Почему я встал на защиту Белого Дома…

 

 

 

 

 

 


Один из защитников Белого Дома иеромонах Никон (Белавенец) о причинах, последствиях и уроках Октября 93-го …

В начале октября 1993 года в Москве произошли трагические события, закончившиеся штурмом здания Верховного Совета Российской Федерации и упразднением Съезда народных депутатов и Верховного Совета в России.

Длившееся с момента распада СССР противостояние двух ветвей российской власти — исполнительной в лице президента России Бориса Ельцина и законодательной в лице парламента — Верховного Совета (ВС) РСФСР, возглавляемого Русланом Хасбулатовым, 3-4 октября 1993 года перешло в вооруженное столкновение и окончилось танковым обстрелом резиденции парламента — Дома Советов (Белого дома).

Согласно заключению комиссии Государственной Думы по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября — 5 октября 1993 года, исходной причиной событий и их тяжких последствий явилась подготовка и издание президентом РФ Борисом Ельциным указа от 21 сентября №1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», озвученного в его телевизионном обращении к гражданам России 21 сентября 1993 года в 20.00.

Один из защитников Белого Дома в октябре 1993 года иеромонах Никон (Белавенец) вспоминает события четвертьвековой давности:

Для меня события 1993 года одновременно печальные и радостные. На баррикадах возле Белого Дома я познакомился с замечательными русскими людьми. За минувшие годы наша дружба, соединенная кровью товарищей, только окрепла. Несмотря на различие взглядов на те или иные события, мы ощущаем себя однополчанами.

Почему я встал на защиту Белого Дома? Была прозаическая причина. За год до тех событий я был назначен настоятелем храма Живоначальной Троицы в селе Язвище Волоколамского района Московской области — родине преподобного Иосифа (Волоцкого). В 1992 году произошла инфляция, деньги обесценились, поэтому приход остался без средств к существованию. Мне хотелось создать подобие патриотического объединения вокруг прихода. Ведомый этой целью я вышел на депутатов патриотического крыла Верховного Совета Российской Федерации. Когда же мы начали осуществлять первые практический шаги, произошел государственный переворот. Беспокойство за моих новых друзей привело меня на баррикады к Белому Дому.

На президентских выборах я голосовал за Ельцина и как церковный журналист присутствовал на церемонии инаугурации в Кремлевском дворце съездов. Я помнил, как Ельцин приносил присягу на Конституции. У меня было ощущение, что Ельцин совершил предательство, клятвопреступление, поэтому моя ответственность за свой выбор подталкивала меня к тому, чтобы продемонстрировать свое категорическое несогласие с государственным переворотом.

В те дни Церковь явила миру свой миротворческий потенциал. В течение двух суток противоборствующие стороны смогли вести переговоры, что является важнейшим прецедентом в современной российской истории. И, на мой взгляд, неправильно полагать, что эти усилия закончились провалом, ибо после октября 1993 года мы заметили некую корректировку государственного курса. Также состоялась амнистия руководителей Верховного Совета и исполняющего обязанности Президента. Я не думаю, что случилась бы амнистия, если бы государственный переворот прошел «на Ура!». Церковь предотвратила братоубийственную войну. Хотя не стоит закрывать глаза на то, что в Москве состоялся акт гражданского противостояния, а любая капля русской крови для нас должна быть священна. Мы не можем разбрасываться людьми. По официальным данным, погибло 150 человек. Для мирного времени — это страшная цифра. Я уверен, что жертв было гораздо больше, чем показывает официальная статистика.

Господь творит Свой суд — уже нет в живых Ельцина, Гайдара, Грачева, Ерина, который был бессовестно награжден званием «Герой России» за бездарные действия. Даже если встать на сторону Ельцину, то его министр внутренних дел не обеспечил безопасность рядовых москвичей, ведь огромное количество людей погибло от случайных пуль. В течение сентября Белый Дом был жестко блокирован, а 4 октября никто не предупредил жителей столицы, что нельзя находиться вблизи Белого Дома. Люди стояли и взирали на расстрел, подпадая под шальные пули. И за гибель мирного населения Ерин получил звание «Герой России»! Безобразие! Весной сего года Господь его прибрал.

Люди, прошедшие испытание 1993 годом, не покривили душой и не предали идеалы законности и правопорядка, сохранились в общественной жизни. Речь идет о Сергее Николаевиче Бабурине. Весьма символично, что в год 25-летия Октябрьской трагедии он стал кандидатом на должность Президента Российской Федерации. Пусть он занял последнее место в президентской гонке, но сам факт его участия в выборах Главы Российского государства подтверждает, что бойцы 1993 года не сломились, сохранив свой потенциал.

А теперь об уроках. К сожалению, после 1993 года патриотические силы так и не смогли объединиться. Патриотическая оппозиция либертарианскому курсу была в значительной степени раздроблена и дезорганизована. Но, слава Богу, была полностью дискредитирована либеральная мечта. Если до октябрьских трагических событий прозападный либерализм обладал неким ореолом, то после 1993 года началось медленное, но неуклонное угасание и умирание либерализма. Ныне все кумиры либеральной общественности того периода превратились в маргиналов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: