О БОГЕ

«Бога не видел никто никогда»,- сказано в Евангелии от Иоанна Богослова. Однако вера в Бога, Творца мира существует у многих народов. Ещё древнегреческий историк Плутарх, который посетил многие страны, писал: «Обойдите вы всю землю, вы увидите много различий: вы увидите селения, где нет никаких законов, увидите людей, которые не знают, что такое деньги, встретите города без укреплений, целые племена не имеющих жилищ, но нигде вы не найдёте народа, среди которых не строились бы алтари и жертвенники, где не сжигались бы жертвы и не возносились молитвы к небу».

     На чём основана эта всеобщая вера в Бога? Прежде всего на непосредственном чутье, на прирожденном религиозном чувстве.

    Каждый человек знает по себе, что чужой пристальный взгляд, устремлённый на нас, чувствуется нами, как бы заставляя взором и нас ответить тем же.

    Бывают случаи и ещё большей чувствительности, и отзывчивости на стороннее присутствие. Люди, случайно попавшие в тёмное помещение, под влиянием страха или какого-нибудь иного впечатления, безошибочно угадывают, о присутствии рядом ними кто-то, несмотря на полную тишину и темноту. Так и всё человечество на земле…

     Мы видим только окружающий нас зримый мир, но сердцем чувствуем, что есть Некто-то, Кто выше мира и что есть не только одни мы разумные люди на земле, а есть ещё устремлённый на нас пристальный взгляд невидимого разумного Существа.

     Изучая окружающую нас природу, мы ещё более убеждаемся в том, что раз существует этот мудро устроенный мир, — есть и Тот, Кто это всё создал. В секулярном мире принято считать, что наука и просвещённый разум подрывают и разрушают веру в Бога. Это – глубочайшая ошибка. Истинно просвещённый разум не враг веры, — он его опора и светильник. Отнимите у веры разум, и она утеряет свою высшую ценность, станет верой слепой, и будет уже не вера, а суеверие. Истинное всеобъемлющее изучение загадочного и, в то же время, разумного мироздания, имя которой вселенная, неизбежно приводит восхищенного и просвещённого человека к Творцу.

    Знаменитый английский учёный и мыслитель Бэкон, отец науки, утверждал, что задачей настоящей науки и философии заключается в доведении ею совершеннейшего понимания Творца, что лучшим средством для этого, после Священного Писания, является опытное изучение мира.

    Ньютон, объяснивший движение всех миров вселенной, говорил о себе: «Не знаю, чем я кажусь миру, но себя я представляю ребёнком, который играет на берегу моря и собирает гладкие камни и красивые раковины, меж тем как великий океан глубоко скрывает истину от его глаз». Так великий учёный скромно судил о себе. А к Богу он относился настолько благоговейно, что даже на улице Его имя произносил с непокрытой головой.

    Знаменитый математик Ампер, создавший новую науку – электродинамику, в одном из своих писем молодому учёному пишет: «Берегись исключительно заниматься наукой, как ты это делал прежде. Учись, исследуй земное, – это обязанность мужа науки, на видимый мир смотри одним глазом, а другой неустанно обращай к Вечному Свету. Одной рукой исследуй природу, а другой, как дитя за одежды отца, держись за край Божией ризы».

      Примеры Ньютона, Кеплера, Галилея, Ампера, Либиха, Пастера и многих других крупных светил ума и знания ясно доказывают, что к Богу ведет подлинное смирение, а не самонадеянное верхоглядство.

    Подсказывая человеку существование Бога, сердце и разум не идут дальше. Они не могут разгадать тайну Божия Существа. Познание Существа Божия не дано человеку, – Божье может знать только Бог.

    Задолго до Рождества Христова в 5 веке в Сицилии жил один правитель, по имени Гиерон. Он имел при своём дворе много мудрецов, среди которых выделялся некто поэт, грек по происхождению, Симонид. Однажды Гиерон пригласил к себе мудреца и говорит: «Симонид, много ты мне услуг оказал, с каким бы я к тебе недоумением обращался, ты всегда давал мудрый совет и изъяснял всё, напряги твою мудрость и скажи мне что такое Бог».

    «Трудный вопрос ты мне предлагаешь, государь», — сказал Симонид, — на него так вдруг и не ответишь. Позволь мне день — другой подумать».

   «Хорошо! – согласился Гиерон.

 Прошло два дня: пришёл к царю Симонид. Гиерон ждёт объяснений, а мудрец вместо ответа просит ещё четыре дня подумать.

    «Трудная дума!» — говорит Симонид.

     «Знаю, что трудная. – отвечает Гиерон, потому и обратился к тебе, что мудрёная загадка, будь легче — просил бы разгадать другого…Иди думай!

Прошло ещё четыре дня. Симонид просит новой отсрочки.

     «Позволь мне, государь, ещё восемь дней?»

Гиерон задумался.

      «Ты шутишь, Симонид! Просил два дня, потом четыре, теперь восемь. Пройдут эти дни, пожалуй, станешь просить шестнадцать, а затем тридцать два. Когда же ты мне дашь ответ?»

      «Ты угадал, государь,- спокойно сказал Симонид. – Прошло восемь дней я стал бы просить шестнадцать, потом тридцать два, потом шестьдесят четыре. И так далее все вдвое больше – без конца. Что же касается ответа, то, мне кажется, я уже дал его тебе.

    «Как, дал? – удивился Гиерон, — ты мне ничего не сказал о Боге, а всё просил новых и новых прибавок на размышление».

     «Вот, — это и есть мой ответ, — сказал Симонид, — твой вопрос, государь, непосилен ни одному мудрецу. Чем о нём больше думаешь, тем меньше понимаешь; приходится просить всё новых и новых дней. Этот вопрос всё равно, что гора. Издали смотришь и то кажется громадной, а когда ближе подходишь, то она всё более высится и растёт, и ты пред ней чувствуешь таким маленьким, жалким и ничтожным. А если эту гору не обхватить и не покрыть рукою, то каким же, государь хочешь умом обхватить Того, кто создал и гору, и человека?»

     Понял Гиерон слова Симонида, благоговейно поднял глаза к небу и произнёс: «Да, Бог неведом и непостижим!»

      Церковный писатель блаженный Августин. Рассказал о своём подобном случае. Однажды он задумал написать книгу о Боге. Принялся за работу. С утра сел за стол; написал заглавие:

        «О Боге», — и стал думать, как лучше объяснить людям что такое Бог. Думал он долго и напряженно, но не выходило ничего. Устал. Разболелась голова. Вышел на берег моря освежиться. Идёт по песку, и продолжает размышлять о задуманном. Видит: сидит ребёнок, выкопал в песке ямочку, черпает куском битого глиняного горшка воду из моря и переливает в ямочку.

     «Что ты тут делаешь?» — спросил Августин.

      «Я хочу в эту ямочку перелить всю воду из моря!» — ответил мальчик.

Августин улыбнулся и произнёс: «Какие наивные бывают дети! Как они мало понимают! Вот, например, это дитя хочет маленьким черепком перелить всю воду из моря в ямочку».

Думы Августина вернулись к прежнему: «А я разве не такой же ребёнок? Своим слабым умом хочу охватить и другим передать сущность бесконечного существа Божия. Малому не вместить Великого! Для малого достаточно, если оно преклонится пред Великим и отдаст себя воле Его. Будет стараться познавать эту волю Божью и в жизни исполнять её.

Архимандрит Нектарий (Головкин)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: