Пояс Богородицы

Осенью в Петербург со святой горы Афон привезли на поклонение Пояс Богородицы. К храму иконы Казанской Божьей Матери Новодевичьего монастыря, где находилась святыня, вдоль Московского проспекта стояли многолюдные очереди. Мне, к сожалению, не удалось попасть в храм.

На выходные дни мы с мужем уехали на дачу в Псковскую область. Погода была под стать моему настроению. Хмурое низкое небо. Неопрятными грязно-серыми клочьями, как из старого ватного одеяла, свисали тучи, из которых скупо сеял моросящий дождь.

Муж занимался строительными работами, а я, управившись по-хозяйству, пошла в лес за грибами. Дорога была знакома, много раз хоженая. Осенний лес догорал последними красками На фоне темно-зеленых елей сияли золотыми свечками молодые березки. У меня возникло желание выразить красоту Божьего мира. Стали складываться поэтические строки. Я впервые дерзнула на это. Никогда раньше не писала стихов, разве только «агитки» в стройотряде или незатейливые куплеты в студенческих « капустниках». Наверное, на меня снизошло вдохновение; отдавшись творческому процессу, я увлеченно подбирала рифмы. Какое-то блаженство охватило мое существо.   Как вдруг, холодея от опознания мысли, но еще не веря в то, что произошло, судорожно оглядываясь по сторонам, в надежде увидеть знакомые места, я поняла…

Я заблудилась! Только не паниковать. Надо сориентироваться, где юг, где север. Вспомнила, что когда возвращалась из леса домой солнце всегда светило справа. Но где ты, солнце?! Ни просвета на сером осеннем небе. Мобильник! Ах, вот растяпа, я оставила его дома! Что делать? Молиться! Господи, помоги! Надо искать тропу. Вот, чуть заметный след, примятая трава, наверное, от вездехода. Куда-то же он приведет?! Впереди показался просвет. Река — обрадовалась я, а по берегу уже доберусь до деревни. Прибавила шагу. Но, какое разочарование… Я вышла к болоту. Ровное, блекло-жухлое пространство. Куда идти? Господи, но почему болото?! Повернуть назад в лес? Страшно! Но след виден на желтой болотной поверхности, наверное, он пересекает топь, а там жилье — решаюсь я. Пакет с лисичками повесила на сук. чтобы был ориентир, куда возвращаться, если болото топкое.

Ступила на колеблющуюся поверхность. Но вездеход прошел, значит, и я не провалюсь. Ухожу вглубь, все дальше и дальше от твердой земли. Под ногами все колеблется, будто дышит гигантский живой организм А если провалюсь? Там бездна. Вспомнился фильм «А зори здесь тихие», утонувшая в трясине Лиза. Под ногами паутина клюквенной сети: «блюдите, яко опасно ходите». Сорвала несколько кисло-красных ягод. И вот я уже в центре болота, но что это?! След, по которому я шла — ниточка, связывающая меня с людьми, поворачивает налево, я тоже… И вдруг с ужасом догадываюсь, что делаю петлю — это охотники, гоняли зверя по болоту, Что же делать? Возвращаться? Я уже далеко ушла. Силы тают. Скоро стемнеет, в ноябре дни короткие. Дойти бы до темноты до твердой земли, вдруг в лесу ночевать придется. Спичек нет! А если звери?! На дерево залезу. Припустил дождь. Небо и без того серое, стало мрачно-темным. Господи! Решила оставить петляющий след, и идти самой. Вот на те сосны. Страшно. Все колышется под ногами, но болото держит. Дошла до сосен, вот и тропинка. Слава Богу! Пошла по хорошо вытоптанной во мху тропе, но слишком узкая. Справа и слева лисички — осенние лесные розы. Уже не до них, и собирать некуда. Скорее домой. И тут я увидела, что это гряда посреди болота, тропа звериная, и я опять вышла к топи. Господи, за что?! Но надо идти. Вдруг навалилась тоска, и охватило отчаяние. А если я никогда отсюда не выйду? Так и загину здесь в этой топи, и никто не узнает где я. Господи, за что? Вспомнила, что уехала в деревню, так и не приложившись к Поясу Богородицы! Да, да, я такая грешница. Я достойна смерти в болоте… Но дети: муж будут страдать, не зная где я. И тогда я в голос закричала, обращая свой вопль в Небеса: «Матушка, Богородица! Прости, пощади меня, ради моих детей, помилуй меня! Укажи путь, не дай сгинуть здесь, в болоте!» Небо чуть просветлело, дождь перестал, приободрившись, я пошла. Но вот зыбкая топь позади. Передо мной ельник, второпях угодила в ручей, промочила ноги. Радость сменилась страхом. На болоте был простор для глаз, а здесь, хоть твердо под ногами, но со всех сторон дремучий ельник. Матушка, помоги! И вдруг, как легкое дыхание, слетел кленовый лист, я пошла к нему, наклонилась и увидела, даже не увидела, а почувствовала тоненькую, как поясок тропочку. Сердце вздрогнуло — это Богородица ниточку из своего Пояса мне постелила! Пошла, но сомненья терзали, а вдруг это опять звериная тропа….

Как я обрадовалась, когда увидела клочок бумаги рядом с тропой. Люди! Здесь ходили люди! Я вышла к деревне на Чудском озере. Попросила в первом доме телефон и позвонила мужу, чтобы за мной приехал, По шоссе оказалось 50 километров, а по болоту всего 8.

Когда я приехала в Петербург, сразу на следующее утро пошла в Казанский собор, к Божьей Матери. И чудо! Там справа от алтаря оказывается хранится частица Пояса Богородицы. Со слезами я приложилась к Святыне.

Маргарита Ярыгина, 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: