Мир Божий

Бог, как известно, сотворил всех животных, наделив их самыми разнообразными свойствами. Вот и скажите, чему полезному нам можно и должно поучиться у… бобра? Правильно: работоспособности, искусству созидать, рачительности. А у… лисицы? Некоторые догадались: ловкости (но не плутовству, конечно), сноровке, я бы сказал, грациозности. Может ли преподать нам назидательные уроки верблюд? Конечно, он же такой запасливый и терпеливый: попьет загодя и затем может много дней терпеть жар и зной в безжизненной пустыне, пока-то дойдет караван до следующего оазиса. Пить и есть, в отличие от верблюда, нам нужно часто, зато терпеть, быть выносливыми, мужественными в перенесении испытаний, согласитесь, не столько верблюжья, сколько человеческая добродетель. Но не дай Бог нам перенять от двугорбого жителя пустыни привычку плеваться… Такого незадачливого ученика я бы отправил на перевоспитание куда-нибудь в пустыню Каракумы.

А кто это оглашает рощу удивительными трелями и звуковыми каскадами, которым позавидовали бы и Вивальди, и Моцарт? Это наш русский соловушка — ему нет равных среди пернатого царства! Подумать только: невзрачная, серая пичужка заменяет собой целый симфонический оркестр! Какой прекрасный урок для подрастающего поколения! Ведь подлинная красота и значимость личности не в миловидности лица и пропорциональности телесных форм, не в изысканности одеяния, а тем паче не в затейливости прически. Прекрасным в очах Божиих становится лишь тот, кому свойственны молитвенность ума и сердца, нравственное благородство и желание своими талантами бескорыстно служить людям.

В заключение скажу еще об одном. Никогда, выйдя из дому и увидев пасмурное небо, мелкий, моросящий дождь, не говорите: «Скверная погода!» Вспомните хотя бы слова одной мудрой песни: «У природы нет плохой погоды, каждая погода — благодать; дождь, пургу, любое время года надо благодарно принимать…». Помните: в мире нет ничего случайного! Не случай правит миром, но Божий Промысл, то есть попечение о каждом из нас любящего Небесного Отца. Вот почему наши прабабушки со знанием дела говорили: «На все воля Божия»; «Утро вечера мудренее»; «Господь управит»; «Слава Богу за все!».

Протоиерей Артемий Владимиров
«Учебник жизни», изд. «Филарет», 2016

Чудесная дружба

Почему дикие звери не ладят с человеком? Сейчас не ладят, но так было не всегда. Когда-то давно Господь создал первых людей — Адама и Еву. Они жили в райском саду среди великолепных деревьев и трав. Рядом с ними жили звери. Люди и звери жили дружно, понимали язык друг друга. Но люди ослушались Бога, и этот порядок нарушился. Не стало в душе человека мира — и животный перестали любить и слушаться его. Сильный звери враждуют с ним, а слабые убегают и прячутся. Только домашние животные по-прежнему повинуются человеку.

Но были такие люди, к которым дикие звери приходили сами и жили с ними мирно, как домашние животные. Это были святые люди, христиане, жившие много веков назад. Они излучали любовь и доброту, поэтому к ним тянулись не только люди, но и звери, даже самые свирепые. И от этой божественной любви и благодати дикие животные становились мирными и кроткими.

СВЯТОЙ МА́МАНТ УГОЩАЕТ ВОИНОВ МОЛОКОМ ДИКИХ КОЗ

Это было в III веке. Недалеко от города Кесарии Каппадокийской, на горе, жил святой Мамант. День и ночь он молился за людей, просил Бога, чтобы язычники уверовали во Христа. Питался святой молоком диких коз, из него же делал сыр. Иногда он спускался с горы и раздавал сыр бедным.

Правитель города ненавидел христиан и жестоко преследовал их. Он послал воинов, чтобы они нашли святого Маманта и привели в город. Воины быстро нашли на горе хижину святого.

— Проходите, дети мои, угощайтесь, — ласково приветствовал воинов старец. Он накормил их сыром и молоком.

Вдруг в хижину стали заходить звери. Сначала зашли лани и козы, потом гиены и львы. Воины испугались.

— Не бойтесь, это мои друзья, — успокоил их Мамант.

Воины удивились такой дружбе, им стало жалко уводить старца на неминуемую гибель. Но если они не выполнят приказ, правитель убьёт их. Старец как будто услышал мысли воинов:

— Дети мои! Я не хочу, чтобы вы пострадали из-за меня. Ведите меня к правителю.

И воины повели святого в город. Всю дорогу святого Маманта сопровождал самый большой его друг — лев.

Правитель Кесарии пытался заставить святого отречься от Христа и поклониться языческим богам. Но святой не предал своего Господа и принял мученическую смерть.

Киселева Т.В. 1999
«Отчий дом», Москва, 2004

Я ХОЖУ В ЦЕРКОВЬ

Время идет своим чередом, день за днем, неделя за неделей. А за неделями — месяцы, месяцы в годы складываются,— вот уж мне и тринадцатый год пошел. Я теперь уже большой и меня впрягли в работу как следует. Я теперь дома в летнее время, когда отец находится в каменщиках, вроде за хозяина главного, все мужские работы на мне лежат.

Отец мой в прошлом году купил кобыленку, да еще не одну, а с жеребенком-сосунком, и мы стали уже не бобыли безлошадные, а люди как люди. Теперь, когда я подрос, самый расчет было свою лошаденку купить, работать-то теперь у нас есть кому на ней. Сам отец терпеть не мог работы на лошадях. Он согласен был зимою пилить и колоть дрова, летом таскать носилки с кирпичом и известью, чем возиться с лошадью. Таков уж у него нрав был.

Я гонял нашу кобыленку с жеребенком в ночное, боронил на ней свои полоски в полях, пахал, косить и молотить начал учиться — одним словом, работенки хватало. Мне многому надо было научиться, многое преодолеть, а силенок-то все еще было маловато. Особенно трудно давались мне такие работы, как косьба, пахота и молотьба цепами. Тут уж мечты о подвижничестве и монашестве реже стали лезть мне в башку, надо было успевать и в поле, на лугу и на току. Это в летнее время. Зимою же с отцом в лесу работы столько, что и спины не разогнуть. А дома лапти вечером надо было плести не только себе, а и маленьким братишкам и сестренкам.

Но зато теперь я пристрастился к другому, я повадился ходить в село Бацкено, в церковь к обедне, да так пристрастился, что редкое воскресенье или еще какой праздник пропускал, чтобы не слетать туда.

Мне очень нравилась наша приходская бацкенская церквушка. Она стояла в березовой рощице на берегу пруда. Была она небольшая, а позади нее липовый парк и дом помещика Малючкова, старосты церковного.

Я долгое время даже не подозревал, что наша церковь деревянная. Ведь она вся была обшита тесом, выкрашена в светло-голубой цвет, и так выкрашена, что и понять нельзя, какая же она, деревянная или каменная?

Мы, ребятишки, все очень любили причащаться. Ведь эти святые дары или причастие делались из белого хлеба, из маленьких коврижек — просфор, и из виноградного вина, которое и называлось «церковное». Поп в алтаре вырезал из каждой просфоры по маленькому треугольному кусочку, бросал их, мелко раскрошив, в чашу, наливал туда вина. А потом читал над чашей особую молитву, после чего хлеб превращался в тело Христово, а вино — в кровь его. А потом выходил с этой чашей на амвон и начинал оделять этим молящихся, чтоб они вкусили тела и крови Христа.

Федор Каманин
отрывок из повести «Как я был дедом», 1966

Рассказы бабушки Оли

РОСИНКА

Раннее утро. Солнце только восходит. Его еще не видно из-за крыш домов. Но смотрю в окно – на расстоянии нескольких метров от меня, на ничтожной травинке маленькая капля росы уже видит это солнце и по-своему откликается на него. Как бы вбирает все его в себя. Эта крохотная росинка вмещением в себя силы и могущества солнца так блестит и сверкает, что видна издалека. Переливается такими цветами и красками, что и пересказать невозможно. То она огненно-красная, то изумрудно-золотистая, то фиолетово-синяя с желтизной. И так в ней все быстро меняется, что глядишь и не наглядишься и не нарадуешься всему богатству красок и цветов в его сверкании.

Вот так святые Божии. Вобравшие, впитавшие в себя Солнце Правды Христа, сверкают и блестят и переливаются всеми цветами и красотами добродетелей. Отражают в себе, как эта маленькая росинка, всю Красоту, Величие и Могущество Вечного Бога. Сверкают в веках, радуя и утешая и ободряя нас, вселяя надежду что не напрасны и наши труды и усилия вместить в себя Свет Божий. Что мы Силою Его, велением Его творческой Руки тоже можем во славу Его блистать как эта росинка.

Ольга Рябова

Рассказы бабушки Ольги

«Вся премудростию сотворил еси…» Господи!

Смотрю на паутину и паука сплетшего ее на окне моем и удивляюсь: кто научил его такой искусной работе? Все рассчитано, все размерено, где и как  соединять в узлы эти нити, чтобы держались, чтобы не рвались, чтобы выдерживали предусмотренный на них попавший груз. Вот человек разрабатывает свои конструкции своей наукой, своими достижениями творит великие открытия и свершения, расширяет свои познания, углубляется в строение каждой клеточки и атома, сам своим умом достигая всего. А кто научил паука? Сам-то он величиной не более зернышка ячменного или крупинки рисовой. И где помещается в нем, в его голове тот мозг, который разработал и составил все схемы и чертежи, все компьютерные расчеты, чтобы сплести такую сетку паутины, красивую и правильную, без перекосов и искажений, удобную для лазания и готовую поймать нужную пауку добычу?

Господи! Премудрости Твоей нет конца и меры! Если Ты насекомым даешь такое, то как же велик, богат дарами и возможностями Твое лучшее творение  ̶  человек! Только бы он не присваивал Твое себе, не ставил бы себя вместо Бога.

Ольга Рябова, 1999

Страх Божий

Однажды, будучи уже священником, я познакомился с пожилой благочестивой женщиной, которая прожила праведную жизнь. Согласитесь, в наше время — это редкость. «А как же так получилось, что грехи обошли вас стороной?» — спросил я с удивлением. «Да вы знаете, батюшка, я всегда боялась Бога», — со светлой улыбкой призналась она. «А как это — бояться Бога?» — задал я ей вопрос с живым интересом.

«А вот как. Была я совсем маленькой, лет четырех-пяти. Лежала на печке, а мама внизу чем-то по хозяйству занималась. У нас всегда дома лампадка горела перед иконой Спасителя. Я мамочку и спрашиваю: «А почему мне Боженька пальчиком грозит?» Ведь вы, батюшка, знаете, как Господь правой рукой на иконах благословляет? Мамочка и отвечает: «Боженька все видит и тебе грешить запрещает». Я подумала: да как это Боженька может все видеть? Дай-ка я спрячусь под одеяло, а потом сквозь маленькую щелочку посмотрю — а Боженька в это время и отвернется! Сказано — сделано. Спряталась под одеяло, сделала дырочку, смотрю сквозь нее… А Боженька-то на меня смотрит, да пальчиком все грозит: «Маня, не греши!» С тех пор я и боюсь Господа, молюсь Ему, а грехов избегаю», -закончила свой нехитрый рассказ собеседница.

Дай, Господи, и нам  благоговеть пред Тобой, хранить себя от зла, по великой милости Твоей!

Протоиерей Артемий Влалимиров
«Учебник жизни»
Издательство Филарет, 2006

Православные корни великой России, Руси-Матушки

Пышные ветлы давным-давно прикрывают усыпальницу-погост трёх русских деревень и одного села нашего края, иными словами сказать, нашего района Краснослободского Республики Мордовия, Руси-Матушки…

Издалека кладбище не вызывает большой скорби и печали…

Благословенно это место, выбранное нашими предками почти три века тому назад!

Находится оно на противоположном от села берегу речки Студенец… И только когда подходишь к кладбищу поближе, оно вызывает опять же не только скорбь, но и тихую, светлую, нежную, за сердце берущую печаль о прошедших временах.

Особо высокие чувства в своё время вызывала центральная часть кладбища — могила Батюшки нашего Черновско-Выселского Храма-Молельного Дома, с могучим деревянным крестом, одним из символов Веры Православной.

Храм этот был разорён коммунистами. Конечно, не весь. Иконы подняли на чердак. Самые ценные из них разобрали верующие по своим домам. А здание превратили в семилетнюю школу, поставив в помещениях парты. В нашу школу ходили и чукальские мальчишки и девчонки. Так что центром наших сёл раньше были не Чукалы, а именно Черновские Выселки! Конечно, Чукалы тоже со временем построили свою школу. Село Чукалы тоже было большое!.. И оно имело свою церковь и даже своего барина. Вокруг церкви чукальской коммунисты гоняли моего дедушку, Шишкина Константина Семёновича, босым по зимнему снегу! Зачем гоняли? Просто-напросто и коммунистов интересовало золото, а дед владел огромной пасекой, маслобойкой, дранкой-обдирушкой. Конечно же, и у него со временем было бы золото… Ведь тогда все его деньги вкладывались в развитие молодой многочисленной семьи. Да и благоустройство сада и огорода требовало немало денег.

Я сам ещё учился в нашем Храме-школе Черновско-Выселской. При мне с чердака сняли иконы и совсем разрушили Храм-Молельный Дом. А на месте здания Храма-школы поставили новую восьмилетнюю школу. Наше село было государственным с самого начала, от своего основания. Конечно, сейчас и школа разрушена от недогляда людского.

Но напрасно старались вырвать все православные корни нашего села! Не удалось сделать этого «начальнице великой Яскиной». Хотела она снести и нашу Часовенку, где прощалось село со своими умершими жителями. Спасибо и низкий поклон нашим односельчанам! Сообразили они превратить Часовенку в амбар для хлебных припасов… Около Часовенки продолжали выполнять Православный Церемониал прощания жителей села с умершими односельчанами…

 

 

Николай Лунин
«Экологические зарисовки дедушки Любозная»
2018

ЖИВАЯ СВЕЧА

ПРИТЧА для взрослых и детей

 

Пришел боголюбивый человек в храм.
А свечу забыл купить.
Вспомнил, только когда вошел вглубь храма, где уже началась служба.
Что делать?..
Не возвращаться же к свечному ящику, чтобы не мешать людям молиться!
И решил он: буду тогда сам стоять вместо свечи!
И стоял. Всю службу — ровно, не шевелясь, только кланяясь иногда, горя молитвой, как никогда, ничем не отвлекаясь…
А когда выходил из храма, то вспомнил, что забыл поставить свечу. И вздохнул с сокрушением.
Он даже представить себе не мог, что никогда еще не ставил такой угодной Богу свечи!

 

 

Романенко Н.Г

Божий мир. Солнышко.

Подумать только: решительно все, созданное Богом, учит нас правой и правильной вере в Него, преподает нам уроки добра и любви в отношении друг друга. Посмотрите-ка, если можете, на солнышко! Как дивно оно рассказывает о тайне Троицы! Вашим очам открывается солнечный диск. Он порождает лучи яркого света. Эти лучи пронизаны живительным теплом, что исходит от диска и доносится до земли. А вместе — единое солнце, без которого и помыслить нельзя нашего бытия. Таков Единый Бог, дарующий о Себе познание как об Отце, Сыне и Святом Духе.

Солнышко, как оно бескорыстно! Посылает свой свет и на праведных, и на неправедных, всем дарит жизнь, никем не пренебрегает. Солнечные лучи могут скользить и по лужайке, усыпанной цветами, и по болоту, едва прикрытому зеленоватой ряской. Один и тот же луч с нежностью прикасается к девственным лепесткам ландышей, освещает застоявшуюся, побуревшую от гнилушек воду в лесной канаве — и остается всегда чистым, нетленным и светоносным, никогда не оскверняясь, но все собой облагораживая! Таков и Господь наш, посылающий земледельцам дождь, поздний и ранний, повелевающий земле каждый год плодоносить, утешающий всякое живое существо чистотой и прохладой воздуха. Бог никого из созданных Им людей не обделяет Своими милостями, очевидно, с целью утвердить добрых и благих в добре и делах правды, а грешных и порочных самой благостью Своей преклонить к покаянию и исправлению.

Протоиерей Артемий Владимиров
«Учебник жизни»
Издательство «Филарет». 2006

Божий мир. Речка.

Сколько полезных нравственных уроков мы извлечем применительно к себе из изучения явлений Божия мира! Вот уж истинное природоведение! Вглядитесь только в прозрачные воды тихой, неторопливой речушки, что протекает там за рощей, меж зеленых холмов. Останавливается ли она хоть на минуту, с леностью ли и небрежением совершает порученное ей дело? Нет, речушка, реченька устали не знает; даже когда мы спим, она катит свои воды к намеченной цели. Вот такими и мы должны если не быть, то стать: постоянными, исполнительными, скромными тружениками, отличающимися прежде всего целеустремленностью в главном деле нашей жизни — богопознании, или, проще, познании Бога и служении Ему.
А какая вода мягкая, нежная! Никого не обидит, ни с кем грубо не обойдется, но каждого прохладит, освежит, да еще и омоет, очистит… Таково свойство истинной любви, заповеданной нам Христом: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою». Так живи, так действуй, так поступай, чтобы всякий, даже случайно подошедший к тебе человек, перемолвившийся с тобой двумя-тремя словами, отошел просветленный, утешенный, словно сделал глоток свежей, прохладной воды.
Хотите еще один урок? Попробуйте бросить в воду камень — что будет? Раздастся всплеск, камень исчезнет, а по воде пойдут круги — один, второй, третий. Минута — и все пропало. Река как была спокойной, так и осталась, а камня уж и не сыскать. Вспомни это чудное свойство любимой реченьки, когда кто-то бросит в тебя камень — обидное, резкое, злое слово. «…Побеждай зло добром», — учит нас Евангелие. Пусть Сам Христос сделает душу подобной воде: злое слово (оскорбление, напраслина, издевка) вошло в нее и мгновенно потонуло, пропало, исчезло в чистых водах вашего сердца. А вы лишь посмотрите спокойно и кротко на оскорбителя: зачем же произносишь такие жестокие и ложные слова? Умение переносить неприятности, заливать огонь чужой раздражительности водой собственной кротости называется смирением, которое делает своего обладателя разительно похожим на Христа.

Протоиерей Артемий Владимиров
«Учебник жизни»
Издательство «Филарет». 2006

Истории для детей из Египта и с Синайских гор

Написанные отцом Александром со святой горы Афон.

 

МОЙ ДУХОВНЫЙ НАСТАВНИК, ОТЕЦ АДРИАН

Отец Адриан был моим духовным наставником. Каждое воскресенье он спускался с горы к нам в монастырь, чтобы принять исповедь монахов. Но так было радостно посетить его келью, что я часто просил разрешения вскарабкаться по узенькой неровной тропинке между скал к келье св. Эпистимии.

Привлекательность этого путешествия была ещё и в удивительных горных видах. Напротив находится гора Хорив. Серпантины между скал ведут наверх, на вершину горы Моисея. Здесь на самом верху расположены церковь и мечеть для паломников, а под часовней находится большая пещера, где пророк Моисей ожидал, когда Бог снизойдет к нему и повелит Моисею принести израильтянам скрижали Десяти заповедей. Я пытался сосчитать ступени, высеченные в горе, и насчитал их 3725.

Когда я достигал наконец маленькой двери, то громко произносил: «По благословению Святого Отца и Господа нашего Иисуса Христа, откройте мне, пожалуйста, дверь!» И всегда следовал радостный отклик. У отца Адриана был такой приятный голос! Он всегда давал своим посетителям какую-нибудь свою вещицу как подарок на память. Кроме своих прочих чудесных качеств он был еще и художником и рисовал замечательные пейзажи монастыря Св. Екатерины, горы Моисея, пустыни и т.д. Все эти работы он дарил паломникам.

Но главной причиной посетить отца Адриана были, конечно, не его чудесные подарки, а возможность духовного разговора с ним. Волнующее чувство возникало, когда я входил в эту маленькую часовню, возраст которой 1750 лет. Удивительно, как в те древние времена монахи передвигали эти громадные, неподъемные валуны, чтобы сложить из них стены. А снаружи, в прохладу древней часовни льются терпкие ароматы горных растений.

Каждый раз, встречая меня в своей келье, отец Адриан предлагал на выбор чашку чая или кофе. При этом вокруг него кружились и вились стайки маленьких птичек, которые совершенно доверяли ему.  Обычно он из монастыря приносил сухой освященный хлеб, который разбивал на камне на маленькие кусочки. После этого отец Адриан звонил в колокольчик, и сотни птиц прилетали к нему на обед. Наблюдать эту волнующую сцену было очень интересно. Самыми нарядными были зяблики темно-красного цвета.

Однако не только птицы были его гостями. Очень редкие животные, которые живут только на Синае, приходили к нему. Эти животные – нечто среднее между мышью и кроликом без хвоста, тоже красно-бурые. Отец Адриан кормил их в саду своего маленького эрмитажа (эрмитаж – уединение, келья). Было очень забавно наблюдать за ними. Птиц было такое множество, что они в момент успевали склевать все хлебные крошки, предназначенные для них. А затем налетали на посуду этих «кроликов», проверить нельзя ли и тут чем-нибудь поживиться. И птицы прогоняли бедных «кроликов», как бы говоря: «Была еда ваша – стала наша!»

Около дверей было маленькая норка, где проживала Мариньола (маленькая Мэри) – большая ящерица. Мариньола обитала здесь уже много лет. Отец Адриан кормил ее с руки. Он давал ей на палочке кусочки яблок, персиков и других фруктов. Когда бы отец Адриан ни позвал ее, ящерица тотчас возникала, как из под земли. Они были очень привязаны и любили друг друга. Ее расцветка была великолепна: голова сверкала темно-синим, тело переливалось болотно-зеленым, а хвост был коричневатым.

Иногда приходили даже пугливые ибексы – каменные козлы. Они не боялись отца Адриана и признавали его. Они спокойно паслись на каменных утесах вокруг кельи отца Адриана. Однако при появлении на тропе паломников вожак ибесов издавал громкий предупреждающий звук, и в секунду все исчезали. Было ощущение, что отец Адриан свой для них, так велико было их доверие к нему.

Отец Адриан знал Жития святых, и любил рассказывать их паломникам. Делал это живо и увлекательно. Причем связывал эти истории с теми проблемами, с которыми приходили к нему паломники. Бывало, что его гости нуждались в совете или руководстве или через эти рассказы отец Адриан приводил их к раскаянию.

Однажды в воскресенье вечером, перед тем, как мне уходить, мы с отцом Адрианом вошли в часовню святой Епистимии. Раскаленный жар пустыни проникал и сюда, двери в часовню были открыты, а внутри мы увидели двух горных зябликов. Мы присутствовали при небольшой семейной ссоре. Птичкам явно недоставало хороших манер. Поэтому отец Адриан потихоньку поднялся и взял одну из птиц в руки. Затем наставительно промолвил, обращаясь к птичке: «Как стыдно! Разве можно так вести себя в церкви. Теперь мы подойдем к иконе Господа нашего Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы, чтобы просить прощения за столь неприличное поведение в Божьем Доме».

Птичка, сидящая в руке, и впрямь выглядела очень виноватой и испуганной. Не выпуская ее из руки, отец Адриан сделал три поклона святым иконам, прося прощения. Потом он выпустил птицу и сказал: «Лети, играй теперь, но помни впредь, как нужно вести себя в святом месте».

Продолжение следует

 

 

Истории для детей из Египта и с Синайских гор

Написанные отцом Александром со святой горы Афон.

Я особенно люблю бедуинских детей:
они простодушны и счастливы каждому малейшему подарку.

 

Утром золотое сияющее солнце осветило горы. Мы отправились прогуляться с детьми. Они показывали мне окрестности. Под большим раскидистым деревом у них было место для игр. Дети хотели показать мне, как испечь хлеб. Конечно, это была просто невинная игра, и хлеб был не настоящий. Он был приготовлен из песка и глины.

Здесь была небольшая печь и огонь. Маленький глиняный «каравай» осторожно помещали в «печь» для «выпечки». Никто не сомневался в реальности происходящего. Для детей это была настоящая церемония, и естественно, они ожидали похвалы.

Я сказал: «Что за дивный аромат у этого хлеба! Как вкусно! Можно еще кусочек?»

Как они веселились! Дети были так счастливы. Затем они показали мне окрестные скалы и места на горе, где они находили драгоценные камни. Там, на Синае можно найти кристаллы, прозрачные, как горный родник, или дымчатые топазы. Мы нашли шесть или семь маленьких камешков, и я был благодарен детям. Конечно, я дал им приготовленные для них подарки.

Тогда они показали мне главную достопримечательность Римхана – древний круглый дом с овальной стеной вокруг   него.   В   нем   сохранились   остатки   трех   комнат.   Этот  дом связан   с  удивительной   историей   об  отшельнике  Римхана  Святом Георгии.

Он жил в седьмом столетии нашей эры. У него в жизни была мечта, единственное желание — хоть однажды почтить Святой Гроб Господень. Господь даровал ему эту милость, он исполнил желание отшельника очень необычным способом. Отшельник был перенесен, подобно пророку Аввакуму[i], к месту святыни.

Патриарх встретил его в церкви, спросил очень ласково: «Откуда ты, отец? Я никогда не видел тебя прежде».

Он скромно ответил: «Я отшельник Георгий с Синая, из горной долины Римхан».

Патриарх пригласил Георгия отобедать с ним, но после святой литургии отшельник исчез. Святой Георгий обнаружил себя вновь в своем доме в Синайской пустыне. Мечта его жизни — поклониться Гробу Господню  —   исполнилась. Господ даровал ему эту милость.

[i] В книге Библии пророка Даниила имеется рассказ об Аввакуме, который был перенесен Ангелом Господним из земли Аравийской в Вавилон, чтобы дать еду пророку Даниилу, брошенному в ров со львами (Дан 14. 33-39)

Продолжение следует

Ручей с каменистым дном

Мальчик лет пяти-шести, гуляя с родителями по лесу, увидел чистый ручей. Он напился свежей воды, а потом – ради забавы – взял в руки веточку и принялся мутить воду в ручье. Дно ручья было землянистым, и поэтому на поверхность тотчас поднялся песок, опавшие листья и разный мусор. Некогда прозрачная вода стала непригодна для питья. Малышу быстро разонравилось смотреть в грязную воду ручейка. Он кинул туда веточку и побежал к маме.

А где-то высоко в горах другой мальчик так же забавлялся с горным ручейком. Он тоже хотел помутить воду веточкой. Но дно ручейка было каменистым, и он сломал веточку и побежал дальше, ничего не добившись. Поток был чист, как и прежде.

Подобно этому некоторые люди внешне кажутся добрыми и отзывчивыми, как чистый ручей. Но попробуй хоть нечаянно обидеть такого человека, и увидишь, как со дна всплывут самомнение, мелочность и гордыня и старые обиды, подобно тине и мусору в ручье лесном. Когда же человек постоянно поучается в Слове Божьем и о горнем помышляет, то постепенно пример смирения Христова закаляет добродетельного человека смирением и крепким терпением, о которое, как тростинки о камень, ломаются всякая человеческая злоба и неприязнь.

Иисусова молитва и ястреб

У одного боголюбца был обученный говорить скворец, который постоянно слыша произносимую хозяином молитву: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного», — и сам навык ее повторять. Раз летом вылетел он в растворенное окно на улицу, а тут и налетел было на него ястреб, но скворец, по привычке, в испуге проговорил Иисусову молитву, и тотчас ястреб отскочил от него.

 

Так, даже бессмысленно произносимая молитва послужила во спасение от угрожающей беды.

 

Преподобный Амвросий Оптинский

Истории для детей из Египта и с Синайских гор

Написанные отцом Александром со святой горы Афон.

Я решил написать книгу для детей, в первую очередь для христианских детей, поскольку в Египте я часто посещал святые места и монастыри, которые принадлежат коптским христианам, но и также для мусульманских детей, т. к. в 1967 году я жил с бедуинами на Синае. Теперь, много лет спустя, я вспоминаю время жизни на Синае и в Египте как особенное, счастливое время.

 

Пути Господни неисповедимы, но результат всегда чудесен

В одном городе жила семья. У них была маленькая дочка, их единственный ребенок. Имя маленькой девочки было Анна. Она была их гордостью и радостью, свет их очей. Родители ни в чем не отказывали ей, их любовь не имела границ.

Подруги Анны всегда посещали воскресную школу при церкви св. Николая. И девочка упросила своих родителей позволить ей ходить туда вместе с подругами. Они не отказывали ей ни в чем, и маленькая Анна возрастала в милости Божьей.

Однако, как мы уже говорили, Божья воля ведет по пути, который человеческий разум не может понять. Однажды, когда ей было одиннадцать, Анна тяжело заболела. Несмотря на то, что родители приглашали лучших докторов и применяли лучшие лекарства, их помощь была напрасной. Маленькая Анна умерла, к глубокой, безутешной печали своих родителей. Их собственная жизнь потеряла всякий смысл. Они не знали Господа, не любили Его, и Иисус Христос не мог быть им утешением.

Однажды ночью отец увидел замечательный сон. Он видел себя в каком-то мрачном месте без солнечного света. Это была пугающая темнота. Вскоре он увидел на некотором расстоянии большой прекрасный сад, освещенный ярким светом, и услышал звуки детских голосов. Он подошел поближе к стене и узнал голос своей возлюбленной дочери Анны. Она играла в веселые игры вместе с другими детьми. Взволнованный, отец позвал свою дочку:

– Аннушка! Ты видишь меня?

– Нет, папа, — ответила она. «Я не вижу тебя, ведь ты — во тьме. Но ты можешь видеть меня, ведь я пребываю в милости Господа».

– Как я могу прийти к тебе?» — спросил отец.

– Иди вокруг стены к главным воротам», — ответила Анна. — На воротах надпись «Я — Свет мира, и Путь, и Правда». Ты должен войти в ворота, папа, и мы наконец встретимся».

И сон закончился.

Наутро отец рассказал своей жене о прекрасном сне, в котором он видел Анну. Но значения этого сна он не мог понять. Она сказала мужу: «Я тоже не знаю. Но мы можем пойти к священнику церкви Св. Николая, куда ходила в воскресную школу Анна. Мы можем спросить его».

И священник привел их в церковь. Через несколько месяцев они стали настоящими прихожанами церкви, и отец Димитрий помогал им на этом пути духовной поддержкой. Они потеряли маленькую Анну, но благодаря ее заступничеству перед Небесами, они достигли вечной жизни. Да, однако, пути Господни неисповедимы.

Продолжение следует.
По благословению епископа Антония (Блума), Лондон.

Путешествие в небесный град Иерусалим

Путешествовать по карте можно увеличив ее и щелкнув по ней средним колесиком мыши.

Радио «Град Петров» 2013

 

Истории для детей из Египта и с Синайских гор

Написанные отцом Александром со святой горы Афон.

Перед возвращением со Святой Земли, израильский таможенник спросил меня, что я там видел. Когда я сказал, что никогда не был на Синае, он убедил меня совершить туда путешествие перед тем, как я покину Израиль. Больше того, он сказал, что я буду благодарен ему за этот совет: он только что возвратился с Синайских гор и очень восхвалял монастырь Святой Екатерины самый старый монастырь на земле, расположенный среди дивного горного пейзажа.

Воспользовавшись израильской автобусной компанией, я добрался до Эйлата на Красном море. А на следующий день другим автобусом до монастыря Святой Екатерины.

Автобус остановился в бедуинской деревне. Первый человек, которого я встретил на пути к монастырю был сам Духовный отец монастыря Святой Екатерины. Со всей любовью и дружелюбием он не только пригласил меня в монастырь, но даже просил остаться навсегда: они были бы счастливы  иметь человека, который хорошо говорил по-арабски. Я остался в монастыре на месяц и благодарил Бога за этот щедрый дар придти в этот древнейший духовный центр мира под горой  Хореб (Хорив), где пророк Моисей получил Десять Заповедей от Бога.

Общение с коптскими христианами

Все знают, что Египет имеет древнейшую историю. Но возможно не многие знают, коптские христиане (христианское меньшинство в среде мусульманского большинства Египта. Прим. ред.)  в своих церковных службы до сих пор используют язык, на котором около пяти тысяч лет назад говорили фараоны.  Я знаю Иисусову молитву на коптском языке.

Другая вещь, которая произвела на меня произвело сильное впечатление с какой строгостью соблюдают копты посты.

Имя моего молодого спутника Маурициус. Мы поднимались ночью на много тысяч ступеней к пещере святого Антония, наверх к самой вершине горы. Мы добрались до вершины на рассвете, в пять часов утра. Это был чудесный момент. Я почитаю святого Антония, ведь мой  день рождения 17 января день святого Антония. Через узкий вход мы вошли в часовню и молились,  прося у великого Отца Пустыни благословения нашей жизни. Было шесть часов утра, когда мы услышали голоса. В Египте святой Антоний покровитель и защитник детей. Поэтому дети поднимаются на гору сами, а младенцев приносят их родители.

Мы вышли из пещерной часовни и ожидали первых паломников. Однако первый прибывший был маленький мальчик лет пяти. Он запыхался от долгого подъема, но на лице у него была улыбка. Мы обняли его и поздравили, что он поднялся первым. Много женщин с грудными младенцами на руках поднимались в гору. Но нам хотелось как-то отметить этого маленького мальчика за его рвение и дать ему подарок. При отъезде настоятель монастыря в Синае дал мне пакет печенья. Не раздумывая, я протянул пакет печенья маленькому мальчику. А надо сказать, что это была среда постный день.

Мальчик сказал: «Отец, но сегодня постный день, а печенье на молоке, которое не разрешено». Я хотел показать мое уважение к ребенку и сказал: «Но вы можете оставить печенье до завтра». Его ответ был, (я просто не мог поверить своим ушам): «Нет, отец, я не буду даже прикасаться к этому красивому пакету. Это искушение».

Читатель, помни, что этому ребенку было только пять лет. Я был восхищен такой верой.

Продолжение следует.
По благословению епископа Антония (Блума), Лондон.

Странное завещание отца…

У одного верующего человека был неверующий сын. Отец переживал сильно, но никак не мог привить юноше религиозность. Чувствуя приближение смерти, он подозвал сына:

– Исполни мою просьбу.

– Какую, папа?

– Когда я умру, ты сорок дней приходи в эту комнату минут на пятнадцать.

– А что мне при этом делать?

– Ничего не нужно делать. Просто сиди. Но каждый день не менее пятнадцати минут.

Сын похоронил отца и в точности исполнил просьбу: являлся каждый день в комнату и просто сидел. Так минуло сорок дней, полсе которых юноша сам пришел в церковь и стал глубоко верующим.

Лишь много лет спустя он осознал, сколь мудрым было отцово завещание. Отец понял, что у молодых слишком быстрый ритм жизни, сплошная суета и некогда над вечным подумать: о смысле жизни, о своей душе, о бессмертии, о Боге. Но стоит лишь остановиться, побыть в тишине – и Господь постучится в сердце.

НЕРОЖДЕННАЯ ДЕВОЧКА НА ЕЛКЕ

Христос проходил по верхней аллее Рая и остановился на полянке с розовой травой, где обычно играли Нерожденные дети. Среди них попадались и другие, уже побывавшие на земле и почему-нибудь быстро вернувшиеся. Они мало что помнили; вся разница с Нерожденными у них была та, что они уж наверно никогда не родятся. Это нисколько не мешало им всем играть вместе.

Увидев Христа, дети окружили Его. Без всякого дела, просто так, для удовольствия: были к Нему привязаны. Но одна Девочка, из Нерожденных, осталась в сторонке. Христос поглядел на нее, и девочка тотчас подошла (в Раю все делается тотчас, и говорится тотчас: ведь скрыть ничего нельзя).

– Я хочу родиться, – сказала Девочка. – Сейчас же.

– Что значит – «сейчас же»? –  спросил Христос.

Девочка не знала, а потому только повторила:

– Хочу родиться.

Слово – «хочу», или – «не хочу». Очень редко слышится в раю. (Но бывает, конечно). А редко не потому, что там никто не – «хочет» чего-нибудь, или не – «не хочет». Но по той простой причине, что всякое – «хотенье» обычно сливается там с исполненьем, и обратно: исполненье с хотеньем. На этот раз случилось иначе. Девочка захотела родиться не тогда, когда ей надо было этого захотеть.

– Почему? – спросил Христос.

– Хочу видеть елку. Вот этот мальчик, – указала на одного Вернувшегося, – рассказывал, пока не забыл, что там, внизу, елка, свечки … И так, так весело было ему на елке.

Девочка торопливо объясняла, и это опять было Раю несвойственно: там не говорят много, ведь и так все тотчас понимается.

– А ты хотел бы еще елку? – спросил Христос у вернувшегося Мальчика и поглядел ему в глаза, чтобы он немножко вспомнил: елка, свечки …

Мальчик засмеялся.

– Зачем? Звездочки …

Но Девочка была упряма:

– Не хочу звездочек. Хочу свечек, хочу родиться.

Христу стало ее жалко.

– Хорошо, – сказал Он. – Родиться – ты родишься, когда в самом деле захочешь. А елку увидишь … сейчас же, – прибавил Он, улыбнувшись. – Мы с тобой вместе вниз спустимся. Я тебе разные елки покажу.

Так как и это в Раю было не совсем обычно, Девочка не поняла, не знала, радоваться ли, сомневалась: тот мальчик видел елку, потому что родился; она не родится, а елку увидит? ..

– Не думай так, – строго сказал Христос и взял ее за руку. – Пойдем.

И они отправились.


Сначала Девочка почувствовала что-то новое, неприятное: холод, но она этого не знала. Только руке было хорошо, за которую ее держал Христос; не обыкновенный, райский, а мальчик, такой же маленький, как она сама.

Потом стало теплее: Девочка увидела, что они – в закрытом коробке, где была сероватая полутьма и стоял рев.Привыкнув немножко, Девочка различила в полутьме детей, разных форматов: они двигались и кричали дикими, острыми голосами. Крепко обвязаны темным, но прыгают и топочут, крутясь вокруг чего-то. Девочка пыталась рассмотреть, что это, и наконец увидела, посреди коробка, мертвое (зарезанное) дерево с еще зелеными, но умирающими лапками-ветками. Меж лапок тускнели кое-где огоньки; к самим лапкам привешены были тяжести разные, длинные и короткие, посветлее и почернее.

Девочка заметила, что и она крутится с детьми вокруг дерева. За правую ручку ее тащил огромный, явно рожденный, мальчик: и руке было нехорошо (Девочка не знала, что это называется «больно»): но левой рукой она держалась за Христа: если бы Он ей кое-чего попутно не объяснял, она бы ровно ничего не понимала.

Огоньки на дереве стали между тем гаснуть. Зажглись другие, сбоку, большие, желтые и тоже тусклые. Дерево зашаталось; у кричащих детей были теперь в руках разные гадкие вещи, темные и плотные: то широкие, с колесами, то еще шире, с колесиками: или узкие палки с дырой на конце.

«Это не живые штуки, мертвые, – объяснял неслышно Христос. – Их люди себе устраивают, чтобы двигаться, а палки, чтобы убивать. Здесь они маленькие, игрушки, а настоящие – большие. Называются машинами». Но Девочка не понимала машин, ни больших, ни маленьких, ни как в машины играть, ни зачем из палок убивают. Спросить, однако, не успела: толстый мальчик около нее поссорился, из-за какой-то машины с другим, поменьше: отнял машину и стал ею же маленького колотить по голове. Оба, при этом, оглушительно вопили. Так было, пока не показались из полутьмы длинные люди и, тоже крича, мальчиков не развели.

Все это еще ничего бы: но тут внезапно заорал маленький коробок в углу, и так раздирающе, так ужасно, что Девочка задрожала и схватилась за Христа. «Это ничего, это ихняя музыка, – сказал Христос. – Люди поют, тоже через машину». Но Девочка уж больше не могла: осовела, заплакала бы, если б была рожденная. Христу опять стало ее жалко; не возвращаться сразу домой (как Девочке неясно хотелось) не имело смысла. И Он сказал: «Подожди, это мы были у богатых людей (которых называют «счастливыми») на их богатой елке. Давай еще хоть одну поглядим».

Пошли. Потихоньку шли, скоро ли, – но увидела Девочка другой коробок, поменьше, тоже темноватый, но посветлее. Белая постелька. На постели, прислонясь к подушкам, худенький больной мальчик в беленькой рубашке, а около, на столике, крошечное деревцо, но живое, корни в горшке с землей. На деревце горели разноцветные огоньки, тускловатые; но мальчику они казались, должно быть, очень светлыми. Он весело поздоровался с детьми. Христос ему сказал громко: «Мы на твою елку пришли».

– Это мама мне устроила, – засмеялся больной мальчик. – Сегодня Христос родился.

Нерожденная Девочка хотела сказать, что это и есть Христос, тот мальчик, который держит ее за руку. Но громко говорить она не умела, а потому только улыбнулась в ответ. В коробке становилось все светлее. Однако, девочка заметила, что это не от огоньков на деревце, а от глаз больного мальчика, когда он на них смотрит. В коробок вошла большая людская женщина, и он сказал ей:

– Мама, у меня гости. На елку ко мне пришли. Дети.

У женщины в руках был крошечный ребенок. Девочка взглянула на него и вдруг – узнала: да ведь с ним они вместе играли, с нерожденным еще! Ребеночек поглядел – и тоже ее узнал: он еще ничего не забыл, все помнил, пока не мог ни говорить громко, и ничего по-здешнему, по нижнему, делать. Мог, правда, плакать (сразу научился!), но это памяти не мешало, так как говорящие люди слез все равно не понимают.

Ребеночек отлично умел смотреть и улыбаться. Он Девочке и улыбнулся. И Христу тоже, потому что и Его узнал. – Великолепная у меня елка, – сказал ,больной мальчик. – Правда? Ничего, что крохотная. Еще лучше. А сегодня ангелы поют на небесах, правда? Только мы их не слышим.

Девочка хорошо их слышала, уж давно; слышал и ребеночек, – улыбался. Ей стало ужасно жаль больного мальчика, и она сказала Христу:

– Возьмем его домой. И другого тоже. Обоих возьмем. Но Христос покачал головой.

– Нет, пусть останется. Видишь, какой он: маленькой, темненькой елке, и той рад. Он потом придет; тогда ему дома у нас еще лучше будет, потому что сам он будет лучше. И маленький останется. Женщина хочет, чтоб оба остались: и я хочу.

Девочка вздохнула. Она, хоть и нерожденная, кое-как побывав на земле, уже понимала грусть.

– Куда же вы? – сказал больной мальчик. – Посидите. Еще не догорела елка.

– Нет, пора, нас дома хватятся. Выздоравливай. И Христос поцеловал его. Поцеловал и ребеночка: он рассмеялся и сказал глазами: «Приходи опять».

Коробок был уже гораздо светлее, чем когда они пришли. Ну, не такой, конечно, свет, какой встретил их у знакомых голубых дверей, Рая. (Может быть, и не голубых, а зеленых).

Христос еще держал заруку нерожденную девочку, но уже был обыкновенным, привычным райским Христом и глядел на нее, улыбаясь. Она знала, о чем. Он спрашивает, но не знала, что отвечать. Хочет родиться? Не хочет? Ужасно в темноте, с железными игрушками-машинами. Но хорошо побыть с больным Мальчиком. Здесь, в Раю, на свету, тоже хорошо играть …

– Ничего, – сказал Христос. – Потом ответишь. А родиться – это уж как мы с тобой оба захотим. Теперь ступай, беги к своим, на сиреневую площадку. Расскажи им, как ты на елке была. Да торопись, а то забудешь.

Зинаида Гиппиус, 1938

Новогодний подарок

За окном белели небольшие сугробы, и мелькали огни фонарей. Отрок мчался в машине в окружении незнакомых людей. Он ехал в Москву. Его сопровождали дочь маминой приятельницы со своим женихом. В распоряжении мальчика было заднее сиденье с подушечкой и одеялом, но ребенку не спалось. Петя смотрел в окно. У него только что начались зимние каникулы. Скоро наступит Новый год. Петя размышлял о том, как изменилась его жизнь за этот уходящий год, и ему было над чем подумать! Летом родители мальчика расстались. «Понимаешь, твои родители очень разные люди!» — объясняла ему соседка по даче тетя Валя, к которой Петя часто ходил попить чай с шоколадными конфетами. Тётя Валя была для ребёнка словно вторая бабушка. Да, Петя вполне осознавал справедливость её слов в отношении своих родителей и соглашался с её мнением. Действительно, строгая, гордая, самодостаточная его мама плохо ладила с романтичным и немного бесшабашным отцом семейства. Мама была признанным лидером. Она являлась полновластной хозяйкой в доме, держала всё под контролем. «Надо делать то-то и то-то, а не то вырастешь таким же размазнёй как твой отец»,- нередко заявляла она. Пете в таких случаях всегда было обидно за папу. Мальчик был сильно привязан к отцу. Общаться с папой ему всегда было гораздо легче и проще, чем с его строгой матерью. Отец был словно старший брат, лучший друг, с которым можно весело провести время или же получить нужный совет в трудной ситуации. А мама… Она была слишком правильной. Своим авторитетом она словно давила на папу и Петю. Мальчику было с ней не просто.

Читать далее «Новогодний подарок»

Копейка

Шел по дороге паренек. Смотрит — копейка лежит. «Что ж, — подумал он, — и копейка — деньги!». Взял ее и положил в кошель. И стал дальше думать: «А что бы я сделал, если бы нашел тысячу рублей? Купил бы подарки отцу с матерью!». Только подумал так, чувствует — кошель потяжелел. Поглядел в него — а там тысяча рублей. «Странное дело! — подивился паренек. — Была копейка, а теперь в кошеле тысяча рублей! А что бы я сделал, если бы нашел десять тысяч рублей? Купил бы корову и поил бы молоком отца с матерью!». И быстро посмотрел в кошель, а там — десять тысяч рублей! «Чудеса! — порадовался паренек. — А что бы я сделал, если бы сто тысяч рублей нашел? Купил бы дом, взял бы себе жену и поселил бы в новом доме отца с матерью!». И снова посмотрел в кошель — точно: лежат сто тысяч рублей! Закрыл паренек свой кошель, и тут раздумье его взяло: «Может, не забирать в новый дом отца с матерью? Вдруг они моей , жене не понравятся? Пускай в старом доме живут. И корову держать хлопотно, лучше козу куплю. И подарков много не стану покупать, мне самому кое-какую одежонку нужно справить!». И чувствует паренек, что кошель-то легкий-прелегкий! Быстренько раскрыл его, глядь: а там всего одна копейка лежит, одна-одинешенька…

Симеон Афонский