Крещение Господне

В то время, когда Богородица ещё носила во чреве своего Сына, у Елисаветы, её родственницы, которая долгое время не имела детей, родился сын Иоанн. Ещё до рождения Иоанна Ангел предсказал его родителям, что их сын будет великим пророком, который покажет людям дорогу к спасению и приготовит путь Богу в этом мире.

С юных лет Иоанн ушёл жить в пустыню. Жизнь свою он проводил в посте и молитве. Одежду он носил из верблюжьего волоса и подпоясывался кожаным поясом. А пищей его были акриды (вид саранчи) и дикий мёд.

Читать далее «Крещение Господне»

Степка и бабка Настя

Михаил Аникин

Больше всего на свете Степка боялся Бога. Страх этот внушила ему бабка Настя. Она же научила его и любить Бога. Без Бога ни до порога — часто повторяла она, все в жизни объясняя тем, как люди относятся к Богу.

Гибель на войне старших своих детей она относила на счет своих грехов, моля у Господа прощения для детей и для себя. То, что Степкин отец вернулся с войны живым и здоровым, бабка Настя считала великим чудом и не забывала положить поклоны в горнице перед иконой Спасителя, которую она не снимала, несмотря на насмешки ее старой подруги Паши, ставшей во время войны партийной и выбившейся в бригадиры. Та, правда, с тех пор, как вступила в партию, стала реже бывать у Никитиных, — видно, кто-то из старших партийных начальников сделал замечание за дружбу с верующей Настасьей. А может, и сама посчитала для себя стыдным заходить в дом, где по всем комнатам висели иконы. Время было такое, когда религия должна была окончательно отойти в прошлое — сам Никита Сергеевич Хрущев объявил об этом с высокой трибуны. А Паша Хохлова начальство всегда уважала.

Читать далее «Степка и бабка Настя»

Сказка о белой кошке

Сказки Наташи Денисовой

В далекой южной стране жила белая кошка Скарлетт. Она была пушистой, грациозной, и очень гордой. Только одно обстоятельство её немного расстраивало — почти все животные вокруг имели свою окраску: зебры полосатые, гепарды пятнистые, и даже крикливые попугаи хаотично раскрашены, словно кто-то пролил на них ящик с разноцветной гуашью. И только она белая-белая. Одно время Скарлетт думала, что она вовсе не кошка, а необычный вид хамелеона. Каждое утро она отправлялась к усыпанным голубыми колокольчиками полям, и терпеливо ждала, когда же и она станет такого красивого, небесного цвета.

Заметив, что ничего подобного не происходит, Скарлетт решила немного схитрить: стала срывать колокольчики, и прикреплять их на свою белую шерсть. Но, как вы понимаете, цветы быстро вяли, и наша героиня вскоре отказалась и от этой затеи.

Она дни и ночи напролет сидела у дерева эвкалипта, думала о больших кораблях, о далеких морях.

И вот однажды Скарлетт заметил маленький мальчик, приехавший в южную страну путешествовать. И так ему понравилась эта белая важная кошка, что он решил забрать её с собой на север. Там Скарлетт впервые увидела снег. С тех пор больше не переживала, и не думала, что она некрасивая. Ведь если она такая же белая, она определенно Снежная Королева.

Рисуют дети

 

 

Наш журнал «Вербочка» ещё молодой, но уже появились первые детки-авторы: нам пишут авторы сказок и авторы рисунков. Представляем рисунки маленького художника к стихотворению Корнея Чуковского «Цыплёнок».

Жил на свете цыплёнок. Он был совсем маленький. Вот такой.
Но цыплёнок думал, что он очень большой. И важно задирал
голову. задирал голову. Вот так.

У цыплёнка была мама.
Она его очень любила.
Мама была вот такая.

Мама кормила цыплёнка червяками.
Как-то раз налетел на маму чёрный кот
и погнал её прочь со двора.
И был этот кот вот такой.

Цыплёнок остался у забора один. Вдруг он видит:
взлетел на забор большой красивый петух,
вытянул шею вот так и во всё горло закричал:
ку-ка-ре-ку! И важно посмотрел по сторонам:
я ли не молодец?

Цыплёнку это очень понравилось. Он тоже вытянул шею.
Вот так. И что было силы запищал: пи-пи-пи-пи!
Я тоже удалец! Я тоже молодец!
Но споткнулся и шлёпнулся в лужу. Вот так.
В луже сидела лягушка. Она увидела его и засмеялась: ха-ха-ха! ха-ха-ха!
далеко тебе до петуха!
А была лягушка вот такая.

Тут к цыплёнку подбежала мама.
Она пожалела и приласкала его.
вот так.

 

ЦВЕТНИК ДУШИ

СМИРЕНИЕ

Душа становится пустыней,
Когда в ней царствует гордыня.
Здесь не растут, как не ищи,
Не то что лилии – хвощи!
И нет травинки ни одной
От гордости в пустыне той.
Спроси у Ангела, дружок,
Как превратить её в лужок?
Как душу снова оживить?
– Смиреньем гордость заменить! –
Услышишь ангельский совет
Простой и ясный, как рассвет.
Смиренье – мир в душе твоей.
Его ты бережно взлелей,
И встанет маленький росток –
Фиалки ласковый цветок.
Так незаметен он и тих
В лесах среди цветов других,
А вот в пустыне будет он
Красой особой освящён.
С него в душе начнётся сад,
И будешь ты безмерно рад,
Что и в твоей душе цветник
С фиалки крохотной возник.

 

ЦВЕТОК ПОКОЯ

Жасмин – цветок с благоуханным даром.
Его найдёшь в саду усадьбы старой
На пышных и раскидистых кустах,
Когда пшеница зреет на полях.

Он не бывает лишним, не нарушит
Покой ничей, но изукрасит душу
Какой-то благодатной тишиной…
Жасмин всегда приносит нам покой.

О нежности его и аромате
Поэтами исписаны тетради.
Его букеты вносят в каждый дом.
Предвестником небесного покоя
Благоухает он у аналоя…

Взрасти и ты жасмин в саду своём.

 

ТИХИЙ ЦВЕТ

По полю пролегли
Весёлые тропинки.
Обочинки у них –
В ромашковых цветах.
Все лепестки цветка
Растут из серединки.
Ромашка так светла,
Как солнышко в лучах.

Вот так и люди льнут
К Спасителю сердцами,
Любовию своей
Соединяясь с Ним.
И Бог венчает их
Небесными венцами
И любящих Его
Ведёт к святым Своим.

Ромашка – цвет простой,
Привычный, но – заметный.
Растёт она везде,
Почти по всей земле.
Через неё Христос
Нам говорит о вечном
И учит свято жить,
Не подчиняясь мгле.

Ромашку ты возьми
В цветник души растущей
И у святых учись
Быть с Господом всегда.
Она в себе несёт
Отраду райских кущей,
Ромашка – тихий цвет –
Послушница Христа.

Татьяна Шорохова

КАЗНИ ЕГИПЕТСКИЕ

Летом в деревне я почти ежедневно читала мальчикам рассказы из Библии для детей. В тот день мы дошли до египетских казней. Однако выяснилось, что в детской Библии о них только вскользь упоминается.

– А где же казни египетские? – удивляюсь я. – Да ведь это самое интересное, а про них ничего не написано!

– Какие казни? – на меня смотрят четыре заинтересованных глаза. – А ты, бабушка, сама про них расскажи!

– Да их много, я могу запутаться. О, кажется, у нас есть еще одна детская Библия, сейчас я в ней посмотрю… Но и в другой книге о казнях египетских нет ни слова. Делать нечего, не пропускать же мои любимые египетские казни, и я беру с полки настоящую Библию в  красивом розовом переплете.

Рассказывать я начинаю своими словами, следя по Библии, чтобы не перепутать, что зачем идет, но потом в повествование как-то незаметно вкрапляются кусочки библейского текста, и неожиданно я понимаю, что слова Библии очень понятны детям, как будто и написаны для них. И звучат по особенному: торжественно, красиво, значительно. И я уже без сомнений читаю прямо по Библии:

– И сказал Господь Моисею…

– И сделали Моисей и Аарон, как повелел Господь…

– И вся вода в реке превратилась в кровь…и рыба в реке вымерла, и река

В несколько приемов, с краткими моими пояснениями, уж как Бог на душу положил, мы успешно одолеваем все до одной казни египетские. Когда в следующий раз я прихожу к детям с детской Библией в руках, маленький Ваня бурно протестует:

– Нет, бабушка, ты не то принесла! Ты неси большую розовую книгу!

Коля горячо поддерживает брата:

– Конечно, бабушка, читай нам настоящую Библию!

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ПОМПЕИ

Однажды летом по какому-то случаю я рассказала Коле с Ваней про вулканы, не поленившись найти в Большой Советской Энциклопедии серию черно-белых фотографий для наглядности. С тех пор редкий день проходил без того, чтобы кто-нибудь из них не попросил:

– Бабушка, расскажи нам про вулканы.

В доме сохранилось большое количество географических книг, карт и многотомных справочников, собранных еще моим отцом, учителем географии в школе, и мы вдохновенно отыскивали в них изображения и описания всевозможных вулканов, устанавливали их местоположение на карте, рассматривали разрезы кратеров, смаковали красивые звучные названия: Килиманджаро, Кракатау, Ключевская Сопка, Фудзияма. Любовью к вулканам был заражен также троюродный брат мальчиков Андрюшка, средний из них по возрасту. Появление Андрюшки вызвало новый виток разговоров на эту тему. После очередной вспышки интереса к вулканам я почувствовала себя опустошенной, как потухший Везувий. И тут мне в голову пришла интересная мысль. Как же это я забыла о такой замечательной картине Карла Брюллова «Последний день Помпеи», где изображено извержение вулкана Везувия? Я нашла прекрасную цветную иллюстрацию картины и прикинула, что можно сказать с ее помощью. Пожалуй, наши разговоры о вулканах могли выйти на другой, возможно даже духовный, уровень. Оставалось дождаться дежурного возобновления этой темы. Случай не заставил себя долго ждать.

Я кладу картину на середину стола и произношу магические слова:– Это извержение вулкана Везувия, при котором погиб древний город Немая сцена. Три головы склонились над картиной, пожирая ее глазами.

– Видите, на город течет огненная лава, сыпется пепел, рушатся дома, – подбрасываю я дров и в без того раскаленную, как огнедышащая печь, атмосферу.

– А что может означать на этой картине сверкающая молния, как вы думаете?

– Боженька сердится, –

догадывается самый маленький из всех – Ваня.

– Да, Он сокрушает статуи ложных богов, которым поклонялись жители Помпеи. Они сами их выдумали, а настоящего, истинного Бога, забыли. Грехи их множились, и Господь покарал этих людей.

– И все-все умерли? – трагическим голосом спрашивает Коля.

– Однажды вопрос, похожий на Колин, решился задать Самому Господу Богу один праведный человек по имени Авраам.

Было это очень давно, – начинаю я сказочным голосом свое повествование, – тогда Господь решил уничтожить город под названием Содом, населенный нечестивыми людьми.Авраам сказал Богу: «Неужели Ты погубишь праведного с нечестивым? Может

быть, есть в этом городе пятьдесят праведников?»

Господь сказал: «Если Я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то Я ради них пощажу все место сие».

Авраам опять спрашивает: «Может быть, до пятидесяти праведников не достанет Бог сказал: «Не истреблю, если найду там сорок пять».

Авраам продолжал говорить: «Может быть, найдется там сорок?» Как вы думаете, – обращаюсь я к своим слушателям, – что ответил Бог Аврааму?

Коля не очень уверенно отвечает:

– Не истреблю…

– Правильно, – киваю я Коле. – И сказал Авраам снова: «Может быть, найдется там тридцать праведников?» Что ответил Господь?

Радостные голоса вразнобой:

– Не истреблю!

– Авраам сказал: «Может быть, найдется там двадцать?» Что сказал Бог Дружный хор из трех детских голосов:

– Не истреблю!

– Авраам сказал: «Может быть, там найдется десять?» Что сказал Господь?

Ликующее:

– Не истреблю!

– Но в городе Содоме не нашлось даже десяти праведников, – развожу я руками, – их осталось всего четыре. Это была семья праведного Лота. Бог вывел их из опасного места и истребил города Содом и Гоморру. Вот и в Помпее, видно, не осталось ни одного праведника, если Бог уничтожил

А теперь – спать! Уже поздно.

– Ну ба-буш-ка-а-а

ОТЕЦ ИОАНН КРОНШТАДСКИЙ

Протоиерей Андрей Ткачев

 

 

 

 

 

 

В музыке надо равняться на мастеров. В живописи, архитектуре, военном деле — тоже. Ну, и в священстве, тоже нужно равняться на мастеров. Лучший из лучших в священстве — это отец Иоанн Кронштадтский. Это священник из священников. Это человек, который более других, облечённых саном, выявил в своём служении, в своём личном подвиге сущность православного священства и её возможности. Это со всех сторон замечательный человек, и стоит похвалить его, вынося из этого какие-то практические мысли для своего поведения, для понимания Церкви, ради любви к ней. Читать далее «ОТЕЦ ИОАНН КРОНШТАДСКИЙ»

ЛУЖА

Замечаю в руках у Коли незнакомую малюсенькую игрушечку.

– Коля, откуда у тебя взялся этот пароходик?

– Мне Артемка подарил.

Артемка – это лучший детсадиковский Колин друг. Я удовлетворяюсь ответом и только говорю мимоходом, не озаботившись последствиями:

– Ты ему тоже что-нибудь подари.

На следующий день вижу, что Коля играет уже с двумя одинаково маленькими игрушками: со вчерашним пароходиком и автомобильчиком, которого у него раньше – Коля, откуда у тебя взялся еще и автомобильчик?

– Мне Артемка подарил.

– А ты что-нибудь Артемке подарил? – опять довольно-таки легкомысленно

– Я ему подарил свой вертолет.

Вертолет – довольно дорогая игрушка, недавно купленная Коле мамой. Я осознаю свой промах.

– А ты у мамы спросил, можно ли его дарить, ведь это она его тебе купила. И потом, – спохватываюсь я, – Артемкина мама знает, что он подарил тебе пароходик и

автомобиль? Ведь об этом надо спрашивать.

– Хорошо, я спрошу, – как-то уж слишком покладисто отвечает Коля. Но меня подхватывают неотложные большие дела, и я забываю об этих микроскопических игрушках.

В ближайшее воскресенье мы с Колей и Ваней собираемся к причастию. Несмотря на хлопоты с одеванием Вани, я все же замечаю, что Коля разложил перед собой на столе большое количество игрушек маленького размера. И тут в моей голове что-то проясняется. У меня опускаются руки, я растерянно смотрю на Колю. Он ловит мой взгляд. Мы оба все понимаем.

– А ведь эти игрушки тебе Артемка не дарил, – озвучиваю я, наконец, свою страшную догадку. – Откуда они у тебя?

– Я взял их из детского садика, – признается Коля.

– Ты у кого-нибудь спрашивал, можно ли?

– Нет…

– Но ведь взять что-нибудь чужое без спроса, это значит – украсть.

Получается, что ты вор и обманщик.

В сборах, на ходу – мы уже опаздываем в церковь – я говорю еще какие-то правильные слова, негодую, сержусь, но чувствую, что все это не достигает цели… Одновременно я отмечаю про себя, что Колин грех раскрылся как раз перед причастием. Может быть, это означает, что ему уже пора на исповедь?

На пути к храму посреди дороги раскинулась большая лужа.

– Коля, – предостерегаю я, – иди по краешку, не торопись.

Коля делает два осторожных шага и непостижимым образом во весь рост падает в черную зловонную лужу. Когда он с моей помощью поднимается, я даже не понимаю, что нам теперь надо делать: идти вперед, в храм, или поворачивать назад, домой? Коля, растопырив руки, с которых стекает грязь, с недоумением оглядывает сначала себя, потом смотрит на меня. Грязь, впрочем, стекает у него не только с рук, но и с куртки, и со штанов, и отовсюду…

– Коля, знаешь, почему ты упал в грязь? – я говорю медленно, сама удивляясь своему спокойствию. – Ведь это Бог показывает тебе, что ты изнутри такой же черненький, как теперь эта курточка. У тебя душа запачкалась от вранья. Ты

– Понимаю, – прочувствованно говорит Коля.

– В таком виде к причастию идти нельзя, – раздумываю я вслух. – Что же нам

Взглянув на жалкую Колину фигурку с растерянным лицом, я принимаю решение идти вперед: там, в здании воскресной школы, есть кран с водой.С помощью двух носовых платков я сердито отчищаю куртку, штаны, руки у Коли, смиренно поворачивающегося в разные стороны. Удивительно, что довольно строптивый Ваня в этой ситуации задумчив и терпелив, как никогда.Результаты чистки оказываются удовлетворительными. Мы бежим в храм и успеваем как раз к причастию.

На следующий день утром, краснея, заплетающимся языком, я объясняю воспитательнице суть дела. Коля, опустив голову, протягивает игрушечки. Воспитательница понимающе смотрит на меня и говорит:

– Хорошо, что ты принес эти игрушки, Колечка, теперь все смогут ими играть, а не только ты один. Положи игрушки на место и иди завтракать.Коля облегченно вздыхает, машет мне рукой и вприпрыжку бежит в группу.С тех пор прошло уже почти два года, Коля учится теперь в младшей группе воскресной школы, но почти всякий раз, когда мы идем мимо знакомой лужи, у нас происходит примерно такой разговор:

– Помнишь, бабушка, как я упал в эту лужу, а ты меня отчищала в нашей воскресной школе? – говорит Коля.

Ваня подхватывает:

– Это Колю Бог наказал, плавда, бабуска?

– Истинная правда, – отвечаю я.

НОВЫЙ ТАНК

Коля с Ваней играют на детской площадке, а я сижу невдалеке от них на скамеечке, жмурюсь от яркого весеннего солнышка и думаю: «Какие они разные. Коля – общительный, любознательный, но обидчивый, рассеянный и очень вспыльчивый, даже гневливый. Как старший, естественно, хочет и старается добиться, чтобы Ваня его во всем слушался, но для этого у него недостает твердости. Ваня более сосредоточен, с сильным характером и в то же время добрый, подельчивый. И только небольшое дополнение портит все: он – маленький упрямый ослик. Ванины ответы на все наши предложения неизменно начинаются со слов: «нет», «не буду», «не хочу». При таких различиях у братьев часто вспыхивают ссоры, нередко заканчивающиеся откровенной дракой. Дело усугубляется еще ревностью со стороны Коли, которому, начиная с трех лет, приходится делить мамину любовь с младшим братом.

Мне на всю жизнь запомнились слова моей мамы из моего детства, перевернувшие все отношения с моим младшим братом: «Как хорошо, что у тебя есть брат! Когда тебя нет, он все время спрашивает, где ты, ждет, когда ты придешь. Он тебя так любит!»

Ваня и в самом деле без Коли скучает, радуется, когда он приходит из садика, подражает ему. Любые, даже самые скупые проявления Ваниной любви к старшему брату, я, помня мамину науку, доношу до Коли в разных вариациях, и, мне кажется, это очень смягчает их отношения.

Мои раздумья прерываются громкими криками, доносящимися с площадки. «Ну вот, начинается!» – огорчаюсь я, бегу к песочнице, где братья, вцепившись руками в новенький, подаренный мною Ване танк, яростно тянут его каждый в свою сторону, как два цыпленка червяка. Увидев меня, Коля выпускает танк из рук, видимо, осознав свою неправоту: танк-то Ванин. Ваня шлепается на землю и, не раздумывая, с размаху бьет танком Колю по голове. Я ахаю, подскакиваю к Коле: у него на затылке буквально на моих глазах растет большая шишка, а из под содранной кожицы сочится кровь. Я в ужасе кричу Ване:

– Ты видишь, Ваня, что ты натворил?

Ваня, увидев кровь, роняет танк, бросается к Коле с отчаянным воплем, протягивая вперед руки:

– Коля, прости меня! Прости меня, Коля!

Коля, к моему несказанному удивлению, тоже вытягивает руки навстречу Ване – со стороны это выглядит немножко театрально – и кричит сквозь рыдания, роняя частые, крупные слезы:

– Я прощаю тебя, Ваня!

Потрясенная этой душераздирающей сценой примирения, закончившейся взаимными объятиями, я ограничиваюсь несколькими нравоучительными словами, достаю из сумочки носовой платок и бактерицидный пластырь, солидные запасы которого у меня всегда при себе, и залепляю Колину рану. Ввиду воцарившегося мира между братьями, я разрешаю им еще немного побыть на улице, а сама в изнеможении опускаюсь на скамейку. «Два внука, – думаю я, – это не вдвое тяжелее, чем один, а вдесятеро. Такая вот неправильная арифметика».

Когда мы собираемся уходить домой, выясняется, что Ваня потерял свой новый танк. После долгих совместных поисков я нахожу его в густой траве и в сердцах

– Все, Ваня, не видать тебе танка, как своих ушей, я его забираю насовсем!

Оставил новенькую игрушку в траве и не помнит даже где!

Ваня поворачивается к нам спиной и медленно идет куда-то вдаль, время от времени отмахиваясь рукой и всхлипывая. Мы с Колей смотрим ему вслед. «Эдак он далеко уйдет. Как же быть?» – мелькает у меня в голове.И тут Коля тихонько говорит:

– Да отдай ты ему танк, бабушка.

Мир ждал Спасителя — царя.
А Он родился тихо, как заря.
Не во дворце богатом, не в столице,
Где Богу подобало бы родиться.
Родился в хлеве, в полуночный час,
Явив пример смирения для нас.
Звучало ангельское пенье
На небе в честь Его рожденья.
Спешили пастухи поклон
Отдать Тому, Кем мир рождён!
А мир не знал, живя, как встарь,
Что в мир пришёл Спаситель Царь.
Мир спал. И даже не заметил,
Что вместе с Богом утро встретил!

Евгений САНИН

Разграбление Почаевской Лавры австро-венгерскими войсками

Михаил Шулин

 

 

 

 

 

 

 

Свято-Успенская Лавра – твердыня веры Христовой, обитель благочестия и подвижничества, духовный центр православного народа Западной Руси.

 Этот древнейший монастырь пребывает под особым покровительством Матери Божией. Здесь Пресвятая Дева явилась монахам-отшельникам, оставив на скале отпечаток стопы, эту землю прославила на весь мир Почаевская чудотворная икона Божией Матери. В обители подвизались великие подвижники Православия: преподобный Иов Почаевский и чудотворец Волынского края преподобный Амфилохий.

Благолепие храмов Лавры, хранившиеся в ней чудотворные иконы и покоившиеся мощи святых угодников Божьих издавна служили предметом поклонения сотен тысяч паломников – богомольцев и многих миллионов православных людей. В блоке Центральных держав, внимательно изучившем перед войной все подробности русской общественной жизни, не могли не знать о том, как дороги сердцу всякого православного человека досточтимые святыни Почаевской Лавры.

Читать далее «Разграбление Почаевской Лавры австро-венгерскими войсками»

ИГРЫ У РОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЕЛОЧКИ

ИГРЫ У РОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЕЛОЧКИ

ВЕТРОДУИ
Дети получают по кусочку ваты и раcпушают их, делая легкие снежинки. По сигналу каждый «ветродуй» «ветродуй» начинает дуть на свою снежинку, не давая ей упасть на пол. Кто дольше продержит свою снежинку на лету?
Вариант:
Построенная в линию команда, дуя на снежинку, гонит ее по воздуху из точки старта в точку финиша, например, прямо на елку. «Ветродуи» находятся в начерченном на полу коридоре, чтобы не ломали линию.

ОЩУТИ ПРИЗ
Участники в толстых меховых рукавицах (рукавицах Деда Мороза) с завязанными глазами пытаются наощупь определить, что за приз им вручили.

Посох по кругу
Дети в хороводе передают посох Деда Мороза из рук в руки. Тот, на ком музыка прерывается, выходит в центр хоровода и танцует специальный танец.
Вариант:
Если детей много, то по кругу можно передавать посох, рукавицу Деда Мороза, другую его рукавицу… При этом в паузе выходят танцевать сразу несколько детей.

Где висела игрушка?
Дети внимательно рассматривают ёлку, затем дружно выходят из помещения (или отворачиваются). Дед Мороз перевешивает что-то из ёлочных украшений. Получает приз тот, кто первый определил подмену.
Вариант:
Можно перевешивать сам приз — одну из висящих на ёлке конфет, шоколадок в форме игрушек и т. п.

РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

На земле есть одна книга, которая по своему содержанию и значению для людей – дороже всех книг. Называется она – Библия. Написана Библия была очень-очень давно. Её создавали разные авторы, в разное время. Одним из таких авторов был пророк Исайя. Он был глубоко верующим человеком, и Дух Божий пребывал на нём. Однажды пророк сказал такие слова: Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил, что значит: с нами Бог (Ис. 7: 14; Мф. 1: 22–23). Прошло много веков с того времени, когда пророк Исайя произнёс эти слова. В те далёкие времена на земле никого из людей не называли христианами, потому что ещё не родился Иисус Христос – единственный на земле истинный Бог и Человек. Он пришёл в мир, чтобы искупить грехи кающихся людей, спасти нас от вечной погибели и ввести в Царство Божие.

А рождение Иисуса Христа было так… В дни царствования Ирода Великого в Иудее и при императоре Августе, правителе Римской империи, была объявлена перепись населения. Дева Мария – так называют Матерь Божию – и Иосиф Обручник пришли из Назарета в Вифлеем на перепись, потому что предок их, царь Давид, был родом из тех мест. Дева Мария уже носила во чреве ребёнка, которого таинственным образом зачала от Духа Святого. А названный муж Иосиф не был Марии мужем, потому что жили они как брат и сестра. В Вифлееме тогда собралось очень много народу. В гостиницах не хватало мест, и тогда святое семейство вынуждено было поселиться в пещере для загона овец. Здесь-то и произошло событие, предсказанное за много веков пророком Исаией и другими пророками: родился Сын Божий, Спаситель мира.

Случилось это славное событие ночью. В это время бодрствовали лишь пастухи, которые пасли овец. Перед их глазами вдруг предстали Ангелы небесные, которые дивными сердцу голосами возвестили пастухам, и через них – всем людям на земле, о мире и благоволении Божием к роду человеческому: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение (Лк. 2: 14). И действительно, каким чудным благодатным миром веет на нас от смиренных яслей Божественного Дитяти! Вот, возлежит Он, Всеогущий Творец всех миров, видимых и невидимых, как беспомощный Младенец, повитый пеленами… И это – нас ради человек и нашего ради спасения!

Пастухи, ставшие свидетелями дивного и славного явления Ангелов, пришли к пещере. Радостью и счастьем сияют их лица, с благоговением припадают они на землю перед священными яслями и первыми из рожденных на земле приносят Христу дар от стад своих. А за ними, спустя некоторое время, приходят и цари-мудрецы с Востока, из далекой Персии, водимые чудесной звездой, и, кланяясь, преподносят Царю всего мира, Младенцу, золото, ладан и миро.

И мы, возлюбленные во Христе дети, принесём истинному Богу наши добрые дела, нашу искреннюю любовь. Будем достойными христианами и верными чадами Церкви Православной.

Архимандрит Нектарий (Головкин)

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ СТИХИ-ЗАГАДКИ

Среди зимы – большое торжество.
Великий праздник – … (Рождество)!

Его ждут все – от малышей, до пап и мам
и все нарядные спешат на службу … (в храм).

Здесь празднично, светло, приятно пахнет ладан,
Перед иконами горят … (лампады).

И, распушив зеленые иголочки
красуются рождественские … (елочки).

Чтобы с молитвою прошел сегодня вечер,
Все люди в храме зажигают … (свечи).

И службе праздничной все радостно внимают,
а после с Рождеством друг друга … (поздравляют).

 

 

Здесь торжеством и тайной веет отовсюду
И сердце замирает в ожиданьи … (чуда).

Ведь чудо всех чудесней в этот день сбылось –
На земле родился … (Иисус Христос).

Подарки Христу

Каждый верующий в Бога человек совершает много добрых дел. Одни  посещают больных, другие  украшают храмы, иные  помогают взрослым.

Но я, дорогие дети, хочу рассказать вам про трех волхвов — мудрецов, которые пришли с востока в Вифлеем к младенцу Христу туда, где Он родился от Девы Марии, и принесли дары: золото, ладан и смирну.

Волхвы были потомками древних мудрецов, бывших некогда под начальством пророка Божия Даниила, из Вавилона. И, как говорит предание, царями в восточных странах. О родившемся Царе мира они узнали через рождение на небе так называемой Вифлеемской звезды. Звезда была необычная. Она вела мудрецов издалека и остановилась над пещерой, где в яслях лежал родившийся младенец Христос. Пав на землю, они поклонились Христу как Богу. Поэтому православные и называют родившегося Младенца Богочеловеком. Так как Он есть истинный Бог и истинный Человек.

В памяти людей сохранились и имена трех волхвов – Мельхиор, Гаспар и Валтасар. Волхвы отличались высокими душевными качествами. В силу пророческих знаний и высоких человеческих качеств, они воодушевились верою в Спасителя мира Мессию – Помазанника Божия. Пророк Даниил жил за четыреста лет до этих, описываемых в Евангелии событий, и вот это знание передавалось из поколения в поколение, пока не открылось оно так ясно через явление звезды на небе и рождение Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа.

А мы, дорогие дети, будем от всей души стараться быть добрыми христианами и своими мыслями и поступками служить Господу.

Архимандрит Нектарий (Головкин)

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ПРЯНИКИ

или рассказ о том, как мы возрождали православную традицию

Пряничная идея витала в воздухе давно: мне уже было известно о старинном русском обычае одаривать на Рождество детей и взрослых расписными пряниками, у меня дома лежала книжка о
красивейших архангельских пряниках с необычным названием «козули», однако дело не продвигалось дальше неясных размышлений на эту тему.

И вот как-то раз я попала на празднование Рождества в фольклорный клуб «Домострой». В конце праздника нас пригласили на чаепитие, во время которого хозяева торжественно внесли
внушительной величины холщовый мешок и стали вынимать из него и дарить гостям с шутками-прибаутками большие нарядные пряники, расписанные белой и розовой глазурью по темно-
коричневому полю. Пряники имели форму различных животных и птиц. Там были олени, медведи, зайцы, кони и даже коровы. Мне досталась необычная, сказочного вида птица. Помню, какую
радость доставил мне этот подарок: «Так вот они какие, настоящие рождественские «козули»!»

Я удивилась, увидев, что мой сосед ест своего пряничного медведя… Пряник, конечно же, для того и пекли, чтобы съесть, но моя птица вот уже много лет хранится у меня дома и до сих пор пахнет
медом, пряностями, сказкой и Рождеством… Там же, в «Домострое», я раздобыла и старинный рецепт приготовления теста для «козуль».

С тех пор за несколько дней до Рождества вместо беготни по магазинам в поисках подарков друзьям и знакомым, у нас дома совершается интереснейшее творческое действо, ставшее уже
традицией в нашей семье. Особое значение оно приобрело, когда мои внуки подросли настолько, что могли принимать в нем участие. Однажды я попыталась записать, как это происходит, и вот что из этого получилось: Каждый год накануне Рождества мы собираемся почти всей семьей и печем рождественские пряники для подарков. Самые главные пекари, конечно же, Коля с Ваней. Взрослым при этом приходится проявлять известное терпение. Вот Ваня завладел скалкой и уже несколько минут трудолюбиво раскатывает кусочек теста в лепешку. Вся наша работа по производству пряников парализована. Мы безуспешно пытаемся заполучить у Вани скалку. Проще оказывается разыскать — хоть и не очень в этом случае удобную — толкушку для картофеля. Затруднение преодолено, изготовление пряников продолжается.

По ходу дела я напоминаю, какие фигурки можно вырезать из раскатанного теста: оленя, птицу, коня, то есть настоящую архангельскую «козулю», или что-то, имеющее отношение к Рождеству, например, восьмиконечную звезду. Заодно интересуюсь:
– Кто помнит, как называется звезда, которая привела волхвов поклониться
– Волхвиемская! — первый поспел с ответом Ваня.
– Вифлеемская! — поправляет его Коля и от смеха роняет на пол кусочек
– Ну вот, уронил тесто, теперь оно будет грязное…
– А у нас дома мама пол моет, — укоризненно говорит Коля.
– Бабуска, а мозно слепить медведя? — спрашивает Ваня.
– Можно и медведя, и зайца, и лису, — разрешаю я, — Ведь когда родился Иисус Христос, то животные тоже пришли поклониться Ему.
– Пришли вол и осел, да, бабушка? — торопится показать свои знания Коля.
– Да, на иконе Рождества можно увидеть, как вол и осел заглядывают в ясли, где лежит Младенец.
Ваня счастливо смеется, ему очень понравилось, что ослик тоже пришел заглянуть в ясельки и поклониться Боженьке. Я догадываюсь, почему: дома мы частенько называем Ваню маленьким упрямым осликом, так что он уже сроднился с этим словом. Ваня требует показать ему ослика на иконе. Мы целой процессией идем в дальнюю комнату, где стоит икона Рождества. По дороге я успеваю напомнить, что иконочка не картина, что ее нельзя разглядывать долго, что надо поцеловать сначала.

Шепотком объясняю и про ослика, и про ангелов, и про волхвов. Когда мы снова возвращаемся на кухню, и я поворачиваюсь, чтобы положить вырезанную из теста «козулю» на противень, то оказывается, что он уже весь занят Ваниными изделиями: колобками, колбасками и какими-то змеями. Их так много, что они даже лежат друг на друге. Я незаметно убираю несколько колбасок и парочку змей. В тех же целях Коли-Ванина мама предпринимает отвлекающий маневр:
– Как вы думаете, какую еще фигурку можно вырезать к Рождеству?

Коля придумывает сделать снеговика и елочку. Ваня упорно катает очередную. Мама продолжает развивать Рождественскую тему:
– А кто первый сказал, что в Вифлееме родился Спаситель?
— Бабуска сказала! — радостно выкрикивает Ваня

Ответ нельзя признать верным, но мне он нравится. Мама формулирует вопрос:
– Кто рассказал пастухам о рождении Спасителя?
И получает от Коли правильный ответ:
– Ангел!
Мы его хвалим, и Коля, вдохновленный успехом, просит:
– Спросите у меня еще что-нибудь!
В результате получается импровизированная рождественская викторина.

Так за разговорами работа незаметно подходит к концу. Но вырезать и испечь пряники — это только полдела. Самое интересное впереди. Пряники надо расписать специально приготовленной глазурью разных цветов. Это увлекательнейший творческий процесс. После перерыва на обед Коля с Ваней вооружаются кисточками.

Тут нам всем надо быть начеку, потому что теперь можно легко прилипнуть к столу, за которым сидит Ваня, к стулу, на котором сидит Ваня и к самому Ване. Все покрыто сладкой глазурью. Но зато и пряники приобретают нарядный, праздничный вид. По коричневому полю разбегаются сахарные зигзаги, точечки и загогулины. Самые красивые пряники откладываются для батюшки и Колиной учительницы воскресной школы.

На Рождество пряниками одариваются друзья, гости, соседи. Хватает на всех. И неизвестно, кто получает большее удовольствие, одариваемый или даритель.

2 стакана сахара пережечь на сковороде, влить 3/4 стакана воды. Отделить 2 желтка, взбить их с двумя столовыми ложками сахара. Взбитые желтки положить в сковородку, туда же добавить 200
гр. маргарина и неполную чайную ложку соды (погашенной уксусом) и пряности (корица, гвоздика), затем добавить муку (примерно 1 кг).
Глазурь: 2 белка взбить с двумя столовыми ложками сахарной пудры и добавить краситель (сок клюквы, свеклы, моркови). Этими взбитыми белками расписывают «козули».

«ДИСЦИПЛИНА АРКАНА» И ЭКОЛОГИЯ В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ

Михаил Аникин

 

 

 

 

 

 

Для автора этого сообщения нет сомнения в том, что Леонардо можно назвать одним из выдающихся экологов, ибо экология изучает весь сложный комплекс взаимодействия человека и природы. Как никто из современных ему художников Леонардо да Винчи интересовался этой проблематикой.

При всём том,  сих пор Леонардо остаётся одним из самых загадочных и по сути непонятых художников эпохи Возрождения. Да и сама эта эпоха в такой степени противоречива и можно сказать туманна, что в её отношении  оценки и вкусы расходятся  часто до диаметральной противоположности. Для одних — это высшая точка развития европейского искусства, для других — эпоха крушения цельного мира средневековой культуры, разрушение космоса религиозной христианской культуры. То же происходит и в отношении  великого художника- творца, изобретателя, мыслителя и аскета, каким был Леонардо. Читать далее ««ДИСЦИПЛИНА АРКАНА» И ЭКОЛОГИЯ В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ»

КАПРИЗКА

– Ваня, собирайся, мы пойдем гулять.

– Я не хочу гулять, – твердо заявляет Ваня даже не поднимая головы.

– Ты только посмотри, Ваня, – я стараюсь придать своему голосу как можно больше радостных ноток, – какое солнышко на улице! Коля уже одевается.

– Не пойду, я буду рисовать.

– Мы же договаривались, что будем рисовать все вместе после прогулки.

– Нет, я хочу сейчас.

– Пойдем, Ваня. Давай я помогу тебе надеть свитер…

– А-а-а-а!

Я отступаю вместе со свитером. Ох, уж этот Ваня! Ну что ж, у нас с Ваниной мамой есть действенная выручалочка для такой патовой ситуации. Я начинаю

– Коля, посмотри, наш Ваня был такой хороший, послушный, а теперь вдруг стал плохой. По-моему, он опять проглотил капризку. Наверное, стоял где-то с открытым ртом, она и залетела.

Ваня настораживается. Я продолжаю:

– Придется нам ее выгонять. Ваня, выбирай, чем мы будем выгонять капризку: ремешком, прутиком или крапивой?

Но и Ваня не лыком шит, у него заготовлен свой ответ на наши хитрости:

– Я сам ее буду выгонять.

– Хорошо, Ваня, выгоняй сам, я только форточку открою, чтобы капризка улетела от нас подальше.

Я иду к форточке, а Ваня предусмотрительно открывает рот и шлепает себя ладошкой по тому месту, по которому надо бы хорошенько пройтись ремешком.

Но я еще не догадываюсь, какая опасность подстерегает меня с другой стороны. Коля заинтересованно прослеживает глазами путь от Ваниного рта до форточки. Ничего такого не заметив, он скептически спрашивает:

– А как ты, бабушка, узнаешь, что капризка вылетела?

– А это мы сейчас проверим. Если Ваня пойдет одеваться, значит, вылетела, а если нет, то придется идти за ремешком, – находчиво говорю я.

– Уже вылетела, – сообщает Ваня и начинает надевать свитер.

– А почему же я ничего не видел? – Колю не покидают смутные подозрения, что тут что-то не так.

До сих пор он таких вопросов не задавал и я понимаю, что отмахнуться от них нельзя, дело серьезное.

– Как же ты, Коля, мог увидеть капризку, если она невидимая? И потом, ты уже большой и должен догадываться, что такое капризка на самом деле. Или, вернее, кто? – я понижаю голос до шепота.

– Бес, что ли? – у Коли округляются глаза.

– Ну конечно, это бес. Это он нашептывает нам всякие плохие советы, толкает на дурные поступки и капризы, а иногда и сам может войти в человека. Сейчас я найду книжку, в которой показано, как Иисус Христос выгоняет бесов из такого Я открываю книгу, где на репродукции храмовой росписи XI-XII вв. изображена притча об исцелении бесноватого. Древний иконописец по-детски просто, как будто специально для нашего случая изобразил момент исцеления: изо рта бесноватого выпрыгивают маленькие дымчато-сизые фигурки с рожками и хвостиками.

– Вот, смотрите сами, – торжествующе говорю я, – бесы по слову Иисуса Христа вышли из человека и вошли в стадо свиней. Свиньи сразу взбесились, побежали к обрыву и упали в море.

Коля с Ваней оторопело смотрят на изображение.

– Рты-то закройте, а то неровен час…

Рты закрываются как по команде.

Про бесов мне в тот день было задано великое множество вопросов, а книга с изображением их изгнания востребована неоднократно.

МИРИСЬ, МИРИСЬ, МИРИСЬ…

До моих ушей доносится громкий приближающийся рев. Дверь из детской комнаты hаспахивается, мне навстречу медленно движется Ваня с квадратным от горького плача ртом:

– Меня Коля уда-а-а-рил!

Я с негодованием кричу Коле:

– Коля, ты почему обижаешь Ваню?

Но тут же осекаюсь, потому что у Коли точно такой же квадратный рот, а из глаз

– Этот Ванька ткнул меня кулаком прямо в нос!

– Ваня, разве можно кулаком в нос тыкать? — с возмущением поворачиваюсь

– А он у меня отобрал машинку!..

– Нет, это ты первый!..

– А ты!..

Моя голова вращается в разные стороны, я стараюсь понять, кто же из них двоих прав, кто виноват. Наконец, мне становится ясно, что дело это совершенно безнадежное, никаких концов тут не найти. Надо действовать как-то иначе.

– Так. Если вы не умеете жить вместе, то с этого момента будете жить отдельно! Ты, Коля, останешься в этой комнате, а Ваня со своими игрушками пойдет

Я крепко беру Ваню за руку и хочу увести с собой. Но не тут-то было: Ваня изо
всех сил упирается и, снова обливаясь слезами, кричит:

– Нет! Я не пойду в другую комнату! Я не хочу жить отдельно! Я хочу с Колей! Коля, давай мириться!

Он вырывается у меня из рук, бежит к Коле и пытается взять его за руку.

Коля отбивается, но не очень активно, он явно польщен тем, что Ваня дорожит его обществом, да ему и самому не хочется оставаться в одиночестве. Вскоре Ване удается зацепить свой мизинец за Колин, это абсолютно необходимое условие для дальнейших действий. Теперь они оба, покачивая в такт руками, заводят примирительную песенку, знакомую мне еще из моего далекого детства:

Мирись, мирись, мирись,
Больше не дерись…
Ваня тревожно поглядывает на меня: переменится ли гнев на милость. Я :

…Если будешь драться…

Дальше в рифму должны следовать слова «я буду кусаться!» Но мы давно уже по общему согласию заменили их на другие, хоть и не такие складные:

Присказка эта проверенная, она частенько выводит нас из очень трудных положений. Обычно мне самой приходится, уловив подходящий момент, предлагать: «Ну все, все, давайте мириться:
Но заканчиваем мы неизменно хором, губы у всех сами собой разъезжаются в улыбке, а слезы высыхают.

…Я все равно не буду кусаться!
Мирись, мирись, мирись…»

Недавно я услышала еще один вариант этой чудодейственной песенки. После слов «я буду кусаться!» поется:

А кусаться нам нельзя,
Потому что мы друзья!

Ну что ж, можно и так.