ПОБЕДИТЬ ЗВЕРЯ

ГЕОРГИЙ ЕРМОЛОВ

Она родилась в маленьком армянском городке возле самой границы с Карабахом. Первые впечатления детства, запомнившиеся особенно ярко – это противный, вкрадчивый шелест снарядов, пролетавших над самой крышей. Родители, как и большинство местного населения, потеряли работу. Кормились тем, что удавалось выращивать в огороде, да ещё отец с риском для жизни пробирался сквозь зону боевых действий, чтобы добыть для семьи хоть что-то из съестного в другом городе.

С самых ранних лет она ощущала себя не такой как все. Объяснить это было трудно, а для ребёнка и вовсе невозможно. Было лишь чувство гнетущего одиночества и острой нехватки любви. Ещё до её рождения в семье стали происходить странные вещи. Росли необъяснимые озлобленность и отчуждённость. Врачи сказали маме, что ребёнок лежит в утробе не правильно и придётся делать кесарево сечение. Мама испугалась и стала с ней разговаривать. Она и по сей день уверена, что именно тогда впервые услышала маму, потому что самостоятельно перевернулась и роды прошли нормально. Потом родился младший брат, очень слабый и болезненный мальчик. Врачи были уверены, что он не выживет, но он выжил.

Девочка росла странной. Постоянно плакала без всякого повода, часто случалась беспричинная рвота. Контакта со сверстниками не получалось. Когда дети играли, она стояла в стороне и молча наблюдала. Казалось, она постоянно к чему-то прислушивается внутри себя, и никто не догадывался, что слушает она собственную внутреннюю музыку, которая звучала в ней, сколько себя помнила. Окружающих это пугало, как пугает всё непонятное.

Сохранилось и ещё одно детское воспоминание. Она долго смотрела на понравившуюся игрушку, потом медленно к ней подошла с чувством странного уважения и почтения, и осторожно взяла в руки. В тот же момент подскочила двоюродная сестрёнка, укусила за руку и игрушку отняла. С тех пор укоренилась уверенность, что окружающие всегда хотят что-то отобрать. Это вызывало удивление и твёрдую убеждённость в нежелании с кем-либо воевать. Мама одно время работала в детском саду посудомойкой и частенько прибегала в группу навестить дочку. Девочка, как всегда, играла в одиночестве, в своём маленьком замкнутом мирке. Увидев маму, бросала игрушки, обнимала её и плакала, чувствуя странную нестерпимую боль, уже тогда подсознательно понимая, что маме сделали что-то плохое и очень страшное.

Отец происходил из атеистической семьи, и сам был атеистом воинствующим. Но это полбеды. Человек, по натуре очень добрый и ответственный, всю жизнь искренне помогал всем своим братьям и сёстрам, но когда сам стал остро нуждаться в помощи, все родные от него отстранились. На первый взгляд объяснений этому не было. Она тогда ещё не знала, что вся семья стала жертвой собственной бабушки. Позже ей многое объяснил священник, а пока она лишь знала, что бабушка практиковала колдовство. Случилось так, что там, где она жила церкви не было, и она попала под влияние тёмных сил, потому что если нет Бога, на его место обязательно приходит кто-то другой. Она хорошо помнит, как в детстве её водили по каким-то страшным бабкам, её окружали нитки, иголки, наговоры и заговоры, и масса других, уже тогда отвратительных атрибутов. Но тогда она ещё не понимала, что всё это может иметь силу. Не могла она и знать, что бабушку разъедала чудовищная, противоестественная зависть к благополучной семейной жизни собственного сына. Однажды она сказала: «Я буду не я, если не разрушу твою семью». На что отец ответил, что не родился ещё человек, способный разрушить его семью.

А потом появился он. Он впервые появился во сне. Огромный, чёрный, с кроваво горящими глазами, и рогами, как у козла. Волк. По крайней мере – выглядел как волк. Или принял облик волка. Он вообще способен принимать любой облик. Он гнался по пятам, прожигая спину сквозящим взглядом до тех пор, пока она не срывалась с обрыва и не погружалась в кромешную тьму. Сон приходил раз за разом с пугающим постоянством.

Становилось всё хуже и хуже и ничего не радовало. Иногда она подходила к родителям и умоляла: «Помогите, мне плохо». Но они молчали. Они не понимали, что с ней, и боялись собственной дочери. Но, возможно, была и другая причина бабушкиного проклятия. Ведьма на исходе жизни обязательно должна выбрать себе преемницу, таковы законы их мерзкого мира. Скорее всего, она выбрала собственную внучку. Не зря же таскала её по своим «коллегам». Но уже тогда в девочке присутствовало нечто, что не было подвластно её чёрной воле и, поняв это, она пустила по её следу зверя. Обычно на другой день после сна приходила долгая болезнь.

В 1991 году отец принял решение перебираться в Россию от войны и нищеты, а уже в 93-м, кое- как обосновавшись, перевёз и семью. За ним потянулись многочисленные братья и сёстры с семьями. Цель они преследовали вполне конкретную – разбогатеть на новой родине. Уж слишком заела нищета. Отец всем помогал бескорыстно и родственники быстро поднялись. Однако, когда ему самому понадобилась помощь, все устранились. Тогда она поняла, как мало вокруг людей, готовых искренне помочь и поддержать. Ведь у их семьи были совершенно иные цели. На новом месте они мечтали обрести любовь и внутренний покой. Отец получил работу инженера в жилконторе и служебное жильё, но контакта ни с начальством, ни с подчинёнными не получалось. Вскоре его уволили под надуманным предлогом, и перед семьёй явственно встала проблема остаться на улице. В это время они в полной мере ощутили жестокость людей, которые вместо поддержки норовили подтолкнуть к краю пропасти.

Девочке, почти не знавшей языка, трудно приходилось в русской школе. На родине она была отличницей, но, попав в новую среду, потерялась. Дети по природе своей жестоки, и подружиться ни с кем не удавалось. Однажды удача слегка улыбнулась ей, когда одна из одноклассниц сама предложила дружбу. Она была так счастлива! Но, недолго. Новую подружку вскоре перевели в другую школу. Одноклассники её сторонились, списывать никто не давал, и отцу приходилось тратить немалые деньги на репетиторов – учителей той же самой школы. Распространённый вид современного школьного бизнеса – брать с родителей деньги за работу, не сделанную в урочное время.

Мальчишки гонялись за ней и норовили побить. Просто так, без причины, потому что не такая, как все, а учителя ей не верили. Или не хотели верить. И тогда она обратилась за помощью к отцу. Он пришёл, собрал мальчишек и поговорил с ними как с равными, сумел найти нужные слова. Они пожали друг другу руки и с тех пор её больше никто не обижал. Сейчас, когда ей уже за тридцать, она с удивлением вспоминает школьные годы, когда совершала многие поступки интуитивно, вне всякой логики. Дети в школе питались по талонам, но у неё не было гражданства и талоны не полагались. Она покупала в буфете пирожки и кормила одноклассников как птиц, отламывая маленькие кусочки, а они были готовы жевать бесконечно, не выказывая ни малейшей благодарности.

Именно в это время у неё пробудился интерес и любовь к русскому языку. Он  казался необычайно красивым и притягательным. Постепенно она стала лучшей в классе и сильно удивила одноклассников, когда именно русский выбрала для сдачи экзаменов. Учительницу все боялись и говорили, что девочка сошла с ума, если собралась сдавать именно русский.

От неё всегда ждали стереотипного поведения. Родители требовали, чтобы она как все сверстники зарабатывала деньги. Фраза «на тебе пахать нужно» постоянно звучала в семейных разговорах. Но она понимала, что её голос, её талант – это дар Божий, и изменить своему призванию значит предать Бога. Петь начала ещё в младенчестве. Мама её укладывала спать и читала книжку, но, уставшая за день, заснула сама. И тогда малышка запела для неё колыбельную, одну из тех мелодий, что всегда звучали у неё в душе. Таков был первый вокальный опыт. Сёстры выбрали доходные и престижные профессии, а она к 16-ти годам поняла, что ничего, кроме как петь, не умеет и поступила на вокальное отделение Университета культуры.

Конфликты и ссоры в семье и окружении н е прекращались. Она никогда не умела себя защищать, но когда видела, что обижают других, происходило нечто, что считала чудом Божьим – безоглядно вступалась за слабых. Так было  в школе, ничего не изменилось и после. Сама же постоянно слышала от людей: «Зачем сюда приехала, кто тебя звал? Возвращайся в свою Армению». Неприязнь людей вызывала страх. Он особенно усиливался, когда понимала, что внутри зажегся Божественный свет, побуждающий танцевать и петь, но вокруг люди, которые этого не принимают. И тогда она зажималась, прячась в хрупкую скорлупу отрешённости, с горечью признавая, что через этих людей действует тёмная сила. Постепенно крепла уверенность, что изливающееся из её души, весь творческий потенциал – сила Божественная, поэтому те, кто пытается это подавить – носители силы тёмной, вражьей. Грустно, но ей довелось испытать подобное даже в храме, и со всей остротой ощутить чужие попытки задавить её голос, после чего заболевала, осознавая свою хрупкость, открытость и восприимчивость. Сталкиваясь с агрессией и грубостью, никогда не осуждала, объясняя это одержимостью окружающих. С раннего детства она видела тонкий мир. Он проявлялся в видениях, которые не были ни сном, ни явью. Родители чувствовали её необычность и боялись – они не знали, что с этим делать, а она носила в себе «огромное ведро невыплаканных слёз». Спасаясь от бесов, истово читала любимую молитву «Богородице дево радуйся». Если становилось уж совсем не вмоготу, выходила на улицу, читала молитвы, обнимала берёзу как самого дорогого и близкого человека, плакала и с облегчением чувствовала очищение души. Душа управляет нашими поступками и помыслами. Светлая тянется к свету, тёмная – в темноту. У неё же всегда была тяга к иконам, к молитве, как подсознательное стремление к красоте. Отец проявлял непримиримую агрессию по отношению к её вере. Человек, по натуре очень добрый и отзывчивый, он столкнулся с холодным жестокосердием родственников, отказавшим ему в помощи в самый тяжёлый момент, а она после этого начала бороться за веру отчаянно, не по-женски, отстаивая право ходить в храм. Но самые близкие, мысля парадоксально, называли её ведьмой. Отец же вообще не видел разницы между церковью и сектой.

Очередное видение решило её судьбу. Она увидела Богородицу, простирающуюся от земли до неба. Сама же она висела в пространстве между небом и землёй, испытывая бесконечный восторг и блаженство, а внизу плыла лодка, в которой сидели мама, папа, брат и она сама, а в ушах звучал голос Богородицы: «Господи, нужно успеть спасти эту семью».

Именно тогда она поняла, что больше нет сил, и в 17 лет приняла крещение. Когда впервые открыла молитвослов, возникло чувство, что много лет не давали пить, и теперь она пьёт и не может напиться. Теперь она молилась днями и ночами, замечая с отчаянием, что враждебность окружающих лишь усиливается.

Крещение состоялось в армянской церкви. После совершения обряда и беседы, священник, ничего не объясняя вдруг сказал, что её место в Церкви русской, православной. Крёстный – один из служителей храма, добавил, что у него много чад, которых он обязан опекать, в её же вере он уверен настолько, что безбоязненно и спокойно оставляет  одну, потому что если бы она была мужчиной, то обязательно стала  священником. Тогда же произошло ещё одно странное явление. Весь день она не могла разжать пальцы, застывшие в троеперстии.

Она любила бывать в Казанском соборе и подолгу стоять перед иконой Божьей матери. Как-то раз подошёл мальчик и неловкими руками принялся устанавливать свечку. Свеча стоять не хотела, воск капал ему на пальцы и мальчик заметно нервничал. Тогда она, неожиданно для себя самой сказала: «Ничего страшного, у меня самой так бывало много раз». Показала, как это делать правильно. Мальчик успокоился, и тут она лишний раз убедилась, насколько важно в нужный момент поддержать человека, как все люди в этом нуждаются и насколько этого не хватает в жизни. Как важно, чтобы нас не отругали, когда мы ошибаемся, не сказали, что ты никчёмный и ни на что не способный, а наоборот показали, как сделать так, чтобы получилось, а потом порадовались за того, кто сделает лучше. И в этом великий дар и учительства, и родителей, и братьев и сестёр во Христе, называющих себя одной семьёй. В нашей жизни катастрофически не хватает исправления любовью и ощущения внутреннего спокойствия. Ксения Блаженная говорила, что увидев доброго человека радуется, как ничему другому, потому что это большая редкость, и все её молитвы обращены к Богу для приумножения любви, радости, принятия.

Её внешность почему-то часто производит на людей ложное впечатление. Её считают маленькой, глупенькой и ни на что не способной. Но стоит им услышать её пение, как отношение тут же меняется, и если человек сразу не услышал, не почувствовал, не полюбил, значит его духовные очи закрыты. После концертов к ней подходят и говорят, что у кого-то исчез насморк или перестала болеть голова, что вибрации её голоса сродни вибрациям церковного колокола. Многие плачут на концертах и приходят именно для того, чтобы получить освобождение через слёзы. Так всегда происходит, когда в её исполнении звучит адажио Альбинони. Голова выключается, возникает чувство волшебного парения, и уже невозможно понять, где явь,  а где грёза.

Её дядя – известный музыкант и композитор. Она обратилась к нему с просьбой сделать фонограммы-минусовки для выступлений, потому что для нераскрученного и малоизвестного артиста это удовольствие чрезвычайно дорогое, а ему это не составило бы большого труда. Он же ответил, что не хочет заниматься такими мелочами. Разговаривали в его квартире; она машинально взяла со стола новенькую видеокамеру и начала рассматривать. Дядя подскочил и выхватил камеру со словами: «уронишь, разобьёшь». В этом жесте проявилась такая неуёмная страсть к материальному, к вещи, что стало ясно – для таких людей вещь ценнее самого человека.

Она много раз пыталась привести родных к вере. На подворье Валаамского монастыря купила книгу «Верю – не верю. Разговор с атеистом» и предложила им, но они отскочили со страхом. Крестить своих детей не хотят категорически. Двоюродная сестра искренне хотела прийти в храм, но родители фактически забили её любовь. Чувствуя ответственность, она, всё же смогла убедить сестру, что Господь всегда приходит на помощь даже не крещеному, если тот обращается к Нему искренне. Говорила, исходя из личного опыта, многократно убедившись, что Господь всегда отвечал на её молитвы и чудеса происходили с раннего детства. Господь слышит и помогает всем, но нельзя относиться к Нему потребительски. Нужно уподобляться Ему в святости. Это очень трудно, но возможно, если принимать всем сердцем, полюбить Его и стремиться изживать грехи с помощью молитвослова, Псалтири, Евангелия. Церковное таинство не панацея. Наивно думать, что исповедавшись, причастившись, попадёшь в рай. При искреннем раскаянии исповедь даёт возможность примириться с Богом. Но пойдёт ли человек с Ним дальше, или будет отходить от Него, предавать – это уже личная борьба каждого, пришедшего на исповедь. Она знает всё это не понаслышке. Она всю жизнь будет помнить тот день, когда впервые причастилась, когда почувствовала в себе тепло и свет. Когда почувствовала в себе Бога. Сами собой возникали необычные, прекрасные мысли. Выйдя из храма, испытала такую радость, что запела на всю улицу свои удивительные, не существовавшие ранее мелодии. Теперь она их пела постоянно – и в метро, и на улице, и наедине с собой, молясь и мечтая, чтобы их записывали, чтобы эти импровизации превратились во что-то фиксированное, чтобы люди смогли их услышать и наполниться такой же радостью и счастьем.

Придя к пониманию простых и прекрасных истин, она уже не считала себя вправе довольствоваться ими единолично. Уже тогда, в юном возрасте в ней стал пробуждаться характер борца, призванного спасать тех, кто в этом нуждался, может быть и сам того не сознавая. Она полетела в Армению с твёрдым намерением крестить свою вторую бабушку по материнской линии. Той уже минул восьмой десяток, и она представляла собой типичный продукт советской среды, когда поход в церковь представлялся чем-то нелепым и постыдным. Какие она нашла слова для бабушки, и какое преодолела сопротивление с её стороны, знает только она сама. Когда священник спросил перед крещением, верит ли она в Бога, та ответила, что верит, но объяснить, почему прожила 70 лет некрещёная, не могла. Священник спросил, понимает ли она, что для неё делает внучка, прилетев за тысячи километров ради спасения её души? Та ответила, что внучка сумасшедшая, всё время читает какие-то непонятные книги, не даёт отдыха мозгам и совершенно помешана на Церкви. Задумчиво и грустно выслушал священник эти откровения и пообещал, что будет молиться, чтобы понимание пришло не слишком поздно.

Бабушка не любила священников, была убеждена, что Церковь – только бизнес и служат там лишь ради денег. Но и тут не обошлось без чуда. Церковь стояла на горе, и  для старой больной женщины маршрут представлял серьёзные трудности. Внучка громко молилась о придании ей сил. И в этот момент раздался телефонный звонок. Звонил священник, увидевший двух женщин, с трудом поднимающихся в гору. Он спустился вниз на своей машине и подхватил их. Каково было удивление бабушки, когда он отказался взять деньги, довольно жестко пояснив, что когда речь идет о спасении души, говорить о деньгах неуместно. Да и само крещение явилось чудом: за все 70 лет никто не смог убедить её креститься. Ещё одним чудом явилось неожиданное препятствие на пути к совершению таинства. Младший сын бабушки также поддался на уговоры и должен был везти их на машине. Но в этот день впервые на людской памяти выпал снег выше колена, и он отказался их везти, и не пошёл сам. Для него это явилось препятствием на пути к Богу, что лишний раз доказывает: желающий ищет способ, а нежелающий – причину. Девушка уже не раз замечала, что когда вопрос встаёт о спасении – люди разбегаются, исчезают, а она остаётся одна наедине с молитвой, вселяющей волшебное чувство отрыва от земли, и потому всегда побеждает. Через молитву, чтение Святого писания, обязательно – либо во сне, либо в видениях к ней приходят подсказки, как поступить в той или иной ситуации.

Но зверь по-прежнему не оставлял её своим вниманием, не в состоянии смириться с потерей такой лёгкой, на первый взгляд, добычи. Она возвращалась домой вечером после концерта, как всегда слегка отрешённая, отмечая краем сознания окружающие предметы, людей, события. Маргинальная публика спального района жила обычной жизнью: молодёжь пила пиво на детской площадке, бомжи рылись в мусорных контейнерах, записные алкаши «соображали» на скамейках возле парадных. И тут она увидела его. Он был нереально огромен, размером с дом, лежал, оскалив пасть, и затягивал в себя всех этих жалких персонажей, которые безропотно двигались к нему и бесследно исчезали. Выстрелив в девушку обычным кроваво-огненным взглядом, он злобно зарычал. Она схватила за руку невесть откуда взявшуюся маму и потащила в противоположную сторону, понимая, что только сама может её спасти. На другой день мама уронила на ногу тарелку и поранилась до крови, потом слегла с температурой. После болезни произошло ещё одно чудо: мама разительно переменилась. Сколько себя помнила, девушка всегда видела по отношению к себе лишь ненависть, и слова «лучше бы ты не родилась на свет» были привычными. Если вообще к такому можно привыкнуть. Теперь мать стала необычайно ласковой и не переставала повторять, как её любит.

Работа неизменно дарила радость общения со слушателями и убеждённость в необходимости именно этой деятельности. Её всегда тянуло к жанру романса, и она собрала большой репертуар, который теперь исполняет в сопровождении гитариста. Самое заметное место в программах отводится армянским песням в сопровождении двух дудуков – удивительных по глубине и выразительности национальных инструментов. Творческую поддержку, так всегда необходимую и труднодостижимую, ей удалось найти в Александро-Невской лавре, в творческом объединении «Зажги в себе свечу». Именно там нашлись люди, по достоинству оценившие её незаурядный талант. Именно в лавре она  обрела, наконец,  покой и душевное равновесие. По благословению духовника поступила на епархиальные курсы имени Иоанна Кронштадтского, успешно отучилась, но диплом получить не может и по сей день. Причины выдвигаются нелепые, но девушка не падает духом, принимая это, как очередное испытание веры на прочность.  Препятствия продолжают возникать на пути постоянно. В нынешнем мире шоу-бизнеса востребованность артистов такого уровня и творческого направления крайне низка. Заработать на жизнь без продюсера, без «раскрутки» невозможно. Для организации сольного концерта нужно заплатить такую стоимость аренды зала, которая вполне вероятно превысит доход от самого концерта. Родители уже давно стали гражданами России, а она по-прежнему без гражданства и без прописки. Недавно их семью вновь стали выгонять из очередного служебного жилья. Доходы не позволяют снимать квартиру, и вновь накатывает чувство отчаяния и безысходности.  В ночь на Успенье она молилась, плакала и читала акафист Иоанна Кронштадтского. Заснула лишь под утро, полностью обессиленная и опустошённая. Утром начался дождь. Он лил непрерывно весь день, и она восприняла это как очищение, а ещё через день отец сообщил, что ему дают маленькую служебную комнату, в которой возможно будет прописаться.

После окончания университета некоторое время она пела в ресторанах, как почти все начинающие певцы, и неплохо там зарабатывала, но примирить себя с царившей в этих заведениях грязью не смогла. Участие в каких либо конкурсах эстрадных исполнителей так же не приемлет, поскольку грязи там ещё больше. Так она и выбрала совершенно иной путь – молитвенный, и свято верит, что Господь обязательно пошлёт ей достойную работу. Пропитание добывает, работая няней, и продолжает петь на выставках и фестивалях совершенно бесплатно.

Сколько себя помнит, всегда плакала и молилась и теперь поняла, что смогла отмолить и спасти свою семью. Находясь во власти видений или снов, научилась управлять реальностью, менять как настоящее, так и будущее. Она знает, что видения напрямую связаны с материальным миром, и она научилась защищать своих близких.

Она входит в комнату и видит много людей. Знает, что зверь пока далеко, но бежит сюда. Она убеждает людей прятаться или бежать, но они ей не верят. И тут появляется он в своём традиционном обличье. Застыв в боевой стойке, он сверлит людей гипнотическим взглядом, и они рассеиваются, подобно дыму, исчезают и больше не возвращаются. В комнате остаётся лишь один молодой мужчина, и она спрашивает у него, как ей защититься. Первый порыв  бежать прошёл, и она подумала, что не так уж и страшно. Они стояли друг против друга- маленькая девушка и рогатый монстр, и она впервые смотрела в его жуткую морду прямо, а за её спиной вдруг прозвучала короткая фраза : «С любовью…». Обращаясь к зверю, незнакомец жёстко и требовательно повторил несколько раз: «Стоять!». И  волк стал преображаться,  превращаясь в обычную собаку, а затем лёг к её ногам.

Это был самый последний сон. А недавно, при выходе из храма, на неё бросился с лаем огромный пёс. Его знали многие, некоторых он успел покусать, но она  настолько устала после молитвы, что не было сил даже на испуг. Она остановилась и просто посмотрела на беснующуюся собаку, которая мгновенно успокоилась и, понурив морду, отошла. Девушка тихо засмеялась. Теперь она твёрдо знала, что может смело посмотреть в лицо собственному страху. И победить.

Законы мироздания таковы, что уничтожить зверя невозможно. Возможно лишь укротить, подчинить своей воле, победить. А главное – победить зверя в самом себе.

*                      *                       *

В социуме сегодня очень много людей, призванных по долгу службы нас спасать и защищать. Это врачи, военные, правоохранители, спасатели. Переоценить их роль в современном мире невозможно. Но наряду с ними по одним с нами улицам ходят незаметные люди. Их единицы, но их роль значительно важнее. Они – истинные воины света, призванные спасать наши души. Один из таких воинов – маленькая армянская девушка с говорящей фамилией – Сюзанна Аракелян. Аркйал в переводе на русский – апостол, и нет никаких сомнений, что её появление на свет не случайность, как, впрочем, и всё в этом мире не бывает случайным.

Господь послал своего сына именно к иудеям совсем не по причине их избранности, как они продолжают думать и по сей день, а потому, что более других погрязли в грехе и гордыне, и более других нуждались в спасении. И он сделал своё дело, несмотря на то, что его отвергли. Сюзанна пришла в наш мир для спасения своей семьи, и она её спасёт, как бы её не отвергали, потому что видит в этом своё призвание. И помоги ей Бог спасти ещё многих. Ведь она – Аракелян.

«Просите, и дано будет вам;

Ищите, и найдёте;

Стучите, и отворят вам».

                        Мф. 7 – 7:8

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: