Творения Божии

 

 

 

 

 

 

 

Всех разными и непохожими
Не зря нас Господь сотворил,
И эти творения Божий
Спаситель Иисус возлюбил.

И миру мы чем-то обязанные
И Господу нужен любой.
И как хорошо, что мы — разные
И непохожи с тобой.

Каждый из нас во Вселенной —
Единственный неповторим,
Никем никогда несомненно
Не может быть заменим.

И каждый всё видит иначе,
У всех угол зрения свой.
И жизни твоей задачу
Не может решить другой.

Лилия Лазаревич, 2000

«Свете тихий, Свете ясный…»

Свете тихий, Свете ясный,
Свет, сияющий в мирах,
Свет пречистый и прекрасный,
Исцеляющий мой страх,

Разгоняющий тревоги,
Развевающий печаль,
Возвещающий о Боге,
Заливающий всю даль,

Несказанною усладой
Ублажающий чела,
Преисполненный прохлады
И небесного тепла,

Озаряющий стихии,
Проникающий всю плоть,
Ты бессмертный Свет Софии,
Свет — Учитель и Господь!

Николай Белоцветов, 1930

ОН — НАШЕ СОЛНЦЕ

Мир животных, и птиц, и зверей,
Рыб, растений, и умных людей,
Знают щедрого Господа Бога,
Им устроена к небу дорога.

Прославляют Творца небеса,
Льется звезд и луны похвала.
Мы Всевышнего Бога питомцы,
Правды, Истины! Он — наше Солнце!

Архиепископ Питирим
(Павел Волочков), 2018

Под темным небом Иудеи
Вела паломников звезда.
И шли, в далекий путь , халдеи,
Чтоб увидать в яслях Христа.

Чтоб увидать во плоти — Бога.
И поднести ему дары.
Вела их трудная дорогра,
До встречи, благостной поры.

Лежал в яслях, Христос рожденный.
И ликовал подлунный мир.
Пред пастухами, ночью темной,
Небесных сил, явился клир.

И возвестил: «Пришел Мессия!
Обетованный вам давно.
И мать его, в хлеву, Мария,
Качает Сына своего»,

Под темным небом Иудеи.
Под Вифлиемскою звездой,
Простолюдины и халдеи,
Узрели Бога пред собой.

Сергей Заляжный, 2009

Рождество Христово

Праздник Рождества Христова призывает нас ко Христу

Ты слышишь райские напевы:
То в небе ангелы поют,
Родился Божий Сын от Девы,
Ему хвалу все воздают.
О, встрепенись, душа больная,
Скорей в надежду облекись,
Твой Бог принес тебе из рая
Бальзам целебный – исцелись.
Спеши к Нему, Он ждет привета,
Как жданный гость из дальних стран,
Он к нам снизшел во тьму из света,
Он врач твоих душевных ран.
Взгляни: Он весь любовью дышит,
Он жизнь готов за нас отдать,
Молись Ему, Он видит, слышит,
Старайся ближе к Нему стать.
В Нем слава Отчая сокрыта,
Твое блаженство и покой,
О, будь всегда ему открыта
И верь, что Он Спаситель твой.

А. Боткина

Духовно-нравственные стихотворения
Собрание архимандрита Сергия Бирюкова, 1926
Издание Александро-Невской Лавры, 2013

Господь с небес спустился
И человеком стал,
Чтоб с ним соединился,
Кто согрешил и пал.

Кто Господу покаялся,
И перестал грешить,
Во всех делах исправился,
Тот вечно будет жить.

Крест — прославление
Тернового венца,
И крест соединение
С Божественным Отца.

Лилия Лазаревич, 2012

Учитесь у Бога

Жизнь есть школа.
Наставников много,
Но все у престола
Единого Бога.

Он лучше всех расскажет
Любого другого
И путь вам укажет
Учитесь у Бога.

Суть ваших обид,
Неурядиц, тревог
Лучше всех объяснит
Один только Бог.

Перед Богом склоняясь,
Молитесь, молитесь.
Во всем доверяясь,
У Бога учитесь.

Лазаревич Л.И.
«Печатня Лавры», 2014

2 декабря — День иконы Божией Матери: «В скорбех и печалех Утешение» (1863)

«В СКОРБЕХ И ПЕЧАЛЕХ УТЕШЕНИЕ»

Будь в душе сомнения,
Будь в душе гроза, —
Встану на колени я,
Подниму глаза.

Перед этим образом
Скорби и печаль
Непонятным образом
Отлетают вдаль.

Сразу прочь отводится
Вся тревога дня.
Вот как Богородица
Милует меня!

Евгений Санин

Дары с небес

 

 

Скорбным людям в утешенье
Ангел с неба нес цветы
Дар любви и всепрощенья
Дар сердечной чистоты

Сохрани тот дар прекрасный
Навсегда в душе твоей,
Покажи в улыбке ясной
В тоне ласковом речей

 

 

Из рукописной книги стихов
сестры Марфо-Мариинской обители
Клеопатры Гумилевской
Музей Санкт-Петербургской епархии

ДЕТЯМ

Любите, дети, старину
С ее былинными веками,
С ее столетними Церквами,
К величью ведшую страну…
Любите, дети, старину!..

Любите древний наш уклад
С величием и славой царской,
С отвагой доблести боярской
И жизнь на наш особый лад —
Под звон мечей и блеск лампад!..

Любите, дети, отчий дом
И нежность материнской ласки.
Любите бабушкины сказки
В кругу внучаток вечерком
У печки с ярким огоньком!..

Любите кровли бедных хат,
Любите звон наш колокольный,
Характер русский хлебосольный
И тех, кто, будучи богат,
Добром делиться с нищим рад!..

Любите Русь — святынь оплот,
Мир кроткой кельи монастырской,
Дух мощный рати богатырской,
Нас всех хранящей от невзгод!..
Любите, дети, свой народ!..

Сергей Бехтеев
г. Ницца , 3 мая 1949

4 ноября — Празднование Казанской иконе Божией Матери

КАЗАНСКАЯ

В тот век, когда сидел на троне
Всея Руси царь Иоанн,
В Казани девочке Матроне
Был вещий сон три раза дан.

В нем Божья Матерь явным чудом
Явилась трижды, говоря:
«Под вашим домом, как под спудом,
Икона спрятана Моя!»

Когда бы ведали заране,
Что за икона то была,
Так в древнем городе Казани
Ударили б в колокола!

Но город спал. И мать Матроны,
На третий раз, сказала ей:
«Ну, сколько можно про иконы!
Не буду я будить людей!»

«А если мы их звать не будем,
То знай, что прямо в эту ночь,
Уйдет икона к лучшим людям,
А я умру!» — сказала дочь.

«Да что ты! Что ты!..» — и в испуге,
Всё начиная понимать,
Хоть знала каждый храм в округе,
Пошла к архиерею мать.

Владыко выслушал про чудо.
И в тот же день из-под земли
(Действительно, как из-под спуда!)
Икону люди обрели.

Когда бы ведали заране,
Что за икона то была,
По всей Руси, а не в Казани,
Ударили б в колокола!

Всего теперь и не упомнишь.
Но, по молитве перед ней,
Стране давалась Божья помощь
В годину самых трудных дней.

За веком век – России слава
Росла, не ведая преград:
Победа в Смуте и Полтава,
Бородино и Сталинград…

Мы нынче снова на изломе.
И, дай Господь, чтобы опять
Иконе этой в каждом доме,
Как было раньше, возсиять!

 

Евгений Санин

Откройся Богу

Бог с нами рядышком стоит
И в сердце пальчиком стучит.
Раскроем в сердце двери рая,
Жизнь во Христе воспринимая,
Дверь открывается внутри.
Войдет, ты только посмотри!
Жизнь во Христе, какое счастье!
И зло уходит, и ненастье
И станет легче жить, дышать,
Никто не станет нам мешать.

 

Архиепископ Питирим (Волочков)
«Духовный луг», 2018.

21 сентября — Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ МАРИИ

 

Однажды в поздний час молился
В своей пещере Иоаким,
Пред ним во мгле ночной явился
Святой Архангел Серафим.
«Как воин, средь житейской битвы
Ты силы духа не терял,
Твои услышаны молитвы», –
Небесный гость ему сказал.
«Забудь все скорби и отсюда
Под мирный кров свой уходи,
Когда свершится Божье чудо,
Не унывай и с верой жди.
Господне слово неизменно,
Настанет день тот или ночь,
Когда на радость всей вселенной
Господь вам даст Святую Дочь.
Еще давно до дня рожденья
Для мира грешного она
На беспримерное служенье
Царем небес обречена».
Вдруг лучезарный небожитель
Взмахнул сверкающим крылом,
И старца грустная обитель
Вновь тонет в сумраке ночном.
Он вновь один в угрюмой келье,
Все та же мгла со всех сторон,
Но в сердце тайное веселье
Вдруг ощутил внезапно он.
Его надежда, что несмело
В душе лишь искренно жила,
Все осветила и согрела,
Как день весенний, расцвела.
Ему казалось: мгла полночи,
Сквозь сон лепечущий ручей,
Небес сияющие очи
Глядят приветней и ясней.
Весь мир казался в свете новом,
Как будто камень спал с души…
И снова он под мирным кровом
В уединеньи и тиши.
И вот настали дни иные
Для бедных старцев, наконец,
Над ними сжалился Творец, —
У них родилась дочь Мария.
Младенца чудного рожденье
Казалось старцам сладким сном,
Как будто райское виденье
Их осенило мирный дом.
Казалось, ангелы витали
Средь этой мирной тишины
И сердцу тайно навевали
Святые радостные сны.
Их жизнь была, как путь без цели,
Пуста, уныла и темна –
У этой детской колыбели
Вдруг изменилася она.
Заботы, горе и печали
Забыты скорби прежних дней,
Чредою быстрою бежали
Теперь их дни, зари ясней.
Все в доме старцев ликовало,
Конца, казалось, счастью нет,
Но время грустное настало
Исполнить тягостный обет.
Печально вновь из Назарета
Пришел блаженный Иоаким
С бесценной жертвою обета
В священный град Иерусалим.
Одеждой белою одета,
В венке цветов вокруг чела,
Пред храмом Дева Назарета
Обряда грустного ждала.
Вот слышно пенье за стенами…
С свечами тихо по двору
Шли девы стройною стопою,
Встречая новую сестру.
Они поют… Их голоса
Нежнее жаворонка трели
У врат обители звенели
И в высь неслися, в небеса.
«О, как возлюблены селенья
Твои, Всесильный щедрый Бог!
Горит душа от восхищенья,
Вступая в Твой Святой чертог.
И сердце радостью объято,
Ты всем защита и покров,
И бедной горлице крылатой
Дает приют Твоя любовь.
О, сколь душа моя блаженна,
Избрав жилищем Твой чертог,
Да будет в век благословенна
Твоя десница, щедрый Бог!»
Как в стае горлиц белоснежных
Меж дев Святая Дева шла,
Как ангел чистый, безмятежный
Она среди подруг была.
И гостью новую встречая,
В волнении архиерей,
Как бы того не замечая,
Вошел в Святых Святая с ней.
Мария юная отныне
Покинуть отчий дом должна
И здесь под сению святыни
Нашла приют себе она.

Из собрания «Духовно-нравственные стихотворения» (1926)
архимандрита Сергия Бирюкова для Нади Волковой.
подпись: «Для боголюбивых и пишется с любовью на долгую память,
особенно когда умру. Не забудь на проскомидии.
Александро-Невской Лавры духовник».
(Издание Александро-Невской Лавры 2013)

Иконы

Как часто,
глядя в лавочках иконных
на Спаса,
Богородицу,
святых, —
Написанных на образках
картонных,
Иль на иконах
в ризах золотых,

Зашепчем вдруг,
тихи и непритворны,
Мы: «Отче наш,
Иже еси на небесех…»
Все православные иконы —
чудотворны.
Лишь чудеса
заметны не от всех!

Евгений Санин

16 августа — День пеподобного Антония Римлянина, Новгородского чудотворца (1147).

Святой Антоний Римлянин Новгородский чудотворец

Скалистый берег. Время к ночи.
Вечерний сумрак наступал,
Холодный ветер полуночи
Сердито море волновал.
Над морем низко мчались тучи,
И тени делались черней,
А ветер севера могучий
Гнал волны все сильней, сильней.
Чрез час темно, как ночью, стало,
В теснинах ветер завывал,
А море страшно бушевало
У грозных, голых, хмурых скал.
Там, где к волнам теснились горы,
Где шумный пенился прибой,
На плоском камне в эту пору
Стоял монах, за ним стеной
Немые скалы поднимались
В своей суровой наготе,
А перед камнем разбивались,
Сверкая пеной в темноте,
Громады-волны. Ветер злобно
Его одеждою играл
И брызгал пеною холодной
В лицо. Недвижим он стоял.
Как бы с мольбой воздеты руки,
И очи радостно горят,
Вот — вот сейчас, казалось, звуки
Хвалебной песни огласят
Пустынный берег и бесплодный,
Вершины грозных, хмурых скал
И гребни волн, — то преподобный
Антоний Римлянин стоял.
Он юношей еще оставил
Богатство в Риме и бежал
Для строгих иночества правил
В пустыню – славу здесь стяжал
Себе трудами и терпеньем
Меж иноков, что здесь нашел.
Потом, спасаясь от гоненья,
За стены этих скал ушел.
На камень стал и неустанно
В слезах молился целый год
И в то же время постоянно
О Боге размышлял. И вот
Перед его духовным оком
Лик Богоматери предстал,
В восторге сладостно высоком
Его Антоний созерцал.
И в этом чудном созерцаньи
Забыл он мир и дни невзгод,
Забыл прошедшее страданье,
Не видел бурь и непогод.
Все ближе, ближе подступали
К утесам волны, все сильней
Пред самым камнем бушевали,
И берег стал еще мрачней.
Уже одна волна сурово
Хлестнула пеной о гранит,
Затем отхлынула, и снова
Прибой по-прежнему шумит.
Но вот волна сильнее, выше
Несется к берегу, потом
Шумит пред камнем тише, тише.
Вот с тихим говором кругом
Гранит холодный обогнула,
Как будто с нежною мольбой
К нему так жадно вдруг прильнула
И… камень, поднятый волной,
Чуть-чуть заметно покачнула.
Антоний вздрогнул и сейчас
Как бы от забытья очнулся.
Тревожно он взглянул тотчас –
Вокруг кругом кипит пучина!
Пред ним теперь предстала вдруг
Злой бури страшная картина –
Понятен был его испуг.
И вот он с камня наклонился
И быстро трепетной рукой
За ветвь морской травы схватился,
Но, увлекаемый волной,
Гранит все плыл, и ветвь сорвалась
(Она нетленною, живой
Навеки, как была, осталась
В его обители святой).
Через минуту на просторе
Тяжелый камень быстро плыл,
И в светлом праведника взоре
Святой восторг написан был.
Теперь он видел, что трудами
Снискал у Бога благодать,
И не боялся над волнами
На камне трепетном стоять…
Как солнце среди мглы, блистая,
Пред ним на светлых облаках
Шла Богоматерь Пресвятая
С Младенцем вечным на руках.
И твердой веры в Бога полный
Он над пучиною стоит
И на бушующие волны
Без страха гибели глядит.
Две ночи и два дня чредою
Над морем с той поры прошло,
Как камень страшною волною
В него средь бури унесло.
Лазурь широкой, многоводной
Реки… По лону тихих вод
На камне с веткой преподобный
Против течения плывет.
По берегам виднелось поле,
Порой близ хижин рыбаков,
Где тощий скот бродил на воле
По кучам наносных песков.
А за полями темной тучей
До края голубых небес
По обе стороны дремучий
Стоял непроходимый лес.
Неумолкаемо плескались
У камня светлые струи,
Как бы играя и лаская,
С приветом мира и любви.
Вот вдаль дремучий лес умчался,
Исчезли белые пески,
Пред камнем город расстилался
По обе стороны реки.
До слуха ясно доносился
Сребристый звон колоколов,
И камень вдруг остановился
Ввиду черневших куполов,
Крестов на храмах, темных зданий,
Мерцавших кое-где огней.
Наутро люди всяких званий
Идут от старцев до детей
Взглянуть на дивного монаха,
Что приплыл ночью по реке
На камне с ветвию. Со страхом,
На непонятном языке,
Его толпою вопрошают
Об имени, отчизне… Он
Им ничего не отвечает,
Три дня в молчанье погружен.
В душе подвижник молит Бога
Открыть неведомый язык
(И в самом деле понемногу
К нему потом легко привык).
В четвертый — камень оставляет,
Приходит в город и …вдали
От неба юга вдруг встречает
Купца из греческой земли…
Словам давно знакомой речи
Внимает с радостию он,
И за приветствиями встречи
Вдруг узнает, что принесен
Во град России Православной –
Великий Новгород, что князь
Мстислав в нем правит мудро, славно
На страх врагам. С купцом простясь,
Пошел Антоний, поклонился
Мощам Софийским и опять
На камень с миром возвратился,
Теперь недолго уж стоять
Ему пришлось на нем.
Святитель*
Скоро разрешил
Ему создать свою обитель,
Антоний в ней потом и жил.
«Духовные умножив чада»,
Свершивши множество чудес,
Подвижник мощи Новограда,
Оставил ветку, что принес
От скал Италии далекой,
И камень свой с морских песков,
Скончавшись в старости глубокой
Среди своих учеников.

* (Никита – арх. Сергий)

Из собрания «Духовно-нравственные стихотворения» (1926)
архимандрита Сергия Бирюкова для Нади Волковой.
подпись: «Для боголюбивых и пишется с любовью на долгую память,
особенно когда умру. Не забудь на проскомидии.
Александро-Невской Лавры духовник».
(Издание Александро-Невской Лавры 2013)

 

Сказка о лунном лучике

Жил лунный лучик. Он светил сквозь тучи.
Но гущу листьев крон не мог пробить.
Был слабым он, и мир ему наскучил.
Ведь сильным, ярким век ему не быть.

А он мечтал нести всем свет и радость,
особенно мальчишке за окном.
Утешить бабушке-старушке старость,
Молилась что так часто пред крестом.

Вдруг ангел Божий в небе повстречался,
узнал души несчастного беду,
И голос властный к тварям всем раздался:
Чтоб путь давали делать доброту.

И лучик в форточку к мальцу пробрался,
погладил ласково мальчишке нос.
И на кресте бабули расписался,
Что слышит каждый день ее Христос!

По темной речке бодро пробежался,
нарисовал дорожку от луны.
Смотря на лучик, мальчик улыбался,
Сбываются от Бога, значит, сны.

Архиепископ Питирим (Волочков)
Духовный луг. 2018

Когда еще смогу не знаю

Когда еще смогу не знаю
Познать блаженство наяву,
Когда Ты, солнцем согревая,
Льешь милость и Любовь Свою!
Когда земля теплу внимая,
Дает обильный урожай,
Когда природа прославляет
Земной нерукотворный рай!

Терещенко, 2005

На Троицын день

На Троицын день есть обычай прекрасный –
С цветами во храм приходить.
Как много в нем силы и нежной, и властной
Застывшее сердце смягчить.
Весеннее утро: и блеск, и прохлада,
И песни веселые птиц,
Вся в зелени церковь, все в блеске наряда,
И радостью веет от лиц.
И молятся люди молитвой прилежной
Творцу мировой красоты,
И дышат в руках у них свежестью нежной
И льют ароматы цветы.
И с их ароматом к небесному своду
Несутся молитвы сердец,
И верится сладко, что внемлет народу,
Как детям любимым, Отец.
Прекрасный обычай! Как чудно сближенье
Весны и молитвы святой!
Как радует душу и будит моленье
Природа своей красотой.
Но время проходит, весна улетает,
И годы тускнеют в тиши,
Одна лишь краса неизменно сияет –
Краса непорочной души…
Господь мой и Бог мой! Твой храм вожделенный
В душе непорочной, в любви,
О, даруй мне, Господи, дух умиленный
И чистое сердце яви!
О, пусть и душа моя храмом явится,
И пусть она верой благой
Проникнется вся, оживет, укрепится,
Как животворной весной.
И пусть ее чувства, и вздохи, и слезы
Взойдут из ее глубины,
Как яркая зелень, как нежные розы,
Красой благодатной полны.
И пусть они с кроткой любовью сольются,
Как цвет с ароматом своим,
Тогда они к небу легко вознесутся
И сам Ты приблизишься к ним.

С. Пономарев

Упал снаряд, и совершилось чудо

Упал снаряд, и совершилось чудо:
На опаленной порохом стене
Возник в дыму неведомо откуда
Святой Георгий на лихом коне.

От сотрясенья обнажилась фреска,
Упала штукатурка поздних лет, —
И он возник — торжественно и дерзко,
Как древний знак сражений и побед.

В сиянии возвышенного лика
Простер десницу грозную свою,
И острая карающая пика
Пронзила ядовитую змею.

А пулемет стучал в старинном храме,
И ладил ленту молодой солдат,
И трепетало яростное пламя,
И отступал безбожный супостат.

Анатолий Жигулин
1976