Михаил Шулин
редактор газеты «Вестник Александро-Невской лавры»,
преподаватель старославянского языка

 

 

НЕОБХОДИМЫЙ ФАКУЛЬТАТИВ

Это язык благородной культуры…
он имеет большое образовательное
и воспитательное значение.
Д.С. Лихачёв

Осенью сего года в Московском государственном университете прошел Всероссийский съезд учителей русской словесности, где ректор МГУ В.А. Садовничий предложил включить в школьную программу церковнославянский язык в качестве факультатива.  «Почему бы нам не начать в школах изучение церковнославянского языка?» — отметил академик, рассказывая об исторических традициях образования в России. По мнению ректора МГУ, «русский язык можно изучать параллельно с церковнославянским и рассматривать при этом историю народа».

Годом ранее с предложением ввести в школах изучение основ церковнославянского языка выступил пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси отец Александр Волков. «Даже если человек никогда в жизни не переступит порог храма, то все равно, это такая важная составляющая. Это важно даже с точки зрения общего культурного, интеллектуального развития молодого человека», – отметил отец Александр. Он также указал, что церковнославянский язык имеет прекрасную поэтику, которая заслуживает особого изучения.

Предложение академика В.А. Садовничего, поддержанное Патриархом Кириллом, вызвало ряд негативных откликов в средствах массовой информации. В частности, бывший министр образования А.А. Фурсенко, известный введением ЕГЭ,  назвал изучение церковнославянского языка в школах нецелесообразным.  В ряде СМИ была подчеркнута узкоконфессиональная роль церковнославянского языка, отсутствие употребления его в современном обществе. Более того, церковнославянский признается мертвым языком.

Попробуем разобраться в данном вопросе, определив роль и место церковнославянского языка для нашего общества как в историческом плане, так и на современном этапе. Хочется подчеркнуть, что данная статья имеет своей целью в первую очередь определить те положительные черты изучения церковнославянского языка, которые были бы полезны именно для светского человека – для человека воцерковленного необходимость знания церковнославянского очевидна и, так сказать, в комментариях не нуждается.

Культурно-просветительская роль церковнославянского языка неоспорима. На протяжении, без преувеличения, столетий Псалтырь (и вообще Священное Писание), кроме своей прямой, духовной функции, была «учебником», на котором люди разных сословий постигали грамоту, вместе с тем приобщаясь к христианским ценностям. Одно это уже раздвигает узкоконфессиональные рамки. Кроме того, следует отметить то огромное влияние, которое оказал церковнославянский язык на развитие русского словарного запаса и русской фразеологии. Зачастую мы сейчас даже не осознаем, что такие общеупотребительные слова как, например, глава, одежда, единица, гражданин, враг, юг – церковнославянские по происхождению. Другой пример: употребляя пословицу «Устами младенца глаголет истина», мы не задумываемся над тем, что «чисто» по-русски следовало бы сказать «Ртом малыша говорит правда», и ощущаем лишь некоторый архаизм, книжность этого изречения.

Для науки церковнославянский язык – первая достоверная письменная фиксация славянской речи, без изучения которой мы бы не смогли понять множество фактов современного русского языка. В школе дети учат правила о беглых гласных (замочек – замочка, но ключик – ключика), о чередовании в корнях (сухой – сушить, носить – ноша), не понимая, чем мотивированы подобные языковые явления. То же касается, например, «троичной» системы чисел для некоторых существительных (ботинок – у меня два ботинка – в магазине продают ботинки), притом что в русском, как известно, два числа – единственное и множественное. Еще пример – существование предлогов в и во, с  и со: в дом – во двор, с тобой – со мной и т.п. Меж тем, все это последствия древних лингвистических законов, которые, несомненно, помогло бы объяснить знание (хотя бы на начальном уровне) церковнославянского языка. Учащиеся смогли бы понимать современный русский язык не как некую данность, но как развивающуюся систему, где одни лингвистические принципы постепенно заменяются другими. Академик Ф.И. Буслаев еще в XIX веке отмечал: «До сих пор в наших гимназиях мало обращают внимания на древнюю церковнославянскую литературу, между тем как хорошее знакомство с нею необходимо всякому образованному человеку… А для основательности науки выгода огромная, потому что древние памятники дадут истории литературы направление филологическое». Вот исчерпывающий ответ тем, кто считает изучение церковнославянского в школе избыточным.

Еще один важный момент – та кодифицирующая роль, которую церковнославянский язык мог бы играть при современной лингвистической ситуации. Не только для любого ученого-лингвиста, но и для всякого наблюдательного человека не являются секретом две тенденции развития современного русского языка: интернационализация лексики в основном за счет заимствований из английского  и общее стилистическое снижение речи, даже вульгаризация ее. В России печатные и электронные средства массовой информации и коммуникации, звучащая публичная речь по стилю и эмоциональной окраске максимально приблизились к обыденной разговорной речи и даже просторечию. Отмечается также усиление давления криминального жаргона на массовую коммуникацию, разговорный и даже литературный язык. Достаточно сказать, что в «Толковом словаре русского общего жаргона» 1999 г. из 450 единиц 120 имеют помету «из уголовного жаргона». Звеном все в той же ненормативной понижающей цепи является и расширение сквернословия в российском обществе. Но главное состоит в том, что к началу ХХI столетия в русском культурном и языковом пространстве произошла смена нормативной основы литературного языка: нормотворческая значимость письменного языка художественной литературы стала уступать свою функцию устной речи публичных каналов общенациональной коммуникации. Практически это означает, что постепенно языковое сообщество стало ориентироваться в своем представлении о речевых идеалах и эталонах не на образцовый язык русских писателей, как это было в XIX веке и отчасти в первой половине ХХ столетия, а на звучащую публичную речь средств массовой информации.

С другой стороны, церковнославянский язык и в наше время прекрасно выполняет свою функцию священного языка Церкви, ради которой и был создан, и вследствие выполнения этой функции он служит постоянным источником высокого стиля русского языка. Церковнославянский, в отличие от современного русского языка, неподвластен никаким понижающим влияниям, не испытывает давления жаргонной и иноязычной стихии, a также средств массовой информации любого рода. Именно в Церкви, в лучших духовно-религиозных произведениях, создается высокий стиль современного русского языка, уравновешивающий тенденцию к стилистическому понижению, которая сейчас наблюдается и в современной художественной литературе, и в публицистике, и даже в официально-политической речи. Это жизнеописания удивительных людей с богатым духовно-религиозным опытом, в том числе и новомучеников российских, современные тексты толкования Священного Писания, эпистолярный жанр, обращения святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архимандрита Иоанна (Крестьянкина), митрополита Вениамина (Федченкова) и других проповедников, православная журналистика. Таким образом, уже существующее на данный момент взаимодействие церковнославянского и русского языков, несомненно, «укрепляет» современный русский язык, не давая ему скатываться к просторечию и кодифицируя его. Это взаимодействие – мощнейшее средство оздоровления загрязненной среды современной русской духовной и языковой культуры. М.В. Ломоносов еще в 1751 году писал: «старательным и осторожным употреблением сродного нам коренного славянского (То есть церковнославянского – М.Ш) языка купно с российским отвратятся дикие и странные слова, нелепости, входящие к нам из чужих языков», – и пояснял, что «оные неприличности ныне небрежением чтения книг церковных вкрадываются к нам нечувствительно, искажают собственную красоту нашего языка, подвергают его всегдашней перемене и к упадку преклоняют».

Представляется, что вышеприведенные аргументы достаточно иллюстрируют ту пользу, которую могло бы принести введение церковнославянского в школах. Более того, противники данного предложения сознательно опускают тот момент, что возможное преподавание церковнославянского языка планируется исключительно на факультативной основе и, таким образом, не будет оказывать давление ни на учащихся других конфессий, ни на тех, кто не заинтересован в данном предмете. С другой стороны, получение знаний о таком огромном – и не только религиозном – пласте нашей культуры, как церковнославянский язык, теми учащимися, кто хочет этого, значительно расширит их познания не только в плане лучшего понимания родного языка, но и на духовном уровне.

Важнейшее заявление Патриарха об опасности внедрения цифровых технологий

 

 

 

 

 

 

ВАЖНЕЙШЕЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ПАТРИАРХА
ОБ ОПАСНОСТИ ВНЕДРЕНИЯ ЦИФРОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

 

Утрата человеком богоданной свободы
может произойти незаметно без явных
признаков духовного порабощения …

 

Вечером 31 июля 2019 года, в канун праздника обретения мощей преподобного Серафима Саровского чудотворца, многие новостные агентства облетело сообщение, связанное с пребыванием Святейшего Патриарха Кирилла в Сарове. В частности, РИА Новости опубликовало статью «Патриарх Кирилл рассказал о главной опасности развития цифровых технологий». 

Подробнее это событие описано на официальном сайте Московского Патриархата в обстоятельном материале «Предстоятель Русской Церкви встретился в Сарове с российскими учеными-ядерщиками». 

На встрече с учеными Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ) после выступлений ряда представителей науки Святейший Патриарх Кирилл сказал в своём заключительном слове: 

            «Хотел бы сердечно поблагодарить всех, кто выступил. Замечательные выступления, многое я для себя записал. Позвольте мне резюмировать все то, о чем мы говорили, исключительно с религиозной точки зрения. 

Что меня реально беспокоит во всей этой истории с цифровой цивилизацией?.. В чем конечная опасность всего этого? В том, что нынешние средства связи и не только средства связи, а и вообще цифровая цивилизация способны максимально ограничивать человеческую свободу без создания какого-либо дискомфорта. Человек может даже не замечать, что его свобода ограничена», — подчеркнул Предстоятель, отметив, что через многие пользовательские устройства может осуществляться сбор сведений об их владельцах без их ведома.  Опасность ограничения свободы в условиях цифровой цивилизации значительно повышается, а методы реализации этой угрозы значительно упрощаются, например, в случае с электронными платежными средствами. “Получив банковскую карту, вы теряете полную свободу, потому что в любой момент карточка может быть заблокирована — не потому что там денег не хватает, а потому что кому-то нужно закрыть вашу банковскую карту по идеологическим, политическим или каким-то другим причинам. Чем больше мы опираемся на все эти цифровые технологии, тем больше мы подвергаем опасности в первую очередь свою свободу. Собственно говоря, на этом основывается протест многих православных верующих людей против внедрения электронных способов, которые сейчас употребляются при сборе статистических данных и т.д. Церковь озабочена человеком, его жизнью и, может быть, одним из самых важных измерений человеческой жизни — человеческой свободой. Мы не должны покупаться ни на какие игрушки, в том числе цифровые, чтобы в какой-то момент не оказаться рабами этой технологической цивилизации, центром управления которой будет не наша суверенная страна”».

Читать далее «Важнейшее заявление Патриарха об опасности внедрения цифровых технологий»

Вертоград многоцветный

 

 

 

 

Михаил Шулин

редактор газеты «Вестник Александро-Невской лавры»

 

«Вертоград многоцветный» Симеона Полоцкого.

Энциклопедия христианской жизни

 

И с предковскими преданиями связь рассыпана, дабы все казалось обновленнее, как будто и весь род русский только вчера наседка под крапивой вывела. 

Н.С. Лесков «Запечатленный ангел»

 

Богатое и разнообразное литературное наследие Симеона Полоцкого мало известно современному читателю. Это неудивительно, ведь допетровская литература по сю пору изучается у нас главным образом соответствующими специалистами и студентами профильных гуманитарных факультетов. В школах же знакомство с примерно шестисотлетним периодом допетровской литературы ограничивается лишь несколькими произведениями, XVIII век рассматривается несколько подробнее, a настоящее изучение русского литературного наследия начинается с Карамзина и Пушкина. То есть получается, что наши дети худо-бедно изучают 300 лет русской литературы, а еще 600 куда-то «исчезают». Такое верхоглядство, когда 2/3 письменного периода остается за скобками, представляется вредным и препятствует правильному пониманию собственной культуры.   Не вызывает сомнения и отличие между литературой до XVIII века и после него. С петровских времен роль светской литературы, нередко развлекательной, неуклонно возрастает. До этого литература, при всем своем многообразии, носила главным образом христианский воспитательный характер, ведь русский человек тех времен не представлял жизни без Бога, жизни без Храма.

Один только XVII век дал множество блестящих имен, таких как Авраам Палицын, Сильвестр Медведев, Аввакум Петров, Карион Истомин, Андрей Лызлов… Этот список можно продолжить, но представление о литературном наследии той эпохи будет неполным без понимания роли и места Симеона Полоцкого.

Читать далее «Вертоград многоцветный»

Как православным относиться к советскому наследию

Артур Строев

публицист

 

КАК ПРАВОСЛАВНЫМ ОТНОСИТЬСЯ К СОВЕТСКОМУ НАСЛЕДИЮ

 

Постсоветская эпоха представляет взору причудливый советско-российский эклектизм, когда крестные ходы проходят под сенью памятников Ленину и другим советским вождям под охраной «товарищей полицейских», а на православных храмах таблички с адресом содержат имена тех самых вождей. Даже внутри храмов в глаза бросается обстановка несколько более «советская», чем в разных современных учреждениях, не говоря уже об офисах компаний: это обстоятельство объясняется естественной консервативностью Церкви, которая во внешней форме сохраняет элементы предшествующей эпохи, в то время как светский мир неудержимо «развивается» и обновляется, а предшествующая современной эпохе была как раз советская.

Но советское наследие в Церкви сохраняется и в невидном глазу обычных «захожан» организационно-бюрократическом устройстве по той же самой причине, причем наследуются иногда далеко не самые лучшие моменты советской бюрократической организации. Правда, современная церковная жизнь уже приспособилась к этому «дуализму», и пастыри продолжают свое служение также, как служили их предшественники в разных исторических эпохах, через которые прошла Церковь за свою двухтысячелетнюю историю.

Читать далее «Как православным относиться к советскому наследию»

Для связки слов

 

 

 

Владимир Крупин,
писатель

 

 

ДЛЯ СВЯЗКИ СЛОВ

 

А НАМ ЭТО НАДО? Так надо спрашивать о любом нововведении и в общественной жизни и в личной.  Нужны нам электронные паспорта, выборы, такое образование? Конечно, нет. А кто нас будет спрашивать?  Хорошо бы, спрашивал тот, кому мы нужны. А мы никому не нужны.  Мы, русские то есть. Мы всем в досаду, всё никак не уходим из этого мира. А то, что этот мир держится русскими, то есть православными,  молитвами, разве это кому докажешь. А зачем доказывать?

Только что смотрел ансамбль Игоря Моисеева. Невероятное, ликующее зрелище. И кто   ещё так, кроме русских, сумел бы проникнуть в душу танца любого народа, мир населяющего, в его смысл, ритмы, рисунок.

Читать далее «Для связки слов»

Сенсационные откровения

 

 

 

 

Валерий  Филимонов,  писатель

 

 

СЕНСАЦИОННЫЕ ОТКРОВЕНИЯ КОВАЛЬЧУКА
О НОВОМ ВИДЕ «СЛУЖЕБНЫХ» ЛЮДЕЙ

В апреле 2018 года в МИА «Россия сегодня» состоялась пресс-конференция президента НИЦ «Курчатовский институт» Михаила Ковальчука, посвященная 75-летию этой научной организации. В ходе своего выступления он рассказал об интереснейших фактах из истории некогда секретной Лаборатории №2, развитии мирного атома и последних направлениях исследований Центра, связанных с природоподобными технологиями. Затронул Михаил Валентинович и щекотливую тему, касающуюся управления массовым сознанием и построения новой цивилизации – «цифрового ГУЛАГа». Прозвучали в выступлении и другие откровения, о которых сегодня принято умалчивать: о разрушении системы образования, о смертельно опасных вакцинациях и других способах воздействия на человека.

Читать далее «Сенсационные откровения»

Время ожидания

Шаргунов

 

 

Протоиерей Александр Шаргунов,

настоятель храма свт. Николая в Пыжах,
член Союза писателей России

 

 

 

Слово на праздник Вознесения Господня …

Сегодняшнее Евангелие и Книга Деяний, повествующие о взятии Христа на небо, — о разлуке апостолов с Господом. И кто-то может сказать: «Христос ушел. Он говорил удивительные слова и совершал чудеса. А теперь это в прошлом. И следует возвратиться к обычной будничной жизни, «ища Живого среди мертвых»». Однако, празднуя Вознесение Господне, Церковь празднует начало нового времени, которое называется последним, когда Христос, Начальник жизни, Господин истории, творит все новое.

Но Господь всяческих — «камень преткновения, который отвергли строители». Вознесшись на Крест, Он вознесся одесную Отца, от Которого Он в Своем животворящем человечестве посылает Духа Святого. Тайна Крестной смерти Христовой, и Воскресения, и Его Вознесения, Его седение одесную Отца — единая нераздельная пасхальная тайна.

Читать далее «Время ожидания»

ИРИНА СЕЧИНА

ЗАХАР ПРИЛЕПИН

 

 

 

 

 

— Есть мнение, что ксенофобия – это «защитная реакция организма». Но вообще-то ксенофобия – это страх и ненависть. Разве можно что-то защитить, имея в душе эти чувства?

— Можно сказать «ксенофобия», а можно сказать «здоровое патриотическое чувство». Слово «ксенофобия» слишком сильно все обобщает. Если мать защищает своего ребенка, это вовсе не является признаком семейной агрессии или семейного тоталитаризма, это нормальное врожденное человеческое качество – ощущение родства, кровотока.
И потом, не стоит делать вид, что все народы одинаковы. Люди не одинаковы, и народы имеют свой характер, свои, так сказать, видовые признаки. Не надо надевать розовые очки. Рассуждение на эту тему вполне имеет право на существование. К тому же, народам периодически свойственно недолюбливать друг друга. Что, в американских, да и европейских фильмах часто показывают хороших сербов? Да посмотрите даже, как французы изображают англичан в своих фильмах, или как англичане изображают французов. Это просто какие-то исчадия ада.

Россия является одной из самых удивительных стран по веротерпимости, по возможности жить в едином сообществе с сотней национальностей. Она еще может всем показать пример, как можно организовать совместное жительство, где одни не презирают других, и люди способны вместе существовать. Конечно, в сложные минуты истории государства, в минуты распада базовых устоев проявляются какие-то болезненные качества тех или иных народов, тех или иных людей. Мы имеем определенные проблемы с Кавказом, или с теми же русскими людьми, у которых тоже бывает «рыльце в пуху». И об этом надо спокойно говорить.

Читать далее

МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА

 

 

 

 

ГЕОРГИЙ ЕРМОЛОВ
редактор

 

 

МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА

 

Можно сколько угодно иронизировать по поводу причуд трансгуманистов, но это – реальное научное направление. В 2009 году в Исследовательском центре NASA в Кремниевой долине был создан Университет Сингулярности. Учредителями явились NASA и Google. Структура наполовину государственная, наполовину транскорпоративная, и средства в нее вливаются баснословные. При рассмотрении состава приверженцев идеи становится очевидным, что мы имеем дело не с каким-то частным явлением, а с новой формой мировоззрения. Более точное определение дал патриарх Кирилл – «квазирелигия». Ключевые лозунги движения неприкрыто и цинично провозглашают все постулаты евгеники в новейшей постмодернистской интерпретации, так как человечество должно разделиться на трансгуманов и «зверо-человеков» (по Р. Хаббарду).

Методика «окно Овертона» уже работает в полную силу, внедряя в сознание масс тривиальность гендера, планирование семьи, чипирование. Воздействие на психику толпы многопланово. В частности, на телевидении появляется все больше каналов, почти целиком заполненных разного рода экстрасенсами, колдунами, эзотериками. В июле прошлого года Минюст официально зарегистрировал Союз «Империя сильнейших ведьм», объединяющий всевозможных ведьм и ведьмаков со всего мира. На подходе создание «Международного университета магии и колдовства», выпускники которого будут получать официальные дипломы. Организаторы уверены, что профессия ведьмы станет одной из наиболее востребованных. Регистрация должна состояться со дня на день.
Читать далее «МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА»

Праведники облекутся в ризу спасения

 

 

 

Евгения Аброськина

Этнограф

 

 

ПРАВЕДНИКИ ОБЛЕКУТСЯ В РИЗУ СПАСЕНИЯ

 

Грядущая Пасха — один из самых значимых праздников в Русской Православной Церкви — является также одним из наиболее соблюдаемых праздников для светского общества. Сходить на Пасху в храм и освятить куличи — обычай множества российских семей. Однако, редко посещая храм и попадая в него лишь по большим праздникам, прихожанам не всегда ясен язык православной культуры. Непонятен язык Литургии, иконографии, и в том числе — священнического образа. Образ священника в полном церковном облачении является одним из самых ярких для зашедших в храм людей. Между тем, желание разгадать, почему один священнослужитель одет так, а другой иначе, почему выбран тот или иной цвет, то или иное изображение — становится ключом к пониманию одной из граней православной традиции, в которой мы, опираясь на Священное Писание, постараемся разобраться, дабы наши читатели обрели новые смыслы прочтения церковной жизни. Читать далее «Праведники облекутся в ризу спасения»

Вырицкий, русская интеллигенция и «бес разъединения»

 

 

 

Валентин Семёнов, доктор психологических наук, профессор, заслуженный деятель науки России, председатель «Собора православной интеллигенции СПб»

 

 

На ХII Форуме православной общественности Санкт-Петербурга прошел круглый стол «Преподобный Серафим Вырицкий и русская интеллигенция» …

                 Вырицкий, русская интеллигенция и «бес разъединения»

6 апреля на ХII Форуме православной общественности Санкт-Петербурга в ДК им. Газа состоялся круглый стол «Преподобный Серафим Вырицкий и русская интеллигенция», организованный «Собором православной интеллигенции СПб». Ведущий дискуссии председатель СПИНа профессор В.Е. Семёнов, открывая её, сказал, что цель встречи в том, чтобы обсудить проблемы русской интеллигенции, в контексте её отношений с православием и его представителями, прежде всего Св. Серафимом Вырицким. Затем ведущий представил первого основного докладчика, широко известного писателя-агиографа и публициста, автора многих книг, посвященных Св. Серафиму Вырицкому, Валерия Филимонова.

Валерий Павлович рассказал о своей работе над книгами, посвященными преподобному, знакомстве с его внучкой и другими родственниками и современниками, о беседах с ними, о работе в архивах. Его книга «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа» переиздавалась 15 раз. Теперь он работает и над фильмами об этом святом подвижнике. В связи с темой нашего круглого стола, особенно интересными были данные о личности и близком окружении св. Серафима.

Читать далее «Вырицкий, русская интеллигенция и «бес разъединения»»

ДУХОВЕНСТВО В ВОЙНАХ ОТЕЧЕСТВА

   Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский принял участие в церемонии открытия выставки «Духовенство в войнах Отечества» …

 

 

Выставка «Духовенство в войнах Отечества», посвященная подвигу и повседневному служению военных священников в XX веке, открылась 8 апреля в Музее истории Санкт-Петербургской епархии,  сообщает сайт Санкт-Петербургской митрополии. Она посвящена 105-летию начала Первой и 80-летию начала Второй мировых войн.

В церемонии открытия принял участие митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий.

«Не было, наверное, ни одного столетия, в котором наше Отечество не вело войн, — сказал владыка в приветственном слове. — Но мы лучше разбираемся в истории тех войн, которые были недавно, в ХХ веке: Первой и Второй мировых, в которых принимало участие и наше духовенство. Во время Первой мировой войны духовенство несло служение на фронтах, а во время Великой Отечественной войны и духовенство, и прихожане помогали в тылу нашим войскам, собирая средства. Были собраны деньги на танковую колонну, на авиационную эскадрилью. Все храмы жертвовали, собирали вещи для солдат. Мы должны помнить о подвиге священнослужителей. Защита Отечества касалась всех граждан страны. Мы благодарны духовенству, которое жило в то время и принимало участие в защите Отечества. На выставке собраны реликвии из частных коллекций, многие коллекционеры безвозмездно их передали, чтобы мы вспоминали о тех, кто совершал подвиг».

Состоялось вручение митрополичьих грамот скульпторам Алексею Архипову, Татьяне Некрасовой и Еве (Эвелине) Соловьевой, безвозмездно передавшим епархиальному музею свои работы.

На открытии присутствовали секретарь епархиального управления протоиерей Сергий Куксевич, епархиальный древлехранитель Иван Раевский, его заместитель Ольга Ходаковская, председатель Евразийской молодежной ассамблеи Иван Есипов, председатель Санкт-Петербургского военно-исторического общества Алексей Аранович.

Иван Есипов провел для владыки, сотрудников и гостей музея экскурсию. В экспозиции представлены походные иконы, облачение военного духовенства, предметы церковного назначения и повседневного обихода, оружие, военные награды, медицинское оборудование, газеты и журналы 1914-1918 и 1941-1945 годов. Особую ценность имеют экспонаты, относящиеся к Первой мировой войне: потир, походный складной иконостас, иерейский крест и подлинное облачение того времени.

Иван Сергеевич Раевский познакомил владыку с разделом постоянной экспозиции, посвященным Великой Отечественной войне и блокаде.

«Основная идея — показать, что во время войны Церковь всегда была с народом и государством, — сказал Иван Есипов в беседе с журналистами. — Это крест, который священнослужители несут без меча. Они не принимают участия в боевых действиях, но находятся на передовой, вселяют в воинов веру в победу, дают им духовную поддержку. Восстановление института военного духовенства способствует восстановлению духовной силы нашей Родины».

Он рассказал, что на выставке представлено около семидесяти экспонатов. В основном это предметы из частных коллекций, часть — из музейной экспозиции. Вещи пришли разными путями: например, некоторые из них — иерейский крест, потир — были принесены в пункты приема цветных металлов. Есть предметы, найденные при разборе старых домов. Дореволюционная медаль «За усердие» — семейная реликвия клирика храма Смоленской иконы Божией Матери протоиерея Игоря Есипова. Как-то, еще в советское время, задолго до прославления царской семьи, отец Игорь решил дома отслужить литию по царской семье. Вечером он пошел освящать квартиру, хозяйка которой, пожилая женщина, вручила ему эту медаль с профилем Императора Николая II, причем оказалось, что это был день расстрела царской семьи — отец Игорь об этом не знал.

К началу Первой мировой войны в военно-духовное ведомство входило 730 священников и 150 диаконов. Это число увеличилось за счет мобилизации уже в годы войны. Число русских священников, прошедших через армию, превышало 5 000 человек. Во время Великой Отечественной войны института военного духовенства не существовало, однако Русская Православная Церковь, несмотря на гонения, не осталась в стороне от борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Патриарший местоблюститель митрополит Московский Сергий (Страгородский) в первый день войны открыто обратился ко всем православным христианам с призывом встать на защиту Родины. Действовавшие приходы собирали средства на оборону и нужды фронта. При участии Церкви были укомплектованы танковая колонна «Дмитрий Донской» и авиационная эскадрилья «Александр Невский».

 

В блокадном Ленинграде возобновилось массовое молитвенное обращение людей к Богу. Из десяти церквей, действовавших в осажденном городе, девять сохранились до наших дней. Всю войну в осажденном городе провел митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), будущий Патриарх. В 1943 году, впервые за все годы советской власти, двенадцати священнослужителям были вручены правительственные награды — медали «За оборону Ленинграда».

 

Режим работы музея: пн-пт с 10:00 до 16:00. Запись для посещения — по телефону 274-86-83. Выставка продлится до конца мая.

Сайт музея — http://eparhiyamuseum.ru/

 

 

 

 

 

 

Дмитрий Леонтьев

писатель

 

 

 

НИГИЛИСТЫ НОВОГО ДНЯ

«Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего»

М. Ломоносов

 

В последние годы появилась и быстро набирает силу крайне опасная тенденция, способная принести вред как православию, так и всей стране в целом. На данный момент ей уделяют преступно мало внимания, явно недооценивая ее разрушительную мощь. Речь идет о попытке глобального искажения истории, попытке воскресить эзотерические идеи Блаватской о существовании в прошлом каких-то «многочисленных цивилизаций», но при этом еще и пытаясь «сократить» нашу историю до 200-300 лет. Умные люди даже не обращают внимание на эти откровенные инсинуации… И очень сильно в этом ошибаются. Масштабы  проблемы на сегодняшний день таковы, что даже ваш покорный слуга имел сомнительное удовольствие общаться, как минимум, с дюжиной людей, фанатично уверовавших в существование «другой истории мира, которую от нас скрывают». Заинтересовавшись, я провел небольшой опрос среди знакомых, и оказалось, что о подобной теории слышали практически все, а в интернете этой теме посвящено такое огромное количество статей и дискуссий, что сложно определить масштабы происходящего даже приблизительно. Увы, но и среди тех, кто называет себя христианами, так же встречается немало благосклонно относящихся к подобных теориям. Но ведь, по факту, это означает, что тогда и Христос не приходил на землю, и не было деяний Апостолов, и жития святых – выдумка… По «новому» взгляду на историю их просто не было… Постараюсь хотя бы вкратце рассмотреть причины и возможные последствия этого не нового, но непривычного для нашего поколения «информационного вируса».

Попытки исказить историю в угоду сиюминутным интересам испокон веков сопровождали развитие любой страны и цивилизации в целом. Это доставляло некоторые проблемы, но большой катастрофы в этом не было, ведь не было цифровых технологий, паутиной охватывающих весь мир, и находящих своих адептов на всех континентах. Надо признать, что искажение истории – дело далеко не новое, и имевшее место повсеместно, и даже на официальном государственном уровне. Особенно «повезло» в этом отношении нашей стране. Известная поговорка «Россия страна с самым непредсказуемым прошлым» родилась не на пустом месте. При каждой смене правления, новая власть «толковала» историю в выгодном для себя свете, в пользу своей идеологии. Во времена феодализма –по своему, в имперские времена – по своему, в годы советской власти – по своему, а сегодня, когда идеология официально отменена Конституций РФ «разночтения» нашей истории и вовсе набрали массу критическую. Да что там говорить, даже в те времена, когда страна придерживалась, казалось бы «общего курса», каждый из правителей переписывал историю предшественников. Во время дворцовых переворотов стирались, под страхом сурового наказания, имена и даты (одна история с правлением малолетнего Иоанна Антоновича чего стоит!), или просто переписывались события и причины переворотов (переворот Екатерины Второй, или убийство Павла Первого тому пример). Ленин правил совсем не так как Сталин, Хрущев вел отличную от своих предшественников политику, Горбачев и Ельцин так же  правили своеобразно… Все это было, и ни что не ново под луной… Да, с историей у нас и без того не все так просто, но то, что пытаются внедрить нам сейчас – опасно невероятно! История – это прежде всего опыт. Опыт, как отдельных людей, так и целых поколений. Опыт разных экономических и политических экспериментов. Сотни и тысячи примеров для подражания, и наоборот –примеров отрицательных. Опыт бесценный, и лишить его какой-либо народ означает попросту стереть этот народ из общей истории, оставив не-опытным, т.е. подобным чистому листу, на котором можно написать что угодно, или глине, из которой можно лепить по своему пожеланию, и в соответствии со своими целями.

Море псевдоистории, разливающееся сегодня по интернету и среди «желтой прессы», уже такого масштаба, что приводить конкретные примеры невероятной глупости, плещущейся в его волнах, нет ни смысла, ни желания. Самым типичным и распространённым является утверждение, что 200-300 лет назад была ядерная война и история с той поры «переписана заново». Париж, Лондон, Санкт-Петербург и Москва – это города «иных цивилизаций», которые наши с вами предки попросту не могли построить, ибо «таких высоких технологий тогда не было». Здания старинных домов частично ушли от времени под землю (вероятно пишущие просто не слышали о цокольных и полуподвальных помещениях), и это, якобы, говорит о том, что этим зданиям по три тысячи лет!.. Все (!!!) книги переписаны, заменив «истинную историю». (Это сколько же гениев надо собрать в единое время, учитывая, что гении – «штука редкостная», что бы написать книги за Платона, Сократа, Гомера, Шекспира, Гёте, Монтеня, Сервантеса и прочих, не говоря уже о летописях разных народов?!). Не было ни истории христиан, ни мусульман, ни иудеев, ни даже буддизма и индуизма!.. Как гневался известный персонаж романа Булгакова на молодых пролетариев Берлиоза и Бездомного, пытавшихся написать новую, «революционную» историю с чистого листа: «Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!» (Михаилу Афанасьевичу, в свое время, пришлось лично наблюдать очередной «всплеск» попытки подмены истории ради эксперимента по созданию «нового общества»).

Двести и, даже, триста лет – срок, по историческим меркам, ничтожный. Свидетельств какой-либо катастрофы, или столь масштабного «подлога» должно было остаться невероятное количество, но несмотря на весь идиотизм ситуации, кому то очень нужно изменить историю «под самый корень», а как известно: «чем безумнее ложь тем скорее в нее поверят». Все это кажется смешным только на первый взгляд. Умный человек даже не станет спорить с подобными версиями, не тратя свое время на откровенный бред. Но игнорировать масштабы происходящего уже нельзя: любой желающий может открыть интернет и посмотреть размеры охвата умов этой «альтернативной историей». Откуда же взялась такая масштабность? Это вам без труда объяснит любой психолог. Это явление называется «комплексом проигравшего», или, в более широком смысле – «комплексом неполноценности». Четверть века в нашей стране идет, скажем мягко, «сложный период», когда «старые ценности», устои, моральные и нравственные принципы, да и само мировоззрение вдруг вмиг оказались разрушены «диким капитализмом» и невиданным доселе расслоением общества на богатых и выброшенных на обочину жизни. Для большинства мир перевернулся с ног на голову, лишив точки опоры и системы координат. Примерно так было в Германии после проигрыша в Первой мировой войне. Помните эти судорожные попытки посреди разрухи, нищеты и унижения найти опору в «предках-арийцах», «искаженной истории мира» и назначении виновных в происходящем? То же самое происходит и с отдельными людьми по всему миру: у человека случается серьезная беда, и если рядом не оказывается мудрого священника-духовника или хотя бы верных и умных друзей, то бедолага, практически со стопроцентной гарантией попадает в секту. Там его (на первых порах) принимают «с любовью», окружая заботой и жалея, объясняют, что «внешний мир это зло и сплошной обман, и лишь они – носители истинных знаний и ценностей, регламентируют за него всю его жизнь, поддерживают групповым психозом «старожилов», одним словом – «вырывают из матрицы, показывая только им известную правду». Со временем люди превращаются в фанатиков, утративших критичное мышление и способность к объективной логике, держащихся за идеи своей группы вопреки здравому смыслу.

А уж про подмены слов и понятий даже говорить не приходится. Помните, как начиналось это с легкой руки покойного Михаила Задорнова: «Слово «дура» раньше имело совсем иной смысл, ибо там есть корень «Ра», означающий свет! Поэтому и слово «нора» не убежище для зверей, а «место под солнцем»!» (Можно составить целый многотомный словарь из слов, которые сегодня пытаются подменить иным смыслом, вопреки здравому).

Это явление – часть откровенного нигилизма, постепенно охватывающего общество («я не знаю, как было, но убежден что этого не было»). Крушение всех моральных ценностей – от христианских, до обычной светской этики. Попытка навязать жизнь в мире искаженных понятий, без моральных и нравственных примеров, без прошлого, без будущего, без надежды, и подобно членам сект, ведет к разрушению самой личности человека, его семейных и социальных отношений.

Христианам уже не раз приходилось сталкиваться с подобными ситуациями: шли по этому пути и атеисты, и последователи рерихов-блаватских, и многие, многие другие, пытающиеся доказать, что не было Спасителя, не было Апостолов, не было свидетелей-мучеников, не было Заповедей, не было библейской истории. Но мы-то помним историю, у нас есть прошлое, и потому мы знаем, что это было уже не раз, и всегда исчезало, а правда оставалась. Но игнорировать эту опасную ситуацию нельзя, ибо она разрастается буквально на глазах. И может затронуть и ваших знакомых, и близких. Будьте к ним внимательнее. Православие – религия умных людей. Мы знаем и в Кого уверовали, и помним, что нам завещано. Сохраним же эту память.

БЛАГОВЕЩЕНИЕ В БЛАГОВЕЩЕНЬЕ

Фоторепортаж Владимира Саяпина о праздновании на подворье Свято-Троицкой Сергиевой лавры …

На праздник Благовещения Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии я ездил в Благовещенскую церковь села Благовещенье, на подворье Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Очень уж нравится богослужение, молитвенное, со знаменным пением. Каноничные иконы, деревянные рубленые стены, тёплый свет свечей вмиг отстраняют от мирских дел, радостей и печалей. Прихожане окружены заботой и вниманием монахов в священном сане во главе с настоятелем игуменом Иосией (Сидуновым).

Интересная история подворья. Первое поселение в этих местах появилось в годы правления Великого князя Московского Ивана Красного (1353–1359) и называлось село Княже.

Уже в это время здесь стояла Благовещенская церковь – один из самых ранних в Подмосковье образцов деревянной церкви клетского типа. Храм вполне мог быть построен или освящен при участии самого преподобного Сергия.

В сентябре 1608 года началась осада монастыря польско-литовскими войсками. Часть местных жителей успела сжечь свои дома и укрыться за монастырскими стенами. Остальные оказались отрезанными от обители линией укреплений литовского гетмана Сапеги. Благовещенский глубокий овраг, по которому мимо села в сторону монастыря течет речка Кончура, не раз выручал осажденных. По нему защитники монастыря обходили вражеские укрепления и внезапно нападали на врагов. 15 августа 1609 года Троицкие сидельцы сделали удачную вылазку: незаметно прошли к лагерю Сапеги Благовещенским оврагом, побили сторожей согнанного туда скота и благополучно отогнали его в монастырь. Осада нанесла огромный ущерб монастырю и окрестностям. Более 10 лет потребовалось селу Благовещение, чтобы подняться из руин.

В 1905 году в селе Благовещенье было построено двухэтажное деревянное здание церковно-приходской школы, а через четыре года – дом для священника. В 1911–1913 годах в Благовещенской церкви служил великий русский богослов, ученый, мыслитель отец Павел Флоренский, умученный большевиками-ленинцами-сталинцами в 30-е годы.

На рубеже 20-х — 30-х годов советская власть приход закрыла. Летом 1935 года в Благовещенской церкви начала работать изба-читальня. В 1941 году, когда немецко-фашистские войска пытались пройти к Москве через Дмитров, храм приспособили под общежитие для летчиков.

Приходская жизнь начала налаживаться в 2007 году. Первое богослужение состоялось 30 ноября в память преподобного Никона Радонежского, второе — 4 декабря в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. В храме было минус 12 градусов, служить приходилось в пальто и валенках.

Добрые люди помогли восстановить церковь и благоукрасить. Ныне она радует глаз неповторимой красотой, которая отражается в озере и возносится на небеса. Храм наполнился людьми, молящимися Господу во славу Божию.

Владимир Саяпин, фото автора

Использована информация сайта лавры

 

 

 

 

 

 

 

«СКОРБЬ — ЭТО НАША СЕСТРА»

В Неделю 4-ю Великого поста, праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, 7 апреля, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий возглавил Божественную литургию в Благовещенском храме на Приморском проспекте, сообщает сайт Санкт-Петербургской митрополии.

«Мы отмечаем сегодня замечательное событие евангельской истории, которое поистине стало началом нашего спасения, — сказал владыка в проповеди. — Небо пять тысяч лет наблюдало за людьми и не находило никого, кто мог бы осуществить план, замысел Пресвятой Троицы о спасении рода человеческого. Господь не хотел, чтобы Его любимое творение окончательно погибло. Он искал в роде человеческом ту Деву, которая могла бы принять Сына Божия. И наконец, в неприметном городе Назарете, в котором было много язычников, и иудеи говорили, что ничего хорошего в нем быть не может, Господь усмотрел Деву Марию. Он послал к Ней архангела Гавриила, который открыл Ей, первой из всех людей, тайну Боговоплощения. От Девы Марии требовалась только вера в то, что Господь хочет сделать, и принятие воли Божией. Она имела эту веру и ответила архангелу Гавриилу: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк. 1:38). Что Господь решил, то и будет».

«Мы видим, что для спасения нам нужны вера и смирение, — продолжил архипастырь. — Апостол Павел в одном из посланий говорит, что верою вселяется в сердца людей Христос (Еф. 3:17). Если веры нет, Христос не вселится. Нужно еще смирение, и с этим у нас все не так-то просто. Если в Господа мы все же веруем, то смиряемся с большим трудом. Смирение — это целая наука, и святые отцы ее осуществили в своей жизни, пользуясь примером Божией Матери. У нас бывают различные состояния. Приходит в сердце скорбь — а кто она такая? Скорбь — это наша сестра. В нашем состоянии падения не может быть у нас других сестер, как только скорбь. А пришли к нам похвала, тщеславие, гордость, пытаясь нам представиться как родные и близкие. Такие «друзья» нам не нужны, они у бесов отнимают работу. Поэтому таких состояний мы не должны допускать. Это не наши родственники. Мы должны постоянно думать о том, как стяжать смирение».

«Когда читаешь жития святых, видишь, какие они показывают примеры смирения, — отметил правящий архиерей. — Открываешь Отечник — и читаешь: вот, жил некогда монах Евфросин. Простой был человек, неученый, безграмотный. Пришел в монастырь — куда его поставишь? На клиросе надо петь по книжкам, а он грамоте не обучен. Игумен определил его на кухню — там, дескать, пригодишься — кашу братии варить. Он пошел на кухню. И все про него забыли, никто его ничему не учил. Изо дня в день он готовил пищу, смотрел на огонь в печи и думал: «Вот, здесь меня огонь жжет, а как же он меня будет жечь там, в будущей вечной жизни!» И постоянно себя смирял, смотря на огонь. Однажды игумен решил попросить Господа ответить, кто из братии его обители будет удостоен Царствия Небесного. Три года он молился, и Господь дал ему откровение. Он оказывается в раю, ходит среди прекрасных деревьев райского сада, смотрит — о чудо: Евфросин повар сидит в саду на золотом престоле. Подходит, спрашивает: «Ты как здесь?» — «Да вот, по твоим молитвам, отец игумен, Господь поставил меня сторожить этот сад». — «А можно в этом саду что-нибудь взять?» — «Конечно, бери, что хочешь!» — «Вот, сорви мне три яблока!» Евфросин сорвал три яблока, игумен завернул их в мантию — и проснулся. Он обнаружил, что в его мантии лежат три яблока. Утром, собрав в храме всю братию, игумен попросил позвать Евфросина. Приводят его, настоятель спрашивает: «Евфросин, ты где был ночью?» — «Отец игумен, я был там, где ты меня видел». — «Где?» — «В саду». — «А что я у тебя попросил?» — «То, что ты попросил, я тебе дал». — «И что ты мне дал?» — «Три яблока». Игумен показал эти три райских яблока, которые за смирение Господь дал этому монаху».

«Мы видим, что Господь избирает людей за простоту, смирение. Так в Назарете Он избрал смиренную Деву Марию, которая стала Ковчегом нового спасения. Через Нее мы спасаемся, к Ней обращаемся, просим, чтобы Она покрывала нас Своим омофором, чтобы помогала нам, была Заступницей нашей усердной. Поэтому сегодня, когда Дева Мария получает радостную весть о рождении Спасителя, Она будет носить в Своей утробе Того, Кто вмещает всю вселенную. Она не превознеслась выше херувимов, а смиренно приняла эту весть и несла Свою миссию до Голгофы, когда так же смиренно стояла у Креста Господня и сораспиналась вместе с Сыном во спасение рода человеческого», — завершил проповедь митрополит Варсонофий.

Храму было подарено Евангелие.

Благовещение Пресвятой Богородицы — двунадесятый праздник, посвященный явлению архангела Гавриила Деве Марии. Согласно Евангелию от Луки, архистратиг поведал Ей, что вскоре Она станет Матерью Господа, воплощающегося в облике человека. 

Первый петербургский храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы был построен в Старой Деревне в 1760-е по проекту Пьетро Трезини — сына первого зодчего города. В 1803 году он сгорел, вскоре на его месте по проекту Виктора Мочульского возвели новую церковь в стиле ампир. В 1900 году к ней пристроили колокольню и ризницу. Некоторое время храм принадлежал обновленцам, в 1937 году его закрыли, а имущество передали в Госфонд. Храм был возвращен Церкви в 1992 году и вновь освящен 5 апреля 2003 года.

 

 

Валерий Филимонов,

 писатель

 

 

 

 

СЛУГИ ЛУКАВОГО

Отличительной чертой нашего времени является практически полная неосведомленность подавляющего большинства граждан России, в том числе и православных, в вопросах, касающихся проблем глобализации и электронной идентификации личности. Люди даже не подозревают, что на планете Земля вступило в решающую фазу построение так называемой «цифровой цивилизации», которое может иметь для человечества самые катастрофические последствия. Такое положение может помешать правильному устроению духовной жизни и спасению души. Каждое происходящее в мире явление мы должны рассматривать с духовной стороны. Богоугодное ли это дело? Способствует ли оно делу спасения души или нет? «Испытывайте, что благоугодно Богу, и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте» (Еф. 5: 10-11), — учит нас Слово Божие. Читать далее

 

 

 

 

Игумен Лука (Степанов)

 настоятель Спасо-Преображенского Пронского мужского монастыря в поселке Пронск Рязанской области, кандидат исторических наук, заведующий кафедрой теологии Рязанского госуниверситета им. С.А.Есенина.

 

ДЕТИ, КАК МОНАХИ

 

В бийской школе № 20 провели интересный эксперимент. Здесь разделили классы по гендерному принципу, конечно же, с согласия родителей. Дети по такой системе учатся уже второй год, а сам эксперимент привел к неожиданным результатам.

Я окончил педагогический институт, но, тем не менее, не являюсь многоопытным преподавателем в школе. Некоторое время я возглавлял православную гимназию. Но я не обладаю богатым педагогическим опытом, как некоторые наши корифеи, зато живу в мужском монастыре. Для меня минимизация общения с противоположным полом является источником благоустроения мира.

Конечно, нельзя формат монастырской жизни переносить на всё общество, но дети по своей сути призваны быть монахами – еще не время для супружеской жизни и семейных попечений и радостей. Поэтому для них хорошо то, что и для нас. Мальчики должны воспитываться в мужской среде, а девочки – в женском сообществе. Раздельное обучение, как и жизнь в монастыре, предохраняет от стрел лукавого, направленных на разжигание греховных помыслов, беспокойства и скоктания.

Рад этому доброму опыту раздельного обучения. К тому же русское традиционное образование выступает за раздельное обучение. И не слышал, чтобы кто-либо из наших предшественников был сильно огорчен таким обучением.

 

 

 

 

ДМИТРИЙ   ЛЕОНТЬЕВ

писатель

 

 

МОНАСТЫРИ. ТРАПЕЗНАЯ

 

Для большинства людей «пост» это – «пресная и невкусная еда», но это совершенно не так. Пост – это куда большее. Это, скорее часть жизни. Время, выделяемое для того, что бы внимательнее присмотреться к себе и своей жизни. Это время добрых дел и особой строгости к самому себе. Напоминание о том, что тело должно подчиняться душе, а не наоборот.

Если человек лежит на диване, поглощая салатики и смотрит любимый сериал – это не пост, это – диета. Если сидит в карцере на воде и хлебе, это не пост, а наказание. А вот если он хочет есть и может позволить себе на ужин молочного поросенка, фаршированного гречневой кашей, но покупает себе рыбу, а разницу в стоимости этих блюд отдает нуждающимся – это пост. Если в постную неделю он всеми силами воздерживается от своей обычной раздражительности, суетности, накопительства, учится быть лучше и добрее – это пост. Если, молясь за близких, не думает ни о еде, ни о развлечениях, ни даже об усталости – это пост. Если борется с диктуемыми телом желаниями, даже «падая и вставая», преодолевая неудачи в борьбе со страстями, и тяжело, медленно, но все же старается подчинить телесное духовному, то это – пост. Но почему-то упорно вспоминают лишь о еде. Да, человек должен есть! Но что такое еда? Польза для нашего тела, и, как ни странно это звучит, польза и для нашей души. В семьях, где еще сохранились традиции, собираясь за столом, родственники говорят о чем-то, обсуждают, вспоминают, даже чему-то учатся. Уставший человек стремится на природу, стирая тяготы дней запахом кипящей на огне ухи… У монахов все еще глубже и значительнее. Трапеза монаха – это продолжение богослужения, некое подобие Тайной вечери. Что ж, давайте оставим на короткий срок духовное значение трапезы и обратимся к самому банальному и приземленному – к обычным продуктам. Если хозяйка заботится о семье, она готовит так, чтобы не просто насытить близких, а дать им здоровье. То же делает и послушник в монастырской трапезной. Монах, готовящий пищу для своих братьев, прежде всего думает о пользе для их душ и тел. Человеку не нужны лекарства – лекарством вполне может быть сама пища. Каждый продукт имеет какие-то лечебные свойства, и эти «лекарства» могут быть еще и вкусны. Возьмем обычный подорожник. Еще в древности арабские и персидские врачи ценили его за удивительные качества. Сам по себе, как и большинство трав, он пресен, но если добавить его в салаты, или, смешав с яйцом и луком, начинить им пирожки, или с прочими травами заправить им суп… Или взять самую обычную крапиву. Вы знаете, что по содержанию железа она превосходит даже хваленый шпинат? Что витамина С в ней больше, чем в лимоне, а содержанием каротина она не уступает моркови? Опустите молодую крапиву на пять минут в кипяток, мелко порубите, добавите соль, сметану и немного кислого щавеля и от такого салата вас будет не оттащить и за уши. А какой замечательный из нее получается сок!.. А взвар с медом и лимоном?! В древности крапиву добавляли в борщи и рассольники, в пироги и соусы… Все знают, что соль вредна, но уже забыли, что наши предки прекрасно заменяли ее высушенным укропом, морской капустой и водорослями, превращая соленое в полезное. А как незаслуженно забыта удивительно полезная репа, многократно превосходящая по пользе для человека ставшую привычной нам картошку! А непередаваемое разнообразие пирогов и каш? Взваров и квасов?! Постная пища не вкусная? А вы потушите, мелко нарезав, морковь, залейте ее перепелиными яйцами, и обжарьте в оливковом масле, поперчив и посолив – и вы навсегда откажитесь от этого заблуждения… Новомодные йогурты? О чем вы?! Разотрите свежую чернику с мякишем черного хлеба и медом, залейте сливками и сравните! Знаете, почему все эти современные диеты и даже лечение травами и ароматами так мало дают эффекта? Да потому что не надо лечить одни только «почки» или «давление». Человек – это целая система, и лечить надо всю дающую сбой систему. «Разовое лечение» не заменит собой образ жизни и питания, психологический настрой и режим… Пост – это забота о ближних. Настоящий повар – это не только кулинар, но и химик, и технолог, и, прежде всего – лекарь! Монах должен успеть сделать в этом мире как можно больше хорошего, а для этого ему нужны силы, рассудительность, и… время. И повар дает ему все это. Послушание трапезника – одно из важнейших в монастыре. А вы, друзья мои, задумывались когда-нибудь о том, что жертвы Богу приносились всегда не золотом, а добрыми делами и… пищей? То животными, как Каин, то злаками, как Авель, то голубками, быками, ягнятами… Но после того как Бог стал человеком, показывая нам, как надо жить, жертвы Богу стали жертвенностью собой. Своими талантами, силами, временем… Даже жизнью. Так вот – забота трапезника о братьях и называется: «молитва делом». Тема эта большая и крайне интересная. Давайте же посвятим ей некоторое время.

Пост – это ведь не самоцель. Не в куске мяса дело. Бесы вообще ничего не едят, а творят такое, что не одному чревоугоднику и не снилось. Главная задача монаха – стать христианином. Новозаветным человеком. Человеком духа. Человеком, который владеет всем, но ничто не владеет им, как сказал апостол. Что такое «страсть»? Это то, что нас несет, словно лодку без весел. Твоя воля – это твои весла. Вот у ангелов тел нет. Нам дано больше. Как говорили мудрые: «Тело хороший слуга, но плохой господин». То оно не просто хочет есть, а именно – много и изысканно. То утех возжелает, то на какие-то сомнительные приключения его тянет. Ты же должен научиться им владеть, словно дорогим инструментом. Что значит насытиться? Если человек голоден, он и куску хлеба рад-радешенек. Но инстинкты животного, пытаясь победить и разум и волю, требуют дать телу еды с избытком, а часто и вредной. Адам с Евой питались в раю одними фруктами, а вот с «плодом познания» умудрились «оплошать». Ослушавшись Творца, сами захотели стать «как боги», по собственному разумению. (И потому в монастырях главной добродетелью считается послушание.) Так и тело должно быть послушно духу. Еще древние заметили, что сложнее всего бороться с телом, призывая его к умеренности в пище. Пост – время торжества духа над плотью. Рацион питания в монастырской жизни устроен весьма мудро. Все полезно для человека, все продумано и проверено веками.

Работа в трапезной неспроста всегда считалась сложнейшим послушанием в монастыре. Ранним утром повар шел в церковь и молился о даровании ему сил и таланта в грядущей работе. Получал у екклесиарха огонь, зажженный от лампы в алтаре, и от этого «честного огня» уже зажигал печи в поварне и хлебопекарне. Помощники, после молитвы в храме, следовали по местам послушания – месить тесто и готовить обед. При этом они читали те же молитвы, которые братия в это время читала в храме. Вообще все действия в поварне творились с молитвой. Не потому ли и едва в монастырях всегда была такой вкусной и целебной? Особое внимание (молитвенное!) уделялось выпеканию хлебов и просфор. Трапеза монаха зависит от церковного календаря (все время следует помнить о том, что монашеская трапеза – это продолжение богослужения), в соответствии с ним меняется и сам стол и даже количество пищи. Я не стану вас утомлять описанием этих традиций (признаюсь, что сам был немало утомлен изучением уставов и обычаев разных монастырей, а потому, не желая вам того же, предлагаю оставить сии нелегкие знания в введении многоопытных экклесиархов, «уставщиков», следящих за распорядком служб). Во время трапезы монахи читали богослужебные тексты, относящиеся к «памяти сего дня», а так же заздравные или поминальные записки жертвователей на пропитание. Трапеза могла быть очень долгой, но это означало не количество съеденного и выпитого, а количество прочитанных братией текстов и молитв.

Но все же оставим на время в стороне строгие расписания и духовные обоснования и заглянем в копилку интересных фактов и курьезных моментов, касающихся монастырской трапезы. Благодаря телекоммуникациям и Интернету мир стал совсем маленьким, «прозрачным» и смешанным, словно дурной салат. Восхищаясь кухней французской, травясь фастфудом американским и балуясь кухней японской, мы напрочь забыли удивительное величие кухни русской. Часто ли вы задумывались, почему она такая особенная? Русь, богатая лесами, а следовательно древесиной – одна из немногих стран в мире, которая могла позволить себе роскошь дольше варить, тушить и запекать блюда, в отличие от тех стран, где кроме кустарника и дров-то не найдешь, а потому, в целях экономии дров, еду предпочитали обжаривать или варить на сильном (и «быстром») огне. Обилие рыбы, дичи, овощей, ягод и трав делало славянскую кухню невероятно разнообразной и богатой. Мы не можем, просто не имеем права потерять эту кухню, заменяя ее куда менее полезной и вкусной, но столь хитро отрекламированной иностранной. Да что далеко ходить, возьмем, к примеру, все ту же репу. Овощ невероятно ценный по своим качествам. На Руси из него готовили даже не сотни – тысячи блюд! Варили, квасили, солили, ели сырой, сушили тонкими пластинками, использовали в салатах, в пирогах, тушили, запекали, заливали медом как лакомство… Репа не теряет свои полезные качества всю зиму, весь срок хранения, в то время как картофель, привезенный Петром I и используемый Екатериной Великой как средство для борьбы с неурожаями пшеницы, утрачивает свои качества уже через 3-4 месяца. (Впрочем, он даже изначально уступает репе в количестве витаминов и минералов). Почти забыто знаменитое рапсовое масло, которое хорошо знали во всем мире, называя «северным маслом» — отличная альтернатива маслу оливковому. Копорский чай был известен в самых дальних странах! Россия поставляла его за рубеж тоннами. Его целебные свойства просто не сравнимы с расхваленными индийскими и цейлонскими. Кстати, интересный факт: Александр Дюма, известный гастроном и гурман, выпустивший в свое время весьма недурственный сборник «Кулинарная энциклопедия», во время путешествия по России признал, что самый вкусный чай, какой ему довелось пробовать, он пил именно здесь. И знаете почему? В Англии, которая почему-то ныне ассоциируется у нас с чаепитиями и прочими «джентельменскими изысками», чай… варили(!!!) в воде, как какую-нибудь капусту! А в России, столетиями имевшей дело с травами, его заваривали! Такое, пожалуй, было еще лишь в странах Востока. А вы сегодня хоть знаете, что такое тельное — наравне с ухой и запеченной рыбой являвшееся «визитной карточкой» русских монастырей? Или дорогое праздничное блюдо «калья»? Икра, кстати, на Руси никогда особо не ценилась. Даже из молоки готовили удивительно вкусные супы, а икра… Ну кто бы в монастырях променял ее на белорыбицу, не говоря уже о корюшке или снетках? Зато вам интересно будет узнать, что излюбленным лакомством в монастырях были «крушки» (тонкие ломтики рыбы, обжаренные во фритюре с перцем и солью, напоминающие чипсы, но многократно вкуснее и полезнее). «Перепега» — огромный праздничный пирог в виде горки из разнообразных (и разновкусных!) шариков из теста, «скрепленных» между собой медом или вареньем – так же незаслуженно забыт… Да что я пытаюсь объять необъятное?! Тысячи, тысячи и тысячи рецептов блюд невероятно вкусных, полезных, выдержавших испытание временем, терпеливо ждут, пока мы вспомним о них, насытившись примитивной, а зачастую и откровенно вредной заморской кухней. Достаточно заглянуть в рецепты, бережно хранимые русскими монастырями, и вы поймете грандиозную разницу. Сегодняшние хозяйки жалуются: «Уже не знаем, что на ужин приготовить». Что сказать? Куда исчезла череда передававшихся из поколение в поколение «бабкиных рецептов»? Взять обычный лук. Сегодня его лишь добавляют в супы, блюда мясные и рыбные… А ведь всего сто лет назад это были: луковый суп, лук жареный по-французски и по-гречески, тушеный, фаршированный разнообразнейшими начинками, глазированный, запеченный, в кляре, с изюмом и лесными орехами, тушеный со сливками, лук с творогом, многочисленные салаты, лук отваренный со сметаной, луковый соус и луковый маринад, луковая эссенция, икра из лука, луковое пюре, пирожки с луком, пельмени с луком и т.д. и т.п. В монастырях лук использовали для приготовления бульона под супы, вместо «мясокостного набора». Бабки знали, что если в бульон бросить луковицу неочищенную, или немного луковой кожуры, то бульон приобретает бесподобный золотистый оттенок. После этого примера, полагаю, нет смысла говорить про то невероятное разнообразие блюд, которое можно приготовить из грибов? В большинстве стран мира грибы считаются пищей «неблагородной», непрестижной, и едва ли не ядовитой (впрочем, вельможи когда-то брезговали и луком с чесноком, считая их «крестьянской пищей» и, в дополнение к своему тщеславию, получали за это цингу и прочие болячки, в отличие от знающих их целебные свойства крестьян). Разумеется, в южных странах, откуда и пришло понятие поста, были иные условия и иные продукты. На Севере условия жизни другие. Тут надо подходить с рассудительностью, ибо пост это не диета, а упражнение духовное! В особые дни монахи и вовсе обходятся без еды (делая исключения для болеющих). В подавляющее количество дней иных едят пищу простую и неприхотливую: каши, супы, овощи, хлеб… Но в дни праздничные, дни торжественные, когда сердце радуется событиям великим, трапезная расцветает блюдами беспримерными. Нет, я не стану сейчас соблазнять вас перечислением рецептов заливных блюд, фаршированных лососями осетров, супов в горшочках и вкуснейших пирогов с разнообразнейший начинкой, сейчас я напоминаю о пользе для тех, для кого вы готовите. Талант настоящего кулинара так же редок, как талант художника или математика, но главное, что доступно любому из нас – это забота о тех, для кого мы трудимся у кухонной плиты. Замените слово «кормить» на слово «заботиться» и вы откроете дверь в удивительный мир настоящей кулинарии. Все древние рецепты начинались со слов: «Тщательно вымойте руки и посуду…». Первые рецепты встречаются еще в записях Древнего Вавилона, Египта и Китая. При императоре Тиберии-Августе появились первые школы кулинарного искусства, возглавляемые легендарным поваром Апицием, а первый известный нам повар из Руси носил имя Торчин и служил у благоверного князя Глеба (разумеется, повара были на Руси и до него, но на сегодняшний день летописи донесли до нас лишь это имя). Лаврентьевская летопись 1074 года сообщает, что в штате Киево-Печерского монастыря было немало поваров. К хозяйству трапезной относилось огромное количество построек: поварни, склады, хлебни, ледники (в крупных монастырях их число доходило до семи(!), так что пращуры лишь усмехнулись бы в усы, вздумай мы похвастаться перед ними размерами своих холодильников и морозильных камер), амбары, отдельные хранилища для многочисленной поварской посуды и утвари: сковород, горшков, чанов, ножей, разделочных досок (их старались делать из убивающего микробов дуба), кувшинов, решеток, рукомойников, ухватов, тазов и прочего, прочего, прочего… Одних разновидностей ножей можно было насчитать до двух десятков: косари луковые, секиры капустные, кленики (загнутые ножи для рыбы), и т.д. Хлеб пекли отдельно, с особым тщанием и непрерывной молитвой. Так же отдельно стояли квасоварни: как правило – «шатер» с «квасными очагами» (медный котел ведер на 300 и три больших чана под солод и сусло). Для квасов (а разновидностей их было множество, и любой диетолог с полным основанием назовет их «целебными») был предназначен отдельный ледник. Повара знают, что не все продукты «терпят» соседство друг друга, а потому надо иметь для них хранилища отдельные. Что травы, специи и приправы также необходимо хранить в прохладе и темноте, а не так, как делают это современные нерадивые хозяйки, содержа их в шкафах рядом с плитой и тем уничтожая их вкус и запах. В монастырских летописях хранятся десятки тысяч рецептов соления, маринования, консервирования и прочих способов сохранения продуктов (правильной сушки, консервации медом, салом и пр.) К слову: самой большой и одной из самых древних поваренных книг считается «Пирующие ученые» Атенея и составляющая 30 томов (до сегодняшнего дня сохранилось лишь 15). В России же широко известен «Домострой» протопопа Сильвестра, в котором приготовлению и хранению пищи отведено немало места. В трапезной, как правило, сидели по 6 человек (на такое количество были рассчитаны подаваемые к столам блюда). Порядок же трапезы описан в Типиконе, в гл. 35 (и еще в нескольких имеются дополнения), поэтому на нем мы останавливаться не станем. Разумеется, богатые монастыри могли позволить себе большее разнообразие, бедные чаще использовали обильные дары природы: щавель, молодые листья березы, крапиву, грибы, лесные орехи, мед, ягоды, рыбу, а если появлялись деньги, то тратили их на муку и масло. При монастырях находились обширные сады, (как вы помните, легендарный Пересвет нес послушание как раз по уходу за яблоневым садом), огороды, где помимо овощей выращивалось немалое количество трав, обширные пасеки, пшеничные, ячменные поля, при наличии озер выращивалась рыба, в небольшом отдалении от монастырских стен содержались коровы и козы, иногда имелись собственные солеварни. Одним словом, создавалось крепкое крестьянское хозяйство.

 

 

 

 

 

 

 

Георгий Ермолов

 

ТРЕСТ КИБЕРНЕТИЧЕСКОГО ТРАНСМАРАЗМА

 

«- Энди, я простой провинциальный жулик, и каждый доллар в руке у другого я всегда воспринимаю, как личное оскорбление. Но когда я отбираю у человека этот доллар, я обязан дать ему хоть что-то взамен. Будь то: порошок от блох, золото девяносто шестой пробы, затрещина или просто надежда. В этом мой принцип.»

(О. Генри «Трест, который лопнул»)

Мы живем в странное и удивительное время. Незаметно сошла на нет эпоха манифестаций, вновь сменившись эпохой манифестов. Прав был Гегель – история действительно повторяется дважды, и фарсовый характер нынешних манифестов очевиден. В предыдущем номере мы детально рассматривали казуистику современных либерал-фарисеев, однако событие недавнего 2011 года прошло почти незамеченным широкой общественностью и, скорее всего, по причине его запредельной абсурдности. Именно в этот год вышел в свет «Манифест стратегического общественного движения «Россия 2045». И с этого дня призрак бродит по России, призрак трансгуманизма.

Конечная цель общественного движения конкретна, как затрещина, и доступна (по утверждению авторов), как порошок от блох. Это – ни много ни мало – бессмертие. Вот так, скромненько и со вкусом, сегодня творчески развиваются бессмертные начинания персонажей О.Генри – Энди Такера и Джефферсона Питерса, по определению самого автора – «благородных жуликов», гораздых на изобретения различных чудодейственных средств.

Читать далее

 

 

 

 

Денис Думлер

Публицист, член Пермского отделения Русского Собрания

 

«Я СТАРАЮСЬ СВОИ ХРАМЫ СТРОИТЬ ВСЕ «ОДИН В ОДИН»»

 

Пермский мастер Виктор Ромашов возводит на дому миниатюрные копии шедевров деревянного зодчества …

Возведение шедевров деревянного зодчества на дому — хобби пермского фотографа Виктора Ромашова. Из лозы он строит профессионально, с соблюдением всех канонов. Церкви и соборы — точные копии существующих пермских Храмов.

Виктор Ромашов скрупулёзно подгоняет ивовые прутья один к одному. Работу его можно сравнить с трудом ювелира – миллиметровая погрешность может испортить всю постройку. Обрабатывается легко и ровно — говорит мастер. Чтобы достичь эффекта строганных бревен, которые обычно идут на строительство домов и бань.

«Я каждый прут стесываю ножичком. Тогда макет получается «живой», не игрушечный».

Лозу Виктор Ромашов заготавливает в промышленных масштабах. За лозой он ездит осенью на заболоченные места и каждый раз старенькая «Нива» забивается почти под завязку лозняком. Потому что на один храм в миниатюре уходит порядка 1000 прудов, ветка за веткой — так по чертежам, схемам и фотографиям мастер строит пермские храмы. В коллекции есть, например, Бородинская церковь — точная копия прототипа из Хохловки (Хохловка – музей деревянного зодчества под открытым небом в пригороде Перми).Окна, крыша, ступеньки и даже дверь с крохотным деревянным засовом — всё воссоздано до мелочей.

«Зима на Урале длинная, надо чем-то заниматься, — улыбается Ромашов. – Да еще и дед мой приговаривал: «если взялся — делай хорошо». Я стараюсь свои храмы строить все «один в один», даже количество бревен соответствует оригиналу. Однажды так увлекся, что внутри одной моей церковки из лозы поместил в маленький иконостас. Его можно увидеть через окно».

Отдельная тема — купола. Собрать их — целая наука, не терпящая суеты. На купола Виктор Ромашов пускает еловые шишки. Отрезает отдельные чешуйки, ровняет, сортирует, а дальше — дело техники и терпения.

«На один купол мне надо 600 чешуек, — говорит мастер, — чтобы приклеить одну такую чешуйку, я ее смазываю клеем, и держу минут 5-7, иначе они отваливаются — структура очень жесткая».

Пока в коллекции зодчего три церкви. На летнее время строительные работы в домашней мастерской прекращаются. Однако они возобновятся уже следующей зимой. И даже объект уже есть — храм святых Царственных Страстотерпцев, что на Нагорном.