«РОССИЮ НИКТО ПОБЕДИТЬ НЕ МОЖЕТ, КРОМЕ… САМОЙ РОССИИ»

 

 

БОРИС КОРЧЕВНИКОВ
генеральный директор телеканала «СПАС»

 

 

Один че­ло­век свя­той жиз­ни ска­зал мне на днях: «Рос­сию ни­кто по­бе­дить не мо­жет, кро­ме… са­мой Рос­сии».

Ко­гда ка­кая-то де­воч­ка с псев­до­ни­мом Кла­ва Ко­ка орет под ба­сы на глав­ной пло­ща­ди Вла­ди­вос­то­ка, на­против ка­фед­раль­но­го собора, «а мне пох», по­вто­ряя это на раз­рыв ре­фре­ном, бро­сая эти сло­ва в свя­тые сте­ны хра­ма, мер­ца­ю­щие фи­о­ле­то­вым и зе­ле­ным от­све­том кон­цер­та, и ей под­пе­ва­ет тол­па — в то вре­мя, ко­гда на фрон­те — смерть и окру­же­ние, — то это по­бе­да Рос­сии над Рос­си­ей.

Когда в это же самое время в сердце страны Шнур рвет стотысячную арену раскатистым матом — под скорбный тихий день Усекновения главы Иоанна Крестителя — это победа России над Россией.

Когда в небо летит салют в то время, когда с неба Донецка летит фосфор — это победа России над Россией.

Погибшие и раненые на концерте Шнура, и салют, который, кажется в Тюмени, выстрелил в толпу… — это всё ещё очень деликатные, но уже страшные сигналы от Бога, который кричит нам о том, что мы обезумели.

Знаете, у меня вообще нет никаких вопросов к моей армии. Она, несмотря на все потрясения последних тридцати лет, по-прежнему — всё та же армия непобедимого русского солдата, по-прежнему одна из лучших армий мира. Все сетевые причитания про ошибки командиров и т. п. — это пустое. И бессмысленное. Об этом поговорим после войны. И увидим, что ничего раньше не видели.

Но и сами войны, и поражения на них происходят за нерадивую и грязную жизнь в тылу.

Нашему сознание, ищущему виноватых и причины зла всегда вокруг, а не в самих себе, трудно вместить этот закон, но он железный и вечный.

Даже лучшая армия не спасет, если призванный быть христианским народ оскотинивается. Яблоко, гнилое изнутри — какой бы крепкой ни была его кожура — погибнет. Погибнет, может быть, парадоксально и нелогично: от рук тех, кто слабее, кто зверь, кто Богу — чужие. Но и такие могут быть бичом в руках Божиих. Вспомните недавних безбожников-большевиков: они победили нелогично, вопреки всякой логике внешнего — снесли мощнейшую, но отступившую в сердцах от Бога, страну.

Помните слова Христа: Кому много дано, с того много и спросится (см. Лк. 12: 48).

Нам очень много дано. А сейчас — много, как никогда, мы живём в пору неслыханных свобод — всех, и свободы Церкви. Храмы стоят открытые почти на каждом перекрестке, в храмах — каждый день то, что может высветить, наполнить и осчастливить всю нашу жизнь — исповедь, Причастие, тихий разговор о главном. Приходи и пей от этого источника жизни. У нас это есть! У наших отцов и дедов не было. А у нас есть!

А мы… кидаем матерные попевки в стены этих храмов под подпевку толпы.

Вот за это будем нести поражения и в наших жизнях и на фронте.

Вот за такое будет умирать святой русский солдат.

Потому что это ещё один вечный закон: чистый страдает за нечистого. Чтобы нечистый очистился.

Война идет и только начинается. Военная мобилизация всей страны, наверно, не нужна, а вот другая мобилизация — необходима. Мобилизация на человечность. И на молитву.

Нам здесь, в тылу, людьми надо стать, ожить, проснуться надо, чтобы и на фронте жизнь победила.

Людьми нас делают — другие люди, когда мы начинаем жить ради них; наш язык, когда мы перестаем бить им ближнего и сквернить его богохульной матерщиной; наша культура — стихи, фильмы, музыка наша; и более всего — наши святыни. И отношение к ним.

Не будет этого, это будет побежденная Россия — при сильнейшей армии мира, при лучшем оружии, как сейчас, на планете, — это будет Россия, побеждённая самой Россией.

А ведь датский премьер-министр поняла про эту войну то, что многие наши ещё не поняли. Она сказала:

“Это не только война за территорию и границы. Это война за веру. Это война между демократией и тиранией и угнетением. Это война против ценностей, на которых построена Европа и свободный мир”.

Если в Евангелии есть про волков в овечьей шкуре, то нынешняя пора пошла дальше Евангелия и, по слову одного моего друга, напяливает волчью шкуру на несчастных овец.

Нет в России давно того, о чём они трубят: ни тирании, ни угнетения. Нет и у них того, что они называют своими ценностями: ни свободы, ни демократии.

Слова остались, ценности кончились. Мы живём в пору чудовищных подмен и словесного мусора – за которым либо пустота, либо плесневелая ложь. Жить, всё это слушая и не повредиться духом или умом может только тот, в ком есть закваска Правды. Эта закваска только в одном – в истинной вере.

Но в одном датчанка проговорилась честно: для Европы эта война правда “священная” . Война против их веры.

А что их вера сейчас?  Это ведь не “демократия”, “свобода” и прочие пустые слова, через  которые на самом деле манипулируют толпой.

Их вера – это рынок и цифра, которая должна постоянно расти – ввп, рейтинги, доходы, просмотры, подписки, большинства “голосов” и прочие количества – это все атрибуты религии цифры. А любая страна для этой религии – это территория для потребления и продаж.

Если цель человека в христианстве – обОженье, сближение с Богом, и сладостная радость от этого, то человек в религии цифры – должен стать максимальным потребителем и в этом получать суррогат “радости” – для этого надо разнуздать все инстинкты – потому что инстинкт хочет потреблять, инстинкт  боится быть неудовлетворенным.

Инстинкт постоянно хочет насыщения и никогда ненасытим!

Цель жизни в Православии: сделать из человека – Человека. Цель жизни в религии цифры: максимально расчеловечить человека. И управлять им.

И все уродливые картины западного расчеловеченья – все эти сатанинские цветастые шествия, митинги зоофилов, партии педофилов, детские лгбт-вечеринки, оргаистические посвящения детей в новый пол, храмовая проституция сект, голоса за права каннибалов, жертвоприношения нерождённых детей, суррогатные утробы, бракосочетания с собственными настенными коврами… всё это корнями из отмены религии Христа, и посвящения в религию цифры (она же религия сатаны и плоти), всё это от разнузданного инстинкта и от полной капитуляции перед грехом и собственными страстями.

А наша вера – христианство. Оно открывает нам, как мыслит Бог, как устроен человек и как с грехом можно бороться. Нет против греха другого оружия, кроме Христа и Святого Духа.

И подспудно Запад это знает – он же тоже был когда-то христианским. И он понимает,что Россия  – это правда самая большая и единственная оставшаяся в мире сейчас угроза западному расчеловеченью.

Ведь Россия, если сама останется православной, сможет и Запад снова вочеловечить. Потому что иногда, чтобы правда победила, надо, чтобы она просто прозвучала.

И чувствуя это, дьявол, который так успешно потрудился в последние  годы  на западной ниве, бьёт в набат и устами своих князей объявляет эту войну религиозной. Войной за веру. Он очерняет Россию всеми оттенками грязи и лжи, чтобы его западная паства ни в коем случае не поверила русскому слову, чтобы уничтожить Россию.

Он-то видит, что это не только Иван и Алеша идут с автоматами сейчас на татуированных и распропагандированных мразей. Это идёт Он – той страшной поступью, от которой трясутся земля и небо. Идёт, чтобы скрутить змея.

 

“40 лет евреи, вырвавшись из египетского рабства, блуждали по Синайской пустыне, по которой можно дойти до Святой Земли за 2 недели.

Блуждали затем, чтобы оставить в этой пустыне весь тот хлам, который понатаскали в природу избранного народа годы рабства. Это и рабское сознание и египетское идолопоклонство, и незнание Бога, и, вырастающий из этого незнания -скотский образ жизни, малодушие, грех -много всего они должны были оставить в пустыне, чтобы зайти новым свободным и сильным народом в Землю Обетованную.

Целое поколение должно было в пустыне умереть. Целое поколение должно было там родиться.

Нынешняя Россия – это ровно тот же избранный Богом народ, всё ещё плетущийся по пустыне после 70-летнего рабства. Мы изнурены и устали, целые поколения в этой пустыне нашего междулетия умерли, новые родились, а кто-то так и не родился.

Мы идём, мы возвращаемся к себе самим – мучительно, больно, через потрясения, войны, мы ропщем, мы бухтим, нам не вкусна манна, которая нам подаётся, нас не всегда устраивают вожди, мы сомневаемся и спорим о правильности маршрута (всё точь-в-точь, как у тех ветхозаветных евреев), но Земля Обетованная -та Россия, прийти в которую мы призваны, -всё ближе. Иногда некоторым открываются её виды, холмы и текущие молоком и мёдом долины.

Но мы не дойдём, пока не оставим в пустыне весь хлам, пока не умрут в нас прилипшие, как репей, языческие мерзости.
И чего обманываться, много их ещё: аборты, в крови которых мы по-прежнему тонем (мне вобще кажется, что едва ли победа в нынешней войне будет близка, если мы аборты хотя бы не выведем из ОМС и не изменим отношение к ним, как к рядовой медицинской процедуре), суррогатные дети и продажные утробы несчастных, любящих своих выношенных чад суррогатных мам -многих знал лично, все они люди абсолютно поломанные, стоящие на грани сумасшествия, потому что их убедили, что это не их дети и их продажа -это нормально, а это ложь.

Это и выросшая на диких коммерческих почвах этой пустыни -эстрада. Со всеми её паталогиями, девиациями, настроенностью на заработок, на похоть и на пустой шум.

Это наша разбитость, часто ещё неумение любить и ценить свою Родину (а у таких она и отнимается), непонимание и незнание её; наше всё ещё у некоторых искажённое представление о свободе; наша иногда ещё устремленность на запад (точь-в-точь, как туда, на Египет, что на западе от Синая, посматривали, уйдя оттуда, евреи), наше стеснение Бога, наши симпатии одновременно к недавним жертвам и к их палачам;
сожительства и разводы наши, нежелание рожать и неумение растить; ложь сетей, которую мы полюбили, смех над отцами, которому нас эти же сети учат. Труп, не закопанный в сердце страны… многое ещё из этого хлама должно остаться в пустыне.

И останется.
И тогда мы совсем новыми ступим на нашу Землю. Она большая, красивая, она обнята бурой водой на севере и щедрыми звездами -на юге.
Здесь из земли льётся тепло, а с неба – серая байка. Здесь будут читать со сцен Долгарёву и Бродского, выстраиваться в очереди на фильм о многодетных с приглашённой звездой, и на выставки художников Донбасса, петь песни о любви и о Христе; здесь в воскресенья до обеда будут пусты улицы и полны храмы; здесь будут ходить в гости, а вечерами будет литься тихий перезвон -зовущей перекличкой от колокольни к колокольне: от Амура до Днепра… Здесь в красивых домах будут жить большие счастливые семьи, а бабушки и дедушки будут растить неугомонные оравы.
И мёртвые наши тоже с нами здесь будут. Живыми.

Это будет земля, на которой мы будем кланятся Богу и родителям, защищать тех, кого бьют, ходить по ней в паломничества и ходить за неё в военные походы.

Но это всё потом.
Пока мы ещё в пустыне. Пока мы ещё на войне. Пока мы ещё плетёмся на Восток, в ужасе глядя на то, во что превращается оставленный нами Запад. Пока мы ещё не святы, но хотя бы и не оскотинены. Пока мы ещё спорим о певцах, журналистах и разных моргенштернах. Но потому и спорим, что в пустыне они и должны остаться».

Я вспомнил Суворова, молившегося перед боем на Кинбурнской косе (это нынешняя Херсонская область) и призывавшего молиться своих солдат, говоря им, что «Бог — наш генерал», а после победы в день Покрова Богородицы поставившего там, на косе, церковь Покрова, которая стоит и теперь и вокруг которой готовится сегодня высадка врага. После этого нашлась пара комментариев в духе «Ну конечно, давайте теперь будем только молиться, а учиться воевать нам не надо». Не хочу пройти мимо этой очевидной глупости, потому что она пытается заболтать очень важную правду — о том, как нам побеждать и как строить страну и свою жизнь после этой победы. Эта правда — о том, что Бог — это не добрый дедушка, с которым хорошо и спокойно и с которым можно убежать от проблем. Бог — это грандиозная созидательная, творческая сила. Бог творит, Бог действует, Бог стоит посреди бури, Бог воюет, когда надо воевать, Бог строит. Бог никогда не отмалчивается и не отсиживается. Бог всегда СОЗИДАЕТ. Энергия Бога — это энергия Любви. И она не может не созидать. Это знает по своей жизни любой человек, живущий в Боге: как таинство Церкви, искренняя молитва, любое живое касание Бога зажигает в тебе самом колоссальную творческую энергию. Это видно и в народе: когда народ живёт в Боге, этот народ достигает умопомрачительных высот: он открывает университеты, строит храмы и здания, которые волнуют поколения, выходит к морям; включает — и часто мирно включает — в свои орбиты новые народы, создаёт потрясающие произведения искусства, побеждает в войнах со всем миром, как побеждала не раз Россия; кладёт дороги и линии электропередачи через непроходимые болота, потрясает планету сногсшибательными научными открытиями, поэтами, писателями и театром, русским театром; он строит города, взлетает в небо, зарывается под землю, находя в ней дары Божии; владеет миром и, главное, плодится и размножается: если б не обезбоженность наша век тому назад и не последовавшее за ним крушение страны, нас было бы сегодня миллионов 700. А народ, изгнавший Бога, не способен ни на что. Он ничего не творит, ничего не созидает, ничего не создаёт. Он только потребляет и теряет. Выдающихся научных открытий на планете не было уже полвека точно. Все технические изобретения последних лет — это всё плоды прежних научных достижений. Новых нет. Европа чахнет в кризисах, расчеловечивании и потере себя. Русские, потеряв Бога, лишились огромной красивой страны, причём лишились дважды за один век. Американцы, кстати, этот духовный закон прекрасно знают и потому ещё бьют по православной церкви, понимая её созидательную силу, что она способна зарядить народ силами, которые снова сделают нас непобедимыми творцами. Западное искусство последних лет — это чаще всего тоже отражение духовных уродств и повреждений западного человека. Все эти памятники в виде клизм или того, что клизма вычищает, — это в лучшем случае попытки осмыслить этот конец истории, эту жизнь человека без Бога. Это лучший символ того, что такое творчество без Творца. «Без Бога не до порога», — говорили наши отцы. Это значит, что наша жизнь — это арка из двух держащих друг друга сторон: труд и молитва. Убери одну половину — вторая рухнет. Труд без молитвы, без созидательной энергии главного Трудяги во Вселенной — Бога — не даст плодов. Молитва без труда — тоже. Суворов умел воевать. Военное дело знал блестяще, но знал и Автора этого военного дела, и то, что без Него его знания и умения — только пустой сосуд. Как тело без духа мертво, так и всякое дело без Бога мертво. Тем более дело жизни — дело воина. Потому что воин, каким бы умелым ни был, знает животом эту фразу Достоевского: «Если Бога нет, то какой же я капитан?» А ещё ценой своей жизни и своего риска носит в груди евангельские слова Христа: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин, 15:5).

Куда дальше пойдем?

 

 

 

 

Валерий Кириллов
писатель

 

 

КУДА ДАЛЬШЕ ПОЙДЕМ?

 

Месяцами армия политологов, политиков, экономистов, депутатов, изображая толерантность, эксплуатирует на российских телеканалах украинскую тему. Сначала победоносно слышалось: «Дойдем за сутки до Киева!» «Будем через сорок восемь часов во Львове!», «Надо идти до польской границы!» Вся эта необоснованная уверенность перемежалась заявлениями о том, что Украина, де, не имеет права на существование как государство, что, конечно, было на руку существующему киевскому режиму, помогая ему взнуздать украинское население шовинизмом. Читать далее “Куда дальше пойдем?”

Пока наши воины защищают Отечество, пособники врага в тылу организуют шабаш

 

 

Александр Бочкарёв
генеральный директор ОМФСПиК

 

 

 

 

 

Пока наши воины защищают Отечество, пособники врага в тылу организуют шабаш

Общественный Международный фонд славянской письменности и культуры (ОМФСПиК) направил письмо на имя председателя Следственного Комитета России А.И.Бастрыкина.

 

Уважаемый Александр Иванович! Международный фонд славянской письменности и культуры от лица патриотических православных и общественных организаций г. Москвы обращается к Вам со словами обеспокоенности в связи с поступающей информацией о предстоящем праздновании 31 октября 2022 г. в городах Российской Федерации так называемого праздника «Хэллоуин». А в городе Перми решили всех перещеголять и провести 28, 29 и 30 октября 2022 г. широкомасшабный «Фестиваль магии».

Организаторы этого сборища – «Фестиваля магов» – пишут следующее: «На одной площадке соберутся шаманы, ведьмы и маги всех мастей! Тема фестиваля: Санта муэрто». Со слов организаторов, зрителей ждут «церемония с хрустальными чашами, практика от перуанского шамана, пробуждение Духа, консультации тарологов, нумерологов, энергопрактиков, лекции о магии, мастер-классы по Амазонской медицине, эликсирам, талисманам» и какой-то ещё «нейрокинезиологии, энергопрактики и магии в действии». Читать далее “Пока наши воины защищают Отечество, пособники врага в тылу организуют шабаш”

Это – оружие психологической войны

 

 

Геннадий Матюшов,
писатель, философ

 

 

 

ЭТО – ОРУЖИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ

Как-то один бывший начальник уголовного розыска рассказывал мне, что стоит ему войти в вагон электрички и с первого взгляда он сразу мог определить, кто сидел (имеется в виду – в тюрьме).

Нет, наверное, человека, который хоть раз в жизни не столкнулся бы с мошенниками и не был ими обманут. А ведь в мире более семи миллиардов человек. Сколько же в мире мошенников? Мне бы очень хотелось прочитать исследование на такую тему: причины, масштабы и особенности мошенничества на разных ступенях развития человеческого общества. Но такого исследования я найти не могу. Читать далее “Это – оружие психологической войны”

«Только доблесть бессмертно живет, ибо храбрые славны вовеки».

 

 

МИХАИЛ ШУЛИН
редактор газеты «Вестник Александро-Невской лавры

 

 

 

«ТОЛЬКО ДОБЛЕСТЬ БЕССМЕРТНО ЖИВЕТ, ИБО ХРАБРЫЕ СЛАВНЫ ВОВЕКИ»

Русская армия в романе Сергея Скобелева «Дальше фронта».

Огромное сооружение цивилизации XIX века
сгинуло в пламени Мировой войны.
Не осознав этого, нельзя понять и сути ХХ века.
На нем лежит отпечаток войны. 

Э. Хобсбаум «Эпоха крайностей.
Короткий ХХ век».  

Мы четыре дня наступаем,
Мы не ели четыре дня.
Та страна, что могла быть раем,
Стала логовищем огня. 

Н.Гумилев

 

Первая Мировая война… Едва ли в истории ХХ века найдется событие, столь изменившее мир. Даже применение ядерного оружия было оценено широкой общественностью многим позже — в августе 1945 года, пожалуй, только физики могли понять масштаб свершившегося. Первая Мировая, называемая современниками Великой, Второй Отечественной а также Европейской, изменила судьбы миллионов людей, ибо изменилось их сознание. По справедливому утверждению М. Солонина «именно она (Первая Мировая война — М.Ш.) разорвала культурно-историческую континуальность совершенствования цивилизации и миропорядка». Человек, основами существования которого были рационализм и позитивизм философии и науки XIX века, верящий в господство нравственных начал бытия, благотворное влияние технического прогресса, столкнулся с экзистенциальным ужасом, борьбой, крушением идеалов, смертью как обыденностью, повседневностью, вызывающей отупление и безразличие реальностью, чудовищной реальностью. Страшный опыт дегуманизации изменил сознание миллионов людей, не говоря уже о том, что политическая карта мира изменилась навсегда – в войне пали четыре империи Европы — Российская, Германская, Австро-Венгерская и Турецкая, а последняя — Британская — начала путь к своему закату. Возник новый миропорядок, появились новые государства, новые политические игроки.

В культуре и литературе Запада Первая Мировая война породила новое явление — творчество «потерянного поколения». Представим себе полотна художников Г. Роджерса, Д. Нэша, знаменитого О. Дикса, Ф. Марка, Х. Ларвина, вспомним книги Р. Олдингтона, Э.М. Ремарка, М. Залки, Э. Хемингуэя, А. Барбюса… Для многих художников того времени мировая катастрофа явилась фатальной. «Война нас смыла»,— пишет Ремарк в одном из своих произведений. Действительно, именно Первая Мировая, на наш взгляд, изменила сами принципы бытия Европы, а следовательно — на тот момент — и всего мира, ибо средоточие политических сил и экономического потенциала последнего на тот момент находилось именно там.

У нас Первая Мировая война получила иную трактовку, и причиной тому — разразившаяся над Россией  революционная гроза, а историю, как известно, пишут победители. «Превращение империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг»,-— писал В.И. Ленин в работе «Война и российская социал-демократия». Ленинский тезис обозначил магистральное направление для отражения Первой Мировой войны в русской литературе. В большинстве произведений, где описываются события 1914-1917 годов, Великая война — лишь лестница, ведущая к Гражданской войне. Таковы «Тихий Дон» М.А. Шолохова, «Хождение по мукам» А. Толстого, «Август четырнадцатого» А.И. Солженицына, рассказы М.М. Зощенко, В.В. Вересаева.   Даже так называемые «белогвардейские» авторы, как, например, А.И. Туркул и П.Н. Краснов, следуют тому же принципу. «Великая и забытая» -— верное замечание историка Виктора Правдюка. Впрочем, с некоторой оговоркой к работам о Первой Мировой войне стоит отнести произведения генералов А.М Зайончковского, А.А. Керсновского, А.А. Брусилова, А.А. Свечина, и пр,. до недавнего времени известных лишь специалистам, да и в наше время изданных ограниченным тиражом.

Современные писатели во многом следуют прежним традициям, и произведения В. Пикуля, Ф. Разумовского, Е. Авдиенко, Б. Акунина — тому подтверждение, ведь и в них Первая Мировая — предтеча Революциии и Гражданской войны. Есть и книги, относящиеся к жанру «альтернативной истории», но рассмотрение подобных форм не входит в задачи данной статьи.

Таким образом, очевидна недооценка, даже, пожалуй, замалчивание Первой Мировой войны в отечественной культуре и, в частности, литературе. К сожалению, ситуация эта по сю пору остается прежней.

Учитывая вышесказанное, особо хочется отметить роман Сергея Скобелева «Дальше фронта», как  самостоятельное глубокое произведение, посвященное Первой Мировой войне. Книга эта вышла пока небольшим — к сожалению! — тиражом в петербургском издательстве «Супер» в 2022 году, а также опубликована она и на сайте litres.ru. С. Скобелев впервые пишет большой роман, и, на наш взгляд, он вполне удался.

«Дальше фронта не пошлют…» — известное всем выражение настоящих фронтовиков, используемое и по сию пору. Но в романе это словосочетание, «Дальше Фронта» -— прозвище главного героя, русского офицера Владимира Кирилловича Рыкова, которого мы впервые встречаем в окопах Порт-Артура, на небезызвестной высоте 203:

«Выбора в решении не было… Портупею поручик сорвал и отбросил, чтоб не мешалась, подхватил от убитого рядом стрелка длинную пехотную «трехлинейку» с примкнутым штыком. Легко, как будто и не был только что контужен, гимнастическим прыжком взметнулся на бруствер:

– Р-рота-а! Слушай мою команду! За Веру, Царя и Отечество! В штыки — за мной!…

            Мешая уставное «ура» с остервенелым матом, стрелки горохом посыпались вниз по склону».

Выходец из небогатых дворян, на наших глазах Рыков проходит путь от поручика до подполковника, ведь роман С. Скобелева охватывает более десятилетия, с 1904 по 1914 годы. Дорогами войны и мира идет наш герой, и, несмотря на нежелание пересказывать сюжет книги, следует  остановиться на ряде интересных моментов, выделяющих роман среди себе подобных.

Итак, Владимир Кириллович Рыков — герой-артурец, георгиевский кавалер, при личной скромности не стесняющийся сказать правду как начальству, так и широким кругам общества (Именно это качество и обусловило его прозвище «Дальше Фронта» — только что вышедший из боя поручик не побоялся дать честное интервью репортерам»). После нескольких лет межвоенной службы, будучи уже капитаном, Рыков попадает в сухумский гарнизон, где возглавляет пулеметную школу. С этой частью, преобразованной впоследствии в отдельный пулеметный батальон, он и встречает войну.

Воевать ему и его подчиненным предстоит на турецком фронте, где герои принимают участие в Саркамышской операции, которая явилась, если можно так выразиться, крахом турецкого блицкрига. Саркамыш, расположенный между Эрзерумом (с турецкой стороны) и Карсом (с русской), являлся ключевой точкой для проводимого турками наступления, которое  должно было привести их в Закавказье. При огромном перевесе сил и средств наступление — ведомое во многом германскими офицерами-инструкторами,один из которых присутствует в романе — провалилось, и с того момента до конца войны стратегическая инициатива перешла к императорской армии. О героизме русских, защищавших Саркамышские перевалы, и рассказывает нам С. Скобелев. Причем — и мы не раз к этому вернемся — необходимо отметить историческую точность как в изложении событий, так и в упомоминании действующих лиц, руководивших обороной: генерал Юденич, генерал Мышлаевский, генерал-адьютант Воронцов-Дашков — реальные люди. Главное же — при наличии очевидных успехов русской императорской армии турецкий фронт забыт нашей литературой и весьма поверхностно встречаем нами в мемуаристике, оставаясь достоянием научных работ. Рассказ о нем — особая заслуга Сергея Скобелева.

Отдельного слова заслуживают яркие батальные сцены. Стараясь не перегружать текст примерами, необходимо все же привести пару цитат:

«– Огонь!

            В лоб и по флангам турецким кавалеристам ударили десять пулеметов, стрелки били из «трехлинеек» и «маузеров» на выбор. Шквал свинца в полминуты проредил атакующих наполовину (…) Это был почти полный разгром, когда неожиданно замолк «Максим», защищавший правое дефиле. Около полусотни турок все же прорвались сквозь заградительный огонь и мчались теперь мимо центральной и правой русских позиций прямо на несчастливый расчет. Слабый огонь едва ли десятка винтовок остановить их никак не мог».

Или:

– Тут наше дело щас пойдет, вашебродь, солдатское. Мы-то не по первому разу, а вы несвычный. Вы, ежли можно так, то чуть сзади нас, с «люськой» – унтер кивнул на пулемет, прикроете с флангу, только жарьте коротко, диск остатний. Ладно?

– Ладно,- сглотнул поручик,- ладно, Васильич…

– Лишь волны морские прославят вдали геройскую гибель «Варяга»!

Турецкие роты, больше напоминавшие толпу, уже не обращая внимания на редкие очереди и выстрелы, с нестройным ором приблизились почти на сотню метров…

            «Севастьянов отбросил пустой «мадсен»:

– Все, ваша бродь, отстрелялись…

«Дальше фронта» — подлинно исторический роман, поражающий четкостью изложения событий и всесторонним знанием императорской армии — техническая сторона, штабная работа, быт солдата и офицера описаны детально и точно. Автор знает не только то, как менялась, например, штатная численность пулеметов в полку, какие рапорты подавались при различных ситуациях, но и довольствие солдата, жалование офицера, цены того времени на папиросы, спички, пошив одежды, посещение ресторана, поездку на извозчике и т. п.

Но при доскональном знании истории автор чужд излишнего пиетета в изложении фактов армейской жизни. Не остаются за рамками и извечные недостатки военной машины — показуха, бюрократизм, медлительность:

«Докладывать немедленно плохо, не докладывать — может получиться еще хуже, потому как   спросят, отчего не доложили тут же».

«… ибо нет там (в штабах — М.Ш.) худшего проступка для подчиненного, чем явиться перед начальством хотя бы с одной пуговицей, перекошенной не по форме»

«не интересно прессе писать о том, что, к примеру, N-ский полк третий месяц  на одной пшенке сидит, а в интендантстве и в ус не дуют… не того масштаба эмоции».

Речь персонажей произведения выдержана в стиле того времени. «Батарея приведена к молчанию», «будьте надежны», «шоффер», «охотник» (то есть разведчик), «момент» (офицер-карьерист) — приметы эпохи, делающие роман еще более достоверным, насколько это можно сказать о художественном произведении. Язык героев — офицеров, солдат, жителей Кавказа — различен, но при этом соответствует времени, сословию, народу и ситуации. Да и сами герои интересны и хорошо прописаны: достаточно упомянуть старшего унтер-офицера Щепкина, бывалого солдата, денщика Курносова, напоминающего нам о купринском Гайтане и пушкинском Савельиче, или гвардии капитана Оболенского и штабс-капитана Климова — своего рода Болконского и Максима Максимовича… Вполне ясно, что Сергей Скобелев, образно выражаясь, впитал традиции русской военной прозы, поняв и мастерски интерпретировав их.  Впрочем, и гражданские персонажи книги «не отстают». Отлично проработанными и живыми смотрятся диалоги и с Анечкой (дочерью подруги капитана Рыкова), и с ее матерью, и с абреком Илико, и с извозчиком Важей, и со множеством других персонажей.

Интересна композиция книги — пролог, две части и эпилог, составляющие ее, снабжены примечаниями, раскрывающими моменты армейской, и не только, жизни тех времен. Это помогает нам, читателям, глубже и  полнее почувствовать дух описываемой эпохи, дает те мелкие, но необходимые подробности, позволяющие понять реалии более чем столетней давности. Этой же цели служат и своего рода интерлюдии, предваряющие каждую из частей — описания значимых и  интересных, по мнению автора, событий 1912-13 (1 часть) и 1914 (2 часть) годов. Впрочем, остается не вполне ясным критерий отбора вышеуказанных событий. Роман снабжен рядом примечаний и приложений, весьма, кстати, познавательных, что сближает его с научно-популярной литературой.

Из недоработок можно отметить некоторую размытость любовной линии романа и мелкие погрешности текста, например, немецкий капитан Шлиман, военный советник в турецкой дивизии, в дальнейшем назван майором. Впрочем, подобные мелочи, которые устранит любой мало-мальски сведущий редактор, не умаляют ценности книги и, несомненно, будут исправлены в дальнейших публикациях. Ведь произведение такого уровня, вне всякого сомнения, требует большего тиража и, надеемся, будет замечено издателями.

В целом же роман Сергея Скобелева «Дальше фронта» несомненно ценен и важен. Ценен своей проработанностью, прекрасным литературным языком, особым вниманием к историческим деталям, важен как пример верного, тщательного подхода к разработке такой сложной темы, которой является исторический роман, требующей от автора владения не только художественным словом, но и обладания обширными фоновыми знаниями об описываемой эпохе.

Роман «Дальше фронта» логически завершен, но предполагает и продолжение, о чем говорит нам сам автор, заканчивая повествование словами «Конец первой книги». С нетерпением ожидаем дальнейшего рассказа о службе и  приключениях теперь уже подполковника Рыкова, Сергею Скобелеву же пожелаем дальнейших успехов в создании столь качественной исторической литературы, в которой, несомненно, нуждается современный читатель.

 

*****

М. Шулин
А. Ваулин

                                 Взгляд из окна. Путевые заметки

 

Я должен видеть теми же глазами,
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.

1941 г. К. Симонов 

 

 

Волею Божией случилось так, что мы, давно планируя поездку на Донбасс и освобожденные территории, оказались там именно в судьбоносные дни 26-27 сентября, когда решилась судьба не только вышеупомянутых земель, но и, без преувеличения, всей России. Хотелось разобраться, как, почему и в чем заключен смысл крупнейшего открытого противостояния нашей страны с Западом со времен Второй Мировой войны, почувствовать это на месте и, по возможности, рассказать об этом тем, кто далеко от линии борьбы, ведь здесь все воспринимается иначе.

А тут и референдум «подоспел». Наш рассказ, безусловно, краток и неполон, но это, наверное, не к худшему, ибо он являет собою непосредственные наблюдения прямо в момент событий референдума, незадолго до и после него. Это действительно взгляд из окна на мир, который меняется на наших глазах. Примером этого может послужить то, что мы были одними из последних, кто пересек границу освобожденных территорий как другого государства — через час после того, как мы миновали Джанкой, президент В.В. Путин объявил о вхождении в РФ четырех новых регионов.

Известно, что добраться самолетом на юг теперь не так просто — ряд аэропортов закрыт по военным причинам. Поэтому пришлось лететь через Волгоград и начинать движение через КПП Изварино, ведший в ЛНР.

Луганск — одна из основных тыловых баз воюющей армии, и это заметно сразу. Город наводнен военными, по одной из главных — Оборонной улице — постоянно идут колонны «уралов» и БТР, много выздоравливающих, с костылями, в бинтах. Военные в основном луганские. Следы обстрелов 2014 года почти повсюду ликвидированы. Вспоминается разговор двух детишек на автовокзале, девочек лет пяти и семи:

– Там хорошие военные с плохими воюют. Вот мой папа за хороших военных, а твой?

– Тоже за хороших.

Иное впечатление производит Донецк. Если Луганск — база фронта, то Донецк — город фронтовой. Видны следы обстрелов, хотя ремонтируют все быстро, дороги хорошие и сам город чистый и ухоженный. На улицах почти нет людей — никто не выходит без надобности: только на работу, в школу, в магазин — и домой. Обстрелы не прекращаются, ВСУ постоянно ведет беспокоящий огонь — иногда два снаряда в час, иногда два в минуту. Идет контрбатарейная борьба. Местные уже сразу различают: «Это наши, а это их. – А как вы отличаете? Да слышно ведь!»

Разговариваем с дончанкой, встретившей нас:

            – Как же вы тут живете?

– Да так и живем. Не успеваем читать новости — каждый день бабахают. Кого-то убивают каждый день. У меня брату ногу «лепестком» оторвало, из дому вышел только.

            – Сочувствую.

– Ох… ладно. Я, как мне на работу надо, и вообще из дома — три раза краткую молитву читаю и выхожу. Я всегда молюсь так. Если бояться — надо уезжать. А куда уезжать? Здесь наш дом, и мы никуда не уедем.

            – А голосовали уже? (Это первый день референдума, часа три дня)

– Конечно, мы все проголосовали.

Дух уверенности в своей правоте повсюду. Девушка, идущая домой из школы, пишет в телефоне, невзирая на грохот разрывов. Старушка, идя в магазин, раздавливает пару орехов — город южный, грецкие орехи растут на улице — для голубей. Продавец выкладывает товар на лоток… И все это при постоянном «салюте». Есть перебои со светом и, особенно, водой, но город живет. И побеждает.

 

Далее — Мариуполь. До него нет прямых рейсов, но, например, из Новоазовска автомобилисты подхватывают попутчиков. По дороге видим стайку ребятишек лет 10-12, машут проезжающим российским триколором.

Город сильно разрушен и напоминает Грозный двадцатилетней давности, но жизнь вернулась в него: работают магазины, школы, немногочисленные кафе. Курсируют бесплатные автобусы с надписью «Санкт-Петербург и Мариуполь — города-побратимы» на борту.

Местные жители рассказывают разное, но общее мнение едино: «Не уходите, второго штурма мы не переживем».

Страшна история Ирины, одна из многих историй разрушенного города. Но вместе с тем она и обыденна — таких тут много. Публикуем ее фактически без сокращений, как и снята была с диктофона, без купюр:

            – Как вы встретили войну?

– В пять утра муж смотрел по спутниковому новости (Российские каналы и раньше были запрещены на Украине – М.Ш.). Говорит — война! Я спрашиваю: «Как? Не может быть». Поехала на работу, а через неделю на работу уж не ходили. Все закрываться начало. С неделю прошло — и газ, и электричество пропали.

А первый снаряд по нашей улице попал 9 марта. Мы уже в подвале прятались, у нас частный дом был. (События происходили на ул. Талалихина — М.Ш.) Тогда бабахнуло, сын с мужем побежали тушить, огнетушитель был, ребенок с водой бегал…

12  марта сосед делал костер во дворе, готовить, мы не делали. Сын сбегал с чайником к соседу, сказал, мы сейчас с папой вернемся, и снова вышел. Тут начались сильные обстрелы, я с малой в подвал, а они вышли во двор. При обстрелах они всегда в дом забегали, а тут слышу — их нету. А я ж с дочкой в подвале. Дом трясется, а я молюсь, держа дочку на руках. Смотрю — моих нет. Я малую кладу спать, мои обустроили ж там все — кроватку, ну все…

Выхожу — идет соседка, кричит, плачет, рыдает. Я: «Что случилось?» Побежала я от своего дома и увидела страшную для себя картину: там лежал мой ребенок лицом вниз, муж, двоих соседей разорвало. (…) Они пролежали пятнадцать дней на улице, у меня не было возможности забрать их. Я пыталась сама это сделать — не получилось. Прикрыли только, я смотрела — лежат они, я не могла подойти к ним. Снаряды летели постоянно.

Через пятнадцать дней я нашла помощь, чтобы дотащить их во двор и похоронить. Мне помогли, и я несла тоже — они за ноги, я за голову держала сына…

Прошло ровно полгода, но для меня это реально. Я не могу поверить, что у меня больше нет ребенка. Я, получается, рожала его как для войны… И вот ребенок 11-й класс не закончил, а планы были, поступать куда. Он у меня и боксом занимался, тренер, все хвалили…

С конца марта они пролежали у меня во дворе, до 18 июня, тогда прокуратура ДНР начала перезахоронения. Помогли мне парни, достали их, и теперь они на Старокрымском кладбище. Вот война для меня.

Я больше не могла заходить в свой дом, и до 28 марта жила у крестной, это рядом. Едим, и тут — троекратный выстрел, три раза подряд в одну точку. Побелка посыпалась, ничего не видно…

            – Это кто был?

– У нас украинские танки на тот момент стояли в троллейбусном депо. Это не может быть совпадением, в жилой дом попасть три раза подряд. Я схватила ребенка, прыгнули в подвал, до утра опять сидели. Я молилась, чтоб это закончилось, был конец марта — месяц войны. 12 марта погибли мои мальчики, а 13 марта моей дочери исполнилось пять лет, и не было у нее уже ни папы, ни брата…. Так вот, попадает снаряд в дом, разваливает полдома. Весь удар получила я — дверь вылетела в мою сторону. Мы сидели в первой комнате, а когда я очнулась, встала и повернулась — ни дверей, ни стенок. Перед падением я ненадолго отключилась, услышала крик своей дочери. Я поняла, слава Богу, она хоть живая. Крестная закрыла ее. Снаряд вообще попал чуть дальше (рисует схему на столе), а попади он в середину — нас бы уже не было.

Сосед сказал: «Тут есть бомбоубежище недалеко, Ира, что ты тут делаешь до сих пор?» Я малую взяла, бежим через огороды, ну, попадаем под обстрел, конечно, и — в это убежище.

Отсидели мы там с конца марта еще с месяц. Через два дня залетает туда разведка ДНР, молодые пацаны с Макеевки, это я потом узнала. Вскоре они в этом доме закрепились. Многие, знаю, погибли потом.

            – Расскажите о днровцах.

– Обращение было нормальное. С моим ребенком было еще с шесть детей, и все было детям, скажем так. Разведка у нас фактически и жила.

            – Делились пайком?

– Да, они даже больше приносили. И одежду носили детям, и все… ничего не могу сказать. Дети, конечно скажу, нуждались, и они все им носили. Мы пробыли с ними недели три, вот так, изо дня в день. И уходили они, и раненые приходили, и все у нас на глазах. Когда они пошли дальше, пришла замена, и они, увидев детей — они уже выбегали, город зачистили, все на «Азовстали» было — приносили и тушенку, и сгущенку, а особенно хлеб и воду. Хлеб, вода и сладкое — всегда они давали детям. Тут нас тоже никто не бросал.

            – Это днровцы или россияне?

– Сначала днровцы, потом россияне. Тогда, в конце апреля мы начали выходить из подвалов, чтоб из дома хоть что-то забрать. «Азовсталь» хоть и далеко — сорок минут на маршрутке — но и у нас взврывной волной двери открывало. Так мы это все и перенесли.

            – Храни Господь вас. Такое…

– У меня муж, когда еще был жив, сказал: «Ира, азовцы принесут в каждую семью беду». Он и до этого политику слушал, говорил — я не сильна в этом: «Они не сдадутся, они раздолбают этот город». И вот, пожалуйста, с нашей семьей получилось так, как он сказал. Теперь я осталась одна с дочкой, но надо как-то дальше. Одна в городе.

Освобожденные территории — резкий контраст. Тут война не чувствуется. Цены в гривнах (хотя рубли берут), все работает. Мангуш, Бердянск — мирная совсем территория. Тут не было ни прилетов, ни разрушений. Люди ждут, чем же все закончится, но, к счастью, нет здесь этого неизбывного человеческого горя, как в том же Мариуполе. Слава Богу.

Доехать до Херсона нам не удалось как по причинам военным — обстрелы, в том числе ракетные, после референдума значительно усилились — так и по логистическим — транспорт ходит плохо, а Антоновский мост разбит украинским огнем. Надеемся, это удастся сделать несколько позже.

Напоследок хочется заметить, что абсолютно открытым остается вопрос безопасности. Проверки на границе, так называемая «фильтрация» – носят чисто номинальный характер. Подрыв на Крымском мосту наглядно показывает это. К сожалению, в России не все еще понимают, похоже, что наша страна ведет самую крупную войну со времен Великой Отечественной, причем не с Украиной, отнюдь не с украинцами — со своими врагами, выбравшими данный момент, чтобы сплотиться и открыто выступить против нее.

 

 

Наша эпоха – порнографическая…

 

 

 

 

АНДРЕЙ ТКАЧЁВ

протоиерей

 

НАША ЭПОХА – ПОРНОГРАФИЧЕСКАЯ…

 

Попробую выстроить некую цепочку, размотать внутреннюю логику некоторых процессов.

Наша эпоха порнографическая. Только слепой этого не видит. Делай все, что хочешь и никто тебе не указ. Получай удовольствие. А потом идет насилие.
То, что сладострастники жестоки, еще Достоевский указывал. За развратом всегда идет жестокость, и самая безудержная сексуальность имеет насильственную природу.

Отсюда ненависть к самой жизни, то есть чайлд фри, культ абортов, призывы к самоубийствам (Синий кит), засилье кровопролития в культуре, колумбайн (массовые убийства), феминизм, половые девиации, как ненависть к Божьей природе и т.д.

А дальше язычество. Человеку невыносимо просто грешить. Человек хочет грешить легально и осмысленно. От язычества он ждет религиозного оправдания разврата и насилия. Не ищите у неоязычников поклонения богам ради их прославления. Ищите идеологического оправдания гордыни и культа разврата и насилия. Здесь корни нео-язычества. Папа Иван-Павел Второй так и называл это все “культурой смерти”.

Читать далее “Наша эпоха – порнографическая…”

Никольские откровения

 

ЛИДИЯ ШУБИНА

 

 

 

 

 

 

НИКОЛЬСКИЕ ОТКРОВЕНИЯ

 

Я люблю старину, тишину и природу. Особенно если выдается редкий солнечный денек. Никольское кладбище Александро-Невской Лавры с его деревьями, прудом и склепами как нельзя удачнее подошло для воскресной прогулки. Кроме вышеназванного, тут присутствуют ещё не менее любимые тайны и парадоксы. Старые могилы генералов от артиллерии и капитанов от инфантерии соседствуют с могилами героев Советского Союза, а также политических и прочих российских деятелей. Нахожу место упокоения Фёдора Углова – хирурга, спасшего огромное количество жизней во время войны. Упокой, Господи…
На кладбище можно почувствовать осень. Солнце радостно подсвечивает жёлтые листочки на березах, под ногами шуршат их опавшие собратья – всё живое, настоящее, неприглаженное, как после веселого праздника у легкомысленной хозяйки. Читать далее “Никольские откровения”

Как организуют дебилизацию Русского народа

 

 

ИГОРЬ РОМАНОВ

доктор социологических наук

 

 

КАК ОРГАНИЗУЮТ ДЕБИЛИЗАЦИЮ РУССКОГО НАРОДА

 

На фоне заявлений о строительстве городов в Сибири надо бы более трезво оценивать кадровую и в целом социальную ситуацию за Уралом, да и во всей России. По всей видимости, сейчас ключевой вопрос нашей стратегической политики, государственного управления заключается не в том, какую инфраструктуру нужно создавать на обширных землях России, а в том, какие кадры, носители каких ценностей должны управлять страной. Пока мы видим, что люди, представляющие политическую элиту страны, уже почти тридцать лет не могут вывести Россию на уровень политически независимой духовно и экономически процветающей державы. Пока мы, мягко говоря, не соответствуем своему призванию «быть Третьим Римом». Наша политика, наша экономика, даже наше образование и медицина сегодня существенно зависят от мировых сил и установок. Нужно ли все это обосновывать? У нас и Конституция, несмотря на все поправки, очень сильно напоминает конституцию США. У нас весь политический строй, как на Западе. У нас всё как там и порой даже хуже. Хуже, потому что мы, при всех высоких фразах о патриотизме, идём в русле западного политического мировоззрения, в фарватере общемировых приоритетов. Читать далее “Как организуют дебилизацию Русского народа”

МАЛОРОССЫ МЫ ИЛИ УКРАИНЦЫ?

 

 

 

БОРИС ЮРКЕВИЧ (Борис Башилов 1908-1970)
русский писатель, публицист

 

 

 

 

МАЛОРОССЫ МЫ ИЛИ УКРАИНЦЫ?

Передо Мной на письменном столе лежит мой родословный герб. После бегства из СССР и многолетних скитаний но всему свету я случайно нашел его изображение в Буэнос Айресе у русского инженера, занимающегося геральдикой. Над рыцарским шлемом — пышные страусовые перья, на синем щите полумесяц внизу, справа и слева — золотые звезды; В верхний полумесяц летит оперенная стрела.
Если вы развернете «Малороссийский герб Модзалевского» на соответствующей странице, то вы узнаете, что этот герб принадлежит потомкам Ивана Юркевича.
Род Ивана Юркевича один из древнейших родов Малороссии. Члены нашего рода знамениты не только ратными подвигами в борьбе с турками и крымскими татарами. Еще больше наш род знаменит успехами на почве русского просвещения. Один из родоначальников рода был ближайшим помощником Киевского митрополита Петра Могилы, первым профессором философии Киевской Академии. А ведь почти всё просвещение Малой и Великой России имеет своими истоками Киевскую Академию. Мой предок был один из тех людей, трудами которых строилась общая русская культура. И так было и в нашей семье всегда на протяжении веков. Читать далее “МАЛОРОССЫ МЫ ИЛИ УКРАИНЦЫ?”

Уже три российских региона ввели запрет на работу мигрантов

УЖЕ ТРИ РОССИЙСКИХ РЕГИОНА ВВЕЛИ ЗАПРЕТ НА РАБОТУ МИГРАНТОВ

 

Калужская область приостанавливает свое участие в программе по переселению соотечественников из-за рубежа, соответствующее постановление подписал губернатор Владислав Шапша. Кроме того, в регионе мигрантам запретили торговать, таксовать, работать в общепите и заниматься подбором персонала. Одновременно правоохранительные органы приступили к проверкам использования иностранными гражданами сертификатов о владении русским языком.

А началось все с того, что в пятницу глава региона без предупреждения нагрянул в многофункциональный миграционный центр в Боровском районе. Полноценного общения с первым попавшимся гостем не получилось: несмотря на наличие у того специального сертификата, по-русски он не говорил. “Он вообще не понимал, что я у него спрашиваю! По-русски ни бельмеса!” – возмутился Владислав Шапша в соцсетях и тут же обратился в правоохранительные органы начать проверки документов у тех, чьи сертификаты вызывают сомнения.

В тот же день глава региона подписал постановление о приостановлении деятельности программы по переселению соотечественников, проживающих за рубежом. Также вводится запрет на работу мигрантов в торговле, общепите и общественном транспорте, в том числе такси. Им закрыты вакансии в кадровых агентствах. Работодателям на приведение дел в соответствие с принятым документом отводится три месяца.

Между тем Калужская область не первый регион, где ограничили деятельность иностранных рабочих. С начала этого года мигрантам запретили работать сразу в целом ряде сфер в Югре. Им теперь нельзя водить такси и любой другой общественный транспорт, производить детское питание, трудиться в сфере образования, торговли алкоголем, табаком и продуктами питания. Как отмечают в правительстве региона, документ приняли для того, чтобы обеспечить работой местных жителей. И уверены, что это не скажется на рынке труда региона. Вслед за Югрой аналогичное постановление о запрете на труд мигрантов подписал и глава соседней Тюменской области Александр Моор. В Югре между тем ввели внушительные штрафы. До миллиона рублей юридическим лицам, должностным – до 50 тысяч, и даже физические лица, нанявшие мигранта, предположим, няней для ребенка, могут заплатить от двух до четырех тысяч рублей. Показательно, что предприятию нельзя взять гражданина другой страны даже грузчиком.

На предприятиях, запрещенных для работы мигрантов, им нельзя устроиться даже грузчиками

– Нельзя работать таксистами, можно пойти на стройку, – предположил руководитель сургутской общественной организации таджиков “Вахдат” Файзуло Аминов. – Я сам замруководителя строительной организации, и у нас 60 процентов сотрудников – мигранты.

Сейчас в регионе проходят рейды – ищут нарушителей. Для наведения порядка привлекли и глав диаспор, чтобы они помогали курировать мигрантов. 

Комментарий

Анна Дьячкова, доцент Института экономики и управления Уральского федерального университета:

– Отказаться или нет от труда мигрантов, ответ на этот вопрос очень сложный, и власти регионов это прекрасно понимают. Общеизвестно, что иностранцы работают в тех сферах, куда крайне неохотно идут местные жители. Но в сложных экономических условиях ситуация меняется: доходы населения и возможности заработков сокращаются, и люди могут быть готовы работать на двух работах или там, куда раньше не шли из-за низкой зарплаты. И вот тогда власти, ограничивая трудоустройство мигрантов, действительно могут обеспечить условиями для работы местное население. 

Российская газета – Столичный выпуск № 32(8680)

Складывается новая постмодернистская мораль

 

Геннадий  Матюшов, писатель

 

 

 

 

СКЛАДЫВАЕТСЯ НОВАЯ ПОСТМОДЕРНИСТСКАЯ  МОРАЛЬ

 

«Кто отказался от правды ради Христа, тот завтра откажется и от Христа» (блаженная Пелагея Рязанская)

Слово мигранты для всех коренных народов Европы сегодня имеет отнюдь не дружественный смысл. Речь не идёт о конкретном мигранте, а о движении, которое захватывает весь мир и грозит его уничтожить. По крайней мере, тот мир, в котором мы жили, который мы ценили и любили.

Это движение отнюдь не является случайным, независящим от сознания и воли человека, а, напротив. Повсюду чувствуется, что движение это направляется, углубляется и расширяется определёнными силами, даже конкретными людьми. А самое страшное, что сопротивление этому движению, то есть войне, наказуемо. Поэтому человечество оказалось между молотом и наковальней. Молот и наковальня могут быть гербом нового мирового государств, ради создания которого, все это и делается. Как это было в СССР с масонским символом серп и молот. Читать далее “Складывается новая постмодернистская мораль”

Если бы я был евреем…

 

 

Александр  Олейник,

полковник в отставке, участник боевых действий

 

 

 

 

ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ ЕВРЕЕМ…

 

«Предатели есть у каждого народа, народ предателем не бывает» (еврейская пословица)

    «Единый народ – вот наша цель, и как следствие, единая страна. Скажут, а новые русские, которые на 90% евреи? Они не русские, и они не евреи. Они – наша пена, гной из наших старых ран, Они будут отторгнуты организмом нашего государства, кем бы они ни были – русскими, чеченцами, евреями, агентами Моссада, ЦРУ или бандитских группировок…» (Георгий Элевтеров. «Наши евреи нам нужны» // «Советская Россия», 2001, №130)

Чтобы для тебя, господин (пан) Зеленский, была понятнее суть изложенного ниже, вначале я сошлюсь в сокращенном виде на эпизод из «Золотого теленка» И.Ильфа и Е. Петрова.

«В вагоне поезда, следовавшего на открытие смычки Восточной Магистрали, следовали советские и зарубежные журналисты, чтобы на страницах своих изданий осветить это грандиозное событие. Пишущая братия вся была поглощена мыслями о том, как образнее изложить своим читателям тему о новом трудовом достижении страны.

Но только один американский корреспондент Хирам Бурман был безучастен и равнодушен к предстоящей сенсации века. Его, как сиониста, интересовало лишь только одно: есть ли в СССР еврейский вопрос. Ему, писавшему в своей газете статьи по еврейскому вопросу, было бы больно расстаться с этой темой, и поэтому он назойливо доискивался у своего коллеги по перу Паламидова, существует ли в СССР эта проблема. Последний в категорической форме ему отвечал, что такого вопроса уже нет.

– Но ведь в России есть евреи? – сказал Хирам осторожно. – Есть, – ответил Паламидов. – Значит есть и вопрос? – Нет. Евреи есть, а вопроса нету». Читать далее “Если бы я был евреем…”

МЫ ПОМНИМ…

 

 

 

ИГОРЬ РОМАНОВ
доктор социологических наук

 

МЫ ПОМНИМ…

 

Шестого октября день памяти Игоря Талькова. Живой наш народ помнит. Мы помним. Тридцать лет прошло. Годы перелома, годы развала, годы подъема и взлета. Не взлетели. Лишь попытались. Да как-то всё неожиданно показалось тогда. Открытые храмы, батюшки, книги православные. Мы-то еще советские, комсомольские, правую руку от левой отличить не можем… Храмы открылись, а дым над страной коромыслом стоял. «Горбачев – паскуда», «Ельцин – погань»… А мы? А мы вроде бы как ничего еще не поняли. Тридцать лет прошло. А мы всё там же. Пел Игорь Тальков: 

Покажите мне такую страну,// Где блаженствуют хамы,// Где правители грабят казну,// Попирая закон…

Мы, народ, все в той же точке отсчета. Россия так пока и не перешагнула порог открытой Церкви. Сколько всего было за те и за эти годы! Выкошенная Русь. Сколько истинно русских людей ушло, погибло за эти тридцать лет. Погибло от рук таких же бесов, что убивали Игоря Талькова. Царствие Небесное нашим убиенным героям, сынам и дочерям Отечества нашего Русского! За что гибли они? За Христа, за Русь Святую. За нас с вами, чтобы мы жили на Руси, Бога славили, Отечество свое любили, детей в вере православной растили… Думали они, что в будущей России через тридцать, двадцать, десять лет будут пировать «новоявленные иуды», те, кому «золотые купола черный глаз слепили»?

Кресты и купола и сейчас им слепят. Щурятся твари, морщатся, но уже считают себя победителями, хозяевами этой земли.

«Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, я тщетно силился понять, как ты смогла себя отдать на растерзание вандалам…» И по сей день трудно понять, как мы отдаем Россию. За какую-то ботву, за шелуху луковую. Что же мы? В родной стране, на родной земле уже речь русскую почти не слышно. «Чизбургеры, франчайзеры, булинги, менеджеры, хайпы…». С экранов лай собачий уличных реперов. Блогеры необразованные вместо русских поэтов и писателей. Волки да воронье Церковь Русскую раздирают. Государством интеллект искусственный правит. И лица всё те же, как тридцать лет назад. Чубайс, Кириенко…

«Родина моя, ты сошла с ума…». Глядя на всё происходящее. На нас с завязанными тряпками ртами, на бодрых и придурковатых «петрушек», докладывающих нам из телевизоров, что «на посту без происшествий», на поддатого Гошу-наследника и Российский герб у края шлейфа его римской Ревеки, на депутатов Думы, стоящих по стойке «смирно» перед американцами, на кукурузный народ, разглядывающий гнусную «Матильду», на тех, кто устроил эту «Матильду» в России… Глядя вокруг, задумываешься. А зачем нужны мы Богу? Всё проевшие, продавшие, сидящие в духовной грязи по уши и отупевшие в своей гордыне? Зачем Богу такая Россия? Да Богу, наверное, такая Россия не нужна. Так ведь и думают те, кто с нашей помощью сделал Россию такой. На то и надеются нехристи с черными глазами ослепшими. Они ведь гадят, сквернят Россию, надеясь, что Бог оставит Русь. Не оставит. Не оставит ради десяти, ради трех праведников. Господь Россию не оставит. Больно будет. Но покаемся. Молятся предки, чтобы покаялись мы. Молятся наши русские святые, коих великое воинство на Небесах. И здесь на земле есть еще люди православные, сутью своей Христовы. Жива Русь! И не перевелись богатыри на земле Русской.

Вот и Игорь Тальков, певец и композитор, русский православный поэт был таким богатырем. Собирал людей на большом поле и песней возвышал сердца, будил в них дух Русский, богатырский. Погиб Игорь на духовном поле боя. А враг по сей день боится имени его. Корежит врага от того, что мы помним и любим Игоря Талькова. По сей день его песни, острые как меч, как шашка казачья, рубят, режут и секут всю нечисть, толстой слизью Русь и Церковь Русскую обволакивающую.

Пусть звучат эти песни! Во славу Божию, для победы Русского оружия! Пусть звучат эти песни в память о Божием человеке, православном русском воине Игоре Талькове! Царствие Небесное убиенному воину Игорю!

Я пророчить не берусь,// Но точно знаю, что вернусь,// Пусть даже через сто веков// В страну не дураков, а гениев.// И, поверженный в бою,// Я воскресну и спою// На первом дне рождения// Страны, вернувшейся с войны.

Да воскреснет Русь! И расточатся врази ея!

Актуальность темы «Православного Возрождения 14-первой половины 15 вв.» для современного мира

 

 

 

Наталья Ложкина,

кандидат культурологии, сотрудник Государственного Эрмитажа

Актуальность темы «Православного Возрождения 14-первой половины 15 вв.» для современного мира.

 

Тема моего научного исследования весьма актуальна в России начала ХХI столетия. Для нашей страны обретение  нового «мирового лица» и новой земной миссии оказывается неразрывно связано с потребностью духовно-культурного синтеза различных форм своего  исторического опыта, в котором идея Православного Возрождения играет огромную роль. Кризис Западной цивилизации, пытающейся установить мировое господство ведет мир к уничтожению. Глобализаторы, представители так называемого «золотого миллиарда» стремятся установить мировую диктатуру: им не нужна Великая Россия – главная преграда на пути к мировому господству. Поэтому продолжаются войны на востоке, сопровождаемые гибелью и страданиями сотен христиан и разрушением древнейших христианских святынь. События, произошедшие за последние годы на Украине, Сирии кардинальным образом изменили геополитическую ситуацию в мире. Экспертами высказывается мнение о том, что украинский и сирийский кризисы были вызваны искусственно для дестабилизации, в первую очередь, России. Специфические формы и методы уничтожения Православия апробируются на Украине, Молдавии, Болгарии и других православных странах. В частности Украина под предлогом реализации принципа так называемой «свободы совести» искусственно поделена на четыре враждующие между собой христианские конфессии. Под любыми предлогами предпринимаются попытки разорвать духовное единство канонической Украинской Православной Церкви Московского патриархата. Украинский народ вынужден наблюдать постепенное наступление духовной катастрофы, которая разворачивается на ее территории… Этот переворот и карательную войну цинично, только из собственных политических расчетов, поддерживают США и страны ЕС, нарушая самые основы международного права и человеческого благородства. Они бесстыдно помогают незаконной киевской хунте убивать гражданское население Донбасса, разрушать жилые дома, храмы, исторические памятники, промышленность и жизнеобеспечивающую инфраструктуру.

В последние годы на повестку дня все чаще выходит проблема преследований и дискриминации христиан в тех регионах, где они составляют меньшинство: Ближний Восток, Северная Африка, Юго-Восточная Азия. В ряде стран этих регионов христиан убивают, разрушаются церкви, уничтожаются древнейшие христианские реликвии. Таким образом, будущее христиан Сирии видится очень скорбным: уже сейчас там начинает осуществляться иракский сценарий, при котором 90% христиан покинули страну. Не менее сильный удар нанесен по православной Греции. Греция – особая страна. Это страна, где Православие является государственной религией, где находится Святая Гора Афон – одно из важнейших духовных мест мирового Православия. По Греции  был нанесен жесточайший удар другого порядка. Мирных греков не уничтожали физически, как сербов. Греков разорили «демократическим рынком», финансово, чтобы банально обанкротить и скупить их территорию, при этом лишив сам народ не только веры, но и самого этого уникального, с глубочайшими интеллектуальными и духовными традициями государства. Процесс  уничтожения Греции продолжается… Как бы физически не уничтожали Сербию, не разрушали

Косово

материальный и духовный монолит Греции, не доводили до тотальной духовной деградации Украину – все это, вероятно, для сил зла очень важно, но не в той степени как необходимость уничтожения самой большой православной страны – России. России, которая все еще имеет огромный потенциал в экономике (почти треть мировых сырьевых запасов человечества). России, которая еще могущественна в военно-политической сфере – страна обладает ядерным и другими видами оружия, способными защитить себя и союзников от внешней агрессии. России – многонациональной страны, сплотившей многие народы на лучших традициях духовной идентификации человечества. Для Православия традиционные религиозные конфессии России – не враги, а, скорее, союзники в решении многочисленных, стоящих перед обществом, задач. Нет сомнения, что Русская Церковь в наши дни начинает остро сознавать свою ответственность за состояние общества, государства, культуры, цивилизации, а не только отдельной человеческой души. Свидетельством того являются многообразные социально-культурные инициативы церковного руководства, а также принятие Юбилейным Архиерейским собором 2000 года «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви». Этот документ – фактически программа социального возрождения не только России, но и других стран. Эксперты уверены, что НАТО атакует православие, потому что именно оно объединяет весь русский и славянский мир и является своеобразным стержнем для жителей России.

В условиях практической опасности дальнейшего подрыва национально-культурных оснований человеческого бытия, связанную с глобализмом, хаотическим смешением наций, рас и культур, что представляет реальную опасность для национальных государств и культур — идеи Православного Возрождения XIV-первой половины XV вв. могут стать основой для нового процесса Возрождения России и бывших стран Византийского Содружества, новым культурным проектом. Данное научное исследование весьма актуально также в связи с делом сохранения древних христианских храмов на территории Сербии, Греции, Македонии, Черногории. В период с 1999 по 2004 годы было уничтожено 150 православных храмов, огромное количество икон, святых мощей и церковной утвари в Косове. После Второй мировой войны это самая масштабная в Европе культурная катастрофа. Кроме этого, последние десятилетия идет активное физическое уничтожение славянского мира, тех народов, которые в эпоху Православного Возрождения XIV – первой половины XV вв. входили в так называемое Византийское Содружество Наций. После американских бомбежек, стремительно сокращается население Сербии (20 тысяч в год!), так как на Сербию были сброшены бомбы с ураном. Сербия – это в наши дни Второй Чернобыль.

В культурологическом исследовании показано, что Сербия и Болгария в XIV веке были передовыми странами в смысле восприятия ею значения святоотеческого учения, искусство этих стран было проникнуто исихазмом, ставшим стержнем Православного Возрождения. В это время исихазм оказал чрезвычайно значительное влияние на художественную культуру Византии и стран Византийского Содружества, повлияв на творчество во всех многообразных формах церковного искусства: в изобразительном искусстве исихазм вызвал изменение живописного стиля в самом Константинополе, в славянских же странах паламитская тема «фаворского света» нашла необычайно яркое воплощение в иконописном творчестве. Ни одно из церковных искусств не мыслимо и не осуществимо вне аскетической молитвенной практики, без подвига созерцания в рассматриваемый период: все виды искусства в Византии и в странах Византийского Содружества базировались на фундаменте единой системы православной аскезы. Начавшееся Возрождение культуры балканских народов одновременно было религиозным Возрождением XIV–XV вв., связанным с расцветом святости. За век до своего падения Византия смогла сформулировать и обосновать концепцию синергетичности, а также положить начало культурному претворению этой концепции: центром, где формировался новый стиль, новая культура, был Константинополь: лучи столичного воздействия достигли периферийных областей — в частности, Сербии, Македонии, Болгарии, где в это время наблюдается расцвет художественного церковного творчества. Самое интересное и новое в предлагаемом подходе – рассмотрение средневекового наследия Балкан в максимально широком мировом контексте. В сегодняшней реальности идея Византийского Содружества в эпоху Православного Возрождения XIV – первой половины XV вв. могла бы стать основой для последующего культурного Возрождения стран православной ойкумены и способствовала бы дальнейшему развитию всей мировой цивилизации на основе христианских ценностей.

 

Либеральные мантры

 

 

НИКИТА  ПОЗДНЯКОВ

публицист

 

 

 

ЛИБЕРАЛЬНЫЕ МАНТРЫ

 

В последнее время уже все в России явно чувствуют, как нарастает раздрай между нашей внешней политикой и внутренней обстановкой в стране. Веские слова Президента о наших Вооружённых Силах, о достижениях науки, о новых образцах оружия и военной техники, кажется, должны бы наполнять гордостью наши сердца. Должны бы… если бы не постоянный рост цен – практически на всё, если бы не ужасающая коррупция, если бы не почти ежедневные сообщения о наворованных миллиардах, если бы не развал образования, если бы не чиновничий беспредел… Если бы, если бы… сколько их ещё, этих «если бы не». И что печальнее всего – «света в конце тоннеля» что-то не видно.

Несправедливости и несуразности чаще всего лежат на поверхности, и все это видят. Хочется сказать: «Дорогая наша власть – народная, выборная, демократическая – давай, засучивай рукава, занимайся наведением порядка, благоустройством, развивай производство, создавай рабочие места, ликвидируй воровство и преступность! На то ты и власть!». Читать далее “Либеральные мантры”

Юродивый с калькулятором

 

 

 

Александр Горбатов,

шеф-редактор информбюро «Восток-Центр»

 

 

ЮРОДИВЫЙ С КАЛЬКУЛЯТОРОМ

 

Или о кругах Александра Солженицына …

 

Не так давно, в приближении столетнего юбилея Александра Солженицына, многие авторы вновь пытались оценить роль его в отечественной литературе, да и в судьбе нашей страны в целом.

И от того, вероятно, что такова магия круглых дат – часто звучат мнения сродни тостам дружеских застолий – пророк, через которого Сам Господь открыл нам оголенную правду о нас и о нашей истории. Или юродивый – он всю жизнь, вопреки любым обстоятельствам, отстаивал истину, готовый страдать и идти на плаху.

На другом конце этого чинного застолья как бы возникает недоуменный ропот: да, что вы, ребята, раскройте глаза – это же от начала до конца проект западных спецслужб. Но стол этот так огромен, что первые не слышат вторых, а вторые на них уже и внимания не обращают. А где же истина? Скажут – посередине. Но «посередине», как сказал один мудрец, не сама истина, а лишь проблема. Так попытаемся, по мере сил, разобраться в ней – в этой проблеме. С помощью самого Солженицына, оставившего нам обширный материал для размышлений.

Читать далее “Юродивый с калькулятором”

Хлеба небесные

 

 

 

Александр Проханов

 

 

ХЛЕБА НЕБЕСНЫЕ

 

Белорусская поляна густо засеяна слухами, версиями, предположениями, рекомендациями. Одни считают, что Лукашенко проиграл битву и должен немедленно уйти. Другие требуют от России, чтобы она ввела туда свои войска и сберегла Белоруссию как форпост российской обороны на западе. Третьи считают, что поляки устроят провокацию на белорусской границе, перейдут границу, что даст Лукашенко повод обратиться в ОДКБ, и совместный контингент из пяти стран вступит в Белоруссию, как это было когда-то во время чехословацких событий. Четвёртые рекомендуют Лукашенко немедленно пойти на переизбрание, провести досрочные выборы. Десятые настаивают на пересчёте голосов. Сто двадцать пятые полагают, что созданный оппозицией координационный комитет должен немедленно объявить о существовании второго — альтернативного -— президента, призывают к активным силовым действиям на улицах Минска и других городов.

Все эти суждения основаны на информации, поступающей из официальных и неофициальных источников, они не учитывают, что наряду с этой открытой, хорошо понимаемой дипломатией существует тайная, закрытая, и в недрах этой тайной дипломатии каждодневно происходит множество переговоров глав правительств, представителей спецслужб, дипломатических ведомств, идут невидимые важнейшие дипломатические сражения, если угодно — сложнейший дипломатический торг. Недалёк тот день, когда мы узнаем о результатах этого торга, и тогда множество выдвинутых версий, рекомендаций покажутся смехотворными. Читать далее “Хлеба небесные”

Мистика и магия русской судьбы

 

 

 

 

 

 

Сергей Каширин
член Союза писателей России

 

 

МИСТИКА И МАГИЯ РУССКОЙ СУДЬБЫ

 

  1. Истинно, в исторической судьбе человечества, сколь цивилизованно ни отстраняйся от суеверия и предрассудков, есть нечто мистически загадочное. Или необъяснимо магическое. Словом, иррациональное. Недоступное логическому пониманию. Будто бы всемогущую волю диктует людям нечто неведомое, сверхъестественное. И, к сожалению, чаще всего – вредное. Да еще и жизнеопределяющее. Отчего и говорят: живёшь не так, как хочется, а как Бог даст…

А что Бог даёт всему сущему? Ученые установили, что в природе каждая былинка, каждая травинка живет собственной индивидуальной жизнью, покушаясь перехватить, захватить, отнять у соседней часть света, воздуха и влаги. То есть, у них там тоже «кто кого», своя постоянная война. Читать далее “Мистика и магия русской судьбы”

Что мог сказать Бог товарищу Сталину?

 

 

 

 

 

иерей Сергий Чечаничев

 

ЧТО МОГ СКАЗАТЬ БОГ ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ?

 

Священное Писание приводит немало примеров, когда Бог незримо разговаривал с людьми. В основном Бог разговаривал с людьми праведными – такими, как Авраам, Лот, Исаак, Иаков, Моисей, но иногда и со злодеями, например с Каином. Даже с диаволом Бог разговаривал.

Иногда Бог обращался с предупреждением о том, что зло и нечестие людей в таком-то месте переполнило чашу Божьего долготерпения, и они будут истреблены с лица земли.

Так Бог говорил с Авраамом, когда решил истребить города Содом и Гоморру за их развращённость. Авраам старался умирить Божий гнев, аргументируя тем, что может в этих городах найдется пятьдесят праведников и будет несправедливо, если они погибнут вместе с нечестивыми.

Читать далее “Что мог сказать Бог товарищу Сталину?”

Толерантными ко греху и богоборчеству быть нельзя!

ВАЛЕРИЙ ФИЛИМОНОВ
писатель

 

 

 

 

 

ТОЛЕРАНТНЫМИ КО ГРЕХУ И БОГОБОРЧЕСТВУ

БЫТЬ НЕЛЬЗЯ!

 

Православие, которое одновременно оторвано от святоотеческих заветов и событий реальной жизни, – это печальное явление в среде современных верующих. Как часто приходится слышать: «Я люблю Бога и ближних, а апостасийные события в окружающем мире меня не интересуют». Так, рассуждая о благочестии, предают забвению две самых главных заповеди Господа нашего Иисуса Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15: 13) и «Кто не берёт креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф. 10: 38).

Если ты любишь ближних, то почему ты равнодушен к тому, что с ними происходит, не желаешь видеть их бедственного положения, не хочешь помочь им словом и делом? Страшит тяжесть такого креста? Сегодня мало расплывчатой елейной любви ко всем ближним. Нужна любовь деятельная, та любовь, когда человек готов положить «душу свою за друзей своих»… Также как не может быть истинного Православия без креста, без стояния в истине даже до смерти. Читать далее “Толерантными ко греху и богоборчеству быть нельзя!”