МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА

 

 

 

 

ГЕОРГИЙ ЕРМОЛОВ
редактор

 

 

МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА

 

Можно сколько угодно иронизировать по поводу причуд трансгуманистов, но это – реальное научное направление. В 2009 году в Исследовательском центре NASA в Кремниевой долине был создан Университет Сингулярности. Учредителями явились NASA и Google. Структура наполовину государственная, наполовину транскорпоративная, и средства в нее вливаются баснословные. При рассмотрении состава приверженцев идеи становится очевидным, что мы имеем дело не с каким-то частным явлением, а с новой формой мировоззрения. Более точное определение дал патриарх Кирилл – «квазирелигия». Ключевые лозунги движения неприкрыто и цинично провозглашают все постулаты евгеники в новейшей постмодернистской интерпретации, так как человечество должно разделиться на трансгуманов и «зверо-человеков» (по Р. Хаббарду).

Методика «окно Овертона» уже работает в полную силу, внедряя в сознание масс тривиальность гендера, планирование семьи, чипирование. Воздействие на психику толпы многопланово. В частности, на телевидении появляется все больше каналов, почти целиком заполненных разного рода экстрасенсами, колдунами, эзотериками. В июле прошлого года Минюст официально зарегистрировал Союз «Империя сильнейших ведьм», объединяющий всевозможных ведьм и ведьмаков со всего мира. На подходе создание «Международного университета магии и колдовства», выпускники которого будут получать официальные дипломы. Организаторы уверены, что профессия ведьмы станет одной из наиболее востребованных. Регистрация должна состояться со дня на день.
О. Четверикова, Доцент МГИМО пишет:
«Наши богословы отмечали, что установлению власти антихриста будут предшествовать активные отступления, при этом материализм и безбожие сменятся новой формой мистических верований, которые заставят принять грядущего мирового правителя как сверхчеловека. То есть ко времени его пришествия материализм и атеизм утратят актуальность, господство получит демонический мистицизм или оккультизм, соединенный с крайней развращенностью и безнравственностью. На этой почве и появится антихрист, популярность которого будет обусловлена тем, что в момент господства социально-экономического и политического хаоса он объявит себя восстановителем исторической государственности – выступит как консерватор-контрреволюционер. Но в действительности его идея окажется еще более революционной. Программа антихриста – магическая миссия, так как суть его власти будет заключаться в магическо-мистической стороне управления, в то время как декларируемое государственное восстановление сделается лишь средством. Раньше трудно было представить, как все это может произойти. Но ныне с изобретением информационно-цифровых технологий глобальные элиты получили реальные инструменты, позволяющие объединить людей под своим контролем, применяя оккультные методики управления. Речь идет уже не об индивидуальном совращении и не об идеологической обработке отдельных человеческих групп и классов, а о попытке создания глобальной антицеркви. Потому в последнее время мы можем отметить нашествие оккультизма во всех сферах – экономической, финансовой, политической, управленческой, в сфере образования и культуры (в кино, музыке, литературе, на телевидении и эстраде). Открыто навязывается люциферианская символика. Все направлено на фундаментальное изменение сознания человека, перестройку его души и, в конечном счете, – на расчеловечивание».
Таким образом, обществу прививается не просто толерантное отношение ко всему сверхъестественному, а принятие его как данности. В авангарде, как всегда, Голливуд, да и Россия изо всех сил стремится удержаться в кильватере всеобщего беснования.
Трансгуманист есть пик материалистического строя психики. Он не просто атеист, он – индивид, не рассматривающий духовное в принципе. При этом программные документы поражают циничным лицемерием, а утверждение самих себя последователями идей В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского, Н.Ф. Фёдорова отдает откровенной наглостью. Сегодня со всей очевидностью и в точности подтвердились все до единой предпосылки возникновения ноосферы по Вернадскому. Испытывая крайне неоднозначное религиозное чувство, он вспоминал:
«…я теперь еще помню то наслаждение, с каким читал историю Саула и Самуила, Авессалома и Давида; мне очень часто представлялись Авель и Каин. <> Я верил в существование рая и задумывался, где он находится; меня интересовали вопросы: как жили Адам и Ева, на каком языке говорили. <> Помню, как глубоко и сильно меня интересовали вопросы о том, что делается с душой после смерти».
В гимназические годы Вернадский увлеченно изучал историю Церкви, постепенно становясь признанным авторитетом в среде не только однокашников, но и преподавателей. Уже разменяв седьмой десяток, он писал в своем «Дневнике»:
«Я считаю себя глубоко религиозным человеком. <> Великая ценность религии для меня ясна не только в том утешении в тяжестях жизни, в каком она часто оценивается. Я чувствую ее как глубочайшее проявление человеческой личности. Ни искусство, ни наука, ни философия ее не заменят, и эти человеческие переживания не касаются тех сторон, которые составляют ее удел. <> Бог – понятие и образ, слишком полный несовершенства человеческого».
Религиозность Вернадского в большей степени выражалась в понимании единения человека с Космосом и живой природой, их неоспоримой гармонии. А. Эйнштейн удивительно точно охарактеризовал это понимание как «космическое религиозное чувство, свойственное многим серьезным ученым».
Это высказывание можно в полной мере применить и к автору «лучистого человечества» К.Э. Циолковскому. Задаваясь вопросом, «почему все проявляется в той, а не другой форме, почему существуют те, а не другие законы природы? На то должна быть какая-нибудь причина, как и причина всего мира…», сам же на него и отвечал: «Бог есть причина всех явлений: причина вещества и всех его законов».
Что же касается Н.Ф. Фёдорова, то его идеалистическая идея воскрешения мертвых находила отклик у самых различных православных авторитетов. Ф.М. Достоевский писал: «…совершенно согласен с этими мыслями. Их прочел бы как за свои».
Велико было влияние Фёдорова и на В. Соловьева. Это особенно заметно в работе «Об упадке средневекового миросозерцания». Соловьев писал Фёдорову:
«Проект Ваш я принимаю безусловно и без всяких разговоров… Со времени появления христианства Ваш проект есть первое движение вперед человеческого духа по пути Христову».
Будучи глубоко верующим человеком, он неизменно участвовал в литургической жизни Церкви, усматривая в Троице основу грядущего бессмертия человека, а в учении Христа главным считал весть о грядущем воскрешении и победе над «последним врагом» — смертью.
В отличие от прихожан-обывателей, большие умы неизбежно задаются множеством вопросов, часто неудобных и смутительных, и не всегда находят на них ответы, но есть одна закономерность: почти все истинно великие ученые рано или поздно приходили к осознанию Бога, потому что любая наука, отрицающая Бога, есть лженаука. Поэтому ссылки трансгуманистов на таких авторитетов, как Фёдоров – откровенное лукавство. Уместнее было бы ссылаться на гуманистов Ренессанса – Леонардо да Винчи, Монтеня, Бэкона, но и те никогда не противопоставляли себя религии. Они искренне считали, что возрождают истинную Церковь и веру в Бога. Тем не менее, гуманистов Возрождения настигла та же прелесть, что и фарисеев. Их мировоззрение было демонстративно элитарно и породило иллюзию собственной исключительности.
При внимательном рассмотрении нетрудно заметить множество параллелей между гуманизмом и коммунизмом. Гуманизм не приемлет постулат о человеческом несовершенстве, полагая каждого вершиной таланта и добродетели в потенциале, а влияние социальной среды и невежество – основными помехами в проявлении его лучших качеств.
«Кибернетический манифест» В. Турчина и К. Джослина увидел свет в 1989 году. Работа, не вызвавшая широкого общественного резонанса, по своему программному значению сопоставима с «Манифестом» Маркса, и с полным правом может быть обозначена как манифест постмодерна. Прорывные технологии в области коммуникаций создали принципиально новую реальность в социуме. Внешне благие намерения разработчиков обернулись прямой противоположностью декларируемому. Вместо укрепления межличностных связей общество получило атомизацию, стремящуюся к абсолюту.
Если рассматривать поступательное развитие процесса, то очевидна закономерность результата. Эгоцентрический посыл гуманистов Возрождения эволюционировал в массовый солипсизм современности. Провозглашая плюрализм мнений, постмодерн породил плюрализм норм морали и нравственности, заменив реальность окружающего мира уродливыми симулякрами. Вышедшая в 1967 году работа Ж. Деррида «О грамотности», могла в те годы показаться забавой заумного чудака – последователя Хайдеггера. Деконструкция текста подразумевала разрушение стереотипа и, как следствие, порождение нового контекста. Тогда еще никому не могло прийти в голову, что такая методология способна породить деконструкцию традиционного мировоззрения.
Концепт «сверхчеловека» изначально был заложен в идеологию гуманизма. Обожествив человека, гуманизм опосредованно выступил в роли религии и, как показало время, с этой ролью не справился, разрушив одновременно традицию и христианские ценности. Секуляризация знания вместо сияющих вершин совершенства повергла человеческое сознание в некий нравственный вакуум. А весь фокус в том, что человек, как явление, религиозен по своей природе. Ему всегда необходимо во что-то верить. Если он не верит в Бога, то он верит, что Бога не существует. Вера – неотъемлемая часть человеческого естества.
Закономерный кризис гуманизма как квазирелигии потребовал решения в виде деконструкции самой антропологии, и измышлению принципиально нового концепта – трансгуманоида – интеллектуального продукта, символа кризиса модерна.
Швырять камни в первых гуманистов не гуманно. Они все же были движимы все теми же благими намерениями, а проблема состояла в том, что намерения эти произрастали из неуемной гордыни, не позволявшей понять, что человек никоим образом не может являться мерой всех вещей. Поступательное развитие процесса сегодня наглядно демонстрирует, как человек из цели превратился в средство. Мы постоянно слышим формулы-заклинания об информационном постиндустриальном обществе; нам подкидывают разнообразные приманки в виде хитроумных гаджетов, предназначенных, якобы, упростить и облегчить жизнь, а реальные цели банальны и циничны – искусственное создание все новых и новых потребностей. Человек сегодня – всего лишь средство извлечения прибыли. Как уже было показано в первой части статьи, даже Далай-лама озабочен удешевлением существования человека как вида.
Самая главная «заслуга» модерна – порождение глобального управляющего класса, утратившего на сегодня все признаки человечного строя психики. Его конечная цель – абсолютная власть, достижимая посредством безграничного извлечения прибыли через порабощение человеческой массы и установление над ней всеобъемлющего контроля. Иезуитская суть новой идеологии наглядно отражена в тексте «Манифеста 2045»:
«Человечество превратилось в общество потребления и находится на грани тотальной утраты смысловых ориентиров развития. Интересы большинства людей сводятся в основном к поддержанию собственного комфортного существования.
Современная цивилизация с ее космическими станциями, атомными подводными лодками, айфонами и сегвеями не способна избавить человека от ограничений физических возможностей тела, болезней и смерти».
Классический образец демагогии, а методика известна: «Чем чудовищнее солжешь, тем скорее тебе поверят». («Майн кампф», гл.10). Лицемерно бичуя общество потребления, идеологи выводят его на очередной уровень. Сегодняшний рынок разного рода трансгендерных услуг не в полной мере отвечает аппетитам и задачам глобального управляющего класса, а новая идеология способна послужить неплохой подпиткой. Та же крионика замечательна тем, что приносит чистую прибыль при минимуме затрат, а «Инициатива 2045», помимо демагогических авансов, уже сегодня стрижет неплохие купоны. Одна из множества прокламаций Д. Ицкова гласит:
«Уважаемые друзья!
Каждый день на адрес «Инициативы 2045» и на мой личный адрес приходят письма с вопросом – будут ли аватары в будущем доступны только богатым или удастся сделать их относительно дешевыми и доступными для каждого?
Я хотел бы в очередной раз ответить на этот вопрос: аватары будут дешевыми и доступными для многих людей, если люди будут сами прикладывать к этому усилия, а не пассивно наблюдать, надеясь, что кто-то сделает все за них.
Сегодня я хотел бы дать неформальный старт проекту, который позволит практически каждому желающему подключиться к созданию народного аватара. А в дальнейшем, возможно, даже заработать на этом. Новым проектом является Электронная корпорация «Бессмертие», которая скоро будет запущена под девизом «Хочешь быть бессмертным – действуй!»
Это будет социальная сеть, работающая по законам коммерческой компании, в которой вакансии будут активно замещаться волонтерами, а вместо пользовательского соглашения будет подписываться виртуальный контракт.
Кроме создания народного аватара, электронная корпорация также будет реализовывать различные коммерческие и благотворительные проекты в контексте идей «Инициативы 2045», трансгуманизма и бессмертия.
Мы будем создавать технологии будущего, которые могут быть коммерциализованы спустя десятилетия (например, Аватар С), и заниматься «земными» бизнес-проектами (например, снимать коммерчески прибыльные художественные фильмы).
Кто знает, может, в будущем наша виртуальная валюта станет не менее популярна и востребована, чем bitcoin».
Вот так, постепенно, от народного автомобиля к народному аватару. Грядущая форма потребления существенно отличается от нынешней. Сегодня мы имеем дело с симулякрами, ценность которых не имеет отношения к ценности собственно вещи. В новой идеологии симулякром становится сам человек. Кандидат философских наук О. Петруня приходит к выводу, что сегодня в науке место естествоиспытателя прочно занял инженер. Главное их отличие в том, что если деятельность первого направлена на изучение реальности, то методология второго – манипуляция с ней. Изучаемые объекты уже конструируются. Так рождается наука, симулирующая реальность. М. Маклюэн констатирует, что человечество вступает в «фазу технологической симуляции сознания». Виртуальная среда затягивает человека подобно пылесосу, не оставляя никакого автономного личного пространства, самостоятельного мышления, независимой деятельности: «Он технологически коллективно и корпоративно включается в новое кибернетическое человечество. Личности, как атомы-индивидуумы, перестают существовать, они становятся интеллектуальными агентами сетевого мира».
И такими «агентами» нам предстоит стать совсем скоро, причем нашего согласия никто спрашивать не намерен – мнение узников концлагеря администрацию интересовать не может.
В сентябре 2007 г. Минпромэнерго утвердило программный документ «Стратегия развития электронной промышленности России на период до 2025 г.», один из пунктов которого гласит:
«Внедрение нанотехнологий должно еще больше расширить глубину ее проникновения в повседневную жизнь населения. Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet.
Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства.
Широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми. Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за ее повсеместного распространения».
И это не фантастический роман. Это – государственный документ.
Обратим внимание: срок исполнения «Стратегии» совпадает со сроком «Шага второго» проекта «Россия 2045». А ровно через год после утверждения документа был назначен и прораб строительства нового электронного концлагеря. Им стал не кто иной, как почетный приватизатор, непотопляемый дредноут отечественной политики, отец российской энергетики, а теперь и главный гуманист, поэтому вопрос, почему Роснано стала пчеломаткой российского трансгуманизма, отпадает сам собой – кто, если не он? Наивные и по сей день удивляются, почему этого левиафана не берут никакие мины и торпеды? В конце концов, почему его просто не берут? Почему этот кавалер Ордена «За заслуги перед Отечеством» (!) образца 2010 г., исчезнув из большой политики, продолжает плавно перетекать по теневым горизонталям? А все очень просто. Члены Бильдербергского клуба, подобно вампирам, не только бессмертны, но и боятся солнечного света. Их стихия – тьма. Именно там вершатся судьбы человечества. Того человечества, которое отвергает свет, которое бежит за ваучерами в надежде на бесплатный сыр, а затем кормит им экономических вампиров, создавая тем самым тот глобальный управляющий класс, который строит кибернетический концлагерь не только в России, но и по всему миру, и в который мы послушно бредем, обвешанные гаджетами и пластиковыми карточками.
Вокруг нашего концлагеря уже заканчивают натягивать колючую проволоку, остались лишь мелкие отделочные работы на ближайшие 6 лет. А там – в светлое трансгуманистическое будущее «золотого миллиарда», будущее наших детей. И уже сейчас необходимо понимать, что не все из них туда дойдут. Понимать самим, а главное — внушить своим детям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: