Георгий Ермолов

 

ЛЮБОВЬ, ТВОРЯЩАЯ КРАСОТУ

Всякий, входящий в Лавру во второй половине лета, сразу погружается в пленяющую атмосферу удивительной красоты и благоухания. Огромный цветник вдоль главной аллеи поражает великолепием.
Элитные сорта тюльпанов, роз, хризантем, лилий приживаются здесь лучше, чем в ботаническом саду. Пышные кусты капризных рододендронов цветут так же, как, наверное, цвели на Земле в доисторический период. Иоанн Кронштадтский писал: «Цветы – остатки рая на Земле». Одна из древних легенд повествует как Бог, лишив людей земного рая, вознамерился отобрать у них и всю земную красоту. Но, все же, любовь к людям пересилила, и он оставил им одно из лучших своих созданий – рододендрон, поселив это растение в труднодоступных горных районах. Существует поверье: кто найдет рододендрон в тех местах, того ожидает счастье. Входящий в Лавру, находит рододендрон с первых шагов.
«Остатки рая» не ограничиваются лишь дворовой территорией. Кому доводилось побывать внутри корпусов, могли видеть бесконечные галереи – зимние сады самых удивительных растений.
Войдя в Лавру рано утром, ежедневно замечаешь на клумбах и цветниках маленькую тонкую фигурку, теряющуюся в многоцветном великолепии и будто бы творящую бесконечные поклоны своим возлюбленным чадам. Покидая Лавру поздно вечером, неизменно наблюдаешь ту же картину. Каждый день. Без выходных и отпусков. Практически в любое время года.
Людмила Николаевна Балан приобрела первый религиозный опыт через насельников Валаамского подворья, с которыми познакомилась на традиционных для интеллигенции в советские годы сельхозработах. Предательски подкравшаяся перестройка кардинально изменила привычный ход жизни. Возникли проблемы с работой, дочь с мужем и маленьким внуком уехали в ближнее зарубежье. все это провоцировало незнакомое до той поры чувство тягостной депрессии, и Людмила Николаевна начала постоянно ходить в церковь. Неожиданно напомнило о себе детское увлечение рисунком и живописью. Как-то раз взгляд упал на давно заброшенные кисти и, повинуясь еще неосознанному порыву, она написала на двери образ Божией матери, получившийся удивительно похожим на дочь. Это создало некий эффект присутствия, притупило тоску ожидания встречи, и положило начало многолетнему упорному изучению иконописного ремесла.
Геохимик по образованию, она много лет провела в геологических экспедициях, изучая породы и минералы. В смутные времена, когда разваливалась наука, а ученые и инженеры уходили кто в бизнес, а кто в электрички торговать газетами, перед ней, как, впрочем, и перед многими, встал вопрос – совесть или деньги. Все задуманные проекты лежали под сукном без малейших перспектив на реализацию. Надо признать, что в отличие от большинства коллег, ее ситуация была не самой плохой. Предлагалось сидеть на своем месте, получать неплохую по тем временам зарплату и регулярные премии, не производя при этом никакого общественно полезного продукта. И она приняла решение уйти в обычную среднюю школу преподавать детям историю мировой художественной культуры.
Судьба описала очередной круг и вновь привела Людмилу на Валаамское подворье в детскую иконописную школу. Преподавала детям основы и много писала сама. Мизерной пенсии едва хватало на оплату коммуналки и она обратилась за советом к настоятелю отцу Петру, который и подсказал пойти в Александро-Невскую Лавру.
Нечаянно состоявшаяся встреча с игуменом Никитой определила ее жизнь на последующие годы. Уже на следующий день она начала трудиться в Лавре уборщицей, и продолжала писать иконы дома. Года через полтора ей предложили работу в Никольском храме, а параллельно, по собственной инициативе, взялась за реставрацию киотов Троицкого собора. И вслед за этим как-то сами собой стали реализовываться застопорившиеся ранее иконописные работы.
Вряд ли кого-нибудь могла бы удивить ситуация, если земледелец вдруг проникся стремлением к иконописи. Но, когда иконописец и талантливый художник оставляет свое дело и уходит работать на земле – случай неординарный. Людмила Николаевна рассказывает:
«Познакомившись с владыкой Назарием и архимандритом Никитой, я поняла, что никогда уже отсюда не уйду, что буду работать здесь в том качестве, в каком особенно нужна, в каком смогу принести наибольшую пользу. Писать иконы учатся многие, но пойти работать на землю может заставить только любовь.
Садовником стала случайно (хотя, ничего случайного не бывает). Проходя по Лавре, увидела работавших на палисаде женщину и юношу. Понаблюдав за их трудами, подошла и в шутку поинтересовалась, не нужен ли им начальник? Они в один голос ответили: «Да, да, конечно нужен!» Так, на следующий день я стала садовником Лавры. Единственным.
Нужно стремиться быть таким человеком, чтобы с тобой хотелось быть и жить. Епископ Назарий и архимандрит Никита стали для меня образцами таких личностей. Благодаря им я полюбила братию, трудников, да и весь персонал монастыря, поэтому мой труд не для себя, не для кого-то конкретного, а для Бога. У меня много помощников, связанных той же Христовой любовью. Это – Валентина, Ольга, Вячеслав, Роман, Ангелина, Татьяна, Тамара, Варвара, Александр и многие другие. все свое свободное время и отпуска они проводят в безвозмездных трудах на цветниках. Никогда не отказывают в помощи игумен Макарий, иеромонах Прокопий, монах Давид. Слава Богу, что мы все есть друг у друга!»
Работа, требовавшая определенной профессиональной подготовки, заинтересовала, и необходимые познания приходили как будто Свыше. Для себя она объясняет это просто: либо нужно иметь образование, либо любовь и желание. Принято различать работу легкую и тяжелую. ее работа, несомненно, тяжелая. Но, несмотря на восьмой десяток лет, откуда-то берется этот удивительный энергетический потенциал. Прекратились даже боли в спине, много лет беспокоившие до этого. Если есть любовь к Богу и ближним, для которых хочется исполнить свое послушание наилучшим образом, то Господь посылает такие удивительные энергетические ресурсы. Тем и отличается для нее работа от послушания: «Если бы я работала только за зарплату и не старалась угодить Богу, то ничего бы не получилось. Было бы непосильно».
Протяженность одних только лаврских галерей – зимних садов около – полукилометра. По обеим сторонам живут многие сотни различных, часто экзотических растений. Лишь для поливки этого изобилия требуется порядка 350 литров воды, которую нужно перевезти и перетащить на своих руках. И так – почти ежедневно.
Профессиональное наставничество в лице владыки Назария трудно переоценить. Он научил всему, в частности – ландшафтному дизайну. Агроном по образованию, он всегда дает необходимые советы.
Отдельная тема – розы Лавры. Вообще, в этом климате, нежные южные детища приживаются плохо. Но именно к этим цветам наместник питает особую любовь. Достаточно вспомнить его уникальный эксперимент в Коневском монастыре. Разбить розарий на острове посреди Ладоги мог только истинно увлеченный и уверенный в себе человек. Для клумбы была подготовлена сложная основа по всем правилам аграрной науки. Рассаду привезли из Финляндии, и летом розарий заблагоухал. Восторженному изумлению паломников не было предела: вырастить розы в этих широтах – почти фантастика.
Занимаясь закупками растений, Людмиле часто приходится бывать в питомниках и ботанических садах, и эти посещения она считает бесценным опытом для себя, наблюдая своими глазами и узнавая те условия, в которых они выращиваются.
Думается, что посылая в этот мир каждого человека, Господь определяет для него индивидуальную миссию, поэтому глупо кичиться дарованными свыше талантами. Господь вкладывает в голову писателя или философа мудрые мысли. Он же водит рукой художника или скульптора. Гениальные мелодии композитору навевает тоже Он. Человек – всего лишь ретранслятор. Все, что от него требуется – это самоотверженная работа и любовь к доверенному Свыше делу, потому что подлинный талант – это прежде всего непрестанный творческий труд. Нежелание реализоваться в том качестве, в каком предначертано, пожалуй – один из самых тяжких грехов – отвержение Божьего замысла.
Длинными зимними, и короткими белыми ночами она продолжает писать иконы, совершенствуя дарованный талант, но основным своим предназначением сегодня видит сохранение и приумножение «остатков рая» на земле Лавры.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: