Пасха

Из воспоминаний детства и отрочества
архимандрита Сергия (Бирюкова)

Не могу теперь не вспомнить про единственную в моей жизни Пасхальную неделю, случившуюся в это семейное время.

С большим нетерпением ждал я этот праздник, и тихо поигрывая в кухне, спрашивал у Таисии:

– Таиса, Таиса, скоро мы будем молочко  есть?

– Послезавтра, душечка, послезавтра. Молочко теперь у церкви на крестике висит, – отвечала, склонив голову, Таисия.

Не долго думая, я резво выбежал во двор, чтобы посмотреть, как это молоко на кресте повесили. Но там ничего не было. Крест без всяких привесов горел как свеча под лучами весеннего солнца.

Наконец наступило давно ожидаемое «послезавтра», то есть Светлое Христово Воскресенье. В это величественное утро я крепко спал, но мамаша стала тихо будить меня, говоря:

– Вставая, Вася, скоро обедня отойдет. Христос воскресе!

Я точно на крыльях поспешно побежал в зал взглянуть на церковь – и что же? Глазам моим представилась восхитительная картина: окна у церкви, которые я всегда привык видеть черными, теперь были совершенно огненными.

В доме никого не было. Одна только мамаша ходила по комнатам, а я безотрывно смотрел на церковь. Но смотреть пришлось недолго. Вскоре раздался всегда увеселяющий меня трезвон, и в дом толпой вошли дети, за ними дедушка с бабушкой и отец, в руках его был большой узел с пасхой. Мы дружно стали разговляться.

После обеда, ни на шаг не отступая от Семы, я отправился с ним на колокольню. Вид с колокольни невыразимый: сказочно-игрушечные домики, малюсенькие человечки, широко разлившийся Дон, властно подступавший к самой станице. Близко к колоколам я не подходил: одаренный от природы слишком чувствительным слухом, я не мог переносить колокольного звона, который почти ни на минуту не прекращался.

Архимандрит Сергий (Бирюков), 1862-1943
Духовник Александро-Невской Лавры.

«Духовный собеседник», 2002

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: