«РОССИЮ НИКТО ПОБЕДИТЬ НЕ МОЖЕТ, КРОМЕ… САМОЙ РОССИИ»

 

 

БОРИС КОРЧЕВНИКОВ
генеральный директор телеканала «СПАС»

 

 

Один че­ло­век свя­той жиз­ни ска­зал мне на днях: «Рос­сию ни­кто по­бе­дить не мо­жет, кро­ме… са­мой Рос­сии».

Ко­гда ка­кая-то де­воч­ка с псев­до­ни­мом Кла­ва Ко­ка орет под ба­сы на глав­ной пло­ща­ди Вла­ди­вос­то­ка, на­против ка­фед­раль­но­го собора, «а мне пох», по­вто­ряя это на раз­рыв ре­фре­ном, бро­сая эти сло­ва в свя­тые сте­ны хра­ма, мер­ца­ю­щие фи­о­ле­то­вым и зе­ле­ным от­све­том кон­цер­та, и ей под­пе­ва­ет тол­па — в то вре­мя, ко­гда на фрон­те — смерть и окру­же­ние, — то это по­бе­да Рос­сии над Рос­си­ей.

Когда в это же самое время в сердце страны Шнур рвет стотысячную арену раскатистым матом — под скорбный тихий день Усекновения главы Иоанна Крестителя — это победа России над Россией.

Когда в небо летит салют в то время, когда с неба Донецка летит фосфор — это победа России над Россией.

Погибшие и раненые на концерте Шнура, и салют, который, кажется в Тюмени, выстрелил в толпу… — это всё ещё очень деликатные, но уже страшные сигналы от Бога, который кричит нам о том, что мы обезумели.

Знаете, у меня вообще нет никаких вопросов к моей армии. Она, несмотря на все потрясения последних тридцати лет, по-прежнему — всё та же армия непобедимого русского солдата, по-прежнему одна из лучших армий мира. Все сетевые причитания про ошибки командиров и т. п. — это пустое. И бессмысленное. Об этом поговорим после войны. И увидим, что ничего раньше не видели.

Но и сами войны, и поражения на них происходят за нерадивую и грязную жизнь в тылу.

Нашему сознание, ищущему виноватых и причины зла всегда вокруг, а не в самих себе, трудно вместить этот закон, но он железный и вечный.

Даже лучшая армия не спасет, если призванный быть христианским народ оскотинивается. Яблоко, гнилое изнутри — какой бы крепкой ни была его кожура — погибнет. Погибнет, может быть, парадоксально и нелогично: от рук тех, кто слабее, кто зверь, кто Богу — чужие. Но и такие могут быть бичом в руках Божиих. Вспомните недавних безбожников-большевиков: они победили нелогично, вопреки всякой логике внешнего — снесли мощнейшую, но отступившую в сердцах от Бога, страну.

Помните слова Христа: Кому много дано, с того много и спросится (см. Лк. 12: 48).

Нам очень много дано. А сейчас — много, как никогда, мы живём в пору неслыханных свобод — всех, и свободы Церкви. Храмы стоят открытые почти на каждом перекрестке, в храмах — каждый день то, что может высветить, наполнить и осчастливить всю нашу жизнь — исповедь, Причастие, тихий разговор о главном. Приходи и пей от этого источника жизни. У нас это есть! У наших отцов и дедов не было. А у нас есть!

А мы… кидаем матерные попевки в стены этих храмов под подпевку толпы.

Вот за это будем нести поражения и в наших жизнях и на фронте.

Вот за такое будет умирать святой русский солдат.

Потому что это ещё один вечный закон: чистый страдает за нечистого. Чтобы нечистый очистился.

Война идет и только начинается. Военная мобилизация всей страны, наверно, не нужна, а вот другая мобилизация — необходима. Мобилизация на человечность. И на молитву.

Нам здесь, в тылу, людьми надо стать, ожить, проснуться надо, чтобы и на фронте жизнь победила.

Людьми нас делают — другие люди, когда мы начинаем жить ради них; наш язык, когда мы перестаем бить им ближнего и сквернить его богохульной матерщиной; наша культура — стихи, фильмы, музыка наша; и более всего — наши святыни. И отношение к ним.

Не будет этого, это будет побежденная Россия — при сильнейшей армии мира, при лучшем оружии, как сейчас, на планете, — это будет Россия, побеждённая самой Россией.

А ведь датский премьер-министр поняла про эту войну то, что многие наши ещё не поняли. Она сказала:

“Это не только война за территорию и границы. Это война за веру. Это война между демократией и тиранией и угнетением. Это война против ценностей, на которых построена Европа и свободный мир”.

Если в Евангелии есть про волков в овечьей шкуре, то нынешняя пора пошла дальше Евангелия и, по слову одного моего друга, напяливает волчью шкуру на несчастных овец.

Нет в России давно того, о чём они трубят: ни тирании, ни угнетения. Нет и у них того, что они называют своими ценностями: ни свободы, ни демократии.

Слова остались, ценности кончились. Мы живём в пору чудовищных подмен и словесного мусора – за которым либо пустота, либо плесневелая ложь. Жить, всё это слушая и не повредиться духом или умом может только тот, в ком есть закваска Правды. Эта закваска только в одном – в истинной вере.

Но в одном датчанка проговорилась честно: для Европы эта война правда “священная” . Война против их веры.

А что их вера сейчас?  Это ведь не “демократия”, “свобода” и прочие пустые слова, через  которые на самом деле манипулируют толпой.

Их вера – это рынок и цифра, которая должна постоянно расти – ввп, рейтинги, доходы, просмотры, подписки, большинства “голосов” и прочие количества – это все атрибуты религии цифры. А любая страна для этой религии – это территория для потребления и продаж.

Если цель человека в христианстве – обОженье, сближение с Богом, и сладостная радость от этого, то человек в религии цифры – должен стать максимальным потребителем и в этом получать суррогат “радости” – для этого надо разнуздать все инстинкты – потому что инстинкт хочет потреблять, инстинкт  боится быть неудовлетворенным.

Инстинкт постоянно хочет насыщения и никогда ненасытим!

Цель жизни в Православии: сделать из человека – Человека. Цель жизни в религии цифры: максимально расчеловечить человека. И управлять им.

И все уродливые картины западного расчеловеченья – все эти сатанинские цветастые шествия, митинги зоофилов, партии педофилов, детские лгбт-вечеринки, оргаистические посвящения детей в новый пол, храмовая проституция сект, голоса за права каннибалов, жертвоприношения нерождённых детей, суррогатные утробы, бракосочетания с собственными настенными коврами… всё это корнями из отмены религии Христа, и посвящения в религию цифры (она же религия сатаны и плоти), всё это от разнузданного инстинкта и от полной капитуляции перед грехом и собственными страстями.

А наша вера – христианство. Оно открывает нам, как мыслит Бог, как устроен человек и как с грехом можно бороться. Нет против греха другого оружия, кроме Христа и Святого Духа.

И подспудно Запад это знает – он же тоже был когда-то христианским. И он понимает,что Россия  – это правда самая большая и единственная оставшаяся в мире сейчас угроза западному расчеловеченью.

Ведь Россия, если сама останется православной, сможет и Запад снова вочеловечить. Потому что иногда, чтобы правда победила, надо, чтобы она просто прозвучала.

И чувствуя это, дьявол, который так успешно потрудился в последние  годы  на западной ниве, бьёт в набат и устами своих князей объявляет эту войну религиозной. Войной за веру. Он очерняет Россию всеми оттенками грязи и лжи, чтобы его западная паства ни в коем случае не поверила русскому слову, чтобы уничтожить Россию.

Он-то видит, что это не только Иван и Алеша идут с автоматами сейчас на татуированных и распропагандированных мразей. Это идёт Он – той страшной поступью, от которой трясутся земля и небо. Идёт, чтобы скрутить змея.

 

“40 лет евреи, вырвавшись из египетского рабства, блуждали по Синайской пустыне, по которой можно дойти до Святой Земли за 2 недели.

Блуждали затем, чтобы оставить в этой пустыне весь тот хлам, который понатаскали в природу избранного народа годы рабства. Это и рабское сознание и египетское идолопоклонство, и незнание Бога, и, вырастающий из этого незнания -скотский образ жизни, малодушие, грех -много всего они должны были оставить в пустыне, чтобы зайти новым свободным и сильным народом в Землю Обетованную.

Целое поколение должно было в пустыне умереть. Целое поколение должно было там родиться.

Нынешняя Россия – это ровно тот же избранный Богом народ, всё ещё плетущийся по пустыне после 70-летнего рабства. Мы изнурены и устали, целые поколения в этой пустыне нашего междулетия умерли, новые родились, а кто-то так и не родился.

Мы идём, мы возвращаемся к себе самим – мучительно, больно, через потрясения, войны, мы ропщем, мы бухтим, нам не вкусна манна, которая нам подаётся, нас не всегда устраивают вожди, мы сомневаемся и спорим о правильности маршрута (всё точь-в-точь, как у тех ветхозаветных евреев), но Земля Обетованная -та Россия, прийти в которую мы призваны, -всё ближе. Иногда некоторым открываются её виды, холмы и текущие молоком и мёдом долины.

Но мы не дойдём, пока не оставим в пустыне весь хлам, пока не умрут в нас прилипшие, как репей, языческие мерзости.
И чего обманываться, много их ещё: аборты, в крови которых мы по-прежнему тонем (мне вобще кажется, что едва ли победа в нынешней войне будет близка, если мы аборты хотя бы не выведем из ОМС и не изменим отношение к ним, как к рядовой медицинской процедуре), суррогатные дети и продажные утробы несчастных, любящих своих выношенных чад суррогатных мам -многих знал лично, все они люди абсолютно поломанные, стоящие на грани сумасшествия, потому что их убедили, что это не их дети и их продажа -это нормально, а это ложь.

Это и выросшая на диких коммерческих почвах этой пустыни -эстрада. Со всеми её паталогиями, девиациями, настроенностью на заработок, на похоть и на пустой шум.

Это наша разбитость, часто ещё неумение любить и ценить свою Родину (а у таких она и отнимается), непонимание и незнание её; наше всё ещё у некоторых искажённое представление о свободе; наша иногда ещё устремленность на запад (точь-в-точь, как туда, на Египет, что на западе от Синая, посматривали, уйдя оттуда, евреи), наше стеснение Бога, наши симпатии одновременно к недавним жертвам и к их палачам;
сожительства и разводы наши, нежелание рожать и неумение растить; ложь сетей, которую мы полюбили, смех над отцами, которому нас эти же сети учат. Труп, не закопанный в сердце страны… многое ещё из этого хлама должно остаться в пустыне.

И останется.
И тогда мы совсем новыми ступим на нашу Землю. Она большая, красивая, она обнята бурой водой на севере и щедрыми звездами -на юге.
Здесь из земли льётся тепло, а с неба – серая байка. Здесь будут читать со сцен Долгарёву и Бродского, выстраиваться в очереди на фильм о многодетных с приглашённой звездой, и на выставки художников Донбасса, петь песни о любви и о Христе; здесь в воскресенья до обеда будут пусты улицы и полны храмы; здесь будут ходить в гости, а вечерами будет литься тихий перезвон -зовущей перекличкой от колокольни к колокольне: от Амура до Днепра… Здесь в красивых домах будут жить большие счастливые семьи, а бабушки и дедушки будут растить неугомонные оравы.
И мёртвые наши тоже с нами здесь будут. Живыми.

Это будет земля, на которой мы будем кланятся Богу и родителям, защищать тех, кого бьют, ходить по ней в паломничества и ходить за неё в военные походы.

Но это всё потом.
Пока мы ещё в пустыне. Пока мы ещё на войне. Пока мы ещё плетёмся на Восток, в ужасе глядя на то, во что превращается оставленный нами Запад. Пока мы ещё не святы, но хотя бы и не оскотинены. Пока мы ещё спорим о певцах, журналистах и разных моргенштернах. Но потому и спорим, что в пустыне они и должны остаться».

Я вспомнил Суворова, молившегося перед боем на Кинбурнской косе (это нынешняя Херсонская область) и призывавшего молиться своих солдат, говоря им, что «Бог — наш генерал», а после победы в день Покрова Богородицы поставившего там, на косе, церковь Покрова, которая стоит и теперь и вокруг которой готовится сегодня высадка врага. После этого нашлась пара комментариев в духе «Ну конечно, давайте теперь будем только молиться, а учиться воевать нам не надо». Не хочу пройти мимо этой очевидной глупости, потому что она пытается заболтать очень важную правду — о том, как нам побеждать и как строить страну и свою жизнь после этой победы. Эта правда — о том, что Бог — это не добрый дедушка, с которым хорошо и спокойно и с которым можно убежать от проблем. Бог — это грандиозная созидательная, творческая сила. Бог творит, Бог действует, Бог стоит посреди бури, Бог воюет, когда надо воевать, Бог строит. Бог никогда не отмалчивается и не отсиживается. Бог всегда СОЗИДАЕТ. Энергия Бога — это энергия Любви. И она не может не созидать. Это знает по своей жизни любой человек, живущий в Боге: как таинство Церкви, искренняя молитва, любое живое касание Бога зажигает в тебе самом колоссальную творческую энергию. Это видно и в народе: когда народ живёт в Боге, этот народ достигает умопомрачительных высот: он открывает университеты, строит храмы и здания, которые волнуют поколения, выходит к морям; включает — и часто мирно включает — в свои орбиты новые народы, создаёт потрясающие произведения искусства, побеждает в войнах со всем миром, как побеждала не раз Россия; кладёт дороги и линии электропередачи через непроходимые болота, потрясает планету сногсшибательными научными открытиями, поэтами, писателями и театром, русским театром; он строит города, взлетает в небо, зарывается под землю, находя в ней дары Божии; владеет миром и, главное, плодится и размножается: если б не обезбоженность наша век тому назад и не последовавшее за ним крушение страны, нас было бы сегодня миллионов 700. А народ, изгнавший Бога, не способен ни на что. Он ничего не творит, ничего не созидает, ничего не создаёт. Он только потребляет и теряет. Выдающихся научных открытий на планете не было уже полвека точно. Все технические изобретения последних лет — это всё плоды прежних научных достижений. Новых нет. Европа чахнет в кризисах, расчеловечивании и потере себя. Русские, потеряв Бога, лишились огромной красивой страны, причём лишились дважды за один век. Американцы, кстати, этот духовный закон прекрасно знают и потому ещё бьют по православной церкви, понимая её созидательную силу, что она способна зарядить народ силами, которые снова сделают нас непобедимыми творцами. Западное искусство последних лет — это чаще всего тоже отражение духовных уродств и повреждений западного человека. Все эти памятники в виде клизм или того, что клизма вычищает, — это в лучшем случае попытки осмыслить этот конец истории, эту жизнь человека без Бога. Это лучший символ того, что такое творчество без Творца. «Без Бога не до порога», — говорили наши отцы. Это значит, что наша жизнь — это арка из двух держащих друг друга сторон: труд и молитва. Убери одну половину — вторая рухнет. Труд без молитвы, без созидательной энергии главного Трудяги во Вселенной — Бога — не даст плодов. Молитва без труда — тоже. Суворов умел воевать. Военное дело знал блестяще, но знал и Автора этого военного дела, и то, что без Него его знания и умения — только пустой сосуд. Как тело без духа мертво, так и всякое дело без Бога мертво. Тем более дело жизни — дело воина. Потому что воин, каким бы умелым ни был, знает животом эту фразу Достоевского: «Если Бога нет, то какой же я капитан?» А ещё ценой своей жизни и своего риска носит в груди евангельские слова Христа: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин, 15:5).

Куда дальше пойдем?

 

 

 

 

Валерий Кириллов
писатель

 

 

КУДА ДАЛЬШЕ ПОЙДЕМ?

 

Месяцами армия политологов, политиков, экономистов, депутатов, изображая толерантность, эксплуатирует на российских телеканалах украинскую тему. Сначала победоносно слышалось: «Дойдем за сутки до Киева!» «Будем через сорок восемь часов во Львове!», «Надо идти до польской границы!» Вся эта необоснованная уверенность перемежалась заявлениями о том, что Украина, де, не имеет права на существование как государство, что, конечно, было на руку существующему киевскому режиму, помогая ему взнуздать украинское население шовинизмом. Читать далее “Куда дальше пойдем?”

Взгляд сквозь века

 

 

 

ГЕОРГИЙ ЕРМОЛОВ

 

                                                  

 

 

ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ВЕКА

 

Демидовское движение возникло в сложный момент отечественной истории – в самом начале 90-х, почти одновременно на Урале, прежде всего в Нижнем Тагиле и Екатеринбурге, на Алтае и Украине. К 1991 году в Екатеринбурге был создан Демидовский институт, в Нижнем Тагиле открылась биржа «Старый соболь», в Екатеринбурге начал работу «Демидовский фонд», в Барнауле – Алтайский центр «Демидовский фонд», в Кыштыме возник концерн «Демидовские заводы», в Одессе — Южный региональный центр Демидовского Фонда. Демидовская тема исследовалась и зарубежными учеными и энтузиастами, особенно в Италии (во Флоренции). Тогда же была сделана первая попытка объединить эти разрозненные ростки зарождающегося Демидовского движения. Российская Федерация клубов ЮНЕСКО (КЮРОС) выступила инициатором создания международной Демидовской структуры – Фонда. Эта работа завершилась успехом, когда в союзе с клубами ЮНЕСКО России выступили Ассоциация Содействия развитию Уральского Региона (АСРУР) и Всероссийская Ассоциация международных культурных и гуманитарных связей (ВАМКС). Объединив усилия и проделав большую предварительную работу, эти организации созвали в августе 1992 года в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле учредительную конференцию Международного Демидовского Фонда.
Демидовское движение изначально определило программу-максимум: опираясь на многовековой опыт российской истории, помогать возрождению России, как могучему и авторитетному в современном мире государству. Читать далее “Взгляд сквозь века”

Восточный вопрос

Шаховской

 

 

 

 

Архиепископ Иоанн (Шаховской)
1902-1989

 

 

 

 

ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС

Восточный вопрос не принадлежит к числу тех, ко­торые подлежат решению дипломатии. Мелкую теку­щую дребедень событий предоставляет история кан­целярскому производству; но свои великие вселенские решения, которые становятся законом жизни народов, на целые века провозглашает она сама без всяких пос­редников, окруженная громами и молнией…

Н. Я. Данилевский. Россия и Европа

Войны и военные слухи наполняют землю. Каждому на­роду и каждому поколению приходится их «ужасаться» (Мф 24,6). Войны зависят не от ошибок дипломатии и не от случайностей истории; они закономерно вытекают из накопившихся в мире неправд и богоборчества, явного и тайного богоборчества.

И существует нечто худшее, чем война: гибель душ.

Соблазн же войн всегда силен в мире. Оставаясь предель­ным самоистязанием и самонаказанием людей, войны, что удивительно, так мало учат, так быстро забывают люди страдания, вызванные войной, что периодически война им начинает казаться более честным и простым разрешением международных трудностей, чем изолгав­шаяся дипломатия. Читать далее “Восточный вопрос”

Пока наши воины защищают Отечество, пособники врага в тылу организуют шабаш

 

 

Александр Бочкарёв
генеральный директор ОМФСПиК

 

 

 

 

 

Пока наши воины защищают Отечество, пособники врага в тылу организуют шабаш

Общественный Международный фонд славянской письменности и культуры (ОМФСПиК) направил письмо на имя председателя Следственного Комитета России А.И.Бастрыкина.

 

Уважаемый Александр Иванович! Международный фонд славянской письменности и культуры от лица патриотических православных и общественных организаций г. Москвы обращается к Вам со словами обеспокоенности в связи с поступающей информацией о предстоящем праздновании 31 октября 2022 г. в городах Российской Федерации так называемого праздника «Хэллоуин». А в городе Перми решили всех перещеголять и провести 28, 29 и 30 октября 2022 г. широкомасшабный «Фестиваль магии».

Организаторы этого сборища – «Фестиваля магов» – пишут следующее: «На одной площадке соберутся шаманы, ведьмы и маги всех мастей! Тема фестиваля: Санта муэрто». Со слов организаторов, зрителей ждут «церемония с хрустальными чашами, практика от перуанского шамана, пробуждение Духа, консультации тарологов, нумерологов, энергопрактиков, лекции о магии, мастер-классы по Амазонской медицине, эликсирам, талисманам» и какой-то ещё «нейрокинезиологии, энергопрактики и магии в действии». Читать далее “Пока наши воины защищают Отечество, пособники врага в тылу организуют шабаш”

Это – оружие психологической войны

 

 

Геннадий Матюшов,
писатель, философ

 

 

 

ЭТО – ОРУЖИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ

Как-то один бывший начальник уголовного розыска рассказывал мне, что стоит ему войти в вагон электрички и с первого взгляда он сразу мог определить, кто сидел (имеется в виду – в тюрьме).

Нет, наверное, человека, который хоть раз в жизни не столкнулся бы с мошенниками и не был ими обманут. А ведь в мире более семи миллиардов человек. Сколько же в мире мошенников? Мне бы очень хотелось прочитать исследование на такую тему: причины, масштабы и особенности мошенничества на разных ступенях развития человеческого общества. Но такого исследования я найти не могу. Читать далее “Это – оружие психологической войны”

Путь покаяния и встреча с Богом

 

 

ДМИТРИЙ  ПАРХУТА

магистр богословия

 

 

 

ПУТЬ ПОКАЯНИЯ И ВСТРЕЧА С БОГОМ

 

 

Многие святые отцы Церкви неоднократно писали в своих трудах, что встреча с Богом происходит через путь покаяния. В самой Библии покаянию уделяется важное место, как необходимому условию для возвращения к Богу. Неслучайно пришествие Христа свершилось в момент служения Иоанна Крестителя, а само крещение как оставление прежней греховной жизни. Стоит отметить, что у иудеев существовало обрезание, которое являлось символом оставления греха, но пред встречей с Богом требовалось более глубокое значение. Иоанн Креститель крестил водой (Мф. 3;11), вода в свою очередь означает жизнь. Погружение в воду символизирует смерть, а выход из воды – рождение. В то время, как обрезание плоти символизировало лишь оставление греховных наклонностей, крещение Иоанна символизировало смерть и новое рождение. Иными словами, без покаяния невозможна жизнь вечная. Читать далее “Путь покаяния и встреча с Богом”

«Только доблесть бессмертно живет, ибо храбрые славны вовеки».

 

 

МИХАИЛ ШУЛИН
редактор газеты «Вестник Александро-Невской лавры

 

 

 

«ТОЛЬКО ДОБЛЕСТЬ БЕССМЕРТНО ЖИВЕТ, ИБО ХРАБРЫЕ СЛАВНЫ ВОВЕКИ»

Русская армия в романе Сергея Скобелева «Дальше фронта».

Огромное сооружение цивилизации XIX века
сгинуло в пламени Мировой войны.
Не осознав этого, нельзя понять и сути ХХ века.
На нем лежит отпечаток войны. 

Э. Хобсбаум «Эпоха крайностей.
Короткий ХХ век».  

Мы четыре дня наступаем,
Мы не ели четыре дня.
Та страна, что могла быть раем,
Стала логовищем огня. 

Н.Гумилев

 

Первая Мировая война… Едва ли в истории ХХ века найдется событие, столь изменившее мир. Даже применение ядерного оружия было оценено широкой общественностью многим позже — в августе 1945 года, пожалуй, только физики могли понять масштаб свершившегося. Первая Мировая, называемая современниками Великой, Второй Отечественной а также Европейской, изменила судьбы миллионов людей, ибо изменилось их сознание. По справедливому утверждению М. Солонина «именно она (Первая Мировая война — М.Ш.) разорвала культурно-историческую континуальность совершенствования цивилизации и миропорядка». Человек, основами существования которого были рационализм и позитивизм философии и науки XIX века, верящий в господство нравственных начал бытия, благотворное влияние технического прогресса, столкнулся с экзистенциальным ужасом, борьбой, крушением идеалов, смертью как обыденностью, повседневностью, вызывающей отупление и безразличие реальностью, чудовищной реальностью. Страшный опыт дегуманизации изменил сознание миллионов людей, не говоря уже о том, что политическая карта мира изменилась навсегда – в войне пали четыре империи Европы — Российская, Германская, Австро-Венгерская и Турецкая, а последняя — Британская — начала путь к своему закату. Возник новый миропорядок, появились новые государства, новые политические игроки.

В культуре и литературе Запада Первая Мировая война породила новое явление — творчество «потерянного поколения». Представим себе полотна художников Г. Роджерса, Д. Нэша, знаменитого О. Дикса, Ф. Марка, Х. Ларвина, вспомним книги Р. Олдингтона, Э.М. Ремарка, М. Залки, Э. Хемингуэя, А. Барбюса… Для многих художников того времени мировая катастрофа явилась фатальной. «Война нас смыла»,— пишет Ремарк в одном из своих произведений. Действительно, именно Первая Мировая, на наш взгляд, изменила сами принципы бытия Европы, а следовательно — на тот момент — и всего мира, ибо средоточие политических сил и экономического потенциала последнего на тот момент находилось именно там.

У нас Первая Мировая война получила иную трактовку, и причиной тому — разразившаяся над Россией  революционная гроза, а историю, как известно, пишут победители. «Превращение империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг»,-— писал В.И. Ленин в работе «Война и российская социал-демократия». Ленинский тезис обозначил магистральное направление для отражения Первой Мировой войны в русской литературе. В большинстве произведений, где описываются события 1914-1917 годов, Великая война — лишь лестница, ведущая к Гражданской войне. Таковы «Тихий Дон» М.А. Шолохова, «Хождение по мукам» А. Толстого, «Август четырнадцатого» А.И. Солженицына, рассказы М.М. Зощенко, В.В. Вересаева.   Даже так называемые «белогвардейские» авторы, как, например, А.И. Туркул и П.Н. Краснов, следуют тому же принципу. «Великая и забытая» -— верное замечание историка Виктора Правдюка. Впрочем, с некоторой оговоркой к работам о Первой Мировой войне стоит отнести произведения генералов А.М Зайончковского, А.А. Керсновского, А.А. Брусилова, А.А. Свечина, и пр,. до недавнего времени известных лишь специалистам, да и в наше время изданных ограниченным тиражом.

Современные писатели во многом следуют прежним традициям, и произведения В. Пикуля, Ф. Разумовского, Е. Авдиенко, Б. Акунина — тому подтверждение, ведь и в них Первая Мировая — предтеча Революциии и Гражданской войны. Есть и книги, относящиеся к жанру «альтернативной истории», но рассмотрение подобных форм не входит в задачи данной статьи.

Таким образом, очевидна недооценка, даже, пожалуй, замалчивание Первой Мировой войны в отечественной культуре и, в частности, литературе. К сожалению, ситуация эта по сю пору остается прежней.

Учитывая вышесказанное, особо хочется отметить роман Сергея Скобелева «Дальше фронта», как  самостоятельное глубокое произведение, посвященное Первой Мировой войне. Книга эта вышла пока небольшим — к сожалению! — тиражом в петербургском издательстве «Супер» в 2022 году, а также опубликована она и на сайте litres.ru. С. Скобелев впервые пишет большой роман, и, на наш взгляд, он вполне удался.

«Дальше фронта не пошлют…» — известное всем выражение настоящих фронтовиков, используемое и по сию пору. Но в романе это словосочетание, «Дальше Фронта» -— прозвище главного героя, русского офицера Владимира Кирилловича Рыкова, которого мы впервые встречаем в окопах Порт-Артура, на небезызвестной высоте 203:

«Выбора в решении не было… Портупею поручик сорвал и отбросил, чтоб не мешалась, подхватил от убитого рядом стрелка длинную пехотную «трехлинейку» с примкнутым штыком. Легко, как будто и не был только что контужен, гимнастическим прыжком взметнулся на бруствер:

– Р-рота-а! Слушай мою команду! За Веру, Царя и Отечество! В штыки — за мной!…

            Мешая уставное «ура» с остервенелым матом, стрелки горохом посыпались вниз по склону».

Выходец из небогатых дворян, на наших глазах Рыков проходит путь от поручика до подполковника, ведь роман С. Скобелева охватывает более десятилетия, с 1904 по 1914 годы. Дорогами войны и мира идет наш герой, и, несмотря на нежелание пересказывать сюжет книги, следует  остановиться на ряде интересных моментов, выделяющих роман среди себе подобных.

Итак, Владимир Кириллович Рыков — герой-артурец, георгиевский кавалер, при личной скромности не стесняющийся сказать правду как начальству, так и широким кругам общества (Именно это качество и обусловило его прозвище «Дальше Фронта» — только что вышедший из боя поручик не побоялся дать честное интервью репортерам»). После нескольких лет межвоенной службы, будучи уже капитаном, Рыков попадает в сухумский гарнизон, где возглавляет пулеметную школу. С этой частью, преобразованной впоследствии в отдельный пулеметный батальон, он и встречает войну.

Воевать ему и его подчиненным предстоит на турецком фронте, где герои принимают участие в Саркамышской операции, которая явилась, если можно так выразиться, крахом турецкого блицкрига. Саркамыш, расположенный между Эрзерумом (с турецкой стороны) и Карсом (с русской), являлся ключевой точкой для проводимого турками наступления, которое  должно было привести их в Закавказье. При огромном перевесе сил и средств наступление — ведомое во многом германскими офицерами-инструкторами,один из которых присутствует в романе — провалилось, и с того момента до конца войны стратегическая инициатива перешла к императорской армии. О героизме русских, защищавших Саркамышские перевалы, и рассказывает нам С. Скобелев. Причем — и мы не раз к этому вернемся — необходимо отметить историческую точность как в изложении событий, так и в упомоминании действующих лиц, руководивших обороной: генерал Юденич, генерал Мышлаевский, генерал-адьютант Воронцов-Дашков — реальные люди. Главное же — при наличии очевидных успехов русской императорской армии турецкий фронт забыт нашей литературой и весьма поверхностно встречаем нами в мемуаристике, оставаясь достоянием научных работ. Рассказ о нем — особая заслуга Сергея Скобелева.

Отдельного слова заслуживают яркие батальные сцены. Стараясь не перегружать текст примерами, необходимо все же привести пару цитат:

«– Огонь!

            В лоб и по флангам турецким кавалеристам ударили десять пулеметов, стрелки били из «трехлинеек» и «маузеров» на выбор. Шквал свинца в полминуты проредил атакующих наполовину (…) Это был почти полный разгром, когда неожиданно замолк «Максим», защищавший правое дефиле. Около полусотни турок все же прорвались сквозь заградительный огонь и мчались теперь мимо центральной и правой русских позиций прямо на несчастливый расчет. Слабый огонь едва ли десятка винтовок остановить их никак не мог».

Или:

– Тут наше дело щас пойдет, вашебродь, солдатское. Мы-то не по первому разу, а вы несвычный. Вы, ежли можно так, то чуть сзади нас, с «люськой» – унтер кивнул на пулемет, прикроете с флангу, только жарьте коротко, диск остатний. Ладно?

– Ладно,- сглотнул поручик,- ладно, Васильич…

– Лишь волны морские прославят вдали геройскую гибель «Варяга»!

Турецкие роты, больше напоминавшие толпу, уже не обращая внимания на редкие очереди и выстрелы, с нестройным ором приблизились почти на сотню метров…

            «Севастьянов отбросил пустой «мадсен»:

– Все, ваша бродь, отстрелялись…

«Дальше фронта» — подлинно исторический роман, поражающий четкостью изложения событий и всесторонним знанием императорской армии — техническая сторона, штабная работа, быт солдата и офицера описаны детально и точно. Автор знает не только то, как менялась, например, штатная численность пулеметов в полку, какие рапорты подавались при различных ситуациях, но и довольствие солдата, жалование офицера, цены того времени на папиросы, спички, пошив одежды, посещение ресторана, поездку на извозчике и т. п.

Но при доскональном знании истории автор чужд излишнего пиетета в изложении фактов армейской жизни. Не остаются за рамками и извечные недостатки военной машины — показуха, бюрократизм, медлительность:

«Докладывать немедленно плохо, не докладывать — может получиться еще хуже, потому как   спросят, отчего не доложили тут же».

«… ибо нет там (в штабах — М.Ш.) худшего проступка для подчиненного, чем явиться перед начальством хотя бы с одной пуговицей, перекошенной не по форме»

«не интересно прессе писать о том, что, к примеру, N-ский полк третий месяц  на одной пшенке сидит, а в интендантстве и в ус не дуют… не того масштаба эмоции».

Речь персонажей произведения выдержана в стиле того времени. «Батарея приведена к молчанию», «будьте надежны», «шоффер», «охотник» (то есть разведчик), «момент» (офицер-карьерист) — приметы эпохи, делающие роман еще более достоверным, насколько это можно сказать о художественном произведении. Язык героев — офицеров, солдат, жителей Кавказа — различен, но при этом соответствует времени, сословию, народу и ситуации. Да и сами герои интересны и хорошо прописаны: достаточно упомянуть старшего унтер-офицера Щепкина, бывалого солдата, денщика Курносова, напоминающего нам о купринском Гайтане и пушкинском Савельиче, или гвардии капитана Оболенского и штабс-капитана Климова — своего рода Болконского и Максима Максимовича… Вполне ясно, что Сергей Скобелев, образно выражаясь, впитал традиции русской военной прозы, поняв и мастерски интерпретировав их.  Впрочем, и гражданские персонажи книги «не отстают». Отлично проработанными и живыми смотрятся диалоги и с Анечкой (дочерью подруги капитана Рыкова), и с ее матерью, и с абреком Илико, и с извозчиком Важей, и со множеством других персонажей.

Интересна композиция книги — пролог, две части и эпилог, составляющие ее, снабжены примечаниями, раскрывающими моменты армейской, и не только, жизни тех времен. Это помогает нам, читателям, глубже и  полнее почувствовать дух описываемой эпохи, дает те мелкие, но необходимые подробности, позволяющие понять реалии более чем столетней давности. Этой же цели служат и своего рода интерлюдии, предваряющие каждую из частей — описания значимых и  интересных, по мнению автора, событий 1912-13 (1 часть) и 1914 (2 часть) годов. Впрочем, остается не вполне ясным критерий отбора вышеуказанных событий. Роман снабжен рядом примечаний и приложений, весьма, кстати, познавательных, что сближает его с научно-популярной литературой.

Из недоработок можно отметить некоторую размытость любовной линии романа и мелкие погрешности текста, например, немецкий капитан Шлиман, военный советник в турецкой дивизии, в дальнейшем назван майором. Впрочем, подобные мелочи, которые устранит любой мало-мальски сведущий редактор, не умаляют ценности книги и, несомненно, будут исправлены в дальнейших публикациях. Ведь произведение такого уровня, вне всякого сомнения, требует большего тиража и, надеемся, будет замечено издателями.

В целом же роман Сергея Скобелева «Дальше фронта» несомненно ценен и важен. Ценен своей проработанностью, прекрасным литературным языком, особым вниманием к историческим деталям, важен как пример верного, тщательного подхода к разработке такой сложной темы, которой является исторический роман, требующей от автора владения не только художественным словом, но и обладания обширными фоновыми знаниями об описываемой эпохе.

Роман «Дальше фронта» логически завершен, но предполагает и продолжение, о чем говорит нам сам автор, заканчивая повествование словами «Конец первой книги». С нетерпением ожидаем дальнейшего рассказа о службе и  приключениях теперь уже подполковника Рыкова, Сергею Скобелеву же пожелаем дальнейших успехов в создании столь качественной исторической литературы, в которой, несомненно, нуждается современный читатель.

 

*****

М. Шулин
А. Ваулин

                                 Взгляд из окна. Путевые заметки

 

Я должен видеть теми же глазами,
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.

1941 г. К. Симонов 

 

 

Волею Божией случилось так, что мы, давно планируя поездку на Донбасс и освобожденные территории, оказались там именно в судьбоносные дни 26-27 сентября, когда решилась судьба не только вышеупомянутых земель, но и, без преувеличения, всей России. Хотелось разобраться, как, почему и в чем заключен смысл крупнейшего открытого противостояния нашей страны с Западом со времен Второй Мировой войны, почувствовать это на месте и, по возможности, рассказать об этом тем, кто далеко от линии борьбы, ведь здесь все воспринимается иначе.

А тут и референдум «подоспел». Наш рассказ, безусловно, краток и неполон, но это, наверное, не к худшему, ибо он являет собою непосредственные наблюдения прямо в момент событий референдума, незадолго до и после него. Это действительно взгляд из окна на мир, который меняется на наших глазах. Примером этого может послужить то, что мы были одними из последних, кто пересек границу освобожденных территорий как другого государства — через час после того, как мы миновали Джанкой, президент В.В. Путин объявил о вхождении в РФ четырех новых регионов.

Известно, что добраться самолетом на юг теперь не так просто — ряд аэропортов закрыт по военным причинам. Поэтому пришлось лететь через Волгоград и начинать движение через КПП Изварино, ведший в ЛНР.

Луганск — одна из основных тыловых баз воюющей армии, и это заметно сразу. Город наводнен военными, по одной из главных — Оборонной улице — постоянно идут колонны «уралов» и БТР, много выздоравливающих, с костылями, в бинтах. Военные в основном луганские. Следы обстрелов 2014 года почти повсюду ликвидированы. Вспоминается разговор двух детишек на автовокзале, девочек лет пяти и семи:

– Там хорошие военные с плохими воюют. Вот мой папа за хороших военных, а твой?

– Тоже за хороших.

Иное впечатление производит Донецк. Если Луганск — база фронта, то Донецк — город фронтовой. Видны следы обстрелов, хотя ремонтируют все быстро, дороги хорошие и сам город чистый и ухоженный. На улицах почти нет людей — никто не выходит без надобности: только на работу, в школу, в магазин — и домой. Обстрелы не прекращаются, ВСУ постоянно ведет беспокоящий огонь — иногда два снаряда в час, иногда два в минуту. Идет контрбатарейная борьба. Местные уже сразу различают: «Это наши, а это их. – А как вы отличаете? Да слышно ведь!»

Разговариваем с дончанкой, встретившей нас:

            – Как же вы тут живете?

– Да так и живем. Не успеваем читать новости — каждый день бабахают. Кого-то убивают каждый день. У меня брату ногу «лепестком» оторвало, из дому вышел только.

            – Сочувствую.

– Ох… ладно. Я, как мне на работу надо, и вообще из дома — три раза краткую молитву читаю и выхожу. Я всегда молюсь так. Если бояться — надо уезжать. А куда уезжать? Здесь наш дом, и мы никуда не уедем.

            – А голосовали уже? (Это первый день референдума, часа три дня)

– Конечно, мы все проголосовали.

Дух уверенности в своей правоте повсюду. Девушка, идущая домой из школы, пишет в телефоне, невзирая на грохот разрывов. Старушка, идя в магазин, раздавливает пару орехов — город южный, грецкие орехи растут на улице — для голубей. Продавец выкладывает товар на лоток… И все это при постоянном «салюте». Есть перебои со светом и, особенно, водой, но город живет. И побеждает.

 

Далее — Мариуполь. До него нет прямых рейсов, но, например, из Новоазовска автомобилисты подхватывают попутчиков. По дороге видим стайку ребятишек лет 10-12, машут проезжающим российским триколором.

Город сильно разрушен и напоминает Грозный двадцатилетней давности, но жизнь вернулась в него: работают магазины, школы, немногочисленные кафе. Курсируют бесплатные автобусы с надписью «Санкт-Петербург и Мариуполь — города-побратимы» на борту.

Местные жители рассказывают разное, но общее мнение едино: «Не уходите, второго штурма мы не переживем».

Страшна история Ирины, одна из многих историй разрушенного города. Но вместе с тем она и обыденна — таких тут много. Публикуем ее фактически без сокращений, как и снята была с диктофона, без купюр:

            – Как вы встретили войну?

– В пять утра муж смотрел по спутниковому новости (Российские каналы и раньше были запрещены на Украине – М.Ш.). Говорит — война! Я спрашиваю: «Как? Не может быть». Поехала на работу, а через неделю на работу уж не ходили. Все закрываться начало. С неделю прошло — и газ, и электричество пропали.

А первый снаряд по нашей улице попал 9 марта. Мы уже в подвале прятались, у нас частный дом был. (События происходили на ул. Талалихина — М.Ш.) Тогда бабахнуло, сын с мужем побежали тушить, огнетушитель был, ребенок с водой бегал…

12  марта сосед делал костер во дворе, готовить, мы не делали. Сын сбегал с чайником к соседу, сказал, мы сейчас с папой вернемся, и снова вышел. Тут начались сильные обстрелы, я с малой в подвал, а они вышли во двор. При обстрелах они всегда в дом забегали, а тут слышу — их нету. А я ж с дочкой в подвале. Дом трясется, а я молюсь, держа дочку на руках. Смотрю — моих нет. Я малую кладу спать, мои обустроили ж там все — кроватку, ну все…

Выхожу — идет соседка, кричит, плачет, рыдает. Я: «Что случилось?» Побежала я от своего дома и увидела страшную для себя картину: там лежал мой ребенок лицом вниз, муж, двоих соседей разорвало. (…) Они пролежали пятнадцать дней на улице, у меня не было возможности забрать их. Я пыталась сама это сделать — не получилось. Прикрыли только, я смотрела — лежат они, я не могла подойти к ним. Снаряды летели постоянно.

Через пятнадцать дней я нашла помощь, чтобы дотащить их во двор и похоронить. Мне помогли, и я несла тоже — они за ноги, я за голову держала сына…

Прошло ровно полгода, но для меня это реально. Я не могу поверить, что у меня больше нет ребенка. Я, получается, рожала его как для войны… И вот ребенок 11-й класс не закончил, а планы были, поступать куда. Он у меня и боксом занимался, тренер, все хвалили…

С конца марта они пролежали у меня во дворе, до 18 июня, тогда прокуратура ДНР начала перезахоронения. Помогли мне парни, достали их, и теперь они на Старокрымском кладбище. Вот война для меня.

Я больше не могла заходить в свой дом, и до 28 марта жила у крестной, это рядом. Едим, и тут — троекратный выстрел, три раза подряд в одну точку. Побелка посыпалась, ничего не видно…

            – Это кто был?

– У нас украинские танки на тот момент стояли в троллейбусном депо. Это не может быть совпадением, в жилой дом попасть три раза подряд. Я схватила ребенка, прыгнули в подвал, до утра опять сидели. Я молилась, чтоб это закончилось, был конец марта — месяц войны. 12 марта погибли мои мальчики, а 13 марта моей дочери исполнилось пять лет, и не было у нее уже ни папы, ни брата…. Так вот, попадает снаряд в дом, разваливает полдома. Весь удар получила я — дверь вылетела в мою сторону. Мы сидели в первой комнате, а когда я очнулась, встала и повернулась — ни дверей, ни стенок. Перед падением я ненадолго отключилась, услышала крик своей дочери. Я поняла, слава Богу, она хоть живая. Крестная закрыла ее. Снаряд вообще попал чуть дальше (рисует схему на столе), а попади он в середину — нас бы уже не было.

Сосед сказал: «Тут есть бомбоубежище недалеко, Ира, что ты тут делаешь до сих пор?» Я малую взяла, бежим через огороды, ну, попадаем под обстрел, конечно, и — в это убежище.

Отсидели мы там с конца марта еще с месяц. Через два дня залетает туда разведка ДНР, молодые пацаны с Макеевки, это я потом узнала. Вскоре они в этом доме закрепились. Многие, знаю, погибли потом.

            – Расскажите о днровцах.

– Обращение было нормальное. С моим ребенком было еще с шесть детей, и все было детям, скажем так. Разведка у нас фактически и жила.

            – Делились пайком?

– Да, они даже больше приносили. И одежду носили детям, и все… ничего не могу сказать. Дети, конечно скажу, нуждались, и они все им носили. Мы пробыли с ними недели три, вот так, изо дня в день. И уходили они, и раненые приходили, и все у нас на глазах. Когда они пошли дальше, пришла замена, и они, увидев детей — они уже выбегали, город зачистили, все на «Азовстали» было — приносили и тушенку, и сгущенку, а особенно хлеб и воду. Хлеб, вода и сладкое — всегда они давали детям. Тут нас тоже никто не бросал.

            – Это днровцы или россияне?

– Сначала днровцы, потом россияне. Тогда, в конце апреля мы начали выходить из подвалов, чтоб из дома хоть что-то забрать. «Азовсталь» хоть и далеко — сорок минут на маршрутке — но и у нас взврывной волной двери открывало. Так мы это все и перенесли.

            – Храни Господь вас. Такое…

– У меня муж, когда еще был жив, сказал: «Ира, азовцы принесут в каждую семью беду». Он и до этого политику слушал, говорил — я не сильна в этом: «Они не сдадутся, они раздолбают этот город». И вот, пожалуйста, с нашей семьей получилось так, как он сказал. Теперь я осталась одна с дочкой, но надо как-то дальше. Одна в городе.

Освобожденные территории — резкий контраст. Тут война не чувствуется. Цены в гривнах (хотя рубли берут), все работает. Мангуш, Бердянск — мирная совсем территория. Тут не было ни прилетов, ни разрушений. Люди ждут, чем же все закончится, но, к счастью, нет здесь этого неизбывного человеческого горя, как в том же Мариуполе. Слава Богу.

Доехать до Херсона нам не удалось как по причинам военным — обстрелы, в том числе ракетные, после референдума значительно усилились — так и по логистическим — транспорт ходит плохо, а Антоновский мост разбит украинским огнем. Надеемся, это удастся сделать несколько позже.

Напоследок хочется заметить, что абсолютно открытым остается вопрос безопасности. Проверки на границе, так называемая «фильтрация» – носят чисто номинальный характер. Подрыв на Крымском мосту наглядно показывает это. К сожалению, в России не все еще понимают, похоже, что наша страна ведет самую крупную войну со времен Великой Отечественной, причем не с Украиной, отнюдь не с украинцами — со своими врагами, выбравшими данный момент, чтобы сплотиться и открыто выступить против нее.

 

 

Уйти из матрицы

Бровко

 

 

 

ВАСИЛИЙ БРОВКО

философ

 

 

 

 

УЙТИ ИЗ МАТРИЦЫ

 «Никто не может служить двум господам <…> Не можете служить Богу и Маммоне».

Евангелие от Матфея, Евангелие от Луки. Новый Завет.

 

Мир сходит с ума. Люди плачут, провожая в последний путь чизбургеры и наггетсы. В очереди в IKEA дерутся за право купить садовую мебель. В самолеты, вылетающие в Ереван, не купить билетов. В Узбекистане обсуждают новых мигрантов – русских, приехавших на заработки. Их никто не гнал из России – они сбежали сами. Из каждого блога и аккаунта в соцсетях доносятся крики о неминуемом конце света, наступающем в отдельно взятой стране. И эта страна, если верить соцсетям, Россия. Что происходит? 

В 1999 году в США появился фильм «Матрица». Фильм, рассказывавший о реальности, которая на самом деле не реальность. Реальности, где людьми управляют машины. Территории, где мысли, поступки, желания каждого запрограммированы. Фильм восприняли как пророчество о грозном, но далеком будущем. Но Матрица с ее иллюзорным миром окутала человечество куда быстрее. Читать далее “Уйти из матрицы”

Всего лишь «репетиция» будущего?

иерей ЕВГЕНИЙ ХОВАНСКИЙ

 

 

Иерей Евгений Хованский, магистр богословия, программист, специалист по защите информации, Русское Собрание

 

 

ВСЕГО ЛИШЬ «РЕПЕТИЦИЯ» БУДУЩЕГО?

Два принципиальных вопроса: 1. Насколько соответствует введение QR-кодов задачам карантина: остановить распространение болезни (либо через передачу, либо через иммунитет)? 2. Почему коды дают не на момент минимального периода формирования иммунитета (2 недели, максимум 28 дней), а чуть ли не сразу, именно в тот период, когда в случае заражения болезнь может протекать в более тяжёлой форме?

Читать далее “Всего лишь «репетиция» будущего?”

«Не бойтесь!»

 

 

 

 

Митрополит Псковский и Порховский
Тихон (Шевкунов)

 

 

«НЕ БОЙТЕСЬ!»

 

Двадцать третьего сентября в Троицком соборе Пскова был торжественно встречен ковчег с частицей мощей преподобного Сергия Радонежского. Встречу и Божественную литургию возглавил митрополит Псковский и Порховский Тихон.

Во время Евхаристического канона поступило сообщение, что собор заминирован. Остановить богослужение после Херувимской песни по церковным правилам уже невозможно.

Литургия была завершена, священство и народ причастились.

Вместо молебна было совершено краткое славление, и митрополит Тихон обратился к прихожанам со словом, которое публикуется ниже.

Молящиеся спокойно покинули собор. В дальнейшем выяснилось, что сообщение о минировании было ложным.

«Возблагодарим Господа, что к нам, в Псков, именно сегодня прибыл мощами преподобный отец наш Сергий и принёс особое утешение, которое мы слышали в нынешнем Святом Евангелии. Напомнил нам слова Господа в то время, когда многие находятся в смущении, малодушии и смятении», – отметил митрополит Тихон. Читать далее “«Не бойтесь!»”

Заступничество Божией Матери за наше Отечество

Шаргунов

 

 

 

 

Протоиерей Александр Шаргунов

 

 

 

ЗАСТУПНИЧЕСТВО БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЗА НАШЕ ОТЕЧЕСТВО

 

 

Чтобы понять, насколько велик этот день, мы должны увидеть, что значит Пришествие Христа Бога в мир, что значит для нас Его Крест и Воскресение — избавление от смерти вечной. То, что превосходит всякую меру разумения. И в сегодняшнем празднике уже присутствует надежда, что встреча с Богом возможна — встреча Пресвятой Девы Марии и всего рода человеческого. Читать далее “Заступничество Божией Матери за наше Отечество”

Манипуляция словами – манипуляция смыслами

Галина Пырх

 

 

 

Галина Пырх

журналист

 

 

 

 

 

 

МАНИПУЛЯЦИЯ СЛОВАМИ – МАНИПУЛЯЦИЯ СМЫСЛАМИ

 

Игра словами – очень увлекательное занятие. Писатели, поэты знают: чем профессиональней ты играешь, тем круче результат, тем сильнее воздействие на аудиторию. Журналистам, конечно, по мастерству далеко до признанных мэтров, но и они сегодня жонглируют словами (а вместе с ними и смыслами) с легкостью необычайной. Чтобы не быть голословной, разберем с вами последнюю любимую игрушку моих коллег – информационные заметки о «чуме 21 века», то бишь коронавирусе.

 

 

Начнем с заголовков информации с разных сайтов: Число зараженных коронавирусом в РФ приблизилось к 400 тысячам (URA.ru, 30.05.2020); В России выявили более 405 тысяч случаев заражения коронавирусом (Медиазона, 31.05.2020); За сутки в России подтверждено 9268 случаев COVID-19 в 84 субъектах («Российская газета», 31.05.2020); 9 268 новых случаев COVID-19 в России, более 6 млн по всему миру: главное о пандемии (Русская весна, 31.05.2020). Читать далее “Манипуляция словами – манипуляция смыслами”

Размышления о русском характере

 

 

Владимир Анищенков,

главный редактор радиостанции «Победа»

 

 

РАЗМЫШЛЕНИЯ О РУССКОМ ХАРАКТЕРЕ

 

Нынешняя смута сложна тем, что враг не виден. Явны только последствия его действий. Преодолеть смуту мы сможем, только осознав себя, уяснив исконный характер нашего народа, его духовную силу, определив те скрепы, которыми держится Россия. В современной войне это и есть поле битвы. Народ, осознавший себя и верящий в Замысел Божий о себе, сможет вести борьбу не вслепую. Когда мы будем знать, в чём состоит сила народа, то сможем преодолеть все испытания, и обрубить щупальца финансово-монополистическому спруту, опутавшему весь мир и нашу страну. Возвращение русскости выявит всю нерусь, то есть инородные, разрушительные силы. Читать далее “Размышления о русском характере”

«По высочайше утвержденному проекту…»

 

 

Михаил Шулин
редактор газеты
«Вестник Александро-Невской лавры»

 

 

 

«ПО ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННОМУ ПРОЕКТУ…»

     Совсем недавно — 28 июля — мы отмечали день святого равноапостольного князя Владимира, крестителя Руси. На наш взгляд, среди храмов Крыма, да и, пожалуй, России, Свято-Владимирский кафедральный собор Севастополя занимает особое место — по церковному преданию, здесь находился храм, где крестился сам святой равноапостольный князь. В память об этом событии, сообразуясь с высочайшей волей, в присутствии императора Александра I и императрицы Марии Александровны, состоялась закладка собора. О судьбе этого храма – его строительстве, разрушении, реставрации, возвращении в лоно Русской Православной Церкви — наш сегодняшний рассказ. Читать далее “«По высочайше утвержденному проекту…»”

Крайне аморальная и педагогически неадекватная книга

 

 

 

Алексей Соловьёв,
вице-президент Международной славянской
академии наук, образования, искусств и культуры;
заместитель председателя Совета
Ассоциации учителей православной культуры города Москвы

 

 

КРАЙНЕ АМОРАЛЬНАЯ

И ПЕДАГОГИЧЕСКИ НЕАДЕКВАТНАЯ КНИГА

 

(Отзыв на учебник диакона Ильи Кокина

«Страх возводит стены, любовь   строит мосты»

(М.: «Никея»,2019)

 

В развернувшейся дискуссии на предмет непозволительно низкого педагогического и культурного качества, богословской приемлемости Учебно-методического комплекта (УМК) «Приходская школа “под ключ”» авторства диакона Ильи Кокина, протоиерея Павла Великанова и др. громче голосов состоятельной критики звучат манипулятивные восклицания защитников этих аморальных материалов. Звучат высказывания в стиле: «Мои знакомые обучали детей по этой программе, и это только положительные отзывы. Мне кажется этот результат что-то значит» (хотя это означает исключительно лишь то, что эти люди – того же поля персонажи, что и автор). Или: «А по каким тогда пособиям обучать?!» (да по каким угодно, пособий много, но только не по этим). Или: «Вы не понимаете, только так можно удовлетворить интерес и удержать внимание молодежи» (типовой аргумент всех и каждого секспросветовцев, маниакально лезших в российские школы в течение последних 30 лет, а также оккультистов и сектантов). Или: «Почему вы не вынесли эту дискуссию на священноначалие, почему вынесли грязное белье?» (два года православная общественность пытается бить в набат, но кто бы еще нас всех слушал). Читать далее “Крайне аморальная и педагогически неадекватная книга”

50 человек определяют, как жить нашим детям

50 ЧЕЛОВЕК ОПРЕДЕЛЯЮТ, КАК ЖИТЬ НАШИМ ДЕТЯМ

 

Павел Пожигайло и Николай Бурляев отреагировали на критику ряда режиссёров и продюсеров проекта указа Президента по «сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей»

Министерство культуры России пересмотрит содержание проекта указа Президента по «сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей», сообщил экономический обозреватель «Первого русского» Юрий Пронько в эфире программы «Царьград. Главное».

С критикой документа выступила группа режиссёров и продюсеров. Среди них такие деятели, как Александр Сокуров, Андрей Звягинцев, Александр Роднянский. Читать далее “50 человек определяют, как жить нашим детям”

Исчадия ада

 

 

 

 

Владимир Малёванный
продюсер, режисёр

 

 

 

ИСЧАДИЯ АДА

 

«Многие страны ополчатся на Россию, но она выстоит, утратив большую часть своих земель. Эта война, о которой повествует Священное Писание и говорят пророки, станет причиной объединения человечества… Придёт такое время, когда будет в России духовный рассвет» (прп. Серафим Вырицкий).

Пророчество, можно сказать, уже сбывается – большинство стран ополчились против России, пытаясь погубить её, задушить санкциями. Есть «доброжелатели», которые выступают за решение вопроса физическим путём – уничтожение нас ядерным оружием. На всё воля Божия, что Он попустит – того не миновать… Обидно другое – сейчас, когда все добропорядочные граждане сплотились против внешнего врага, враги Православия активизировались внутри России. Вся нечисть из ада выползла на свет, но они считают, что они вышли в свет… Читать далее “Исчадия ада”

«Русские не хотят жить по Швабу»

 

 

 

 

 

 

 

«РУССКИЕ НЕ ХОТЯТ ЖИТЬ ПО ШВАБУ»

 

Беседа главы Калязинского района, руководителя Тверского регионального  отделения «Русского Собрания» Константина Ильина  с писателем Валерием Кирилловым

 

– Константин Геннадьевич, многие факторы свидетельствуют о том, что Россия сейчас вновь находится на критическом рубеже своей истории. Пандемия, обострившийся «украинский вопрос», события в Казахстане… Совершенно очевидно, что глубинные силы осуществляют переформатирование мира под свои интересы. Обыкновенные люди не понимают до конца подлинной картины происходящего, но проникаются нарастающей тревогой: к чему все это приведет?

– Происходящие события невозможно объективно объяснить без христианского взгляда на них. Сатанинские глобалистские силы делают все для того, чтобы как можно скорее воцарился окончательно новый мировой порядок во главе с антихристом. Та же пандемия, она случилась не просто так. Только наивные могут верить, что вирус ковида появился естественным путем, от летучей мыши, вылетевшей из неизвестной китайской пещеры. Существует немало подтверждений тому, что это искусственный боевой вирус, используемый глобалистами не только для сокращения населения планеты в интересах «золотого миллиарда», но и для установления тотального контроля над людьми. В открытых источниках есть информация о том, что по периферии России организованы секретные американские биологические лаборатории с целью создания биологического оружия. При этом коечный фонд инфекционных отделений больниц с 2012 года сокращался. Да и сейчас у нас в медицине есть немало трудностей, созданных искусственно. Например, с работой скорой помощи, в которых не хватает медкадров, особенно фельдшеров. Читать далее “«Русские не хотят жить по Швабу»”

«Инаковость России и возбуждает чувство ревности»

«ИНАКОВОСТЬ РОССИИ И ВОЗБУЖДАЕТ ЧУВСТВО РЕВНОСТИ»

 

В воскресенье, 3 июля, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Литургию в храме равноапостольных Кирилла и Мефодия в Калининграде. По окончании богослужения Святейший Владыка произнес проповедь:

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
В сегодняшнем Евангельском чтении мы находим слова, которые человека, незнакомого с Евангелием, могут настолько озадачить, что если это единственные слова, которые человек прочитает, то скорее всего он закроет Евангелие и больше никогда к нему обращаться не будет — настолько эти слова противоречат здравому смыслу, всей логике человеческой жизни. А слова такие: Не заботьтесь о том, что вам есть, или что пить, или во что одеваться, ибо Отец ваш Небесный позаботится о вас (см. Мф. 6:31-32). Но ведь каждый сам заботится о том, что ему есть, что пить, во что одеваться. Почему же Господь сказал такие слова? А потому что этими словами Он хотел подчеркнуть, что естественные заботы человека о самом себе ни в коем случае не должны быть абсолютным приоритетом, жизненной доминантой. А иначе человек мало чем отличался бы от животного. Правда, животным не нужно думать о том, во что одеваться, — Господь позаботился; и в отношении жилья у них в порядке — Господь и об этом позаботился, но без еды-то животное не проживет! И слова Спасителя бросают вызов, особенно современному человеку, у которого все крутится именно вокруг того, как поесть, попить, дом построить, в отпуск съездить, пожить в свое удовольствие. А Господь говорит: не думайте об этом — Господь, Отец ваш Небесный, позаботится о вас.
Конечно, в строгом соответствии с этим повелением никто не поступает. Наверное, Господь и не требует, чтобы мы так поступали, но Он выстраивает систему ценностей, Его слова определяют приоритеты жизни. И если приоритетом становится во что одеться, что поесть, что попить, как поехать в отпуск, повеселиться, посмеяться, погулять, то это не те приоритеты, которые Бог предлагает нам. Они мало отличаются от приоритетов, существующих в животном мире. Конечно, человек — высокоразвитое существо, и все это несоизмеримо с животными приоритетами, но более или менее всё это явления одного порядка, это забота о физическом существовании. Даже если речь идет о некоей эстетической составляющей, это опять-таки забота не столько о духе, сколько о земной жизни.
И ведь слова эти сказаны потому, что Господь знал, что говорил. Он знал, что для всех людей, которые Его окружали, именно эти заботы — о еде, о питье, о жизненных условиях — являются приоритетными. И Он подчеркивает, что все это не может быть подлинным приоритетом жизни человека. А почему? Если бы наша жизнь заканчивалась гробовой доской, то, конечно, было бы невозможно принять слова Божии. Но мы верим и даже знаем из опыта человечества, из опыта святых, из опыта тех, кто одной ногой был за гробом, а потом вернулся, что там — другая жизнь. И в перспективе той жизни наши земные приоритеты перестают быть жизненно важными. И что же тогда собой представляют приоритеты жизненно важные?
В первую очередь нужно жить по Божиему закону — вот самый главный приоритет. Не надо в детали входить, в деталях запутаться можем, сколько голов — столько умов, сколько мудрствующих, столько и толкований. Жить надо строго по Божиему закону, который мы все хорошо знаем: не кради, не прелюбы сотвори, не свидетельствуй против друга своего, люби отца и мать свою, не буду перечислять все заповеди. Современному человеку все более и более трудно понять эти приоритеты. А о чем это свидетельствует? О том, что происходит некоторый духовный регресс в жизни общества. Развитие науки и техники, совершенствование условий жизни, повышение уровня знаний, уровня комфорта переводит мысль человека, его целеполагание в горизонтальную плоскость, в плоскость земной жизни. И это происходит повсеместно — что греха таить, и среди нас, верующих людей, даже среди некоторых представителей духовенства.
Сегодняшние слова — это вызов всем нам, и мирянам, и духовенству. Подумайте о том, как жить. Подумайте, что должно быть вашим приоритетом. А приоритетом, несомненно, должна быть вера, которая возвышает человека над обыденностью. Это крылья, которые помогают нам взметнуться в небо. Это сила, которая поднимает нас над повседневностью, дает подлинную способность прозревать то, что происходит в мире, с самим собой, с людьми, в каком-то смысле с обществом, в котором мы живем, и даже с государством.
Слова Божии, которые доносит до нас Священное Писание, — это не человеческие слова, это Сам Бог с нами говорит. Поэтому слово Божие должно быть для каждого из нас абсолютной истиной и абсолютно определять приоритеты нашей жизни. Собственно говоря, об этом сегодняшнее чтение, об этом мысли, которые возникают вокруг этого замечательного Евангельского чтения. И все это усугубляется еще и тем очень приятным обстоятельством, особенно для меня, носящего имя святого равноапостольного Кирилла, что мы слышали эти слова, что мы молились сегодня в этом замечательном храме святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.
Хотел бы сердечно поблагодарить всех, кто участвовал в строительстве, — Владимира Ивановича, Антона Андреевича; не могу всех перечислять, потому что обязательно кого-то не назову, и будет обидно. Благодарю всех вас, мои дорогие, кто вносил свои средства, кто действительно отождествил себя с этим великим и святым делом строительства святого храма. Господь никогда не бывает поругаем, поэтому нельзя Бога гневить, но никогда Бог не бывает у нас в долгу, и вы в своей жизни это почувствуете. Когда в какой-то момент вы скажете: “Ох, пронесло” или “Господи, откуда это?” — это может быть от сегодняшнего дня, от ваших трудов по строительству и созиданию этого Божиего храма.
Я всякий раз особенно радуюсь посещению Калининградской земли, с которой у меня связана бОльшая часть моей архиерейской жизни. Вспоминаю, с чего мы начинали, каков был этот путь. Вчера в соборе я кратко об этом говорил, но могу вспоминать и говорить очень часто и много. Сегодня не буду вас утомлять своими воспоминаниями, но посещение Калининграда для меня действительно очень значимое духовно событие, потому что я вижу сегодня процветающую Церковь на самом западном порубежье России. Вижу строящиеся храмы, вижу молодое образованное духовенство, вижу представителей властей, светских и военных, представителей нашей интеллигенции. Вот это и есть весь наш народ — в этой группе людей отражается как в капле воды все наше общество.
И если мы все будем с Богом, если мы будем жить по Божиему закону, если мы будем находить в себе силы бороться со своими страстями, пороками, греховными мыслями и не очень-то хорошими делами, то Господь действительно будет с нами. А сегодня мы очень нуждаемся в том, чтобы Бог был с нами, и здесь, на западном порубежье России, это особенно чувствуется. Многие восстают сегодня на Отечество наше, но знаем, что Отечество не сделало никому ничего плохого. И восстают не потому, что мы плохие, а потому что мы другие. Эта инаковость России и возбуждает чувство ревности, зависти и негодования, но мы не можем изменить самих себя. Конечно, очень многие хотели, как сейчас говорят, нас переформатировать, но ведь не получилось, хотя такие огромные силы и средства были вложены в переформатирование Руси. А она как была, так и есть в сути своей Святая Русь, удел Пресвятой Богородицы. Дай Бог, чтобы так было и впредь, и мне особенно важно сказать обо всем этом вам, мои дорогие, живущим на западном порубежье Святой Руси.
Пусть Господь хранит землю Калининградскую, народ наш и всю землю Русскую от всякого врага и супостата. Но самое важное — чтобы Господь хранил в чистоте сердца наши и веру в наших сердцах. Если будет так, то никакие враги нам не страшны, и в первую очередь не страшен наш внутренний враг, который склоняет нас к греху, пороку и отступлению от Божиего закона. Пусть Господь хранит Россию, землю Калининградскую, Церковь, зде пребывающую, и всех вас, мои дорогие калининградцы.
В память о сегодняшнем богослужении я хотел бы преподнести для этого храма икону Скоропослушницы. Это петербургская икона Скоропослушницы, которая была духовно очень важна в моей жизни. В самые трудные моменты, живя в Петербурге, я непременно приходил к этой иконе и горячо молился. И сейчас могу сказать: все то, о чем молился, все исполнилось. И от трудностей меня Господь избавил, и от опасностей избавил, и Царица Небесная под Покровом Своим определила мой дальнейший жизненный путь. Еще раз хочу сказать: это самый для меня почитаемый образ Пресвятой Богородицы — Скоропослушница Санкт-Петербургская, и я хотел бы его оставить в этом новом храме святых равноапостольных Кирилла и Мефодия на Калининградской земле».