РАНЕНАЯ ИКОНА

Уроки Пети уже закончились, и сейчас мальчик стоял под учительской, ожидая, когда же освободится его мама – учитель математики или же просто «математичка», как называл её Петя. Наконец, дверь распахнулась, и на пороге появилась петина мама – Светлана Викторовна.  «Ну, вот и я, — сказала она, — Теперь можно идти». Несмотря на то, что была уже середина октября, на улице всё ещё было тепло и солнечно. Стояло самое настоящее бабье лето. Оказавшись за пределами школы, Петя и Светлана Викторовна сразу же решили, что пойдут до дома пешком. Заговорившись о школьных делах, мама и сын оказались рядом с крупным торговым центром. «Зайдём, купим подарок бабушке, ты ведь помнишь, что у неё скоро День рождения?!», — спросила мама. Петя даже запрыгал от радости, поняв, что в ближайшее время их ожидает поездка к любимой бабуле. Бабушка жила за городом в собственном старом деревянном домике, которому было уже более ста лет.

С поездкой в деревню у Пети всегда ассоциировались лето, каникулы, рыбалка, катание на велосипедах, лазание по деревьям, охота на головастиков, лягушек, ящериц, бабочек, кузнечиков, стрекоз и, конечно же, лучший друг Колька. В деревне Петя бывал нечасто. Как правило, жил там на летних и зимних каникулах. Зимой в деревне было по-своему интересно! Колька также регулярно приезжал к своей бабушке на зимние каникулы, и ребята весело проводили время, предаваясь зимним забавам: катались на санках, коньках и ледянках, играли в снежки, строили крепости, валялись в огромного размера сугробах, а иногда даже и снеговиков лепили! Хорошее время года — зима!

Читать далее «РАНЕНАЯ ИКОНА»

БАБУ́

Продолжаем публиковать рассказы-воспоминания протоиерея Евгения (Палюлина) настоятеля храма Тихвинской иконы Божией Матери на пр. Науки, Санкт-Петербург. Они объединены одним сборником под названием «БАБУ́».

МАНЕФА

На Рождественские праздники меня вновь взяли к Илье Пророку. На перекладных добрались до города Кадников, далее пешком.

Дорога закончилась, и мы узкой, но накрепко протоптанной тропинкой направляемся к храму. День выдался морозный и солнечный. От искрящегося снега слепит глаза. Откуда-то, из подсознания, всплывают таинственные слова (и где это я их слышал?): «И одежды Его сделались белые, как снег, как на земле никакой белильщик не может выбелить».

Ну да, это же из Евангелия. Там, где рассказывается о Преображении Господнем. Помню, это мне читала бабушка. Таинственный свет осиял тогда учеников Христовых. Вот такой же свет, наверное, и теперь слепит меня. Из глаз выкатываются крупные слезинки и тут же превращаются в ледяные хрусталики.

До вечернего богослужения еще есть время, и нас зовут на чай в большой церковный дом. Через низкие, но широкие, обитые войлоком двери заходим в жарко натопленную избу.

– Ну вот и Таисья приехала, да не одна, — слышим мы уже знакомый нам голос. Этих женщин я видел и в прошлый раз.

В избе уже многолюдно. На столе пыхтит огромный двухведерный самовар, в тарелках лежат постные пироги с капустой и брусникой. В мисках — соленые огурцы и квашеная капуста, в чугунке — свежесваренная картошка в мундире. Нам уступают место за столом.

– Давай, Таисья,- говорят, — сама садись, да и хлопца с дороги корми.

Читаем молитву и садимся за стол. Неспешно течет беседа, ведь многие из далеких деревень, не часто видятся, и надо успеть рассказать, как да чего. Вот кто-то помер, а у кого-то правнук родился. Вот где-то председателя колхоза сменили, наворовался, говорят, а у кого-то зять пьет. За вкусными пирогами узнаю, что где-то силоса не хватит до свежей травы, и что надои зимой поупали, и что в какую-то деревню волки по ночам приходят…

Видать, к долгой да холодной зиме, — слышу голос с печи. — У нас как-то напогодь волки всех собак погрызли, -продолжает голос, -так зима морозная была, снег до Паски лежал.

Отворяются двери, и с клубами морозного воздуха в избу вваливается еще одна толпа прихожан из каких-то деревень. Быстро допиваем чай и уступаем место за столом следующей группе богомольцев. Вот под руки ведут невысокую пожилую бабушку, многие привстали.

– Манефу привели, — слышу шепот рядом стоящих. – Плоха, плоха стала…

Манефу учтиво проводят в соседнюю комнату и помогают снять стеганую фуфайку.

– Давай, давай чайку с дороги…

– Ой, дайте отдышаться, — слышу как будто детский, но старческий голос Манефы, — погодите, еле дышу.

Читать далее «БАБУ́»

Куликовская битва в древнерусских миниатюрах

16 сентября (8 сентября по старому стилю) 1380 года состоялась Куликовская битва

Повесть полезная о бывшем чуде, которое помощью Божиею и Пречистыя Его матери Богородицы, и угодника их святого чудотворца Петра, митрополита Киевского и всея Руси, и преподобного игумена Сергия чудотворца, и всех святых молитвами: князь великий Дмитрий Иванович с братом своим из двоюродных, с князем Владимиром Андреевичем, и со всеми князьями русскими на Дону посрамил и прогнал Волжской Орды гордого князя Мамая, и всю Орду его со всею силою их нечестивою избил.

Волжской Орды нечестивый и гордый князь Мамай, всею Ордою владевший, многих князей и царей избил и поставил себе царя по своей воле. Тогда же снова во многом смущении был, и не доверял он никому, и вновь многих князей избил в Орде своей.

Гневался же и на великого князя Дмитрия Ивановича, и на брата его, что из двоюродных, на князя Владимира Андреевича, и на князя Даниила Пронского, что избили друзей его и князей его в Рязанской земле, на реке Воже. И об этом скорбел очень: и лицо свое обдирал, и ризы свои растерзал, и глаголал: «Увы мне, увы мне! Что сотворили русские князья надо мною? Как меня срамоте и стыду предали? Как мне поношение, и поругание, и смех сотворили перед всеми? Как могу избежать этого поношения и бесчестия?» И много об этом сетовал, и скорбил, и плакал, и недоумевал, что бы ему сотворить».

И говорили ему, утешая его, советники его: «Видишь ли, великий князь, а более того — великий царь, Орда твоя оскудела, и сила твоя изнемогла. Но имеешь богатство и имения без числа многие; найми фрягов, черкасов, ясов и других к ним, и воинство соберешь многое, и отомстишь за кровь князей своих, и друзей своих, так же, как сотворил над Олегом, Рязанским князем: все города его и волости пожег, и всю землю его пустой сотворил, и всех людей его в полон вывел;  так же сотворишь и над князем Дмитрием Московским».

Нечестивый же и гордый князь Мамай, когда услышал сие от советников своих, то возрадовался радостью великою, надеясь корысть многую обрести; и возгордился, и вознесся в уме своем гордостью великою, и хотел вторым царем Батыем быть и всю землю Русскую пленить. И начал пытаться узнать из старых историй, как царь Батый пленил Русскую землю и всеми князьями владел, как хотел. И расспросив, и узнав от всех своих подлинно, и начал гордиться, и вознесся гордостью своею выше всех в безумии своем. Читать далее «Куликовская битва в древнерусских миниатюрах»

Неразлучники

Пашка впервые увидел Дашу первого сентября, когда мама привела его «первый раз в первый класс». Девчонок вокруг было много, но от одной – с огромными белыми бантами на рыжих косичках, он не мог отвести глаз. К тому же на ней были гольфы в разноцветную широкую полоску, как у Пеппи Длинный Чулок из его любимой сказки.

– Как тебя зовут? – спросил Пашка смешную девчонку

– Дарья Петрова, – ответила та и улыбнулась необыкновенной солнечной улыбкой. – А тебя как зовут, мальчик?

– Павел Семенович Сидоркин.

– Давай дружить, Сидоркин!

– Давай! – обрадовался Пашка и подумал, что зря он не хотел идти в школу.

Директор сказал поздравительную речь, призывно зазвенел колокольчик, и первоклашки, выстроившись парами, разошлись по классам.

К радости новоиспеченных друзей, учительница посадила их вместе. Даша и Паша не только сидели за одной партой, но и на переменах не расставались. Поэтому их прозвали «неразлучниками».

У неразлучников оказалось много общего. Они часто начинали говорить одновременно, чем очень веселили одноклассников. Им нравились одни и те же сказки и мультики. У обоих были мягкие и добрые характеры, но постоять за себя и друг за друга ребята могли и словом, и делом.

Однажды на перемене одноклассники окружили неразлучников плотным кольцом. «Тили-тили тесто, жених и невеста!», – кричали они. Пашка уже хотел броситься в драку, но Даша, взяв его за руку, спокойно сказала:

– Пойдем. Они просто маленькие и ничего не понимают в настоящей дружбе.

Ребята, опешив, расступились, и неразлучники спокойно вышли из класса. С тех пор их никто не дразнил.

Жили неразлучники в спальном районе неподалеку друг от друга. Отец Паши работал в маленькой фирме, мама была домохозяйкой. Семья жила очень скромно. Дашина мама – школьная медсестра, растила дочку одна.

После первого полугодия Пашка уговорил маму, чтобы та не провожала его на занятия. «Пусть парень ходит сам, школу из окна видно», – поддержал его отец.

Теперь каждое утро мальчик поджидал Дашу у подъезда. «Мы, как взрослые», – радовались друзья. Читать далее «Неразлучники»

Цветы на Троицу

Первого сентября Артем узнал, что в расписании шестого класса появился новый предмет – основы православной культуры. Обсуждать эту новость его одноклассники начали на первой же перемене.

– Зачем мне знать православную культуру? – возмущалась Зоя Кудрявцева. – Я хочу изучать этику и эстетику! Девочке нужно знать, какую одежду носить, как краситься, что и когда говорить.

– Лично я на этот урок ходить не буду! – заявил Валера Мальков. – Мне православие не интересно, то ли дело – буддизм.

Он сел на пол, скрестил ноги и, выставив перед собой сложенные ладоши, замычал: «Ом-м-м, ам-м-м». Глядя на светловолосого круглолицего буддиста, девчонки покатились со смеху.

– А я считаю, что этот урок нужен, – поправив очки, сказала тихоня Маруся Пикалева. – Мы живем в России и должны знать веру наших предков. Мой папа говорит, что в каждом из нас есть христианский ген.

– Точно, – неожиданно поддержал ее Пашка Новиков, компьютерный гений их класса. – Русь крещена уже более тысячи лет, и то, что от нас столько времени скрывали правду, не значит, что Бога нет. Я, например, кучу статей читал в «нете» о том, что Он есть. Это уже научно доказано.

– А ты, Темка, чего молчишь? Ты как считаешь – хорошо или плохо, что ОПК ввели? У тебя же мать верующая, да и ты, я помню, с ней в церковь ходил, – ткнул друга пальцем в бок Сашка Морозов.

– И я Артема в храме видела, на Рождество! – вспомнила отличница Катя Маркова.

– Хорошо это или плохо – время покажет, – глубокомысленно изрек Артем. – Хватит спорить. Айда в буфет! Читать далее «Цветы на Троицу»

ХОЧУ БЫТЬ БУЙВОЛОМ

Притчи Паисия Святогорца

Все мучения человека, по словам старца Паисия, бывают от недовольства тем, что он имеет, и что дал ему Бог. А ведь Бог любит всех и каждому даёт именно то, что ему полезно. Но некоторые мучаются и думают: «Почему он такой, а я нет?»

Вот и лягушка, о которой пойдёт речь, всё время всем завидовала. Другим лягушкам нравилось их болото, и они с большим удовольствием жили в нём. Но наша лягушка была всем недовольна. — «Почему другие живут в норах, а я живу в болоте? — думала она. — Почему другие звери выглядят лучше меня?» Однажды рядом с болотом проходил буйвол. Он даже и не заметил маленькой лягушки, но она была поражена. — «Какой он большой!» — подумала она и воскликнула: «Хочу быть буйволом!» Другие лягушки стали отговаривать её: «Будь такой, какой сотворил тебя Бог!» — «Ни за что! Хочу быть буйволом!» — заупрямилась лягушка и стала дуться. Дулась-дулась, дулась-дулась — и… лопнула!

Так будь тем, кем сотворил тебя Бог! Он даёт каждому то, что поможет ему спастись и достичь вечной жизни. Любовь Бога сделала меня человеком. Бог принёс Себя в жертву за меня. Будем же за всё благодарны Ему!

БАБУ́

Праздник

Раннее утро оказалось ясным, предвещая теплый солнечный день. Вот к нам в избу зашел Николка, его за руку привели к нашему дому.
-Женька, со мной на колокольню пойдешь? Ну, то-то,- говорит Николай, не дожидаясь ответа, глядя своими выцветшими глазами поверх моей головы.
Николай был еще и звонарем, он шустро, на ощупь подымался по скрипучим ступеням высокой колокольни.
Соскочив с кровати и наскоро умывшись, бегу вслед Николаю. С высокой колокольни открывается вид на деревни и засеянные поля, вереница богомольцев с перекинутыми через плечо сумками движется в сторону храма. Размашисто перекрестившись, Николай нащупывает веревку большого колокола: — Ну, Господи, благослови, — послышался первый удар.
— Надобно два удара сделать, — поясняет Николай, — и второй, когда звук первого исчезнет, это в знак двух пришествий Христовых, а уж потом благовест начинаем — тридцать три удара, по числу лет Христовых, а уж потом и перезвон, и трезвон можно.
Вот эдак и звоним, — завершил свое пояснение Николай, начиная приплясывать в такт церковному звону.
В алтаре меня ждало кадило, оно уже было растоплено, и я должен был за ним присматривать, а когда того требовал богослужебный устав – подать его в руку священника, это мне подсказывал алтарник Анатолий.
Читать далее «БАБУ́»

БАБУ́

Петров день

С утра льет дождь, но настроение радостное; меня берут к Илье Пророку. Путь дальний, а потому собирают основательно, в сумку кладут пироги и огурцы, вареные яйца — на розговенье, ведь в Петров день пост заканчивается, в бутыль наливают домашний квас. Выходим рано и идем деревней, по пути надо зайти за Александрой да за Николкой. Николке тоже уже за шестьдесят — это слепой, который жил в небольшой келейке, рядом с домом Сивихи. Один жил, да кошка. С хозяйством сам обряжался: и стирал, и готовил, и дом в чистоте содержал. В избе просто было, лавка вдоль стены, стол да комод. На полу домотканые потертые дорожки. На стене часы-ходики, такие у многих были, их почему-то чикотушками называли. По углам иконы ростовые, из разрушенной церкви — в окладах, под стеклом. С потолка свисают лампады. Одна, та, что перед иконой Троицы висит, медная с позолотой, вся в камнях, и, когда фитилек горит, яркие огоньки мерцают, играя по всей комнате. Другая массивная, посеребренная, перед иконой Богоматери, там на три стороны херувимы смотрят. У других икон лампады попроще.
Читать далее «БАБУ́»

БАБУ́

Мы начинаем публиковать рассказы-воспоминания протоиерея Евгения (Палюлина) настоятеля храма Тихвинской иконы Божией Матери на пр. Науки, Санкт-Петербург. Они объединены одним сборником под названием «БАБУ́».

Предисловие

Почему бабу́? А этого не знает никто, даже я сам, привыкший с раннего детства и до глубокого совершеннолетия называть так своих бабушек. Было их четыре. Почему четыре? Очень просто — это мамы моих родителей, сестра бабушки и сестра дедушки по материнской линии, последняя никогда не была замужем и жила в небольшой покосившейся зимовке — это то, что осталось от некогда большого родительского дома на окраине деревни с выразительным названием – Пирогово, на Вологодчине. Читать далее «БАБУ́»

Казанская икона Божией Матери

Казанская икона Божией Матери

Это было при правлении царя Иоанна Грозного в 1579 году в городе Казани. Страшный пожар. Кругом пепелище. Полыхает зарево. Причитают женщины и плачут дети. “Вера Христова, – говорит летописец, – сделалась притчею и поруганием” … В том огне остались без крова многие семьи, но – делать нечего, никто сгоревшего не вернет, а строить надо к зиме бы успеть… Спешил с постройкой в числе прочих погорельцев и стрелец Даниил Онучин. У Даниила была дочка Матрона. Ей родительские скорби были не вполне понятны … Только к вечеру, когда спать надо ложиться, вспоминается, что после пожара все не так, непривычно. Однажды ночью Матрене явилась во сне Сама Матерь Божия Пресвятая Богородица. Читать далее «Казанская икона Божией Матери»

Страх Божий

В летние каникулы 1940 года я, двенадцатилетний школьник, еду с мамой и сестренкой Наташей на все лето в деревню в район станции Дно, к нашим дальним родственникам ­ родителям мужа моей двоюродной сестры Жени, дочери тети Дуни. Тетя Дуня ­ родная сестра моей мамы.
Читать далее «Страх Божий»