К 100-летию Царской Голгофы

Ирина Тихонова

 

НАШИ «ЦАРСКИЕ ДНИ»

Записки паломника

 

Мысль о том, что в 100-летие трагической смерти Святых Царственных Страстотерпцев надо пройти маршрут Царского скорбного пути, не вызывала сомнения. Без опеки духовника это довольно сложно. Благословение от протоиерея Аристарха было получено. Более того, предложено незадолго до этой даты никуда не ездить (а лето время разъездов, в т.ч. паломнических), так как поездка будет более чем серьезной, с требованием многих сил, не только физических, но и духовных, и лучше их не расплескать заранее. Но как важно, чтобы и во все дни нашего путешествия о нас, паломницах была духовная забота. Каждый паломник знает: искушения разного рода крадутся во след. И эту молитвенную заботу о. Аристарха мы чувствовали все время: как это редко бывает, поездка была абсолютно гладкой.

Итак. Поездом до Екатеринбурга, где нас ожидал автобус, и уже катим в Сибирь, в Тюмень. В этом городе арестованная Царская Семья пересаживалась на пароход. На пристани, на месте стоянки и погрузки, ныне созданы музей и часовня в честь Царственных Страстотерпцев.

Тюмень – очень красивый ухоженный город, с приятной современной застройкой, красивой, умной, открытой, жизнерадостной молодежью,  и, как хочется думать – в большом числе православной. Как раз такую группу молодых людей с песнопениями мы видели и слышали в Троицком мужском монастыре. Восхитившись своими соотечественниками, мы служили молебен перед мощами св.Филофея Лещинского, просветителя и миссионера местного населения в XVIII веке.

По реке Тура Царская Семья плыла в Тобольск. С палубы они могли видеть Покровское – родное село Г. Е. Распутина. А быть здесь довелось им спустя 9 месяцев, по злой иронии. На пути из Тобольска к екатеринбургской Голгофе здесь была перепряжка лошадей.

…Нас, к огромной радости, везут в Покровское! Село как село. Но прикосновение к местам,  знаковым в судьбе России дорогого стоит. На месте, где был дом Григория Ефимовича ныне площадка с установленным часовенным столпом; напротив дом в котором устроен частный музей.

Мы  движемся дальше, через 2 часа – Тобольск. Жадно в него всматриваемся. Вот он город – пристанище Царской семьи на долгие месяцы, город связанный со множеством ссыльных, в том числе – декабристов…

В Российской Империи Тобольск – столица всей Сибири и Дальнего Востока. Вообще, центр города – это сплошная история, и главное в нем – жемчужина Сибири – ансамбль Тобольского кремля. Расположен на высоком уровне общего ландшафта, белокаменный, образец сибирского зодчества, построен в XVIII веке гениальным Семеном Ремезовым, и ставший символом русского государства и православия в Сибири.  С Троицкого мыса до линии горизонта открывается удивительная перспектива с видом на могучий Иртыш. Зодчему удалось органично вписать архитектуру в естественную среду с уникальным ландшафтом, что сделало Тобольск одним из самых красивых городов. «…Кто хочет видеть нечто прекрасное в натуре, тот поезжай в Тобольск», — так писали о Тобольске в историческом альманахе «Сибирский вестник». С XIX века ансамбль кремля включает особый памятник — замок каторжно-пересыльной тюрьмы.

Разместили Царскую семью под надзор на 8 месяцев в Доме Губернатора. Ныне это музей семьи Романовых. Он обязателен для осмотра.

Кроме внешних впечатлений, главное в кремле — красавец Софийско-Успенский кафедральный и зимний Покровский соборы. Здесь впервые видим список Абалакской иконы Божией Матери. Благоговейно прикладываемся к святыням и, как водится, в воодушевлении создаем толчею в иконной лавке. Прощаемся с этим чудным городом.

     Софийско-Успенский кафедральный собор

     И вот мы уже в пути к «родному дому» Абалакской иконы Божией Матери «Знамение». Мы едем в Свято-Знаменский Абалакский мужской монастырь, который находится в 20 км от города Тобольска на высоком берегу Иртыша, откуда открывается прекрасный вид на сибирские просторы. Окрестные холмы хранят память о битве покорителя Сибири атамана Ермака и хана Кучума.

Нас ожидает средневековый архитектурный ансамбльсибирское барокко, необыкновенно красивый, уникальный своей историей.

По Сибирской летописи, на месте будущего монастыря произошло явление Ермаку Святителя Николая Чудотворца. А в 1636 году( в эпоху царя Михаила – первого Романова) одной вдовице Марии в селе Абалак было чудесное видение. Ей в тонком сне явились три иконы: Божией Матери, по обе стороны которой — св. Николай и св. Мария Египетская. Четыре раза Святитель Николай передавал Марии повеление Божией Матери построить на Абалакском погосте храм в честь Ее образа «Знамение». …И храм был построен. Для храма, по обету парализованного крестьянина Евфимия, была написана икона в честь Божией Матери «Знамение». После написания иконы Евфимий полностью выздоровел.  Весть о явлении чудотворной иконы распространилась не только по Сибири, но и по всей России. Уже в XVII веке было записано более 130 случаев благодатной помощи от чудотворной иконы. За долгую историю храм горел, строился каменным, перестраивался, и как монастырь сформировался к середине XVIII, пережив драматичную историю советского периода…

Абалакская икона Божией Матери — самая почитаемая святыня Сибири. Ее многочисленные списки находятся во многих храмах (в Тобольском кремле – первая, к которой мы прикладывались).

Семья императора Николая II, пребывая в Тобольске, молилась у ее образа. Из записи в дневнике Царя: «После литургии был отслужен молебен пред Абалакской иконой Божией Матери, привезенной накануне из монастыря…» Позже для Государя был сделан список с иконы, сопровождавший его до последних часов жизни в Екатеринбурге…

И ныне монастырь является духовным центром, духовной святыней всей Сибири, храня чудотворную икону. Он располагает храмом иконы Божией Матери «Знамение»; колокольней с храмом Марии Египетской, и храмом Николая Чудотворца. Дополняет комплекс  построенная в наше время   часовня в честь Исповедников и Новомучеников Российских.

Благодать, коснувшаяся нас в монастыре, и красота, отрывшаяся  за его вратами в излучине Иртыша, обеспечили нам тихую радостную сосредоточенность на долгие часы обратной дороги на Урал.

В Екатеринбург въехали ночью, а утром погрузились в автобус  и поехали на Ганину Яму. Обитель находится в лесу. Здесь умиротворение, тишина, красивые деревянные храмы – гармония жизни. Если не знать, что произошло здесь сто лет назад…

В обители семь храмов – по числу членов Царской семьи. Они посвящены святым и иконам Богородицы, которых особо чтили Царственные страстотерпцы. На аллее, помещён бюст Государя Николая II, далее – монумент Государыни Александры Феодоровны. Рядом с Царским храмом установлен памятник «Царские дети».

Патриарх Кирилл служит молебен у Ганиной ямы

     Мы приближаемся к главной святыне обители – шахте № 7. Воплощённый Антиминс! Воронка почти заросла травой и напоминает, глубокую затягивающуюся рану. Вокруг нее монахи вырастили белые лилии — символ чистоты и любимые цветы Александры Федоровны. Перед ней стоит Поклонный крест и возвышается алтарь Царского храма. Вокруг самой шахты, построена крытая деревянная галерея. Глядя на воронку шахты пронизывает боль, скорбь, вина от страшного злодеяния, совершенного здесь 100 лет назад. Разговаривают здесь тихо – святыня! Помолились у Святого креста, перед шахтой, поклонились страшным страданиям Государя и его близких, жизнь положивших за Россию, и за нас всех. Акафист придает скорбному чувству радость, и мы уже способны и обойти все храмы, и заказать требы. При возвращении в Екатеринбург, думалось: как верно, что поехали сюда сейчас! Во время самих торжеств спокойно не помолишься.

После трапезы кто отдыхал, кто отправился на малую вечерню и Всенощную в Храм-на-Крови.

Храм-на-Крови

Центром всех приуроченных к трагической дате событий стал Екатеринбург. По шоссе и за пределами города мелькают баннеры с портретами Императора Николая II, Августейшей семьи и портреты Патриарха Кирилла, которого здесь ждут на Царские дни. На улице Царской, высится белый храм-памятник с золотыми куполами, построенный на месте Ипатьевского дома, посвященный Всем Святым в земле Российской просиявшим. При входе в крипту охватывает благоговение. Там обычно царит тишина.  На месте расстрела венценосных святых – алтарь в красном камне и чудесной мозаике образов Святых Царственных страстотерпцев и их верных слуг, испивших чашу страданий вместе с ними. Это самое главное и священное место храмового комплекса.

Расстрельная комната 

Уже с утра 16 июля массы людей с иконами и портретами Царя Страстотерпца начали  притягивать взоры  даже равнодушных к отечественной истории горожан. К ночи, к началу Божественной литургии, море народа заполнило Царскую улицу. Все внимание молитвенников- более ста тысяч человек, сосредоточилось на открытом алтаре, устроенном перед Храмом-на-Крови. Божественную литургию возглавил святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. По случаю страшной годовщины он привез из Иерусалима ковчег с мощами Великой княгини преподобномученицы Елизаветы Федоровны. Патриарху сослужили 37 архиереев, в их числе митрополит Киевский Онуфрий. Святейший обращался ко всем собравшимся на том месте, где сто лет назад было совершено страшное злодеяние с призывом: единым сердцем и едиными устами восславить Бога, молить Царственных мучеников о благоденствии России, и мире для бедствующей сейчас Украины. На Литургии среди почетных гостей была Ольга Николаевна Куликовская-Романова вдова Тихона Николаевича Куликовского-Романова, племянника Николая II. Ей более 90 лет. Присутствовала княгиня Мария Владимировна (глава Дома Романовых) с сыном Георгием… (к слову сказать, мы сталкивались с ними и в Доме губернатора в Тобольске, и на скорбных торжествах следующим днем в Алапаевске)

Для тысяч участников литургии, готовых к Евхаристии, прямо на улицу вынесли сто чаш. После причащения паломники выстраивались в многотысячную колонну. Крестный ход возглавил Святейший Патриарх Кирилл. А за ним потянулся громадный поток людей под хоругвями, иконами и черно-желто-белыми «имперскими» флагами.

       Здесь много молодежи и людей среднего возраста. Выстояв всю службу на ногах, а кто и с детьми, стариками и даже инвалидами, укрепившись благодатию Святого Духа, Святым Причастием, эти тысячи людей, отправились пешком в пятичасовой путь по скорбной дороге к Ганиной яме.

Спустя 100 лет после великого преступления и беззакония, потомки народа, не сумевшего защитить своего Царя, данного ему Богом, идут сейчас с молитвой, скорбью и покаянием по кровавому пути, по которому везли тела Помазанника и его святой Семьи, с иконками на груди Царственных Страстотерпцев.

Пройти пешком без подготовки более 20 км — утомительно даже для современного молодого человека. Но то, что Крестный ход возглавлял сам Предстоятель Церкви, очень воодушевляло. И каждый, кто шел, молился весь путь, вымаливал себя, своих близких, свой род, свое больное Отечество… А это – более ста тысяч человек! Каждый крестоходец – это уже неотделимая часть истории возрождения Святой Руси.

Под образами Царя собрались богомольцы не только со всех уголков России, Казахстана, Белоруссии, Прибалтики и Украины (здесь и Тернополь, Львов, Ровно, Мукачево, Одесса, Северодонецк, Киев, Чернигов, Днепропетровск, Донецк, Луганск…).
Образ Царя-Мученика привел сюда и дальнее зарубежье: Сербию, США, Канаду, Сингапур, Австралию и Новую Зеландию. Десятки православных граждан этих стран, потомки белых эмигрантов, решили проявить свою русскость, пройдя этот путь. Из иностранцев особенно были заметны сербы, на родине которых почитание Николая II гораздо выше, чем в России. Они больше понимают величие его подвига, чем наши соотечественники. В колонне, растянувшейся на километры, каждые 10-20 метров мелькали волонтеры красного креста, готовые оказать медицинскую помощь. К четырем часам стало светать. Людской поток, которому не было ни конца, ни края, пел Иисусову молитву. Около пяти утра взошло солнце. Начался лес. А впереди еще половина молитвенного пути. Не все смогли его пройти. Тех людей, что по немощи останавливались, собирали автобусы,  ехавшие следом. Самое главное – мы дошли. Слава Богу, мы дошли! Чувство сопричастности к чему-то великому, судьбоносному моменту нашей истории поддерживало дух. Да и шествие самого патриарха не давало повода смалодушествовать…

Удивительно, что некоторые бабушки с палочками радостно, в молитве смогли дойти до конца. И в то же время не все сильные молодые люди смогли дойти. Здесь действуют не только, и не столько физические силы.

В 7 утра колона паломников вошла в монастырь на Ганиной Яме. Молебен Царственным мученикам начался сразу, как только  колонна крестоходцев    вошла в обитель. Скромные люди, уставшие от двадцатикилометрового перехода в напряженном темпе, без остановок, с Иисусовой молитвой на устах расположились на травке в обители, в тени деревьев и храмов (бывалые крестоходцы берут с собой полипропиленовые спортивные коврики). Кто-то уже задремал… Во всех теперь разливалась усталость и радость. Радость, как венец скорбному пути. Крестный ход от Храма-на-Крови до монастыря святых Царственных страстотерпцев на Ганиной Яме стал главным событием страшного юбилея  Назад в город ехали в  автобусах.

В гостинице рухнули в постель. Пройдя за ночь двадцать с лишним километров, имея столько впечатлений… Был ли это сон, или дремка на несколько часов..?

Во второй половине дня самые крепкие поехали на экскурсию в Новотихвинский женский монастырь, а затем к Храму-на-Крови на богослужение под праздник преп. Сергия Радонежского и прпмуч. Елизаветы Федоровны Служба была в нижней церкви. На колонах установлены огромные портреты Царственных Страстотерпцев. Здесь много молящихся. Немало и иностранцев перед алтарем Расстрельной комнаты. Кроваво-красный алтарь, иконы Страстотерпцев, настраивают любую чуткую душу на молитву  глубокую и слезную, как и на Ганиной Яме – о России, о прощении нас у Бога, и у Царственных Страдальцев
После Крестного хода к Ганиной яме на вторую ночь с 17 на 18 июля совершается еще один крестный ход из г. Алапаевска, с места заточения великой княгини Елизаветы Федоровны и инокини Варвары, и князей Романовых к Синячихенской шахте к месту их убийства. А это 18 км пути. Соотнося свои силы, решили автобусом ехать в Алапаевск, к мужскому монастырю Новомученников и Исповедников Российских. В день столетия убиения Божественную Литургию служит митрополит Екатеринбургский с архиереями, а тремя днями раньше Святейший Патриарх освящал здесь новый храм.

В 1991 г. у шахты  установили Поклонный крест. В 1995г.  начали строительство мужского монастыря во имя Новомученников Российских. Монастырь на этом месте скромнее того, что на Ганиной Яме. И здесь, также как там, поросшая травой, затянувшаяся яма-рана на месте той самой шахты, шахты убиения. Огражденная ажурной кованой решеткой, она усыпана розами от ревнителей прмуч. Елизаветы и инокини Варвары. Рядом — Поклонный Крест.

На территории обители отдыхают крестоходцы, нашедшие в себе силу (физическую и молитвенную) и ревнование по алапаевским мученикам. Чуть поодаль  палаточный городок для простых паломников с бескрайней святой Руси, для тех, кто по тем или иным причинам не мог устроиться в гостиницы ( к слову, палаточный городок был и у Ганиной Ямы, и в центре Екатеринбурга, у Храма-на-Крови). Лишив себя второго ночного крестного хода,  мы после торжественной Литургии, поехали на экскурсию по Алапаевску. Вот «напольная школа», где разместили Вел. Княгиню Елизавету, ее келейницу Варвару, князей Романовых. Сейчас здесь музей, посвященный им. Непременное посещение Свято-Троицкого собора и склепа (сбоку от собора), где временно были помещены тела страдальцев, когда их извлекли из шахты спустя 3 месяца белогвардейцы, вошедшие в Алапаевск. Сегодня на площади перед собором возвышается бронзовая скульптура Елизаветы, и это место для города знаковое. Проделав длинный путь через Читу и Пекин, нетленные мощи преп.муч.Елизаветы и инокини Варвары обрели покой в обители Марии Магдалины в Иерусалиме.

Последний из наших «царских дней». В 6 утра из Екатеринбурга едем в Верхотурье, в Свято-Николаевский мужской монастырь. При Государе Николае II осуществлялось высочайшее попечение о старинном монастыре, где находились мощи святого праведного Симеона Верхотурского (XVII в.), столь почитаемого на Урале и в России чудотворца. Здесь в его царствование был построен величественный Крестовоздвиженский Собор в византийском стиле, освящение которого было приурочено к 300-летию царствования Дома Романовых. Государь планировал, но не успел посетить эту Уральско-сибирскую святыню, помешала Первая мировая война. Для Августейшей семьи уже выстроили дом, царь и царица жертвовали средства на обитель, направляли дорогие подарки – Царские врата для алтаря, драгоценную сень для украшения раки мощей чудотворца Симеона Верхотурского.

В 1914 году в монастыре два дня пребывала будущая преподобномученица Елизавета Федоровна, которая именно здесь получила скорбную весть о начале войны с Германией. В 1918 году она была убита в шахте Алапаевска Верхотурского уезда.

Верхотурье. Крестовоздвиженский храм

        Подвижника и бессребреника  Симеона Верхотурского открыл Государю и его Семье Григорий Распутин. Он бывал в Свято-Николаевском монастыре и знал духовное величие святого.

После убийства Царской семьи среди личных вещей Августейшей фамилии были найдены две иконы св. Симеона Верхотурского. Царская семья молилась этому святому. А через несколько лет после разграбления Верхотурского монастыря мощи святого Симеона были на некоторое время помещены на месте царской Голгофы в Ипатьевском доме (здесь был устроен антирелигиозный музей).

С благоговением мы припадаем к раке с мощами Симеона Верхотурского, славим чудотворца акафистом, вдыхаем святой воздух обители, поминаем близких в молитвах и записках.

Верхотурье являет нам еще Свято-Троицкий собор и Верхотурский кремль, чудесную панораму  реки Тура с подвесного моста и, видимый в дали, тот самый деревянный барский терем, построенный Г.Е.Распутиным для царственных особ, а также  Покровский женский монастырь, где гостеприимно приняли нас, уставших, мощи Косьмы Верхотурского и чудотворная икона Божией Матери «Умиление», вдохнув в нас  еще одну порцию благодати и тихой радости.

Но и это было не все. Последним аккордом радости нас одарил «Живоносный источник» в скиту «Актай», на берегу озера в честь иконы Божией Матери. А он воистину Живоносный! Обновленные источником, с шумом, в радости едем в Екатеринбург на вокзал. Нас ожидает дорога домой, в родной Петербург, из святых мест Урала и Сибири, с воспоминаниями о всем том, чему мы были участниками и свидетелями по милости Божией, и молитвенниками в меру сил своих.

Слава Богу за все!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: