Вырицкий, русская интеллигенция и «бес разъединения»

 

 

 

Валентин Семёнов, доктор психологических наук, профессор, заслуженный деятель науки России, председатель «Собора православной интеллигенции СПб»

 

 

На ХII Форуме православной общественности Санкт-Петербурга прошел круглый стол «Преподобный Серафим Вырицкий и русская интеллигенция» …

                 Вырицкий, русская интеллигенция и «бес разъединения»

6 апреля на ХII Форуме православной общественности Санкт-Петербурга в ДК им. Газа состоялся круглый стол «Преподобный Серафим Вырицкий и русская интеллигенция», организованный «Собором православной интеллигенции СПб». Ведущий дискуссии председатель СПИНа профессор В.Е. Семёнов, открывая её, сказал, что цель встречи в том, чтобы обсудить проблемы русской интеллигенции, в контексте её отношений с православием и его представителями, прежде всего Св. Серафимом Вырицким. Затем ведущий представил первого основного докладчика, широко известного писателя-агиографа и публициста, автора многих книг, посвященных Св. Серафиму Вырицкому, Валерия Филимонова.

Валерий Павлович рассказал о своей работе над книгами, посвященными преподобному, знакомстве с его внучкой и другими родственниками и современниками, о беседах с ними, о работе в архивах. Его книга «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа» переиздавалась 15 раз. Теперь он работает и над фильмами об этом святом подвижнике. В связи с темой нашего круглого стола, особенно интересными были данные о личности и близком окружении св. Серафима.

В миру Василий Николаевич Муравьев происходил из очень православной крестьянской семьи, проживавшей в Ярославской губернии, и был талантливым самоучкой, с десяти лет после смерти отца ставший кормильцем. В нем с малых лет проявилось духовное, религиозное начало и всю свою долгую жизнь он был окружен замечательными православными людьми. Уже в юности его духовником стал знаменитый старец Варнава Гефсиманский из Троице-Сергиевой лавры, благословивший его брак с такой же православной девушкой, с которой они впоследствии приняли монашество. Ещё отроком Василий хотел стать монахом, но другой старец из Александро-Невской Лавры указал ему на необходимость светского пути во благо другим людям, а монашество придет позднее. Будучи процветающим купцом-меховщиком, Василий Муравьев много занимался своим образованием (в частности в исторической науке), благотворительностью и церковными делами. Его связывали узы веры и дружбы (тем более после вступления на церковно-монашескую стезю и когда он стал духовником в Лавре) с такими образованнейшими замечательными людьми, как ректор СПб Духовной академии и духовник Царской семьи Феофан (Быстров); епископ, затем митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин (Казанский); митрополит Серафим (Чичагов); епископ, затем митрополит Ленинградский, а затем Патриарх Алексий I (Симанский); великий русский ученый, академик И.П. Павлов, церковный староста двух храмов и многие другие. А уже после войны в Вырицу к старцу Серафиму приезжали такие выдающиеся ученые, как физик, академик В.А. Фок; биолог, академик Л.А. Орбели; гомеопат, профессор С.С. Фаворский; астроном, академик С.П. Глазенап. Таким образом, даже в атеистическом государстве представители Церкви и науки находили друг друга, именно как православные, нравственные и одновременно очень образованные, интеллигентные люди.

Профессор-психолог Валентин Семёнов сосредоточился на проблеме многообразия и противоречивости определения и понимания феномена интеллигенции. Сам термин «интеллигенция» (от лат. понимающий, разумный) в России ввел писатель и журналист П.Д. Боборыкин в 1860-е годы. Он трактовал его как именно специфический русский феномен, сочетание образованности и высоких моральных качеств людей, принадлежащих к интеллигенции. В советское послереволюционное время это понятие приобрело скорее негативное значение («гнилая интеллигенция», её отправляли из страны на «философских» пароходах). Однако позднее в СССР появилась «советская народная интеллигенция», к которой относились люди умственного труда, в основном с высшим образованием. На западе подобная группа называется интеллектуалами, «белыми воротничками». Тем не менее, боборыкинская трактовка не исчезла у нас бесследно, например, писатель В.М. Шукшин считал, что интеллигент — это «неспокойная совесть». В настоящее время понятие интеллигенция имеет многозначный и относительный характер. В контексте моей социально-психологической концепции российской полиментальности основными типами интеллигенции (внутри социальной группы людей, занимающихся умственным трудом) являются православная; просоциальная (социалистическая); либеральная(капиталистическая); «криминально-клановая — интеллигенция» (см. статью В.Е. Семенова на РНЛ от 25.05.2009). При этом самое печальное, что даже потенциально позитивные, патриотические ментальные типы интеллигенции (православная и просоциальная или «белая» и «красная») неспособны найти согласие и объединиться против деструктивной, антипатриотической — либеральной и «криминальной интеллигенции». Поэтому по-прежнему остается сверхактуальным вывод митрополита Иоанна (Снычева): «Пока русский народ не преодолеет в себе беса разъединения — ничего мы не сможем хорошего создать в нашей матушке России».

Один из самых востребованных писателей Петербурга и журналист-международник Владимир Малышев рассказал о своем посещении (в годы работы корреспондентом ТАСС) еще во времена СССР русского монастыря Святого Пантелеимона на горе Афон в Греции. Греки тогда были против русских на Афоне, а в Советским Союзе он был давно забыт и никаких контактов с ним не было. В то время как Царское правительство в свое время ежегодно передавало на содержание афонских монастырей 100 тысяч рублей золотом. В результате монастырь, кельи и скиты, в которых жили русские монахи, пришли в запустение, разрушались и ветшали. В самом монастыре Святого Пантелеимона осталось всего 27 русских иноков, в основном, глубоких стариков. Греческие же власти в нарушение Лозаннского договора от 1922 года об экстерриториальности Афона ввели на Святую гору свою полицию и всем русским монахам выдали греческие паспорта. «Меня после поездки на Афон и статьи (первой в СССР статьи о русском монастыре в Греции), которая была опубликована в журнале ТАСС «Эхо планеты», вызвали в греческий МИД, где заявили, что русского монастыря на Афоне нет. Все монастыри — греческие и все монахи — граждане Греции. На что я предъявил чиновнику отпечатанную в Афинах карту Греции, где монастырь на Афоне был обозначен как «росико монастери», т.е., как русский монастырь». Только после этого претензия греков была снята… Полемизируя насчет понятия «русская интеллигенция», Владимир Викторович сказал, чторусская интеллигенция и особенно великая русская литература, как об этом писал Розанов, сыграла крайне негативную роль в истории России. Именно ее позиция поддержки революционеров, резкой критики монархии и подрыву ее устоев привела потом к крушению многовековой Империи, свержению Царя и захвату власти большевиками.

Философ, главный редактор журнала «Русское самосознание», член совета «Собора православной интеллигенции СПб» Борис Дверницкий сходу включился в полемику, заявив, что нет особой вины на интеллигенции и русской литературе за революции 1917 года, как утверждал Владимир Малышев. Куда больший «вклад» в революцию внесли семинаристы (см. митрополит Тихон (Шевкунов)). Интеллигенция — это особое явление России, элемент её самобытного государственного и исторического развития, как казачество или советы. И она выполняла и выполняет важную функцию соединения духовного, идеального (душевного) и земного (плотского) в русском обществе. Россия была сохранена в советское время подвигами новомучеников и служителями РПЦ, оставшимися на воле и не предавшими Церкви (тот же Св. Серафим Вырицкий). Были еще прихожане: «бабушки в платочках» и интеллигенты.

Для истинного интеллигента ценности идеального мира важнее ценностей плотского существования. У части интеллигенции «дух – доминанта души». Эти интеллигенты ходили в церковь, даже в период хрущевских гонений. Как только власти остановили государственный атеизм и, напуганные Чернобыльской катастрофой, разрешили отмечать в стране 1000-летие принятия христианства на Руси, интеллигенция стала организовывать религиозные общества (имени Брянчининова, Ильина, Страхова и др.). Появилась православные журналы (Невский духовный вестник, «Лепта», «Русское самосознание» и др.). Интеллигенты возглавили церковные «десятки» по возвращению верующим храмов (я возглавлял «десятку» по возвращению Смольного собора). Еще какая-то часть была рукоположена митрополитом Иоанном (Снычевым) в священники. И до сих пор служит на приходах Ленинградской области. Замечу, и в советское время интеллигенция вела длительную борьбу против чудовищных антирусских проектов, одобренных партией, Академией Наук, министерствами. Это проекты по перебросу части стока сибирских рек в Среднюю Азию и по перебросу стока рек северо-востока Европейской части СССР в Каспийское море. И интеллигенты победили! Наш «Собор Православной интеллигенции» в настоящее время занимается миссионерством среди горожан, выступает против неоязычества, фанатизма и кликушества среди верующих, вносит свой вклад в сплочение российского общества.

Продолжая мысли предшествующих ораторов о роли интеллигенции и отчасти полемизируя с ними, писатель и публицист, руководитель и главный режиссер Театра народной драмы Андрей Грунтовский заметил, что ни духовность, ни образование не являются безусловной прерогативой интеллигенции.

Главной её отличительной функцией является формирование национальной идеологии. От современной православной интеллигенции мы ждем прежде всего соборной идеологической пропаганды. Но долгожданная эпоха соборности пока не наступила. Мы до сих пор разделены на «белых» и «красных». Маятник критики советской эпохи слишком далеко ушел вправо, от этого антисоветизм приобретает порой оголтелый характер – исключающий саму идею социальной справедливости. Идею безусловно – евангельскую, без которой не может быть сформирована национальная идеология завтрашнего дня.

Член Союза писателей России, вице-президент Петровской Академии наук и искусств Андрей Антонов отметил, что, к сожалению, сегодня русская интеллигенция разделена по идеологическим критериям, разделена по отношению к основным периодам развития России. Появился значительный коллектив, который придерживается дохристианского мировоззрения, — родноверы, обособленно держатся православная интеллигенция и интеллигенция советская, приверженцы коммунистической партии. Но мы же все – русские. И это главное, вне зависимости от идеологических воззрений. В единстве наша сила. Недруги России действуют по известному ещё с времён Древнего Рима принципу: разделяй и властвуй. Нельзя поддаваться их разрушительному воздействию. К тому же, историю России, русского народа нельзя разделить, это единый процесс, ко всем периодам и событиям которого надо относиться с уважением.

В заключение поэт Татьяна Егорова прочла стихотворение, посвященное Св. Серафиму.

Завершился круглый стол молитвой преподобному Серафиму Вырицкому. И здесь участники дискуссии оказались едины.

Валерий Филимонов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: