Новогодний подарок

За окном белели небольшие сугробы, и мелькали огни фонарей. Отрок мчался в машине в окружении незнакомых людей. Он ехал в Москву. Его сопровождали дочь маминой приятельницы со своим женихом. В распоряжении мальчика было заднее сиденье с подушечкой и одеялом, но ребенку не спалось. Петя смотрел в окно. У него только что начались зимние каникулы. Скоро наступит Новый год. Петя размышлял о том, как изменилась его жизнь за этот уходящий год, и ему было над чем подумать! Летом родители мальчика расстались. «Понимаешь, твои родители очень разные люди!» — объясняла ему соседка по даче тетя Валя, к которой Петя часто ходил попить чай с шоколадными конфетами. Тётя Валя была для ребёнка словно вторая бабушка. Да, Петя вполне осознавал справедливость её слов в отношении своих родителей и соглашался с её мнением. Действительно, строгая, гордая, самодостаточная его мама плохо ладила с романтичным и немного бесшабашным отцом семейства. Мама была признанным лидером. Она являлась полновластной хозяйкой в доме, держала всё под контролем. «Надо делать то-то и то-то, а не то вырастешь таким же размазнёй как твой отец»,- нередко заявляла она. Пете в таких случаях всегда было обидно за папу. Мальчик был сильно привязан к отцу. Общаться с папой ему всегда было гораздо легче и проще, чем с его строгой матерью. Отец был словно старший брат, лучший друг, с которым можно весело провести время или же получить нужный совет в трудной ситуации. А мама… Она была слишком правильной. Своим авторитетом она словно давила на папу и Петю. Мальчику было с ней не просто.

Фонари за окном встречались всё реже и реже. Машина мчалась теперь почти в полной темноте. Петя знал, что дорога, по которой они едут, проходит через Владимирскую область, а это значит, через те места, где находится Петина дача. Разглядеть что-либо через покрывшееся узором от мороза окно автомобиля не было никакой возможности, и Петя предался дачным воспоминаниям. Вот они с папой валяются на копнах душистого сена в конце лета, вот радостные и мокрые знойным июльским днём пробираются к дому после купания в карьере, а потом оба получают нагоняй от мамы за то, что окунулись в какой-то «грязной луже», в которой «барахтаются одни лягушки». «Мам, да там полно народу плавало»,- пытался смягчить гнев на милость Петя, но мама Татьяна была непреклонна. Отцу тогда сильно влетело. «Непутёвый, безмозглый болван! — орала мама на весь дачный посёлок,- тебе вообще ребёнка доверить невозможно. Какой из тебя отец?»

Мысленно Петя перенёсся на Украину. Вспомнил, как семья поехала на отдых к папиным друзьям в село Караменное Донецкой области. Как же там было весело! Как интересно было им с папой кормить кроликов ботвой от свеклы, разводить комбикорм для уток, играть в прятки в кукурузном поле, объедаться шелковицей, забираться на дерево и есть оттуда черешню! Странно, но ягоды с дерева оказались гораздо вкуснее, чем та черешня, которую мама подавала на стол в пиалках. Правда, без скандалов не обходилось и там. Увидев своих мужчин, сидящих на черешне и жующих немытые ягоды, мама пришла в ярость! Ещё тогда она грозилась развестись с отцом. А в этом году привела приговор в исполнение.

Помимо папы, общения с которым мама не приветствовала, Петя лишился встреч с родной бабушкой на каникулах. Он был в своей комнате, когда в квартире раздался телефонный звонок бабушки. «Добрый вечер, Галина Павловна,- сняла трубку мама. – Благодарю Вас за Ваше предложение, но мы в Ваших услугах не нуждаемся. У нас есть кому присмотреть за Петей». Из этого разговора мальчик понял, что в этом году ни бабушка к нему ни он к ней не приедет. А буквально через пару дней также вечером Петя услышал  ещё один разговор. На этот раз звонила тётя Валя, их дачная соседка. Сначала разговор не предвещал ничего интересного. Мама с тётей Валей говорили о здоровье, погоде, даче, и Петя уже хотел включить телевизор, как вдруг уловил, что решается вопрос с его каникулами. «Ума не приложу, куда его отправить. На работе просто аврал, конец года, кучу отчётов нужно подготовить», — сетовала мама Пети. Видимо, тётя Валя пригласила отрока к себе в Москву, и по радостным ноткам маминого голоса он понял, что поездка состоится.

Тётя Валя была соседкой семьи Лариных по даче во Владимирской области. На самом деле она давно уже стала бабушкой, но Петя с детства привык называть её тётей. Добрая, простая, отзывчивая женщина была москвичкой. На даче она жила преимущественно летом, а в остальное время года появлялась там лишь наездами. Петя помнил, что раньше тётя Валя жила со  своим мужем – дядей Митей, добрым дедушкой с хриплым голосом. Мальчик знал, что дядя Митя страдал каким-то серьёзным хроническим заболеванием, которое в короткое время свело его в могилу, и тётя Валя осталась одна. Из родных у неё были племянник и племянница, но они приезжали к ней крайне редко, по праздникам. По натуре очень общительная и подвижная тётя Валя работала уборщицей в небольшом продуктовом магазинчике, расположенном на первом этаже жилого дома. Официально уборщица должна была приходить мыть полы в утренние и вечерние часы, но на деле выходило, что тётя Валя пропадала там целыми днями. Среди постоянных покупателей были бабушки, жительницы близ лежащих домов, с которыми тётя Валя могла болтать часами. Обычно разговор начинался с погоды, потом переходил на родственников, затем шло обсуждение сериалов… В общем, местные жительницы теперь и представить себе не смогли бы магазина без тёти Вали.

Было решено, что на каникулы Пети тётя Валя возьмёт отпуск, а приходить убираться вместо неё будет дочка одной из продавщиц. Выйти на работу тётя Валя должна будет только во вторник утром, т.к. новая уборщица записалась на этот день ко врачу, а больше прикрыть тётю Валю было не кем. Эта новость очень обрадовала Петю, т.к. у него было задумано одно очень важное дело. Петя уже давно мечтал получить в подарок профессиональные краски в тюбиках, чтобы писать как настоящие художники. У мальчика с детства были способности к рисованию. «Из него выйдет хороший художник», — говорила учительница по рисованию, но мама была против такого увлечения своего сына. «Никакого рисования! — говорила она. – Тебе учиться надо, поступать в институт. Ты должен получить хорошее образование, высокооплачиваемую профессию, найти достойную работу. Не стоит тратить время на всякую ерунду». Под «достойной» работой мама подразумевала исключительно экономические специальности. Она и думать не могла, что сын может пойти не по её стопам. «Вырастишь, деньги зарабатывать научишься, человеком станешь»,- твердила она. Мальчик хорошо успевал по математике, имел твёрдую пятёрку, но вот давалась ему эта оценка нелегко! Интереса все эти арифметические действия не вызывали никакого, скорее нагоняли скуку, а хорошая успеваемость достигалась исключительно благодаря усидчивости отрока и настойчивости его мамы.

Петя давно уже просил у мамы краски, клялся, что рисование не повлияет на его учёбу, но мама была неумолима. «Не за чем тебе этим заниматься»,- говорила она. Обратиться к папе Петя не решался, т.к. знал, что отец сейчас сидит без работы, и что с деньгами у него напряжёнка. На последнем предновогодним занятии по английскому языку школьники читали и переводили небольшие рождественские топики о почитании святителя Николая в Европе и о его помощи детям. Тут-то у мальчика и возникла идея прибегнуть к помощи святого угодника. Мама дала сыну немного денег на карманные расходы в Москве, толстый конверт с деньгами для передачи тёти Валя на его содержание и обещала, что обязательно заберёт его на Новый год, что они встретят его вдвоём под ёлкой, которую мама обязательно купит и украсит к празднику. Из этих-то карманных денег Петя и намеревался купить свечку святому. Ему говорили, что тётя Валя живёт в Москве у метро Парк культуры недалеко от женского Зачатьевского монастыря. Туда-то мальчик и собрался сходить в то время, когда тётя Валя пойдёт мыть магазин.

В Москву нижегородцы прибыли ранним утром. Серое небо и лужи – вот погода, которой встретила отрока древняя столица. Первый день в городе Пётя провёл за радостным общением с тётей Валей и прогулками по району. Тётя Валя жила в центре города в старом 5-ти этажном доме. Если идти всё время прямо, попадёшь на Красную площадь. Пешком можно без труда добраться до парка Горького, Москвы-реки, двух музеев А.С. Пушкина: литературному и изобразительных искусств. Для себя Петя отметил, что Зачатьевский монастырь находится с правой стороны от улицы Остоженка, там где стоит памятник святителю Алексию. Идти туда от тёти Валиного дома было совсем недалеко – минут десять.

Самым трудным оказалось выбраться на улицу одному. Утром во вторник тётя Валя начала собираться в магазин на работу. Она достала кучу книг для Пети, предложила ему посмотреть телевизор, обещала, что скоро придёт и была жутко недовольна желанием мальчика провести это время на улице. Однако Петя продолжал упрашивать, клялся, что скоро вернётся, настаивал на своём и проявил такое упрямство, какого и сам от себя не ожидал. В конце концов тётя Валя согласилась. «Наверное, ребёнок хочет купить новогодние подарки и не хочет, чтобы об этом узнали раньше времени. Гуляет же он у себя по городу, — решила она. – Да ещё и на автобусах передвигается самостоятельно. Вообще-то мальчик неглупый». Наконец, сборы были закончены, и Петя с тётей Валей вышли на улицу. Слегка подморозило, и тётя Валя начала беспокоиться за своего подопечного, но, потрогав его тёплые руки, всё-таки отпустила, взяв с него обещание, что в случае чего мальчик прибежит за ней в магазин. Как только тётя Валя свернула в соседний переулок, Петя решительным шагом двинулся в сторону Зачатьевской обители. Казалось, будто ноги сами несут его в нужном направлении. Вот уже виднеется памятник святителю Алексию, вот он уже перед святыми вратами монастыря пробирается сквозь группу паломников и слышит как экскурсовод рассказывает о том, что это первый в Москве девичий монастырь. Вот перед глазами Пети большой белокаменный собор с серебряными куполами и крыльцом, словно перенесённым сюда из боярских теремов Средних веков. Вот мальчик тянет тяжёлую дверь и заходит в храм. Какой он просторный и светлый! А подсвечники просто сияют золотом!

У себя в Нижнем Новгороде Петя иногда ходил с папой в Рождественскую церковь или же в Строгановскую, как её называют нижегородцы. Это старинный храм конца семнадцатого века. По сравнению с тяжёлым, подавляющим своей мощью и величием Строгановским храмом, новый Собор Зачатьевского монастыря показался Пете просто воздушным. Здесь, в Зачатьевском, всё ощущалось лёгким, свободным и невесомым.

Петя сразу устремился по правой стороне в сторону алтаря. Мальчик знал, что в нижегородской церкви образ святителя Николая находится именно там. Дойдя до солеи, Петя стал внимательно разглядывать иконы, висящие на правой стороне Собора. Он узнал образы Георгия Победоносца, преподобного Сергия, но иконы святителя Николая Петя найти не мог. На глаза ему попадались образы святых, которых он не знал. Однако отрок был уверен, что нужного ему святого среди этих изображений нет. Он прекрасно знал, как выглядит святой Николай в Строгановском храме. Святой угодник был представлен там в образе святителя с митрой на голове. Икона была старинная, поясная, в серебряном окладе. Голову святого венчал золотой нимб. Нечто подобное Петя и желал увидеть в Зачатьевском монастыре. В поисках Николая Чудотворца отрок переходил от иконы к иконе. Так он обошёл весь огромный Собор, но так и не увидел нужной иконы. «Что это за храм такой, где нет столь известного святого?- негодовал Петя, — а ещё монастырём называется!». В расстроенных чувствах отрок направился в сторону выхода и остановился около свечного ящика. За прилавком стояла приветливая женщина средних лет. «Вам что-то подсказать?» — обратилась она к мальчику. «А почему у вас тут Николая Чудотворца нет?» — обиженным тоном промолвил он. «Как так нет? — ответила женщина, — вон же он висит с правой стороны». «Пойдём, покажу тебе пока никого нет», — сказала она и подвела Петю к иконе. Указанный образ висел сразу за Сергием Радонежским. Но святой, изображённый на иконе, не имел ничего общего со святителем Николаем. Это был стоящий в полный рост человек, в окружении каких-то рисунков. «Это не он!»- заявил юный прихожанин. «Мне святой Николай Чудотворец нужен»,- ещё раз уточнил школьник. «Ну как же не он? – промолвила продавщица. – Вот тут даже надпись есть на изображении с чудесами», — пояснила она. «А это мощи его», — указала женщина на кружочек на иконе. Тут к свечному ящику подошли прихожане, и продавец ушла за прилавок. Петя стал внимательно разглядывать икону и, действительно, увидел на иконе надпись, свидетельствующую о том, что перед отроком и в самом деле висит икона Николая Чудотворца. Мальчик плохо был знаком с житием святителя и его чудесами, но он помнил, как они с папой молились ему перед тем, как отправиться на отдых. Папа сказал тогда, что святой помогает мореплавателям. Этот сюжет Петя разглядел на одном из нижних клейм иконы. Все сомнения рассеялись. Это точно святой Николай! Петя быстро сходил за свечой, поставил её и стал горячо молиться, чтобы святитель вразумил его маму, и чтобы она поняла, как нужны ему, Пете, эти краски. Закончив молитву, отрок направился к дому тёти Вали. По дороге он размышлял о том, каким непохожим может быть святой на разных иконах. Мальчик задумался о том, как бы он сам изобразил святителя.

Вернувшись в дом, Петя увидел, что тётя Валя уже пришла с работы.  Узнав, что к ней приехал гость, директор магазина и продавщица Леночка не решились задерживать уборщицу надолго. «Да я сама мусор вынесу и полы протру, если нужно будет», — твердила продавец Елена. В итоге тётя Валя рано пришла домой и начала беспокоиться за юного гостя. Наконец, вернулся и Петя. Управившись с делами, Петя и тётя Валя погрузились в атмосферу новогодних праздников. Они ходили на ёлку в Кремль, в Большой театр на «Щелкунчика», побывали в Третьяковской галерее, парке Горького… Время летело очень быстро.

К Нижнему Новгороду праздник приближался также стремительно, как к древней столице. Наконец, с работой было покончено, и отдел, в котором работала Петина мама, подумывал о новогоднем чаепитии. В этот момент дверь неожиданно распахнулась, и на пороге словно дед Мороз с подарками появилась Зоя Петровна, бывшая заведующая отделом, с тортом в руках. Бухгалтера быстро вскипятили чайник, потекла оживлённа беседа. Сначала говорили исключительно о делах, а потом плавно перешли к обсуждению приближающихся праздников. Речь зашла о подарках. «Мой вот заладил, краски да краски профессиональные», — сокрушалась Татьяна. «Так что ж, купи ты ему эти краски, — дала совет Зоя Петровна.- Я вот в детстве пианисткой хотела быть. Выпросила у родителей пианино настоящее, побренчала, побренчала, на том всё и закончилось. А до этого все вечера у подруги пропадала, на её рояле играть пыталась вместо того, чтоб учёбой заниматься. А как родители играть на пианино разрешили, так вся романтика для меня и закончилась. И перестала я из себя строить великую пианистку и любительницу музыки. Так и сын твой покалякает  да бросит своё художество», — заявила Зоя Петровна. Надо сказать, что Зоя Петровна была, пожалуй, единственным человеком, с мнением которого Татьяна Ларина считалась. Зоя Петровна возглавляла отдел, когда Татьяна, выпускница экономического техникума, только начинала свой профессиональный путь. Строгая, властная, серьёзная заведующая отделом не вызывала симпатии у своих подчинённых. А вот с новой сотрудницей Татьяной Зоя Петровна поладила практически с первых дней её появления в отделе. Изначально юная Татьяна даже пыталась подражать своей авторитетной начальнице во внешнем виде: носила такие же строгие костюмы темной цветовой гаммы, использовала похожий бордовый оттенок губной помады, высоко забирала волосы. А когда Зоя Петровна собралась на пенсию, Татьяна стала новой руководительницей отдела.

Совет Зои Петровны купить краски сыну Татьяна восприняла как приказ, не требующий рассуждения. Жизненному опыту Зои Петровны Татьяна Ларина полностью доверяла. В этот же вечер Петина мама приобрела столь желанный для сына подарок, купила и установила ёлку, приобрела необходимые для встречи Нового года любимые продукты Пети, а также подарки для тёти Вали и её родных. Разобравшись с домашними хлопотами, мама Пети отправилась в Москву за сыном. Тётя Валя и Татьяна были искренне рады предновогодней встрече! Отметив за праздничным столом уходящий год и обменявшись подарками с тётей Валей, Петя с мамой поехали в свой родной город. Петя увозил из Москвы массу приятных воспоминаний о столь интересных каникулах!

Новый год Петя и мама встретили вдвоём. Радости Пети не было конца, когда, вскоре после боя курантов, он получил от мамы столь желанный подарок как настоящие краски! Каждой краске отводился свой собственный тюбик! Это были не какие-нибудь детские акварель или гуашь, а те краски, которыми писали настоящие художники! «Какой счастливый этот Новый год! Сколько всего теперь я смогу нарисовать!» — думал школьник, лёжа в постели после праздничного застолья. Вдруг его мысль переключилась на Николая Чудотворца. «Спасибо тебе, святой Николай!» — мысленно поблагодарил отрок святого. «Завтра же я первым делом нарисую икону святителя!» — решил для себя юный художник и погрузился в сладкий полный прекрасных сновидений глубокий сон.

Светлана Медведева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: