Истории для детей из Египта и с Синайских гор

Написанные отцом Александром со святой горы Афон.

 

МОЙ ДУХОВНЫЙ НАСТАВНИК, ОТЕЦ АДРИАН

Отец Адриан был моим духовным наставником. Каждое воскресенье он спускался с горы к нам в монастырь, чтобы принять исповедь монахов. Но так было радостно посетить его келью, что я часто просил разрешения вскарабкаться по узенькой неровной тропинке между скал к келье св. Эпистимии.

Привлекательность этого путешествия была ещё и в удивительных горных видах. Напротив находится гора Хорив. Серпантины между скал ведут наверх, на вершину горы Моисея. Здесь на самом верху расположены церковь и мечеть для паломников, а под часовней находится большая пещера, где пророк Моисей ожидал, когда Бог снизойдет к нему и повелит Моисею принести израильтянам скрижали Десяти заповедей. Я пытался сосчитать ступени, высеченные в горе, и насчитал их 3725.

Когда я достигал наконец маленькой двери, то громко произносил: «По благословению Святого Отца и Господа нашего Иисуса Христа, откройте мне, пожалуйста, дверь!» И всегда следовал радостный отклик. У отца Адриана был такой приятный голос! Он всегда давал своим посетителям какую-нибудь свою вещицу как подарок на память. Кроме своих прочих чудесных качеств он был еще и художником и рисовал замечательные пейзажи монастыря Св. Екатерины, горы Моисея, пустыни и т.д. Все эти работы он дарил паломникам.

Но главной причиной посетить отца Адриана были, конечно, не его чудесные подарки, а возможность духовного разговора с ним. Волнующее чувство возникало, когда я входил в эту маленькую часовню, возраст которой 1750 лет. Удивительно, как в те древние времена монахи передвигали эти громадные, неподъемные валуны, чтобы сложить из них стены. А снаружи, в прохладу древней часовни льются терпкие ароматы горных растений.

Каждый раз, встречая меня в своей келье, отец Адриан предлагал на выбор чашку чая или кофе. При этом вокруг него кружились и вились стайки маленьких птичек, которые совершенно доверяли ему.  Обычно он из монастыря приносил сухой освященный хлеб, который разбивал на камне на маленькие кусочки. После этого отец Адриан звонил в колокольчик, и сотни птиц прилетали к нему на обед. Наблюдать эту волнующую сцену было очень интересно. Самыми нарядными были зяблики темно-красного цвета.

Однако не только птицы были его гостями. Очень редкие животные, которые живут только на Синае, приходили к нему. Эти животные – нечто среднее между мышью и кроликом без хвоста, тоже красно-бурые. Отец Адриан кормил их в саду своего маленького эрмитажа (эрмитаж – уединение, келья). Было очень забавно наблюдать за ними. Птиц было такое множество, что они в момент успевали склевать все хлебные крошки, предназначенные для них. А затем налетали на посуду этих «кроликов», проверить нельзя ли и тут чем-нибудь поживиться. И птицы прогоняли бедных «кроликов», как бы говоря: «Была еда ваша – стала наша!»

Около дверей было маленькая норка, где проживала Мариньола (маленькая Мэри) – большая ящерица. Мариньола обитала здесь уже много лет. Отец Адриан кормил ее с руки. Он давал ей на палочке кусочки яблок, персиков и других фруктов. Когда бы отец Адриан ни позвал ее, ящерица тотчас возникала, как из под земли. Они были очень привязаны и любили друг друга. Ее расцветка была великолепна: голова сверкала темно-синим, тело переливалось болотно-зеленым, а хвост был коричневатым.

Иногда приходили даже пугливые ибексы – каменные козлы. Они не боялись отца Адриана и признавали его. Они спокойно паслись на каменных утесах вокруг кельи отца Адриана. Однако при появлении на тропе паломников вожак ибесов издавал громкий предупреждающий звук, и в секунду все исчезали. Было ощущение, что отец Адриан свой для них, так велико было их доверие к нему.

Отец Адриан знал Жития святых, и любил рассказывать их паломникам. Делал это живо и увлекательно. Причем связывал эти истории с теми проблемами, с которыми приходили к нему паломники. Бывало, что его гости нуждались в совете или руководстве или через эти рассказы отец Адриан приводил их к раскаянию.

Однажды в воскресенье вечером, перед тем, как мне уходить, мы с отцом Адрианом вошли в часовню святой Епистимии. Раскаленный жар пустыни проникал и сюда, двери в часовню были открыты, а внутри мы увидели двух горных зябликов. Мы присутствовали при небольшой семейной ссоре. Птичкам явно недоставало хороших манер. Поэтому отец Адриан потихоньку поднялся и взял одну из птиц в руки. Затем наставительно промолвил, обращаясь к птичке: «Как стыдно! Разве можно так вести себя в церкви. Теперь мы подойдем к иконе Господа нашего Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы, чтобы просить прощения за столь неприличное поведение в Божьем Доме».

Птичка, сидящая в руке, и впрямь выглядела очень виноватой и испуганной. Не выпуская ее из руки, отец Адриан сделал три поклона святым иконам, прося прощения. Потом он выпустил птицу и сказал: «Лети, играй теперь, но помни впредь, как нужно вести себя в святом месте».

Продолжение следует

 

 

МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА

 

 

 

 

ГЕОРГИЙ ЕРМОЛОВ
редактор

 

 

МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА

 

Можно сколько угодно иронизировать по поводу причуд трансгуманистов, но это – реальное научное направление. В 2009 году в Исследовательском центре NASA в Кремниевой долине был создан Университет Сингулярности. Учредителями явились NASA и Google. Структура наполовину государственная, наполовину транскорпоративная, и средства в нее вливаются баснословные. При рассмотрении состава приверженцев идеи становится очевидным, что мы имеем дело не с каким-то частным явлением, а с новой формой мировоззрения. Более точное определение дал патриарх Кирилл – «квазирелигия». Ключевые лозунги движения неприкрыто и цинично провозглашают все постулаты евгеники в новейшей постмодернистской интерпретации, так как человечество должно разделиться на трансгуманов и «зверо-человеков» (по Р. Хаббарду).

Методика «окно Овертона» уже работает в полную силу, внедряя в сознание масс тривиальность гендера, планирование семьи, чипирование. Воздействие на психику толпы многопланово. В частности, на телевидении появляется все больше каналов, почти целиком заполненных разного рода экстрасенсами, колдунами, эзотериками. В июле прошлого года Минюст официально зарегистрировал Союз «Империя сильнейших ведьм», объединяющий всевозможных ведьм и ведьмаков со всего мира. На подходе создание «Международного университета магии и колдовства», выпускники которого будут получать официальные дипломы. Организаторы уверены, что профессия ведьмы станет одной из наиболее востребованных. Регистрация должна состояться со дня на день.
О. Четверикова, Доцент МГИМО пишет:
«Наши богословы отмечали, что установлению власти антихриста будут предшествовать активные отступления, при этом материализм и безбожие сменятся новой формой мистических верований, которые заставят принять грядущего мирового правителя как сверхчеловека. То есть ко времени его пришествия материализм и атеизм утратят актуальность, господство получит демонический мистицизм или оккультизм, соединенный с крайней развращенностью и безнравственностью. На этой почве и появится антихрист, популярность которого будет обусловлена тем, что в момент господства социально-экономического и политического хаоса он объявит себя восстановителем исторической государственности – выступит как консерватор-контрреволюционер. Но в действительности его идея окажется еще более революционной. Программа антихриста – магическая миссия, так как суть его власти будет заключаться в магическо-мистической стороне управления, в то время как декларируемое государственное восстановление сделается лишь средством. Раньше трудно было представить, как все это может произойти. Но ныне с изобретением информационно-цифровых технологий глобальные элиты получили реальные инструменты, позволяющие объединить людей под своим контролем, применяя оккультные методики управления. Речь идет уже не об индивидуальном совращении и не об идеологической обработке отдельных человеческих групп и классов, а о попытке создания глобальной антицеркви. Потому в последнее время мы можем отметить нашествие оккультизма во всех сферах – экономической, финансовой, политической, управленческой, в сфере образования и культуры (в кино, музыке, литературе, на телевидении и эстраде). Открыто навязывается люциферианская символика. Все направлено на фундаментальное изменение сознания человека, перестройку его души и, в конечном счете, – на расчеловечивание».
Таким образом, обществу прививается не просто толерантное отношение ко всему сверхъестественному, а принятие его как данности. В авангарде, как всегда, Голливуд, да и Россия изо всех сил стремится удержаться в кильватере всеобщего беснования.
Трансгуманист есть пик материалистического строя психики. Он не просто атеист, он – индивид, не рассматривающий духовное в принципе. При этом программные документы поражают циничным лицемерием, а утверждение самих себя последователями идей В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского, Н.Ф. Фёдорова отдает откровенной наглостью. Сегодня со всей очевидностью и в точности подтвердились все до единой предпосылки возникновения ноосферы по Вернадскому. Испытывая крайне неоднозначное религиозное чувство, он вспоминал:
«…я теперь еще помню то наслаждение, с каким читал историю Саула и Самуила, Авессалома и Давида; мне очень часто представлялись Авель и Каин. <> Я верил в существование рая и задумывался, где он находится; меня интересовали вопросы: как жили Адам и Ева, на каком языке говорили. <> Помню, как глубоко и сильно меня интересовали вопросы о том, что делается с душой после смерти».
В гимназические годы Вернадский увлеченно изучал историю Церкви, постепенно становясь признанным авторитетом в среде не только однокашников, но и преподавателей. Уже разменяв седьмой десяток, он писал в своем «Дневнике»:
«Я считаю себя глубоко религиозным человеком. <> Великая ценность религии для меня ясна не только в том утешении в тяжестях жизни, в каком она часто оценивается. Я чувствую ее как глубочайшее проявление человеческой личности. Ни искусство, ни наука, ни философия ее не заменят, и эти человеческие переживания не касаются тех сторон, которые составляют ее удел. <> Бог – понятие и образ, слишком полный несовершенства человеческого».
Религиозность Вернадского в большей степени выражалась в понимании единения человека с Космосом и живой природой, их неоспоримой гармонии. А. Эйнштейн удивительно точно охарактеризовал это понимание как «космическое религиозное чувство, свойственное многим серьезным ученым».
Это высказывание можно в полной мере применить и к автору «лучистого человечества» К.Э. Циолковскому. Задаваясь вопросом, «почему все проявляется в той, а не другой форме, почему существуют те, а не другие законы природы? На то должна быть какая-нибудь причина, как и причина всего мира…», сам же на него и отвечал: «Бог есть причина всех явлений: причина вещества и всех его законов».
Что же касается Н.Ф. Фёдорова, то его идеалистическая идея воскрешения мертвых находила отклик у самых различных православных авторитетов. Ф.М. Достоевский писал: «…совершенно согласен с этими мыслями. Их прочел бы как за свои».
Велико было влияние Фёдорова и на В. Соловьева. Это особенно заметно в работе «Об упадке средневекового миросозерцания». Соловьев писал Фёдорову:
«Проект Ваш я принимаю безусловно и без всяких разговоров… Со времени появления христианства Ваш проект есть первое движение вперед человеческого духа по пути Христову».
Будучи глубоко верующим человеком, он неизменно участвовал в литургической жизни Церкви, усматривая в Троице основу грядущего бессмертия человека, а в учении Христа главным считал весть о грядущем воскрешении и победе над «последним врагом» — смертью.
В отличие от прихожан-обывателей, большие умы неизбежно задаются множеством вопросов, часто неудобных и смутительных, и не всегда находят на них ответы, но есть одна закономерность: почти все истинно великие ученые рано или поздно приходили к осознанию Бога, потому что любая наука, отрицающая Бога, есть лженаука. Поэтому ссылки трансгуманистов на таких авторитетов, как Фёдоров – откровенное лукавство. Уместнее было бы ссылаться на гуманистов Ренессанса – Леонардо да Винчи, Монтеня, Бэкона, но и те никогда не противопоставляли себя религии. Они искренне считали, что возрождают истинную Церковь и веру в Бога. Тем не менее, гуманистов Возрождения настигла та же прелесть, что и фарисеев. Их мировоззрение было демонстративно элитарно и породило иллюзию собственной исключительности.
При внимательном рассмотрении нетрудно заметить множество параллелей между гуманизмом и коммунизмом. Гуманизм не приемлет постулат о человеческом несовершенстве, полагая каждого вершиной таланта и добродетели в потенциале, а влияние социальной среды и невежество – основными помехами в проявлении его лучших качеств.
«Кибернетический манифест» В. Турчина и К. Джослина увидел свет в 1989 году. Работа, не вызвавшая широкого общественного резонанса, по своему программному значению сопоставима с «Манифестом» Маркса, и с полным правом может быть обозначена как манифест постмодерна. Прорывные технологии в области коммуникаций создали принципиально новую реальность в социуме. Внешне благие намерения разработчиков обернулись прямой противоположностью декларируемому. Вместо укрепления межличностных связей общество получило атомизацию, стремящуюся к абсолюту.
Если рассматривать поступательное развитие процесса, то очевидна закономерность результата. Эгоцентрический посыл гуманистов Возрождения эволюционировал в массовый солипсизм современности. Провозглашая плюрализм мнений, постмодерн породил плюрализм норм морали и нравственности, заменив реальность окружающего мира уродливыми симулякрами. Вышедшая в 1967 году работа Ж. Деррида «О грамотности», могла в те годы показаться забавой заумного чудака – последователя Хайдеггера. Деконструкция текста подразумевала разрушение стереотипа и, как следствие, порождение нового контекста. Тогда еще никому не могло прийти в голову, что такая методология способна породить деконструкцию традиционного мировоззрения.
Концепт «сверхчеловека» изначально был заложен в идеологию гуманизма. Обожествив человека, гуманизм опосредованно выступил в роли религии и, как показало время, с этой ролью не справился, разрушив одновременно традицию и христианские ценности. Секуляризация знания вместо сияющих вершин совершенства повергла человеческое сознание в некий нравственный вакуум. А весь фокус в том, что человек, как явление, религиозен по своей природе. Ему всегда необходимо во что-то верить. Если он не верит в Бога, то он верит, что Бога не существует. Вера – неотъемлемая часть человеческого естества.
Закономерный кризис гуманизма как квазирелигии потребовал решения в виде деконструкции самой антропологии, и измышлению принципиально нового концепта – трансгуманоида – интеллектуального продукта, символа кризиса модерна.
Швырять камни в первых гуманистов не гуманно. Они все же были движимы все теми же благими намерениями, а проблема состояла в том, что намерения эти произрастали из неуемной гордыни, не позволявшей понять, что человек никоим образом не может являться мерой всех вещей. Поступательное развитие процесса сегодня наглядно демонстрирует, как человек из цели превратился в средство. Мы постоянно слышим формулы-заклинания об информационном постиндустриальном обществе; нам подкидывают разнообразные приманки в виде хитроумных гаджетов, предназначенных, якобы, упростить и облегчить жизнь, а реальные цели банальны и циничны – искусственное создание все новых и новых потребностей. Человек сегодня – всего лишь средство извлечения прибыли. Как уже было показано в первой части статьи, даже Далай-лама озабочен удешевлением существования человека как вида.
Самая главная «заслуга» модерна – порождение глобального управляющего класса, утратившего на сегодня все признаки человечного строя психики. Его конечная цель – абсолютная власть, достижимая посредством безграничного извлечения прибыли через порабощение человеческой массы и установление над ней всеобъемлющего контроля. Иезуитская суть новой идеологии наглядно отражена в тексте «Манифеста 2045»:
«Человечество превратилось в общество потребления и находится на грани тотальной утраты смысловых ориентиров развития. Интересы большинства людей сводятся в основном к поддержанию собственного комфортного существования.
Современная цивилизация с ее космическими станциями, атомными подводными лодками, айфонами и сегвеями не способна избавить человека от ограничений физических возможностей тела, болезней и смерти».
Классический образец демагогии, а методика известна: «Чем чудовищнее солжешь, тем скорее тебе поверят». («Майн кампф», гл.10). Лицемерно бичуя общество потребления, идеологи выводят его на очередной уровень. Сегодняшний рынок разного рода трансгендерных услуг не в полной мере отвечает аппетитам и задачам глобального управляющего класса, а новая идеология способна послужить неплохой подпиткой. Та же крионика замечательна тем, что приносит чистую прибыль при минимуме затрат, а «Инициатива 2045», помимо демагогических авансов, уже сегодня стрижет неплохие купоны. Одна из множества прокламаций Д. Ицкова гласит:
«Уважаемые друзья!
Каждый день на адрес «Инициативы 2045» и на мой личный адрес приходят письма с вопросом – будут ли аватары в будущем доступны только богатым или удастся сделать их относительно дешевыми и доступными для каждого?
Я хотел бы в очередной раз ответить на этот вопрос: аватары будут дешевыми и доступными для многих людей, если люди будут сами прикладывать к этому усилия, а не пассивно наблюдать, надеясь, что кто-то сделает все за них.
Сегодня я хотел бы дать неформальный старт проекту, который позволит практически каждому желающему подключиться к созданию народного аватара. А в дальнейшем, возможно, даже заработать на этом. Новым проектом является Электронная корпорация «Бессмертие», которая скоро будет запущена под девизом «Хочешь быть бессмертным – действуй!»
Это будет социальная сеть, работающая по законам коммерческой компании, в которой вакансии будут активно замещаться волонтерами, а вместо пользовательского соглашения будет подписываться виртуальный контракт.
Кроме создания народного аватара, электронная корпорация также будет реализовывать различные коммерческие и благотворительные проекты в контексте идей «Инициативы 2045», трансгуманизма и бессмертия.
Мы будем создавать технологии будущего, которые могут быть коммерциализованы спустя десятилетия (например, Аватар С), и заниматься «земными» бизнес-проектами (например, снимать коммерчески прибыльные художественные фильмы).
Кто знает, может, в будущем наша виртуальная валюта станет не менее популярна и востребована, чем bitcoin».
Вот так, постепенно, от народного автомобиля к народному аватару. Грядущая форма потребления существенно отличается от нынешней. Сегодня мы имеем дело с симулякрами, ценность которых не имеет отношения к ценности собственно вещи. В новой идеологии симулякром становится сам человек. Кандидат философских наук О. Петруня приходит к выводу, что сегодня в науке место естествоиспытателя прочно занял инженер. Главное их отличие в том, что если деятельность первого направлена на изучение реальности, то методология второго – манипуляция с ней. Изучаемые объекты уже конструируются. Так рождается наука, симулирующая реальность. М. Маклюэн констатирует, что человечество вступает в «фазу технологической симуляции сознания». Виртуальная среда затягивает человека подобно пылесосу, не оставляя никакого автономного личного пространства, самостоятельного мышления, независимой деятельности: «Он технологически коллективно и корпоративно включается в новое кибернетическое человечество. Личности, как атомы-индивидуумы, перестают существовать, они становятся интеллектуальными агентами сетевого мира».
И такими «агентами» нам предстоит стать совсем скоро, причем нашего согласия никто спрашивать не намерен – мнение узников концлагеря администрацию интересовать не может.
В сентябре 2007 г. Минпромэнерго утвердило программный документ «Стратегия развития электронной промышленности России на период до 2025 г.», один из пунктов которого гласит:
«Внедрение нанотехнологий должно еще больше расширить глубину ее проникновения в повседневную жизнь населения. Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet.
Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства.
Широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми. Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за ее повсеместного распространения».
И это не фантастический роман. Это – государственный документ.
Обратим внимание: срок исполнения «Стратегии» совпадает со сроком «Шага второго» проекта «Россия 2045». А ровно через год после утверждения документа был назначен и прораб строительства нового электронного концлагеря. Им стал не кто иной, как почетный приватизатор, непотопляемый дредноут отечественной политики, отец российской энергетики, а теперь и главный гуманист, поэтому вопрос, почему Роснано стала пчеломаткой российского трансгуманизма, отпадает сам собой – кто, если не он? Наивные и по сей день удивляются, почему этого левиафана не берут никакие мины и торпеды? В конце концов, почему его просто не берут? Почему этот кавалер Ордена «За заслуги перед Отечеством» (!) образца 2010 г., исчезнув из большой политики, продолжает плавно перетекать по теневым горизонталям? А все очень просто. Члены Бильдербергского клуба, подобно вампирам, не только бессмертны, но и боятся солнечного света. Их стихия – тьма. Именно там вершатся судьбы человечества. Того человечества, которое отвергает свет, которое бежит за ваучерами в надежде на бесплатный сыр, а затем кормит им экономических вампиров, создавая тем самым тот глобальный управляющий класс, который строит кибернетический концлагерь не только в России, но и по всему миру, и в который мы послушно бредем, обвешанные гаджетами и пластиковыми карточками.
Вокруг нашего концлагеря уже заканчивают натягивать колючую проволоку, остались лишь мелкие отделочные работы на ближайшие 6 лет. А там – в светлое трансгуманистическое будущее «золотого миллиарда», будущее наших детей. И уже сейчас необходимо понимать, что не все из них туда дойдут. Понимать самим, а главное — внушить своим детям.

Покой

 

В заботах о земных покоях – просторных, светлых и уютных – проходит наша жизнью И душа, место, где должен покоится Господь, тоже ищет своего пространства, света и тепла, но часто ей в удел достается всего лишь покойчатая пещерка, покойчик с наперсточек… Как же ей сейчас, в земной юдоли, усладиться и насытиться уверенностью о покое грядущем? Через кротость и смирение сердца  обретаем мы, по слову Спасителя, истинный покой – покой нашей души, просторный и светлый, в любое время готовый принять дорогого Гостя.

кі́й хра́мъ сози́ждете мѝ, гл҃етъ гⷵдь,
и̑лѝ ко́е мсто поко́ищ моем̀;

Кий храм созиждете ми, глаголет Господь,
или кое место покоищу моему?

Какой дом созиждете Мне говорит Господь
или какое место для покоя Моего?

Школа церковнославянского языка и Псалтири
«Златарница»
Санкт-Петербург

Жизнеописание мирянки в Боге

Продолжение
Начало опубликовано 30.04.2019

Это было в конце 1970-х годов. Были живы еще оба мои родители. Предшествовало этому многократное и обширное размышление: угодно ли Богу, не погрешаем ли мы записыванием и прослушиванием богослужения на магнитофонных пленках? Спросить авторитетно было не у кого, священники говорят по-разному. А так хочется прослушать, помолиться за Литургией одной, не развлекаемо, когда около тебя никого, ничьих глаз. И конечно такое доступно только при помощи магнитофона. Полную, без сокращений запись Литургии прислал знакомый священник. Только вот беда, при записывании он немного не рассчитал возможности магнитофонной ленты, и у него лента заканчивалась на самом важном и ответственном моменте – на евхаристическом каноне. При прослушивании и молитве это конечно очень неудобно. Снимать и переворачивать на другую сторону ленту в такой момент, когда должна быть полнейшая молитвенность.

И вот, в тот раз, о котором хочу рассказать, прослушивала Литургию ночью, чтобы была полнейшая  неразвлекаемость молитвы. Как  и в другие разы, прослушивала через наушники, отключив общий звук, чтобы не мешать спать родителям. Прослушивала лежа в постели, с наушниками на голове, молитвенные поклоны невозможны, молиться приходилось только духом. Света в моей комнате нет, полнейшая тишина и покой в доме. Спать родителям никто и ничто не мешает. И вот, прослушав всю первую сторону ленты, надо встать с постели и перевернуть другой стороной, где начальные слова записи будут «Твоя от Твоих» и далее. Встала, потрогала магнитофон – он перегрелся, надо дать ему несколько поостыть, отключив его. А пока он остывал, решила сходить в коридор, пока время есть свободное и молитва все равно уже прервана. В коридор надо идти через проходную комнату, где спит мама. Ее кровать стоит у самой двери, где надо проходить. Замок в этой двери так сильно щелкает, что мама просыпается каждый раз, когда проходим этой дверью. В нашей семье это не было трагедией, потом мама опять быстро засыпала. Но все равно сон прерван. Вернувшись в свою комнату, опять включила магнитофон с продолжением богослужения. Евхаристия. Благополучно дослушала до конца.

А утром… Утром мама говорит мне: «Ах, какой сон я сегодня видела!» — «Какой?» — «Как будто я в храме, идет служба, Литургия. Приготовилась к земному поклону, сейчас будут петь «Тебе поем, Тебе благодарим», но тут прошла ты и меня разбудила, и не дала помолиться «Тебе поем», и было жаль, что ты меня разбудила».

Я была поражена ее рассказом! Ведь слушала Литургию я, а не она. Слушала только сама, в наушниках! А мама в это время видела, сопереживала, соучаствовала! Как это объяснят неверующие, что скажет здесь наука? А я только одно могу сказать:  дивны дела Твои Господи! Дивно величие Божественных Твоих Таин, Твоей Евхаристии!

*************

О поездке по святым местам в Киев и Почаев никогда не думала и не помышляла, как о несбыточном. И вдруг раба Божия Варвара Михайловна, близкая нашей семье говорит маме: «Вот Федя ваш едет в Киев на практику, проводи с ним свою Олю. Довезет ее до дочки Зины Надежды Васильевны. Зина с мужем у уехали в отпуск, вот Оля и побудет у нее, побывает в Киево-Печерской Лавре у святых мощей». Мама согласилась на это с условием, чтобы Федя отбыв свою практику привез меня обратно.

Собиралась я без особых восторгов, не зная, что ждет меня впереди. Но если с братом, то почему бы не поехать? И вот мы в Киеве. Зина, наша довоенная соседка по дому радушно приняла нас, неприглашенных гостей. В Киеве я увидела совсем другой мир. Мир святыни, мир каждодневных богослужений, мир невиданной не перестающей духовной радости. Решила, что с Федей обратно не поеду, побуду здесь подольше, пока стоит теплая погода (был конец августа).

А Господь готовил мне еще большее. Подходит ко мне в Лавре монах и спрашивает: собираюсь ли я поехать в Почаев? Никуда я не собираюсь от такой святыни уезжать, где и чего мне еще искать! А он: «Вот приближается праздник Иова Почаевского (10 сентября) и будет очень много там приезжего народа к этому дню, и будет трудно тогда найти место для ночлега. Если ехать, то надо сейчас». Сказал и ушел. А я подумала: не Господь ли послал его сказать мне это? Пользуйся случаем, пока сама себе хозяйка.

Когда приехала в Почаев, сначала, кроме многолюдства ничего не заметила. Сразу в храм. Вечернее богослужение, всенощная под воскресение. Но когда зажглись и высветились слова Ст҃ъ, Ст҃ъ, Ст҃ъ, где-то высоко, точно с неба, в Успенском соборе, то встала, как вкопанная на одном месте, боясь пошевельнутся: — это то, что и нужно мне было!

Забыла все на свете: и усталость с дороги, и необходимость хоть как-то осмотреться. Ведь вечер, а потом ночь, а куда потом, после богослужения? Матерь Божия! Чудо Почаевское! Я к тебе приехала. Богослужение продолжительное, на Украине темнеет рано и как-то сразу. Вот уже и ночная тьма. Нет-нет да и шепнет «кто-то»: «Ночь уже, кончится служба, куда пойдешь?» — отвечаю: «Матерь Божия, я к тебе приехала! Ты меня устроишь как-нибудь».

Последние возгласы богослужения, отпуст, последнее пение всенародное, заканчивающее всякие службы. Народ, богомольцы стали расходиться из храма, выхожу и я. Уже никого не осталось в ни в храме, ни на улице. Темно, ничего не видно. Стою, что делать дальше, куда идти  — не знаю. Пробегает мимо молодая женщина: «Ты чего здесь стоишь? Тебе ночевать негде?» — «Негде», отвечаю. – «Пойдем со мною». Шли немного, тут же рядом. Приводит в дом. Много света, гостиница, как я потом узнала. Водила, водила меня какими-то коридорчиками, переходами по ступенькам, то вниз, то вверх. Наконец привела в большую полутемную комнату, освещенную каким-то огарком свечи, заполненную людьми. Кто лежал прямо на полу, кто на чем-то примостившись, кто около своих сумок копошась, видно перекусывали, ели. Места свободного для меня не было. Наконец указала мне что-то вроде ниши или окна с широким подоконником, и велела разместиться здесь. Как я обрадовалась! Слава Богу не на улице, среди людей переночую, а завтра видно будет. Расположилась, улеглась, закрыла глаза, даже заснуть можно. Ничего, что лежу не на ровном месте, а подо мною словно рейки какие. Рукою ощупываю — щели на улицу.

Уже задремывать стала, и вдруг предо мною молодая женщина, уже другая, не та, что меня сюда привела: «Вставай, пойдем!». Ой как не хотелось. Стала просить, чтобы позволила ночь провести здесь. «Нет, вставай, пойдем». Ну что же, придется идти, «не садись не в свои сани» — пословица говорит. Заняла видно чужое место, так изволь освободить. Опять по узким коридорчикам, по коротеньким лестницам, но путь покороче. И вот привела. Вместо ожидаемой улицы – небольшая комната с электрическим освещением, пять или шесть кроватей, застеленных белым, с подушками и одеялами. Одна из кроватей пустая, на остальных люди укладываются спать. Указывая на пустую кровать, говорит: «Вот здесь располагайся».

Ничего не понимая, но видя к себе такую доброжелательность и заботливое внимание, осмеливаюсь спросить: «Как вы там меня нашли?». Там, в том первом помещении чувствовала себя как мышка в безопасной норке, обрадовалась, что спрятана в укрытии от всех, а главное от необходимости ночевать на улице. И вдруг мое укрытие обнаружено! И слышу в ответ: «А мне Матерь Божия указала!». Пораженная таким ответом, уже ничего не спрашиваю. Отдаюсь сладкому забытью. Через минуту-две приносит мне поесть сладкие сухарики и еще что-то. «Вот тут и будешь». «Матерь Божия! Я же к тебе приехала» — вспомнилось говоренное в храме.

Итак, Материнские заботы обо мне начались. Это было небо, спустившееся на землю. Богослужения в храме, дотоле мной не слышанные и невиданные, все богатство красоты и торжественности, великолепия. Благодатное ощущение близости Божией, невозможность выразить всей благодарности Богу и людям, сладкое самозабвение, когда уже нечего желать, — наверно, все то, что испытали посланники равноапостольного князя Владимира, когда остановили свой выбор на Православии. Забылись все мои домашние беды, вознаграждены все перенесенные страдания. Забылся и сам Мариенбург со всеми там находящимися, и только одно желание – быть тут, в храме за богослужением, которое бы никогда не прекращалось. После служб в храме, трапеза с работницами гостиницы. Подробности, как я сюда к ним попала, выяснять не стала, чувствовалась забота Божией Матери, и этого было достаточно. Денег с меня за пребывание в гостинице не требовали, хотя потом узнала, что люди за себя платят. Так пробыла там сорок дней, а теперь, Ольга, пора спуститься на землю в свой Мариенбург. Начались осенние холода и я уехала домой.

Ольга Рябова
1996 г.

Продолжение следует

ВЕРНЫЕ ГОСПОДУ

Иосиф Аримафейский

Иосиф Аримафейский был добрым и праведным человеком. Он был членом иудейского Синедриона (Совета), того самого, что осудил Иисуса Христа. Многие члены Синедриона яростно отвергали учение Иисуса Христа, а Иосиф был Его тайным  полседователем. Он искал Царства Божия и верил в то, чему учил Спаситель. После смерти Иисуса Христа, Иосиф проявил смелость. Хотя он понимал, что его могут осудить, он испросил у Пилата тело Иисуса Христа. Он положил тело Господа в каменную гробницу, которую приготовил для самого себя.

Праведный Никодим

Никодим также был знатным иудеем. Он помог Иосифу Аримофейскому снять тело Иисуса Христа с креста и приготовить его для погребения.

Никодим упоминается в Евангедлии до этого дважды. Это он ночью, чтоб его никто не мог видеть, тайно пришел к Спасителю. Он хотел разобраться, чему учит Господь. Господь сказал ему: «Еслит кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия».

Никодим не понял тогда Его слов и переспросил: «Как может человек родиться, юудучи стар? Неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?. Иисус Христос ответил ему, что человек должен родиться от воды и Духа. (Новое рождение происходит с нами во время Таинства крещения).

Никодим защищал Господа, когда люди осуждали то, чему он учил. Когда Христос умер, Никодим помог Иосифу умастить тело Христа благовониями и завернуть в плащаницу. После приготовления к погребению по обычаю иудеев, Никодим и Иосиф отнесли тело Спасителя в сад. Там они положили его в новую гробницу, высеченную в каменной скале, которую Иосиф приготовил для себя.

Святые жены-мироносицы

Некоторые из женщин, следовавших за Иисусом Христом и помогавших Ему в Его служении, были рядом с Ним и во время крестных страданий. Они любили Спасителя и хотели достойно похоронить Его тело после смерти. Они следовали за Иосифом и видели, где он положил тело Иисуса Христа. Рано утром, по прошествии субботы, они взяли благовония и мирру, чтобы помазать тело Его во гробе.

Подобно праведным Иосифу и Никодиму, женщины проявили редкое бесстрашие. Многие из ближайших учеников побоялись остаться с Господом, думая, что их могут схватить стражники. Другие вообще не желали обнаруживать, что знакомы с Ним. Они не хотели в глазах людей быть связанными с теми, кого считали врагами не только иудейских первосвященников, но и римских властей. Вот почему мы особо почитаем всех, кто остался верным Господу: святых жен-мироносиц, Иосифа и Никодима. Память их совершается во второе воскресение после Пасхи.

Пособие по катехизации для детей младшего школьного возраста.
Санкт-Петербургское христианское просветительское общество «Кредо». 2002

Праведники облекутся в ризу спасения

 

 

 

Евгения Аброськина

Этнограф

 

 

ПРАВЕДНИКИ ОБЛЕКУТСЯ В РИЗУ СПАСЕНИЯ

 

Грядущая Пасха — один из самых значимых праздников в Русской Православной Церкви — является также одним из наиболее соблюдаемых праздников для светского общества. Сходить на Пасху в храм и освятить куличи — обычай множества российских семей. Однако, редко посещая храм и попадая в него лишь по большим праздникам, прихожанам не всегда ясен язык православной культуры. Непонятен язык Литургии, иконографии, и в том числе — священнического образа. Образ священника в полном церковном облачении является одним из самых ярких для зашедших в храм людей. Между тем, желание разгадать, почему один священнослужитель одет так, а другой иначе, почему выбран тот или иной цвет, то или иное изображение — становится ключом к пониманию одной из граней православной традиции, в которой мы, опираясь на Священное Писание, постараемся разобраться, дабы наши читатели обрели новые смыслы прочтения церковной жизни. Читать далее «Праведники облекутся в ризу спасения»

Упал снаряд, и совершилось чудо

Упал снаряд, и совершилось чудо:
На опаленной порохом стене
Возник в дыму неведомо откуда
Святой Георгий на лихом коне.

От сотрясенья обнажилась фреска,
Упала штукатурка поздних лет, —
И он возник — торжественно и дерзко,
Как древний знак сражений и побед.

В сиянии возвышенного лика
Простер десницу грозную свою,
И острая карающая пика
Пронзила ядовитую змею.

А пулемет стучал в старинном храме,
И ладил ленту молодой солдат,
И трепетало яростное пламя,
И отступал безбожный супостат.

Анатолий Жигулин
1976

Пасха Священная

Вот они – святые дни
Светлыя седмицы…
Все какие у людей
Радостные лица.

Все так радостно глядят,
Все как будто братья,
С поцелуями спешат
Вас принять в объятья.

И слова «Христос воскрес!»
С наших уст не сходят,
И везде колокола
Эту весть разносят.

Божий храм народа полн,
Слышны песнопенья,
Как прилив на море волн,
В славу Воскресенья.

Вся природа в эти дни,
Сняв зимы оковы,
Вновь цветной убор весны
Одевать готова.

Взглянешь на небо — и там
Солнышко играет,
А в воздушной синеве
Пташка распевает.

Всюду ныне радость, мир,
Все так полно ласки,
Всюду людям светлый пир
В дни священной Пасхи.

Иеродиакон Евфимий
Гефсиманский скит

О храме

Здесь все дивное, здесь все нравится,
Здесь так вольно дышит душа!
Необъятное начинается…
С Богом жизнь до чего хороша!

Здесь на Пасху душа трепещет
Благодатным живым огнем.
Не смолкает как колокол вещий
Все о Нем, о Нем, о Нем!

Ольга Рябова
1960 г.