС»

 

 

Один че­ло­век свя­той жиз­ни ска­зал мне на днях: «Рос­сию ни­кто по­бе­дить не мо­жет, кро­ме… са­мой Рос­сии».

Ко­гда ка­кая-то де­воч­ка с псев­до­ни­мом Кла­ва Ко­ка орет под ба­сы на глав­ной пло­ща­ди Вла­ди­вос­то­ка, на­против ка­фед­раль­но­го собора, «а мне пох», по­вто­ряя это на раз­рыв ре­фре­ном, бро­сая эти сло­ва в свя­тые сте­ны хра­ма, мер­ца­ю­щие фи­о­ле­то­вым и зе­ле­ным от­све­том кон­цер­та, и ей под­пе­ва­ет тол­па — в то вре­мя, ко­гда на фрон­те — смерть и окру­же­ние, — то это по­бе­да Рос­сии над Рос­си­ей.

Когда в это же самое время в сердце страны Шнур рвет стотысячную арену раскатистым матом — под скорбный тихий день Усекновения главы Иоанна Крестителя — это победа России над Россией. Читать далее “«РОССИЮ НИКТО ПОБЕДИТЬ НЕ МОЖЕТ, КРОМЕ… САМОЙ РОССИИ»”

Куда дальше пойдем?

 

 

 

 

Валерий Кириллов
писатель

 

 

КУДА ДАЛЬШЕ ПОЙДЕМ?

 

Месяцами армия политологов, политиков, экономистов, депутатов, изображая толерантность, эксплуатирует на российских телеканалах украинскую тему. Сначала победоносно слышалось: «Дойдем за сутки до Киева!» «Будем через сорок восемь часов во Львове!», «Надо идти до польской границы!» Вся эта необоснованная уверенность перемежалась заявлениями о том, что Украина, де, не имеет права на существование как государство, что, конечно, было на руку существующему киевскому режиму, помогая ему взнуздать украинское население шовинизмом. Читать далее “Куда дальше пойдем?”

Пока наши воины защищают Отечество, пособники врага в тылу организуют шабаш

 

 

Александр Бочкарёв
генеральный директор ОМФСПиК

 

 

 

 

 

Пока наши воины защищают Отечество, пособники врага в тылу организуют шабаш

Общественный Международный фонд славянской письменности и культуры (ОМФСПиК) направил письмо на имя председателя Следственного Комитета России А.И.Бастрыкина.

 

Уважаемый Александр Иванович! Международный фонд славянской письменности и культуры от лица патриотических православных и общественных организаций г. Москвы обращается к Вам со словами обеспокоенности в связи с поступающей информацией о предстоящем праздновании 31 октября 2022 г. в городах Российской Федерации так называемого праздника «Хэллоуин». А в городе Перми решили всех перещеголять и провести 28, 29 и 30 октября 2022 г. широкомасшабный «Фестиваль магии».

Организаторы этого сборища – «Фестиваля магов» – пишут следующее: «На одной площадке соберутся шаманы, ведьмы и маги всех мастей! Тема фестиваля: Санта муэрто». Со слов организаторов, зрителей ждут «церемония с хрустальными чашами, практика от перуанского шамана, пробуждение Духа, консультации тарологов, нумерологов, энергопрактиков, лекции о магии, мастер-классы по Амазонской медицине, эликсирам, талисманам» и какой-то ещё «нейрокинезиологии, энергопрактики и магии в действии». Читать далее “Пока наши воины защищают Отечество, пособники врага в тылу организуют шабаш”

Это – оружие психологической войны

 

 

Геннадий Матюшов,
писатель, философ

 

 

 

ЭТО – ОРУЖИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ

Как-то один бывший начальник уголовного розыска рассказывал мне, что стоит ему войти в вагон электрички и с первого взгляда он сразу мог определить, кто сидел (имеется в виду – в тюрьме).

Нет, наверное, человека, который хоть раз в жизни не столкнулся бы с мошенниками и не был ими обманут. А ведь в мире более семи миллиардов человек. Сколько же в мире мошенников? Мне бы очень хотелось прочитать исследование на такую тему: причины, масштабы и особенности мошенничества на разных ступенях развития человеческого общества. Но такого исследования я найти не могу. Читать далее “Это – оружие психологической войны”

«Только доблесть бессмертно живет, ибо храбрые славны вовеки».

 

 

МИХАИЛ ШУЛИН
редактор газеты «Вестник Александро-Невской лавры

 

 

 

«ТОЛЬКО ДОБЛЕСТЬ БЕССМЕРТНО ЖИВЕТ, ИБО ХРАБРЫЕ СЛАВНЫ ВОВЕКИ»

Русская армия в романе Сергея Скобелева «Дальше фронта».

Огромное сооружение цивилизации XIX века
сгинуло в пламени Мировой войны.
Не осознав этого, нельзя понять и сути ХХ века.
На нем лежит отпечаток войны. 

Э. Хобсбаум «Эпоха крайностей.
Короткий ХХ век».  

Мы четыре дня наступаем,
Мы не ели четыре дня.
Та страна, что могла быть раем,
Стала логовищем огня. 

Н.Гумилев

 

Первая Мировая война… Едва ли в истории ХХ века найдется событие, столь изменившее мир. Даже применение ядерного оружия было оценено широкой общественностью многим позже — в августе 1945 года, пожалуй, только физики могли понять масштаб свершившегося. Первая Мировая, называемая современниками Великой, Второй Отечественной а также Европейской, изменила судьбы миллионов людей, ибо изменилось их сознание. По справедливому утверждению М. Солонина «именно она (Первая Мировая война — М.Ш.) разорвала культурно-историческую континуальность совершенствования цивилизации и миропорядка». Человек, основами существования которого были рационализм и позитивизм философии и науки XIX века, верящий в господство нравственных начал бытия, благотворное влияние технического прогресса, столкнулся с экзистенциальным ужасом, борьбой, крушением идеалов, смертью как обыденностью, повседневностью, вызывающей отупление и безразличие реальностью, чудовищной реальностью. Страшный опыт дегуманизации изменил сознание миллионов людей, не говоря уже о том, что политическая карта мира изменилась навсегда – в войне пали четыре империи Европы — Российская, Германская, Австро-Венгерская и Турецкая, а последняя — Британская — начала путь к своему закату. Возник новый миропорядок, появились новые государства, новые политические игроки.

В культуре и литературе Запада Первая Мировая война породила новое явление — творчество «потерянного поколения». Представим себе полотна художников Г. Роджерса, Д. Нэша, знаменитого О. Дикса, Ф. Марка, Х. Ларвина, вспомним книги Р. Олдингтона, Э.М. Ремарка, М. Залки, Э. Хемингуэя, А. Барбюса… Для многих художников того времени мировая катастрофа явилась фатальной. «Война нас смыла»,— пишет Ремарк в одном из своих произведений. Действительно, именно Первая Мировая, на наш взгляд, изменила сами принципы бытия Европы, а следовательно — на тот момент — и всего мира, ибо средоточие политических сил и экономического потенциала последнего на тот момент находилось именно там.

У нас Первая Мировая война получила иную трактовку, и причиной тому — разразившаяся над Россией  революционная гроза, а историю, как известно, пишут победители. «Превращение империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг»,-— писал В.И. Ленин в работе «Война и российская социал-демократия». Ленинский тезис обозначил магистральное направление для отражения Первой Мировой войны в русской литературе. В большинстве произведений, где описываются события 1914-1917 годов, Великая война — лишь лестница, ведущая к Гражданской войне. Таковы «Тихий Дон» М.А. Шолохова, «Хождение по мукам» А. Толстого, «Август четырнадцатого» А.И. Солженицына, рассказы М.М. Зощенко, В.В. Вересаева.   Даже так называемые «белогвардейские» авторы, как, например, А.И. Туркул и П.Н. Краснов, следуют тому же принципу. «Великая и забытая» -— верное замечание историка Виктора Правдюка. Впрочем, с некоторой оговоркой к работам о Первой Мировой войне стоит отнести произведения генералов А.М Зайончковского, А.А. Керсновского, А.А. Брусилова, А.А. Свечина, и пр,. до недавнего времени известных лишь специалистам, да и в наше время изданных ограниченным тиражом.

Современные писатели во многом следуют прежним традициям, и произведения В. Пикуля, Ф. Разумовского, Е. Авдиенко, Б. Акунина — тому подтверждение, ведь и в них Первая Мировая — предтеча Революциии и Гражданской войны. Есть и книги, относящиеся к жанру «альтернативной истории», но рассмотрение подобных форм не входит в задачи данной статьи.

Таким образом, очевидна недооценка, даже, пожалуй, замалчивание Первой Мировой войны в отечественной культуре и, в частности, литературе. К сожалению, ситуация эта по сю пору остается прежней.

Учитывая вышесказанное, особо хочется отметить роман Сергея Скобелева «Дальше фронта», как  самостоятельное глубокое произведение, посвященное Первой Мировой войне. Книга эта вышла пока небольшим — к сожалению! — тиражом в петербургском издательстве «Супер» в 2022 году, а также опубликована она и на сайте litres.ru. С. Скобелев впервые пишет большой роман, и, на наш взгляд, он вполне удался.

«Дальше фронта не пошлют…» — известное всем выражение настоящих фронтовиков, используемое и по сию пору. Но в романе это словосочетание, «Дальше Фронта» -— прозвище главного героя, русского офицера Владимира Кирилловича Рыкова, которого мы впервые встречаем в окопах Порт-Артура, на небезызвестной высоте 203:

«Выбора в решении не было… Портупею поручик сорвал и отбросил, чтоб не мешалась, подхватил от убитого рядом стрелка длинную пехотную «трехлинейку» с примкнутым штыком. Легко, как будто и не был только что контужен, гимнастическим прыжком взметнулся на бруствер:

– Р-рота-а! Слушай мою команду! За Веру, Царя и Отечество! В штыки — за мной!…

            Мешая уставное «ура» с остервенелым матом, стрелки горохом посыпались вниз по склону».

Выходец из небогатых дворян, на наших глазах Рыков проходит путь от поручика до подполковника, ведь роман С. Скобелева охватывает более десятилетия, с 1904 по 1914 годы. Дорогами войны и мира идет наш герой, и, несмотря на нежелание пересказывать сюжет книги, следует  остановиться на ряде интересных моментов, выделяющих роман среди себе подобных.

Итак, Владимир Кириллович Рыков — герой-артурец, георгиевский кавалер, при личной скромности не стесняющийся сказать правду как начальству, так и широким кругам общества (Именно это качество и обусловило его прозвище «Дальше Фронта» — только что вышедший из боя поручик не побоялся дать честное интервью репортерам»). После нескольких лет межвоенной службы, будучи уже капитаном, Рыков попадает в сухумский гарнизон, где возглавляет пулеметную школу. С этой частью, преобразованной впоследствии в отдельный пулеметный батальон, он и встречает войну.

Воевать ему и его подчиненным предстоит на турецком фронте, где герои принимают участие в Саркамышской операции, которая явилась, если можно так выразиться, крахом турецкого блицкрига. Саркамыш, расположенный между Эрзерумом (с турецкой стороны) и Карсом (с русской), являлся ключевой точкой для проводимого турками наступления, которое  должно было привести их в Закавказье. При огромном перевесе сил и средств наступление — ведомое во многом германскими офицерами-инструкторами,один из которых присутствует в романе — провалилось, и с того момента до конца войны стратегическая инициатива перешла к императорской армии. О героизме русских, защищавших Саркамышские перевалы, и рассказывает нам С. Скобелев. Причем — и мы не раз к этому вернемся — необходимо отметить историческую точность как в изложении событий, так и в упомоминании действующих лиц, руководивших обороной: генерал Юденич, генерал Мышлаевский, генерал-адьютант Воронцов-Дашков — реальные люди. Главное же — при наличии очевидных успехов русской императорской армии турецкий фронт забыт нашей литературой и весьма поверхностно встречаем нами в мемуаристике, оставаясь достоянием научных работ. Рассказ о нем — особая заслуга Сергея Скобелева.

Отдельного слова заслуживают яркие батальные сцены. Стараясь не перегружать текст примерами, необходимо все же привести пару цитат:

«– Огонь!

            В лоб и по флангам турецким кавалеристам ударили десять пулеметов, стрелки били из «трехлинеек» и «маузеров» на выбор. Шквал свинца в полминуты проредил атакующих наполовину (…) Это был почти полный разгром, когда неожиданно замолк «Максим», защищавший правое дефиле. Около полусотни турок все же прорвались сквозь заградительный огонь и мчались теперь мимо центральной и правой русских позиций прямо на несчастливый расчет. Слабый огонь едва ли десятка винтовок остановить их никак не мог».

Или:

– Тут наше дело щас пойдет, вашебродь, солдатское. Мы-то не по первому разу, а вы несвычный. Вы, ежли можно так, то чуть сзади нас, с «люськой» – унтер кивнул на пулемет, прикроете с флангу, только жарьте коротко, диск остатний. Ладно?

– Ладно,- сглотнул поручик,- ладно, Васильич…

– Лишь волны морские прославят вдали геройскую гибель «Варяга»!

Турецкие роты, больше напоминавшие толпу, уже не обращая внимания на редкие очереди и выстрелы, с нестройным ором приблизились почти на сотню метров…

            «Севастьянов отбросил пустой «мадсен»:

– Все, ваша бродь, отстрелялись…

«Дальше фронта» — подлинно исторический роман, поражающий четкостью изложения событий и всесторонним знанием императорской армии — техническая сторона, штабная работа, быт солдата и офицера описаны детально и точно. Автор знает не только то, как менялась, например, штатная численность пулеметов в полку, какие рапорты подавались при различных ситуациях, но и довольствие солдата, жалование офицера, цены того времени на папиросы, спички, пошив одежды, посещение ресторана, поездку на извозчике и т. п.

Но при доскональном знании истории автор чужд излишнего пиетета в изложении фактов армейской жизни. Не остаются за рамками и извечные недостатки военной машины — показуха, бюрократизм, медлительность:

«Докладывать немедленно плохо, не докладывать — может получиться еще хуже, потому как   спросят, отчего не доложили тут же».

«… ибо нет там (в штабах — М.Ш.) худшего проступка для подчиненного, чем явиться перед начальством хотя бы с одной пуговицей, перекошенной не по форме»

«не интересно прессе писать о том, что, к примеру, N-ский полк третий месяц  на одной пшенке сидит, а в интендантстве и в ус не дуют… не того масштаба эмоции».

Речь персонажей произведения выдержана в стиле того времени. «Батарея приведена к молчанию», «будьте надежны», «шоффер», «охотник» (то есть разведчик), «момент» (офицер-карьерист) — приметы эпохи, делающие роман еще более достоверным, насколько это можно сказать о художественном произведении. Язык героев — офицеров, солдат, жителей Кавказа — различен, но при этом соответствует времени, сословию, народу и ситуации. Да и сами герои интересны и хорошо прописаны: достаточно упомянуть старшего унтер-офицера Щепкина, бывалого солдата, денщика Курносова, напоминающего нам о купринском Гайтане и пушкинском Савельиче, или гвардии капитана Оболенского и штабс-капитана Климова — своего рода Болконского и Максима Максимовича… Вполне ясно, что Сергей Скобелев, образно выражаясь, впитал традиции русской военной прозы, поняв и мастерски интерпретировав их.  Впрочем, и гражданские персонажи книги «не отстают». Отлично проработанными и живыми смотрятся диалоги и с Анечкой (дочерью подруги капитана Рыкова), и с ее матерью, и с абреком Илико, и с извозчиком Важей, и со множеством других персонажей.

Интересна композиция книги — пролог, две части и эпилог, составляющие ее, снабжены примечаниями, раскрывающими моменты армейской, и не только, жизни тех времен. Это помогает нам, читателям, глубже и  полнее почувствовать дух описываемой эпохи, дает те мелкие, но необходимые подробности, позволяющие понять реалии более чем столетней давности. Этой же цели служат и своего рода интерлюдии, предваряющие каждую из частей — описания значимых и  интересных, по мнению автора, событий 1912-13 (1 часть) и 1914 (2 часть) годов. Впрочем, остается не вполне ясным критерий отбора вышеуказанных событий. Роман снабжен рядом примечаний и приложений, весьма, кстати, познавательных, что сближает его с научно-популярной литературой.

Из недоработок можно отметить некоторую размытость любовной линии романа и мелкие погрешности текста, например, немецкий капитан Шлиман, военный советник в турецкой дивизии, в дальнейшем назван майором. Впрочем, подобные мелочи, которые устранит любой мало-мальски сведущий редактор, не умаляют ценности книги и, несомненно, будут исправлены в дальнейших публикациях. Ведь произведение такого уровня, вне всякого сомнения, требует большего тиража и, надеемся, будет замечено издателями.

В целом же роман Сергея Скобелева «Дальше фронта» несомненно ценен и важен. Ценен своей проработанностью, прекрасным литературным языком, особым вниманием к историческим деталям, важен как пример верного, тщательного подхода к разработке такой сложной темы, которой является исторический роман, требующей от автора владения не только художественным словом, но и обладания обширными фоновыми знаниями об описываемой эпохе.

Роман «Дальше фронта» логически завершен, но предполагает и продолжение, о чем говорит нам сам автор, заканчивая повествование словами «Конец первой книги». С нетерпением ожидаем дальнейшего рассказа о службе и  приключениях теперь уже подполковника Рыкова, Сергею Скобелеву же пожелаем дальнейших успехов в создании столь качественной исторической литературы, в которой, несомненно, нуждается современный читатель.

 

*****

М. Шулин
А. Ваулин

                                 Взгляд из окна. Путевые заметки

 

Я должен видеть теми же глазами,
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.

1941 г. К. Симонов 

 

 

Волею Божией случилось так, что мы, давно планируя поездку на Донбасс и освобожденные территории, оказались там именно в судьбоносные дни 26-27 сентября, когда решилась судьба не только вышеупомянутых земель, но и, без преувеличения, всей России. Хотелось разобраться, как, почему и в чем заключен смысл крупнейшего открытого противостояния нашей страны с Западом со времен Второй Мировой войны, почувствовать это на месте и, по возможности, рассказать об этом тем, кто далеко от линии борьбы, ведь здесь все воспринимается иначе.

А тут и референдум «подоспел». Наш рассказ, безусловно, краток и неполон, но это, наверное, не к худшему, ибо он являет собою непосредственные наблюдения прямо в момент событий референдума, незадолго до и после него. Это действительно взгляд из окна на мир, который меняется на наших глазах. Примером этого может послужить то, что мы были одними из последних, кто пересек границу освобожденных территорий как другого государства — через час после того, как мы миновали Джанкой, президент В.В. Путин объявил о вхождении в РФ четырех новых регионов.

Известно, что добраться самолетом на юг теперь не так просто — ряд аэропортов закрыт по военным причинам. Поэтому пришлось лететь через Волгоград и начинать движение через КПП Изварино, ведший в ЛНР.

Луганск — одна из основных тыловых баз воюющей армии, и это заметно сразу. Город наводнен военными, по одной из главных — Оборонной улице — постоянно идут колонны «уралов» и БТР, много выздоравливающих, с костылями, в бинтах. Военные в основном луганские. Следы обстрелов 2014 года почти повсюду ликвидированы. Вспоминается разговор двух детишек на автовокзале, девочек лет пяти и семи:

– Там хорошие военные с плохими воюют. Вот мой папа за хороших военных, а твой?

– Тоже за хороших.

Иное впечатление производит Донецк. Если Луганск — база фронта, то Донецк — город фронтовой. Видны следы обстрелов, хотя ремонтируют все быстро, дороги хорошие и сам город чистый и ухоженный. На улицах почти нет людей — никто не выходит без надобности: только на работу, в школу, в магазин — и домой. Обстрелы не прекращаются, ВСУ постоянно ведет беспокоящий огонь — иногда два снаряда в час, иногда два в минуту. Идет контрбатарейная борьба. Местные уже сразу различают: «Это наши, а это их. – А как вы отличаете? Да слышно ведь!»

Разговариваем с дончанкой, встретившей нас:

            – Как же вы тут живете?

– Да так и живем. Не успеваем читать новости — каждый день бабахают. Кого-то убивают каждый день. У меня брату ногу «лепестком» оторвало, из дому вышел только.

            – Сочувствую.

– Ох… ладно. Я, как мне на работу надо, и вообще из дома — три раза краткую молитву читаю и выхожу. Я всегда молюсь так. Если бояться — надо уезжать. А куда уезжать? Здесь наш дом, и мы никуда не уедем.

            – А голосовали уже? (Это первый день референдума, часа три дня)

– Конечно, мы все проголосовали.

Дух уверенности в своей правоте повсюду. Девушка, идущая домой из школы, пишет в телефоне, невзирая на грохот разрывов. Старушка, идя в магазин, раздавливает пару орехов — город южный, грецкие орехи растут на улице — для голубей. Продавец выкладывает товар на лоток… И все это при постоянном «салюте». Есть перебои со светом и, особенно, водой, но город живет. И побеждает.

 

Далее — Мариуполь. До него нет прямых рейсов, но, например, из Новоазовска автомобилисты подхватывают попутчиков. По дороге видим стайку ребятишек лет 10-12, машут проезжающим российским триколором.

Город сильно разрушен и напоминает Грозный двадцатилетней давности, но жизнь вернулась в него: работают магазины, школы, немногочисленные кафе. Курсируют бесплатные автобусы с надписью «Санкт-Петербург и Мариуполь — города-побратимы» на борту.

Местные жители рассказывают разное, но общее мнение едино: «Не уходите, второго штурма мы не переживем».

Страшна история Ирины, одна из многих историй разрушенного города. Но вместе с тем она и обыденна — таких тут много. Публикуем ее фактически без сокращений, как и снята была с диктофона, без купюр:

            – Как вы встретили войну?

– В пять утра муж смотрел по спутниковому новости (Российские каналы и раньше были запрещены на Украине – М.Ш.). Говорит — война! Я спрашиваю: «Как? Не может быть». Поехала на работу, а через неделю на работу уж не ходили. Все закрываться начало. С неделю прошло — и газ, и электричество пропали.

А первый снаряд по нашей улице попал 9 марта. Мы уже в подвале прятались, у нас частный дом был. (События происходили на ул. Талалихина — М.Ш.) Тогда бабахнуло, сын с мужем побежали тушить, огнетушитель был, ребенок с водой бегал…

12  марта сосед делал костер во дворе, готовить, мы не делали. Сын сбегал с чайником к соседу, сказал, мы сейчас с папой вернемся, и снова вышел. Тут начались сильные обстрелы, я с малой в подвал, а они вышли во двор. При обстрелах они всегда в дом забегали, а тут слышу — их нету. А я ж с дочкой в подвале. Дом трясется, а я молюсь, держа дочку на руках. Смотрю — моих нет. Я малую кладу спать, мои обустроили ж там все — кроватку, ну все…

Выхожу — идет соседка, кричит, плачет, рыдает. Я: «Что случилось?» Побежала я от своего дома и увидела страшную для себя картину: там лежал мой ребенок лицом вниз, муж, двоих соседей разорвало. (…) Они пролежали пятнадцать дней на улице, у меня не было возможности забрать их. Я пыталась сама это сделать — не получилось. Прикрыли только, я смотрела — лежат они, я не могла подойти к ним. Снаряды летели постоянно.

Через пятнадцать дней я нашла помощь, чтобы дотащить их во двор и похоронить. Мне помогли, и я несла тоже — они за ноги, я за голову держала сына…

Прошло ровно полгода, но для меня это реально. Я не могу поверить, что у меня больше нет ребенка. Я, получается, рожала его как для войны… И вот ребенок 11-й класс не закончил, а планы были, поступать куда. Он у меня и боксом занимался, тренер, все хвалили…

С конца марта они пролежали у меня во дворе, до 18 июня, тогда прокуратура ДНР начала перезахоронения. Помогли мне парни, достали их, и теперь они на Старокрымском кладбище. Вот война для меня.

Я больше не могла заходить в свой дом, и до 28 марта жила у крестной, это рядом. Едим, и тут — троекратный выстрел, три раза подряд в одну точку. Побелка посыпалась, ничего не видно…

            – Это кто был?

– У нас украинские танки на тот момент стояли в троллейбусном депо. Это не может быть совпадением, в жилой дом попасть три раза подряд. Я схватила ребенка, прыгнули в подвал, до утра опять сидели. Я молилась, чтоб это закончилось, был конец марта — месяц войны. 12 марта погибли мои мальчики, а 13 марта моей дочери исполнилось пять лет, и не было у нее уже ни папы, ни брата…. Так вот, попадает снаряд в дом, разваливает полдома. Весь удар получила я — дверь вылетела в мою сторону. Мы сидели в первой комнате, а когда я очнулась, встала и повернулась — ни дверей, ни стенок. Перед падением я ненадолго отключилась, услышала крик своей дочери. Я поняла, слава Богу, она хоть живая. Крестная закрыла ее. Снаряд вообще попал чуть дальше (рисует схему на столе), а попади он в середину — нас бы уже не было.

Сосед сказал: «Тут есть бомбоубежище недалеко, Ира, что ты тут делаешь до сих пор?» Я малую взяла, бежим через огороды, ну, попадаем под обстрел, конечно, и — в это убежище.

Отсидели мы там с конца марта еще с месяц. Через два дня залетает туда разведка ДНР, молодые пацаны с Макеевки, это я потом узнала. Вскоре они в этом доме закрепились. Многие, знаю, погибли потом.

            – Расскажите о днровцах.

– Обращение было нормальное. С моим ребенком было еще с шесть детей, и все было детям, скажем так. Разведка у нас фактически и жила.

            – Делились пайком?

– Да, они даже больше приносили. И одежду носили детям, и все… ничего не могу сказать. Дети, конечно скажу, нуждались, и они все им носили. Мы пробыли с ними недели три, вот так, изо дня в день. И уходили они, и раненые приходили, и все у нас на глазах. Когда они пошли дальше, пришла замена, и они, увидев детей — они уже выбегали, город зачистили, все на «Азовстали» было — приносили и тушенку, и сгущенку, а особенно хлеб и воду. Хлеб, вода и сладкое — всегда они давали детям. Тут нас тоже никто не бросал.

            – Это днровцы или россияне?

– Сначала днровцы, потом россияне. Тогда, в конце апреля мы начали выходить из подвалов, чтоб из дома хоть что-то забрать. «Азовсталь» хоть и далеко — сорок минут на маршрутке — но и у нас взврывной волной двери открывало. Так мы это все и перенесли.

            – Храни Господь вас. Такое…

– У меня муж, когда еще был жив, сказал: «Ира, азовцы принесут в каждую семью беду». Он и до этого политику слушал, говорил — я не сильна в этом: «Они не сдадутся, они раздолбают этот город». И вот, пожалуйста, с нашей семьей получилось так, как он сказал. Теперь я осталась одна с дочкой, но надо как-то дальше. Одна в городе.

Освобожденные территории — резкий контраст. Тут война не чувствуется. Цены в гривнах (хотя рубли берут), все работает. Мангуш, Бердянск — мирная совсем территория. Тут не было ни прилетов, ни разрушений. Люди ждут, чем же все закончится, но, к счастью, нет здесь этого неизбывного человеческого горя, как в том же Мариуполе. Слава Богу.

Доехать до Херсона нам не удалось как по причинам военным — обстрелы, в том числе ракетные, после референдума значительно усилились — так и по логистическим — транспорт ходит плохо, а Антоновский мост разбит украинским огнем. Надеемся, это удастся сделать несколько позже.

Напоследок хочется заметить, что абсолютно открытым остается вопрос безопасности. Проверки на границе, так называемая «фильтрация» – носят чисто номинальный характер. Подрыв на Крымском мосту наглядно показывает это. К сожалению, в России не все еще понимают, похоже, что наша страна ведет самую крупную войну со времен Великой Отечественной, причем не с Украиной, отнюдь не с украинцами — со своими врагами, выбравшими данный момент, чтобы сплотиться и открыто выступить против нее.

 

 

Наша эпоха – порнографическая…

 

 

 

 

АНДРЕЙ ТКАЧЁВ

протоиерей

 

НАША ЭПОХА – ПОРНОГРАФИЧЕСКАЯ…

 

Попробую выстроить некую цепочку, размотать внутреннюю логику некоторых процессов.

Наша эпоха порнографическая. Только слепой этого не видит. Делай все, что хочешь и никто тебе не указ. Получай удовольствие. А потом идет насилие.
То, что сладострастники жестоки, еще Достоевский указывал. За развратом всегда идет жестокость, и самая безудержная сексуальность имеет насильственную природу.

Отсюда ненависть к самой жизни, то есть чайлд фри, культ абортов, призывы к самоубийствам (Синий кит), засилье кровопролития в культуре, колумбайн (массовые убийства), феминизм, половые девиации, как ненависть к Божьей природе и т.д.

А дальше язычество. Человеку невыносимо просто грешить. Человек хочет грешить легально и осмысленно. От язычества он ждет религиозного оправдания разврата и насилия. Не ищите у неоязычников поклонения богам ради их прославления. Ищите идеологического оправдания гордыни и культа разврата и насилия. Здесь корни нео-язычества. Папа Иван-Павел Второй так и называл это все “культурой смерти”.

Читать далее “Наша эпоха – порнографическая…”

Никольские откровения

 

ЛИДИЯ ШУБИНА

 

 

 

 

 

 

НИКОЛЬСКИЕ ОТКРОВЕНИЯ

 

Я люблю старину, тишину и природу. Особенно если выдается редкий солнечный денек. Никольское кладбище Александро-Невской Лавры с его деревьями, прудом и склепами как нельзя удачнее подошло для воскресной прогулки. Кроме вышеназванного, тут присутствуют ещё не менее любимые тайны и парадоксы. Старые могилы генералов от артиллерии и капитанов от инфантерии соседствуют с могилами героев Советского Союза, а также политических и прочих российских деятелей. Нахожу место упокоения Фёдора Углова – хирурга, спасшего огромное количество жизней во время войны. Упокой, Господи…
На кладбище можно почувствовать осень. Солнце радостно подсвечивает жёлтые листочки на березах, под ногами шуршат их опавшие собратья – всё живое, настоящее, неприглаженное, как после веселого праздника у легкомысленной хозяйки. Читать далее “Никольские откровения”

Как организуют дебилизацию Русского народа

 

 

ИГОРЬ РОМАНОВ

доктор социологических наук

 

 

КАК ОРГАНИЗУЮТ ДЕБИЛИЗАЦИЮ РУССКОГО НАРОДА

 

На фоне заявлений о строительстве городов в Сибири надо бы более трезво оценивать кадровую и в целом социальную ситуацию за Уралом, да и во всей России. По всей видимости, сейчас ключевой вопрос нашей стратегической политики, государственного управления заключается не в том, какую инфраструктуру нужно создавать на обширных землях России, а в том, какие кадры, носители каких ценностей должны управлять страной. Пока мы видим, что люди, представляющие политическую элиту страны, уже почти тридцать лет не могут вывести Россию на уровень политически независимой духовно и экономически процветающей державы. Пока мы, мягко говоря, не соответствуем своему призванию «быть Третьим Римом». Наша политика, наша экономика, даже наше образование и медицина сегодня существенно зависят от мировых сил и установок. Нужно ли все это обосновывать? У нас и Конституция, несмотря на все поправки, очень сильно напоминает конституцию США. У нас весь политический строй, как на Западе. У нас всё как там и порой даже хуже. Хуже, потому что мы, при всех высоких фразах о патриотизме, идём в русле западного политического мировоззрения, в фарватере общемировых приоритетов. Читать далее “Как организуют дебилизацию Русского народа”

МАЛОРОССЫ МЫ ИЛИ УКРАИНЦЫ?

 

 

 

БОРИС ЮРКЕВИЧ (Борис Башилов 1908-1970)
русский писатель, публицист

 

 

 

 

МАЛОРОССЫ МЫ ИЛИ УКРАИНЦЫ?

Передо Мной на письменном столе лежит мой родословный герб. После бегства из СССР и многолетних скитаний но всему свету я случайно нашел его изображение в Буэнос Айресе у русского инженера, занимающегося геральдикой. Над рыцарским шлемом — пышные страусовые перья, на синем щите полумесяц внизу, справа и слева — золотые звезды; В верхний полумесяц летит оперенная стрела.
Если вы развернете «Малороссийский герб Модзалевского» на соответствующей странице, то вы узнаете, что этот герб принадлежит потомкам Ивана Юркевича.
Род Ивана Юркевича один из древнейших родов Малороссии. Члены нашего рода знамениты не только ратными подвигами в борьбе с турками и крымскими татарами. Еще больше наш род знаменит успехами на почве русского просвещения. Один из родоначальников рода был ближайшим помощником Киевского митрополита Петра Могилы, первым профессором философии Киевской Академии. А ведь почти всё просвещение Малой и Великой России имеет своими истоками Киевскую Академию. Мой предок был один из тех людей, трудами которых строилась общая русская культура. И так было и в нашей семье всегда на протяжении веков. Читать далее “МАЛОРОССЫ МЫ ИЛИ УКРАИНЦЫ?”

Уже три российских региона ввели запрет на работу мигрантов

УЖЕ ТРИ РОССИЙСКИХ РЕГИОНА ВВЕЛИ ЗАПРЕТ НА РАБОТУ МИГРАНТОВ

 

Калужская область приостанавливает свое участие в программе по переселению соотечественников из-за рубежа, соответствующее постановление подписал губернатор Владислав Шапша. Кроме того, в регионе мигрантам запретили торговать, таксовать, работать в общепите и заниматься подбором персонала. Одновременно правоохранительные органы приступили к проверкам использования иностранными гражданами сертификатов о владении русским языком.

А началось все с того, что в пятницу глава региона без предупреждения нагрянул в многофункциональный миграционный центр в Боровском районе. Полноценного общения с первым попавшимся гостем не получилось: несмотря на наличие у того специального сертификата, по-русски он не говорил. “Он вообще не понимал, что я у него спрашиваю! По-русски ни бельмеса!” – возмутился Владислав Шапша в соцсетях и тут же обратился в правоохранительные органы начать проверки документов у тех, чьи сертификаты вызывают сомнения.

В тот же день глава региона подписал постановление о приостановлении деятельности программы по переселению соотечественников, проживающих за рубежом. Также вводится запрет на работу мигрантов в торговле, общепите и общественном транспорте, в том числе такси. Им закрыты вакансии в кадровых агентствах. Работодателям на приведение дел в соответствие с принятым документом отводится три месяца.

Между тем Калужская область не первый регион, где ограничили деятельность иностранных рабочих. С начала этого года мигрантам запретили работать сразу в целом ряде сфер в Югре. Им теперь нельзя водить такси и любой другой общественный транспорт, производить детское питание, трудиться в сфере образования, торговли алкоголем, табаком и продуктами питания. Как отмечают в правительстве региона, документ приняли для того, чтобы обеспечить работой местных жителей. И уверены, что это не скажется на рынке труда региона. Вслед за Югрой аналогичное постановление о запрете на труд мигрантов подписал и глава соседней Тюменской области Александр Моор. В Югре между тем ввели внушительные штрафы. До миллиона рублей юридическим лицам, должностным – до 50 тысяч, и даже физические лица, нанявшие мигранта, предположим, няней для ребенка, могут заплатить от двух до четырех тысяч рублей. Показательно, что предприятию нельзя взять гражданина другой страны даже грузчиком.

На предприятиях, запрещенных для работы мигрантов, им нельзя устроиться даже грузчиками

– Нельзя работать таксистами, можно пойти на стройку, – предположил руководитель сургутской общественной организации таджиков “Вахдат” Файзуло Аминов. – Я сам замруководителя строительной организации, и у нас 60 процентов сотрудников – мигранты.

Сейчас в регионе проходят рейды – ищут нарушителей. Для наведения порядка привлекли и глав диаспор, чтобы они помогали курировать мигрантов. 

Комментарий

Анна Дьячкова, доцент Института экономики и управления Уральского федерального университета:

– Отказаться или нет от труда мигрантов, ответ на этот вопрос очень сложный, и власти регионов это прекрасно понимают. Общеизвестно, что иностранцы работают в тех сферах, куда крайне неохотно идут местные жители. Но в сложных экономических условиях ситуация меняется: доходы населения и возможности заработков сокращаются, и люди могут быть готовы работать на двух работах или там, куда раньше не шли из-за низкой зарплаты. И вот тогда власти, ограничивая трудоустройство мигрантов, действительно могут обеспечить условиями для работы местное население. 

Российская газета – Столичный выпуск № 32(8680)

Складывается новая постмодернистская мораль

 

Геннадий  Матюшов, писатель

 

 

 

 

СКЛАДЫВАЕТСЯ НОВАЯ ПОСТМОДЕРНИСТСКАЯ  МОРАЛЬ

 

«Кто отказался от правды ради Христа, тот завтра откажется и от Христа» (блаженная Пелагея Рязанская)

Слово мигранты для всех коренных народов Европы сегодня имеет отнюдь не дружественный смысл. Речь не идёт о конкретном мигранте, а о движении, которое захватывает весь мир и грозит его уничтожить. По крайней мере, тот мир, в котором мы жили, который мы ценили и любили.

Это движение отнюдь не является случайным, независящим от сознания и воли человека, а, напротив. Повсюду чувствуется, что движение это направляется, углубляется и расширяется определёнными силами, даже конкретными людьми. А самое страшное, что сопротивление этому движению, то есть войне, наказуемо. Поэтому человечество оказалось между молотом и наковальней. Молот и наковальня могут быть гербом нового мирового государств, ради создания которого, все это и делается. Как это было в СССР с масонским символом серп и молот. Читать далее “Складывается новая постмодернистская мораль”

Если бы я был евреем…

 

 

Александр  Олейник,

полковник в отставке, участник боевых действий

 

 

 

 

ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ ЕВРЕЕМ…

 

«Предатели есть у каждого народа, народ предателем не бывает» (еврейская пословица)

    «Единый народ – вот наша цель, и как следствие, единая страна. Скажут, а новые русские, которые на 90% евреи? Они не русские, и они не евреи. Они – наша пена, гной из наших старых ран, Они будут отторгнуты организмом нашего государства, кем бы они ни были – русскими, чеченцами, евреями, агентами Моссада, ЦРУ или бандитских группировок…» (Георгий Элевтеров. «Наши евреи нам нужны» // «Советская Россия», 2001, №130)

Чтобы для тебя, господин (пан) Зеленский, была понятнее суть изложенного ниже, вначале я сошлюсь в сокращенном виде на эпизод из «Золотого теленка» И.Ильфа и Е. Петрова.

«В вагоне поезда, следовавшего на открытие смычки Восточной Магистрали, следовали советские и зарубежные журналисты, чтобы на страницах своих изданий осветить это грандиозное событие. Пишущая братия вся была поглощена мыслями о том, как образнее изложить своим читателям тему о новом трудовом достижении страны.

Но только один американский корреспондент Хирам Бурман был безучастен и равнодушен к предстоящей сенсации века. Его, как сиониста, интересовало лишь только одно: есть ли в СССР еврейский вопрос. Ему, писавшему в своей газете статьи по еврейскому вопросу, было бы больно расстаться с этой темой, и поэтому он назойливо доискивался у своего коллеги по перу Паламидова, существует ли в СССР эта проблема. Последний в категорической форме ему отвечал, что такого вопроса уже нет.

– Но ведь в России есть евреи? – сказал Хирам осторожно. – Есть, – ответил Паламидов. – Значит есть и вопрос? – Нет. Евреи есть, а вопроса нету». Читать далее “Если бы я был евреем…”

МЫ ПОМНИМ…

 

 

 

ИГОРЬ РОМАНОВ
доктор социологических наук

 

МЫ ПОМНИМ…

 

Шестого октября день памяти Игоря Талькова. Живой наш народ помнит. Мы помним. Тридцать лет прошло. Годы перелома, годы развала, годы подъема и взлета. Не взлетели. Лишь попытались. Да как-то всё неожиданно показалось тогда. Открытые храмы, батюшки, книги православные. Мы-то еще советские, комсомольские, правую руку от левой отличить не можем… Храмы открылись, а дым над страной коромыслом стоял. «Горбачев – паскуда», «Ельцин – погань»… А мы? А мы вроде бы как ничего еще не поняли. Тридцать лет прошло. А мы всё там же. Пел Игорь Тальков: 

Покажите мне такую страну,// Где блаженствуют хамы,// Где правители грабят казну,// Попирая закон…

Мы, народ, все в той же точке отсчета. Россия так пока и не перешагнула порог открытой Церкви. Сколько всего было за те и за эти годы! Выкошенная Русь. Сколько истинно русских людей ушло, погибло за эти тридцать лет. Погибло от рук таких же бесов, что убивали Игоря Талькова. Царствие Небесное нашим убиенным героям, сынам и дочерям Отечества нашего Русского! За что гибли они? За Христа, за Русь Святую. За нас с вами, чтобы мы жили на Руси, Бога славили, Отечество свое любили, детей в вере православной растили… Думали они, что в будущей России через тридцать, двадцать, десять лет будут пировать «новоявленные иуды», те, кому «золотые купола черный глаз слепили»?

Кресты и купола и сейчас им слепят. Щурятся твари, морщатся, но уже считают себя победителями, хозяевами этой земли.

«Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, я тщетно силился понять, как ты смогла себя отдать на растерзание вандалам…» И по сей день трудно понять, как мы отдаем Россию. За какую-то ботву, за шелуху луковую. Что же мы? В родной стране, на родной земле уже речь русскую почти не слышно. «Чизбургеры, франчайзеры, булинги, менеджеры, хайпы…». С экранов лай собачий уличных реперов. Блогеры необразованные вместо русских поэтов и писателей. Волки да воронье Церковь Русскую раздирают. Государством интеллект искусственный правит. И лица всё те же, как тридцать лет назад. Чубайс, Кириенко…

«Родина моя, ты сошла с ума…». Глядя на всё происходящее. На нас с завязанными тряпками ртами, на бодрых и придурковатых «петрушек», докладывающих нам из телевизоров, что «на посту без происшествий», на поддатого Гошу-наследника и Российский герб у края шлейфа его римской Ревеки, на депутатов Думы, стоящих по стойке «смирно» перед американцами, на кукурузный народ, разглядывающий гнусную «Матильду», на тех, кто устроил эту «Матильду» в России… Глядя вокруг, задумываешься. А зачем нужны мы Богу? Всё проевшие, продавшие, сидящие в духовной грязи по уши и отупевшие в своей гордыне? Зачем Богу такая Россия? Да Богу, наверное, такая Россия не нужна. Так ведь и думают те, кто с нашей помощью сделал Россию такой. На то и надеются нехристи с черными глазами ослепшими. Они ведь гадят, сквернят Россию, надеясь, что Бог оставит Русь. Не оставит. Не оставит ради десяти, ради трех праведников. Господь Россию не оставит. Больно будет. Но покаемся. Молятся предки, чтобы покаялись мы. Молятся наши русские святые, коих великое воинство на Небесах. И здесь на земле есть еще люди православные, сутью своей Христовы. Жива Русь! И не перевелись богатыри на земле Русской.

Вот и Игорь Тальков, певец и композитор, русский православный поэт был таким богатырем. Собирал людей на большом поле и песней возвышал сердца, будил в них дух Русский, богатырский. Погиб Игорь на духовном поле боя. А враг по сей день боится имени его. Корежит врага от того, что мы помним и любим Игоря Талькова. По сей день его песни, острые как меч, как шашка казачья, рубят, режут и секут всю нечисть, толстой слизью Русь и Церковь Русскую обволакивающую.

Пусть звучат эти песни! Во славу Божию, для победы Русского оружия! Пусть звучат эти песни в память о Божием человеке, православном русском воине Игоре Талькове! Царствие Небесное убиенному воину Игорю!

Я пророчить не берусь,// Но точно знаю, что вернусь,// Пусть даже через сто веков// В страну не дураков, а гениев.// И, поверженный в бою,// Я воскресну и спою// На первом дне рождения// Страны, вернувшейся с войны.

Да воскреснет Русь! И расточатся врази ея!