Видно, им делать больше нечего

 

 

 

ВЛАДИМИР КРУПИН

 

                                        

 

ВИДНО, ИМ ДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ НЕЧЕГО

 

Так хочется сказать, когда слышишь об очередной глупости правящих чиновников. А отчего глупости? От малого ума и от большой зарплаты. Надо же её как-то оправдывать. На сей раз об указивке (это женский род слова указ, потом поймёте, почему так написал) превращать слова мужского рода в женский род. При указании профессий.

Ведь и вправду вроде нелепо называть: столяр Иванова, слесарь Петрова, шофёр Сидорова, надо говорить и писать правильно: столярка Иванова, слесарка Петрова, шофёрка Сидорова. Сразу увеличивается уважение к профессии и повышается производительность труда. Но Иванова говорит, что столяркой и слесаркой с давних времён называются подсобные помещения. Которые и называются подсобками. Вроде сторожки, в которой сидит сторож или сторожиха.

Пойдём дальше. Косарь — косовица или просто косарка. Землекоп — землекопка, можно копалка. Аптекарь — аптекарша. Но это жена аптекаря. Тогда лучше просто: аптечка. Аптечка Дина, это звучит. Актёр — актриса, а можно энергичнее: актёрка. Многие из них этого названия достойны.

Что это за новшество такое? Отчего такое сверхбестолковое усердие? Неужели нет понимания, что есть в языке свои правила, которые никакими указками-указивками не изменить. Сам язык сопротивляется таким нововведениям. И почему кажется, что что-то новое — это прогрессивно, это результативно.

И что, теперь женщину, которая пришла на должность шприцовщика (есть такая профессия), придётся теперь называть шприцовкой. Далее по тексту: сталеварка, лесорубка, лесовальщица, сучкорубка. А сеятель в женском роде значит, сеялка? Женщина-штукатур — штукатурка. Женщина-маляр — малярка. Если машинист тепловоза женщина, то она уже будет машинисткой. И это не секретарша у начальника, не спутайте. И судью-женщину надо будет звать судейкой. Заседатель — заседательша. Хлебороб — хлеборобка. Женщине в полиции придётся быть полицайкой. Женщинам в армии тоже много радости, вот, по порядку возрастания по служебной лестнице: солдатка, ефрейторка, сержантка, старшинка, прапорка, лейтенантка, простая, младшая и старшая, далее капитанка, майорка, подполковница, полковница, генералка-майорка, генералка-лейтенантка, генералка-полковница, и — венец всего — маршалка. Увлекательный рост!

Женщины идут и в мужские виды спорта, тоже и это надо учесть. Спринтер и стайер соответственно спринтерка и стайерка. Вратарка (вариант: голкиперка). А как роскошно звучит: биатлонка. Или вот, новомодный вид — кёрлинг. Но ведь не выговоришь: кёрлингистка. Проще: каменка, они же камень по льду катят.

Избранная в Госдуму — думка. Женщина мэр города — мэрка. Женщина спикер, как вы уже начали понимать — спикерка.

Язык принял парашютистку, трактористку, гимнастку, фигуристку, а кочегарку принять не хочет и не примет: кочегарка занята кочегаркой.

Как от этого спастись? Очень просто: говорить по-русски и не обезьянничать. Мэр — городской голова, глава города, спикер — председатель. И никакой у нас не Белый дом, а Верховный совет. А то, как скажут: Белый дом, сразу вспоминается, как он был залит кровью в октябре 93-го.

Бедный наш, непрерывно попираемый язык! Уже сыплются на тебя всякие принтеры, айфоны, айпеты, воцапы (женское: воцапки), теперь вот это наваждение с названием женских профессий.

Это от того всё происходит, что во властные структуры сейчас вошли и действуют в них те, кто учился и вырастал в горбачёвско-ельцинские времена, когда насильно обрубалось в образовании всё русское и всё лучшее советское, а присваивалось по указивке дядей Сэма и Смита всё для нас чужое, вымороченное. Другого не предлагалось. И пришли во власть недоучки, у которых нет ни знаний, ни любви к родине, но высокомерие зашкаливает.

Там, конечно, у этих «творцов» нового закона, есть и женщины. Они и о себе позаботились. Отныне их надо называть: реформатки. То есть матки реформ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: