ПЛОХИЕ СЛОВА

Ваня одевается в прихожей детского садика. В это время из группы выходит девочка Даша и строго говорит мне:
– А ваш Ваня ругается материнскими словами.
Я растерянно спрашиваю:
– Это какими же?
– Ну, например, он говорит слово «блин»!
Ваня по-быстрому вставляет ноги в сапоги, кое-как напяливает на голову шапку и бочком-бочком двигается к выходу…
На следующий день, проводив Ваню в школу на занятия группы «Малышок», я сталкиваюсь в дверях с Дашиной мамой. Еще строже, чем Даша, она говорит мне:
– А вы знаете, что ваш Ваня говорит плохие слова?
– Да-да, знаю… Мне Даша сказала, что Ваня говорит «материнское» слово «блин», – в этом месте я пытаюсь улыбнуться.
– Да нет, он говорит не только это слово, но и то, которое оно заменяет. И потом, у него ведь есть старший брат?
– Есть…
– Так вот, он тоже ругается матом.
Улыбка примерзает на моем лице. Дашина мама уничтожающе смотрит на меня и, не прощаясь, уходит. С минуту я стою как громом пораженная. Потом срываюсь с места: мне надо срочно забрать Колю из школы. У меня внутри все дрожит и клокочет. На бегу, по дороге, я привожу свои мысли и чувства в относительный порядок. Главное – не выходить из себя. Это хорошо, что у меня есть возможность поговорить с каждым из сквернословов по отдельности, чтобы не позорить старшего при младшем.
Коля сразу признается в содеянном и спокойно сообщает:
– Да у нас в классе все мальчишки ругаются матерными словами.
– Как, все?! И Никитка?
Никитка – Колин друг, воспитанный мальчик из хорошей интеллигентной семьи.
– И Никитка.
– И Дима?!
Диму родители водят в воскресную школу.
– И Дима.
– А ваша учительница знает об этом?
– Знает.
Позже учительница мне скажет: «А что я могу с этим поделать?!»
Слегка переварив эти удивительные новости – ничего себе, лучший в школе четвертый класс! – я начинаю обстоятельный разговор, продуманный мною по дороге в школу: даже если все говорят, ты не должен… интеллигентный мальчик в четвертом поколении… разве от папы, мамы, дедушки, бабушки, дяди Коли, тети Вали ты слышал… Рассказываю ему про постыдную смерть грешника, у которого перед кончиной изо рта вывалился фиолетовый язык до пояса и его никак не могли затолкать обратно, потому что этим самым языком произносились плохие слова…
Но наибольшее впечатление на Колю производит совсем другое. Я спрашиваю:
– А ты знаешь, от какого слова произошло слово «мат»?
– Нет, не знаю.
– От слова «мать». Потому что ругательства направлены чаще всего против нее. Получается, что ты оскорбляешь свою маму. И еще – Матерь Божию.
Коля потрясенно говорит:
– Я не знал…
Оставляю его дома учить уроки, а сама бегу в «Малышок» за Ваней и на обратном пути начинаю с ним разговор. Но Ваня крепкий орешек:
– А кто тебе сказал, что я ругаюсь?.. – запальчиво говорит он. – Нет, ты
Однако и он ошеломлен тем, что обидел свою маму и Матерь Божию и так же, как Коля, говорит:
– Я не знал…
И горячо продолжает:
– Я больше никогда так не буду говорить. Вообще-то я уже привык… Но я постараюсь.
Через несколько дней он сам вспоминает:
– А я еще ни разу не сказал ни одного плохого слова. Это очень трудно, но я

ЦВЕТНИК ДУШИ

(Окончание)

Татьяна Шорохова

 

ВЕНОК

Господь! Среди Твоих садов
Венок сплети мне из цветов,
Что я растил в святой тиши
На цветнике своей души.

Да не увянут никогда
Любовь, терпенье, доброта
И все прекрасные цветы,
Что с миром принимаешь Ты.

РАЙСКАЯ ПТИЧКА

У золотых, сверкающих ворот
На древе птичка райская живёт.
Её глаза – прекрасней бирюзы,
А пёрышки – из радужной косы.
Она дозрелый виноградный плод
Жемчужно–белым клювиком клюёт
И пением встречает у крыльца
Земных детей Небесного Отца.

СЛУЧАЙ В ХРАМЕ

Оповещение о том, что мы идем в храм причащаться, всегда воспринимается Колей и Ваней без всяких возражений, как нечто само собой разумеющееся. Отдельный разговор – как это происходит, когда дело доходит до дела…

Понимая, что два часа службы даже для взрослого человека нелегкий труд, я стараюсь облегчить детям их задачу. Накануне мы беседуем об исповеди, о причастии, о предстоящем празднике, припоминаем самые важные места службы, чтобы пребывание в храме было как можно более осмысленным. Иногда читаем небольшие отрывки из Шмелева, Никифорова-Волгина или других авторов. Во время литургии я шепотом напоминаю о том, что происходит в данный момент богослужения: зачем вышел диакон с кадилом, почему вдруг так торжественно и медленно запел хор, почему батюшка встал ко всем спиной и машет чем-то в воздухе… Наше стояние значительно облегчает общенародное пение «Символа веры» и «Отче наш…», Коля и Ваня с воодушевлением подхватывают знакомые слова, мы радостно переглядываемся между собой. «Молитва Господня» ожидается мальчиками с особым нетерпением, так как они оба хорошо знают, что почти сразу следует причастие, а там уж совсем близко и конец службы…

Однако мои объяснения, подбадривания, подхваливания и всяческие послабления: «Ну хорошо, посиди на скамеечке», «Поставь свечу к иконе Николая Чудотворца», «Опусти эту монету в кружку» и т. д., – имеют непродолжительную силу действия. Примерно на середине службы меня начинают осаждать вопросами. «Можно пойти погулять?» – спрашивает Ваня, переминаясь с ноги на ногу. «Когда будет «Отче наш…»?» – это Коля разводит дипломатию, «А скоро конец?» – бухает Ваня уже без всякой дипломатии… Умилительная стайка детей разного возраста возле солеи перед алтарем – предмет моего повышенного беспокойства, особенно после происшествия с Ваней, который именно там додумался показать приятелю свой новый фонарик в действии, и был за это «арестован» вместе с фонариком оказавшимся поблизости

А с Колей случилась и вовсе необычная история… В тот день на Литургии на него накатило какое-то смешливое настроение, которое не пропало даже после того, как я несколько раз делала ему страшные глаза с последующей выволочкой грозным шепотом. Я с беспокойством посматриваю на легкомысленное выражение Колиного лица с чертиками в глазах. Наконец – причастие. Ваня подходит первым, и я вижу, что его причащают без частицы, только Кровью Христовой. И хотя Ване нет еще семи лет, я огорчаюсь, потому что чаще всего его причащают уже как взрослого, полным причастием. Следующим подходит Коля. Я иду вслед за ним, и мне видно, что его тоже причащают как младенца, без частицы! Первая моя мысль – сказать батюшке, что он ошибся, что Коле уже девять лет, да и выглядит он на все двенадцать! Но может быть, я просто не разглядела, что было в лжице? После причастия и запивки я сразу подхожу к Коле, игривого настроения у него как не бывало, он растерянно подтверждает, что частицы в лжице не было! И тут я отчетливо осознаю, что это не просто так.

– Коля, ты понимаешь, что это не ошибка, случайностей в таком важном деле не бывает! Ты вел себя в храме как маленький, вот Бог тебя и причастил как младенца.

По вытянутому Колиному лицу, на котором явственно отражаются сложные переживания, угадываю, что он думает так же, как и я. Притихший Ваня стоит рядом.

Мы молча выходим из храма. Наконец, Ваня подытоживает:

– С Колей случилось плохое чудо.

Я возражаю:

– Почему плохое? Очень даже хорошее, правильное чудо. Теперь кое-кому, – я выразительно смотрю на своего старшего внука, – будет страшновато вести себя в храме так, как будто ему три годика.

– Да уж… – поеживается Коля.

СРЕТЕНИЕ

Совсем недавно мы с вами отмечали один из самых радостных праздников – Рождество Христово. И вот, на сороковой день после этого важного события, 15 февраля, в Церкви снова большой праздник. Он называется – Сретение. Само слово «сретение» – значит «встреча». Почему же так назван один из двенадцати важнейших церковных праздников?
На сороковой день после рождения Иисуса Христа Божья Матерь с Иосифом и Младенцем Иисусом отправились в Иерусалим. По закону Моисееву, все матери в сороковой день приходили с младенцами в храм и приносили жертву Богу. Поскольку Мария и Иосиф были людьми бедными, они принесли в жертву двух молодых голубков.
В Иерусалиме жил в то время праведный старец Симеон, которому исполнилось 360 лет. Ему было обещано Богом, что он не умрёт, пока не увидит Спасителя.
Много лет ожидал Симеон радостной встречи со Спасителем, и наконец Дух Святой открыл ему, что принесённый в храм Младенец Иисус и есть обещанный Спаситель. Велика была радость Симеона! Он приблизился к Пресвятой Деве, взял Младенца Иисуса на руки и воскликнул: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему с миром. Я видел глазами моими спасение, которое Ты приготовил для всех народов».
Удостоилась встретить Господа в этот день и старица Анна. Она много лет жила при храме, день и ночь служила Богу постом и молитвой. Теперь вместе с Симеоном она прославила Бога и возвестила всем о Пришедшем Спасителе.
Из Иерусалима Святое Семейство возвратилось в Назарет.
У каждого человека также происходит его собственная встреча с Богом. Такая встреча всегда
изменяет, преображает нас, так что мы уже не можем жить по-старому… Каждый из нас, осознанно или нет, ищет Бога, ждёт встречи с Ним. Это самая радостная и самая главная встреча в жизни.
Разглядывая икону праздника, читая Евангелие, давайте перебросим мостик и в сегодняшний день. Спросим у мамы и папы, как произошла их встреча с Богом и друг с другом. Вспомним, как мы встретили своих друзей или подруг, которые стали нам очень близкими. Вспомним, как каждый из нас в первый раз пришёл в храм, увидел его красоту и познакомился с Богом…

Архимандрит Нектарий (Головкин)

А ВЫ БУДЕТЕ С НАМИ ИГРАТЬ?

В деревне у Коли с Ваней много друзей. Это и деревенские мальчишки, и дачники: из Питера, из граничащей с нашей волостью Белоруссии, из других городов и весей. Чаще всего они собираются рядом с нашим домом. Всех привлекают высокие качели, которые смастерил Коли-Ванин дедушка между двумя рядом стоящими деревьями. К тому же вблизи располагается большая лужайка, где можно всласть порезвиться, и проходит асфальтированная дорожка для езды на велосипеде.

Как-то раз, привлеченная особенно громкими воплями с лужайки, я подошла поближе и увидела с десяток мальчишек, гоняющихся друг за другом со зверскими перекошенными лицами. Поймав за рукав толстого неповоротливого Андрюшку,

– Что это вы тут делаете?

– Мы играем!

– Во что?

– В бандитов!

Игра, о которой я расспросила ее участников, оказалась без особых правил, просто все бегали друг за другом, кто кого «застрелит».

– А какие игры вы еще знаете? – спрашиваю у собравшихся вокруг меня новоиспеченных «бандитов».В ответ – молчание, пожимание плечами.

– В «Штандер» умеете?

– Не-е-т…

– А в «Вышибалочку»?

– Не-е-т…

– А мяч у вас есть?

Кто-то побежал за мячом и я, махнув рукой на замоченное в бане белье и на не дополотую грядку с огурцами, возглавила шествие на школьную спортивную площадку, располагавшуюся через дорогу. По пути к нам присоединились еще несколько праздношатающихся ребят разного возраста.

Начали игру с простой «Вышибалочки». Я расчертила куском штукатурки асфальт, объяснила правила игры, потом мы выбрали двух «вышибал» и все сорвались Толстый Андрюха из Белоруссии оказался вовсе не таким вредным, каким я его считала. Он так радостно и открыто хохотал, если ему удавалось поймать мяч и «засалить» игрока, что мы все умирали от смеха вместе с ним. С питерского Андрея в пылу игры слетела вся его чопорность, а когда в него несколько раз попали мячом, и его футболка перестала быть белоснежной, он стал казаться совсем своим. Деревенский Сашка, который на прошлой неделе обманом завладел новеньким Колиным велосипедом и катался на нем целый день, оставив у нашего дома свою развалюху, неожиданно вызвался показать мне место в лесу, где можно набрать сколько угодно, хоть десять корзин, лисичек. А ведь для Сашиной семьи это было большим подспорьем, так как лисички он сдавал в магазин по сорок рублей за килограмм. Маленький Костик, который ни за что не согласился включиться в игру, как мы его ни упрашивали, тем не менее, без устали бегал в любую даль за улетевшим с поля мячом, что было очень кстати, учитывая мою разнывшуюся от беготни

Потом мы играли еще в «Штандер», в «Третий лишний» и во все игры моего детства, которые я только смогла вспомнить, и для которых не требовался дополнительный спортинвентарь. Было очень жаль, что нет возможности сыграть в городки или лапту. Зато мы закончили игры велосипедными гонками на время.

На следующий день, когда я домывала пол в коридоре, послышался робкий стук в дверь. Выйдя на крылечко, я увидела стайку вчерашних мальчишек. Старший из них вышел вперед и спросил:

– А вы сегодня будете с нами играть?

НИЧЕГО НЕ СКАЗАЛ…

У Полины, с которой Ваня ходит в подготовительную группу детского сада, умерла мама… Поля пока еще ничего не знает про маму, ей боятся говорить… Моя дочь узнала о несчастье от Полиной бабушки, которую встретила во дворе. Когда они разговаривали, рядом с мамой стоял Ваня и все слышал. О нем как-то не подумали…

Узнав об этом, я всполошилась:

– Да ведь Ваня теперь все расскажет Полине! Как же вы не сообразили, что об этом нельзя говорить при детях?

Дочь принялась меня успокаивать:

– Не волнуйся, я Ване все объяснила, сказала, чтобы он ни в коем случае не говорил Полине, что у нее умерла мама. И вообще никому. Он все понял.

Через три дня, когда я забираю Ваню из садика, он первым делом сообщает:

– А сегодня в садик пришла Полина, у которой умерла мама.

– Ваня, я надеюсь, ты не сказал Полине про маму?

– Нет! Я ей ничего не сказал. Я только спросил…

– А что ты спросил? – настораживаюсь я.

– Я спросил: «У тебя мама случайно не умерла?»

От неожиданности я резко останавливаюсь, Ваня даже натыкается на меня. После секундного замешательства решаю, что благоразумнее всего в этом случае – перевести разговор на другую тему. Через несколько дней Ваня сам возобновляет наш разговор:

– А сегодня Поля подошла ко мне и сказала, что я правильно спросил у нее про маму. Вчера ей объяснили, что ее мама на самом деле умерла. И Поля плакала…

Песни из детства

Воспоминания академика Дмитрия Сергеевича Лихачева 19061999

Одно из счастливейших воспоминаний моей жизни. Мама лежит на кушетке. Я забираюсь между ней и подушками, ложусь тоже, и мы вместе поем песни. Я еще не ходил в приготовительный класс.

Дети, в школу собирайтесь,
Петушок пропел давно.
Попроворней одевайтесь!
Смотрит солнышко в окно.

Человек, и зверь, и пташка –
Все берутся за дела,
С ношей тащится букашка;
За медком летит пчела.

Ясно поле, весел луг;
Лес проснулся и шумит;
Дятел носом: тук да тук!
Звонко иволга кричит.

Рыбаки уж тащат сети;
На лугу коса звенит…
Помолясь, за книгу, дети!
Бог лениться не велит.

Из за последней фразы, верно, вывелась эта детская песенка из русского быта. А знали ее все благодаря хрестоматии Ушинского «Родное слово».

А вот и другая песенка, которую мы пели:

Травка зеленеет,
Солнышко блестит;
Ласточка с весною
В сени к нам летит.
С нею солнце краше
И весна милей…
Прощебечь с дороги
Нам привет скорей!
Дам тебе я зерен;
А ты песню спой,
Что из стран далеких
Принесла с собой.

Ясно помню, что слово «прощебечь» я пел как «прощебесь» и думал, что это кто то кому то говорит «прочь с дороги» – «прощебесь с дороги». Только уже на Соловках, вспоминая детство, я понял истинный смысл строки!

ЧЬЯ ЭТО ЭЛИТА?

Игорь Романов

 

 

 

 

 

 

Современное российское общество выросло без войны. Ветераны Великой Отечественной уже почти ушли. Сегодня даже люди старшего поколения в большинстве своем войны не знают, либо помнят ее лишь по детским впечатлениям. Войны локальные, после Второй мировой, коснулись тех, кто их пережил, кто воевал, кто был близок к воевавшим. Общество после исчезновения СССР в основном жило все эти годы расслабленной жизнью. В постсоветское время к воинам, прошедшим суровые испытания войной, честно выполнявшим свой воинский долг, формировалось неоднозначное отношение. Даже придумали такие выражения как «афганский», «чеченский» синдром. Этим клеймили тех, кто воевал, кто пережил внутренние потрясения на фронте. «Чеченский» синдром – звучало как диагноз, как неадекватность, как человек «ненормальный». Эти штампы усердно закрепляли СМИ, над которыми еще предстоит строгий суд. Не только на Небе, но и на земле.

В целом наше общество пребывает в жидкообразном состоянии. И даже то, что американцы откровенно и уверенно составили «расстрельные» списки представителей государственной власти нашей страны – это мало кого приводит в чувства. Даже того, кто в этих списках, данная ситуация не отрезвила. Если бы отрезвила, были бы ответные меры. Пока меры преимущественно на словах. И до сих пор нет понимания, что идет война.

Читать далее «ЧЬЯ ЭТО ЭЛИТА?»

МУДРЫЙ ПАПА

Из детской комнаты внезапно раздаются ужасающие крики. Я, бросив все дела на кухне, вбегаю в детскую. Там по полу катается Коля и вопит, что есть мочи. Ваня стоит рядом с перепуганным лицом и сразу признается:

– Это я… кошку… бросил… Коле на спину…

Убедившись, что глаза и лицо у Коли целы, я пытаюсь схватить его за руку, чтобы поднять в вертикальное положение и возмущенно кричу, иначе бы меня просто не было слышно:

– Коля, ну что ты так орешь? Как тебе не стыдно! Ты же ведь, как-никак, мужчина! Вставай! Подумаешь, кошка царапнула!

Коля продолжает кататься по полу и выть страшным голосом.

В этот момент в дверном проеме появляется высокая фигура Коли-Ваниного папы. Зная крутой папин характер и его слабые нервы, я, в ожидании грозы, стараюсь смягчить ситуацию:

– Вот… кошка… царапнула… Колю за спину…

К моему изумлению, папа делает шаг вперед, обнимает за плечи поднятого мною с пола орущего Колю, гладит его по головке, как маленького, и начинает ласково приговаривать:– Колюшка! Больно тебе? Ну что ж ты так кричишь? Не плачь! Ох уж эта кошка.

И Коля почти сразу перестает реветь! Он только тихонько подвывает и время от времени всхлипывает, уткнувшись в папино плечо. Вскоре папа передает мне с рук на руки вполне успокоившегося сына.

Я уже держу наготове пузырек перекиси водорода, с которым мне обычно приходится бегать за своим старшим внуком по всем комнатам, чтобы смазать даже самую пустяковую царапину. У Коли на спине оказываются действительно очень глубокие и длинные борозды от кошачьих когтей. Ваня, увидев, что я подношу ватку, смоченную перекисью водорода, к Колиным ранам, страдальчески сморщивается и робко спрашивает:

– Больно тебе?

Шмыгнув носом, Коля мужественно отвечает:

– Совсем не больно.

Лариса Калюжная
Санкт-Петербург

О дружбе

Из сочинений учеников воскресной школы

Дружба — это когда какой-нибудь человек кажется тебе самым хорошим, добрым, неравнодушным.
Дружба появляется особенно когда 3-х летки, 2-х летки, 1 летки встречаются почти всегда и когда вырастают (ходят в школу) то дружат.
Друзья очень нужны в жизни, без друга будет скучно и грустно.
Если друг не настоящий, то он может сказать всё что угодно.
Дружба кончается из-за гордости и ссоры.
Я бы мечтал о верном друге, который не бросит в трудную минуту.

 

 

Дружба — это когда у двух людей совпадают интересы и им весело и интересно обсуждать что-либо.
Дружба появляется когда у двух людей сталкиваются одинаковые интересы.
Да, почти всегда, но если вы с другом поссорились, то он может говорить плохое про вас. Потому что интересы не совпадают.
Я мечтаю о друге таком, как Николай Валуев. Он должен быть сильным, умным, «большим» и что бы он мне всегда помогал.

 

Предоставлено воскресной школой при храме Тихвинской иконы Божией Матери на пр. Науки Санкт-Петербург

 

О нашем «спортобесии»

Об одной всенародной «душевной болезни», требующей исцеления …

Сергей Сидоренко
публицист

 

 

 

 

 

 

Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых…

Псалом 1.

Время от времени информационные ленты приносят недобрые новости об очередных кознях, изобретенных «мировым сообществом» против нашей спортивной гордости. И мы всенародно дрожим, втайне боясь, чтобы нам в итоге как-нибудь не испортили предвкушаемого нами будущего «всенародного счастья», связанного с проводимым у нас чемпионатом мира по футболу. И боимся решительных шагов и даже слов по всем направлениям нашей внешнеполитической и внутриполитической деятельности – ведь это может негативно отразиться на судьбе предстоящего чемпионата.

Между тем, именно сложившаяся обстановка – национального позора, устроенного нам «партнерами», — очень удобна для давно назревшего коренного пересмотра ценностных ориентиров нынешнего нашего человека, устремленного по большей части к «хлебу и зрелищам». Для разворота всенародного внимания по направлению подальше от спорта и поближе к здоровью, и в первую очередь – к здоровью духовному. В сторону фундаментального переформатирования всей нашей жизни – нашей экономической, социальной, культурной и всякой прочей политики — на здравых, традиционных началах, в соответствии с религиозными установками, сформировавшими облик живущих в нашей стране народов…

Читать далее «О нашем «спортобесии»»

ВЕЛИКОЕ РУССКОЕ СЛОВО…

Мы с Ваней идем из детского садика домой. Слегка пританцовывая и вихляя некоторыми частями тела, Ваня начинает рассказывать:

– Приколись, бабушка…

– Прекрати свои «приколись», «короче», еще «вау!» какое-то…

– Бабушка! Ты ничего не понимаешь! – Ваня энергично рубит ладошкой воздух. – Сейчас все так говорят! Специально! Чтоб интересно было!

– Что значит: «все»? Я так не говорю, мама так не говорит, Коля тоже говорит нормальным человеческим языком!

К Коле, действительно, ничего такого не прилипло ни в садике, ни теперь в школе. В борьбе с новомодными словечками «продвинутого» Вани он даже оказывается моим союзником, так как всякий раз от души хохочет над Ваниными словесными изысками, и Ваню это останавливает: кому хочется быть посмешищем?

Мы с Ваней бредем домой, очень недовольные друг другом. Наш ход задерживают несколько подростков, идущих впереди. Они громко разговаривают

– Ты уроки, типа, сделал?

– Да, блин, задачка с ответом не сошлась!

Мы останавливаемся на красный свет. На противоположной стороне улицы висит огромный рекламный щит, на котором отлично видна надпись:

«ОТОРВИСЬ С ДРУЗЬЯМИ!»

С жестокой неуместностью, просто как в насмешку над моими грустными мыслями, из памяти всплывают ахматовские строки:

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово…

– Ваня! – я возмущенно прерываю внука. – Оставь эти

Дома Ванин папа громко разговаривает по телефону:

– Короче, ищи замену этому халявщику! Он меня уже достал! Ну все, давай!

Во времена моей молодости этих словесных убожеств не было… Впрочем, если честно, то это не совсем так… Этих – не было. Но ведь были другие! Вспоминаю, что мое приобщение к великому студенческому братству началось со студенческого сленга. Сразу после зачисления на первый курс института выяснилось, что каждый мало-мальски уважающий себя студент употребляет вместо обыкновенных скучных слов – «общежитие», «столовая», «лекция» – такие упоительно-небрежные: «общага», «столовка», «пара» и т. д. Может быть, в случае с Ваней это уже

Вскоре я догадываюсь включить Ванины словечки в нашу игру со штрафными очками, и Ваня сразу же прикусывает язычок. Но покоя мне это не приносит, в ушах звучат жаркие Ванины слова: «Все так говорят! Чтоб интересно было!»

Лариса Калюжная
Санкт-Петербург

Прощеное воскресенье Касатки

«Ты сам первый судия твоим делам, а потом уже судит их Бог.

 Ты пишешь себе закон прощения и наказания и изрекаешь себе

приговор того или другого…».

 (святитель Иоанн Златоуст).

С середины июня Зинаида начала посещать православный храм в поселке О-во. Чтобы добраться туда  приходилось час трястись по ухабам в рейсовом автобусе, а потом еще три километра  идти пешком через перелесок. Конечно, Зине  было удобнее окормляться в церкви, расположенной  рядом с  домом, но на воскресные  богослужения там собиралось  такое количество прихожан, что подойти к солее, дабы внимать проповедям настоятеля,  не удавалось, и сосредоточиться на молитве не получалось – то пихнет кто-нибудь, то заденет.
Приход  сельского храма был немногочисленным, и летом дорога до  О-во  была  Зинаиде не в тягость. Шествуя  к церкви по зеленой березовой роще, женщина любовалась природой, наслаждалась пением птиц. Но вскоре наступила  промозглая осень,  лесную тропинку  размыло дождем.
Хмурым октябрьским утром  до О-во Зина ехала  с приключениями —   на трассе сломался автобус,   ждать следующего пришлось сорок минут. Боясь опоздать на литургию, Зинаида изо всех сил припустила по лесу, да ненароком поскользнулась  и, распластавшись в вязкой  грязи,   кое-как очистила одежду, умылась у ручья и  продолжила путь.
Влетев в храм, она встала в очередь на исповедь, принялась настраиваться на покаяние, но ход ее мыслей прервала веселая  «Ламбада»: из  нежно-розовой  сумочки,  сиротливо лежащей на полу, раздался сигнал мобильного телефона. Навязчивая мелодия, не прекращаясь, то затихала, то  восходила по нарастающей.
Нервно озираясь по сторонам, Зина заметила  молодую девушку в розовом платочке и  почему-то решила: «А вот и хозяйка модного редикюля. Ну, я сейчас ей зада-а-а-а-м!».

Читать далее «Прощеное воскресенье Касатки»

Дорога на приход

Рассказ

Архимандрит Нектарий Головкин

Зимняя стужа. Я еду вот уже более двухсот километров из Ленинграда на мой приход. Сидя в первом ряду автобуса, я, через лобовое стекло, всматриваюсь в темноту. Наконец, вижу долгожданный дорожный знак, указывающий направление к рыболовецкому посёлку, куда мне и предстояло идти ещё пять километров пешком.

— Остановите, пожалуйста, — обратился я к водителю. Автобус мягко остановился у обочины. Поблагодарив его, я соскочил с подножки. Прошло мгновение, и автобус исчез в ночном зимнем тумане. После теплого уютного салона, меня охватил холодный пронизывающий ветер. Застегнув самую верхнюю пуговицу зимнего пальто, я бодро зашагал в сторону посёлка Борисово.

     Передо мной была занесенная снегом асфальтированная дорога. В первые минуты ходьбы, я с удовольствием прислушивался к хрусту снега под ногами. Небо, в этот поздний зимний вечер, было безоблачное, и я стал взглядом отыскивать среди тысяч ярких звезд Большую Медведицу. Внимательно всмотревшись в бескрайнее небо, я почти сразу заметил ковш, ибо так выглядит созвездие. Привычным уже взором отыскиваю и Малую Медведицу.

— А найду ли я Кассиопею? – подумал я, и вот, уже через несколько секунд любуюсь ею, она напоминает мне букву М, только перевернутую. Я не мог оторвать глаз от манящей меня красоты величественного небесного звездного купола, так радующего моё сердце.

— За всё благодарю Тебя, Боже! — шептали мои уста, — но дай мне духовные силы миновать эту красоту и стать вне сего движимого и изменяемого, и умом объять Твою премудрость и непостижимую силу, от которых зависит все, что имеет бытие. Очи Твои, Господи, смотрят неуклонно на сынов человеческих и ничто не укрывается от Тебя: ни мысль, ни мечта, ни сердечное какое бы ни было ощущение. И пребываешь Ты, Господи, в сердцах праведных, как в храме Своем!

      Со звёздного неба я перевёл взгляд на снежные серебристые поля, которые окружали меня со всех сторон. Все кругом было таинственно прекрасно. Сказочная неописуемая красота вокруг молчаливо свидетельствовала о величии Творца. Вдоль дороги, в пятидесяти метрах от меня протекала небольшая речка, которая впадала в Ильмень-озеро. По обоим берегам её рос кустарник, покрытый хрустальным звенящим инеем, изредка стояли одинокие величавые ели, укутанные пушистым снегом. Мне они были хорошо видны при звёздном небе и холодном блеске луны.

     До ближайшей деревни Волковицы оставалось несколько сот метров. Я спрашиваю себя:

 — А почему эту деревню назвали Волковицы, может здесь водятся волки?  Вдруг до меня донесся треск льда, и я от неожиданности вздрогнул. Действительно, до сих пор, кроме хруста снега под ногами, была упоительная тишина. И вот, этот треск! Что он значит? А может это волки? — спрашиваю я себя, — мне нечем-то и защищаться… И, неприятно поежившись, я еще быстрее зашагал по дороге. Наконец, и деревня. Вот уже рядом вижу вековые стволы деревьев с отпиленными сучьями, которые стоят вдоль улицы, прикрывая собой заснеженные дома. Здесь-то, наверное, волков нет, —  облегчённо подумал я, и почувствовал себя в безопасности. Света в домах не было. Вся деревня погрузилась уже в безмятежный сон. Только собачий лай, доносящийся до моего слуха, нарушал этот покой.

     Но вот и деревня уже позади, видя необъятные просторы, я вновь ощутил себя одиноким и беззащитным. Подул порывистый ветер.  Пронизывающий холод охватил меня с ног до головы. Я поднял овчинный воротник пальто, но этого мне показалось мало, и тогда я решил еще опустить клапана шапки, завязав шнурки под подбородком.

— Теперь пусть дует этот противный ветер! — радовался я, — мне он не страшен, надо набраться немного терпения, да и идти осталось всего чуть менее трех километров.

Наконец, село Борисово — мой приход, где я служу почти год. Уже виден в морозной дымке и мой белый каменный храм Покрова Богородицы. Пройдя мост и повернув налево по дороге, я уже шагаю по улице к храму. Прохожу добротный дом бабы Насти, покрашенный желтой краской, в окнах у неё света не вижу, видимо, все уже давно спят, ведь баба Настя рано встает — у неё корова… Какой она все-таки добрый человек: и приходу помогает, убирая храм, и меня часто угощает парным молоком и творогом. Жаль только, что у неё сын пьяница. Никак не хочет взять обет трезвости. Зову, зову его!..

А вот и старый, довоенной постройки, пробитый осколками от снарядов, дом Лидии Николаевны — старосты прихода. Побольше бы таких людей! Войну пережила. Детей вырастила, сын генералом стал, в Москве живет… Как много мы с ней сделали ремонта в храме, и как же она радуется, ну прямо как дитя! Тоже уже, наверное, спит. Да, точно — света в окне не вижу. Время-то сейчас уже почти двенадцать ночи! Вспомнилось, как она меня часто, когда я приезжал днём, после длительной и утомительной дороги из Ленинграда, приглашала к себе на обед. Накормит, бывало, душистым деревенским борщом из русской печи – лучше ничего не едал! Вот интересно, а истопила она мне сегодня вечером печку или нет?  Старенькая ведь. Радость моя! — она почти всегда топит её перед моим приездом на приход. Хорошо, что я ей отдал запасные ключи от моего дома!..

Вот, наконец, и мой служебный церковный старенький дом на углу кладбища, против храма. Я открыл дверь, и нащупывая в темноте выключатель, почувствовал, как на меня повеяло уютным тёплом … Слава Тебе, Господи, за ВСЁ!..

КАК УСТРОЕН ЧЕЛОВЕК

Задумывался ли ты когда-нибудь над тем, как ты устроен? Чем ты отличаешься от камней, растений, животных? Давай вместе подумаем над этим вопросом. Ну, во-первых, коснемся того, что сразу бросается в глаза. Того общего, что есть у всех и у всего в окружающем мире. Это общее — тела. У камней, кристаллов и других минералов они одни, у растений — другие, у животных -третьи. У человека же особое тело, во многом отличное даже от представителей наиболее близкого к нему животного мира. Но кроме тела человек обладает тем, чего нет ни у кого другого в окружающем мире. Подумай, чем?

Да, человек может говорить, писать, рисовать. Но прежде чем все это начать делать, он должен…подумать. То есть вначале появляется мысль, которая потом может получить материальное выражение при помощи человеческого тела. Мы не видим ни нашу мысль, ни мысли других людей. Их нельзя пощупать, взвесить, измерить — они не материальны. Но они есть, это мы знаем по опыту, хотя внешними чувствами организма они непостижимы.

Часто на сердце у тебя бывает печаль, или радость, или другое какое чувство. Но опять оно невидимо и постигается и ощущается тобою только внутри тебя. Иногда совесть обличает тебя в плохом поступке, какого никто не видел и никогда не узнает, но что-то внутри говорит — ты сделал не так! Это говорит совесть.

Как видишь, внутри человека есть целый мир невидимых мыслей, размышлений, чувств, переживаний, стремлений, желаний, которые часто не связаны с видимым миром. Они не материальны, они живут своей особой жизнью. Все это происходит в душе человека. Интересно, как же появился человек?

Ты, наверное, уже слышал, что Бог создал человека особым образом, отличным от всего ранее сотворенного. Вот как об этом написано в Библии: И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою (Быт. 2,7). Видимый и невидимый мир был сотворен Богом, а не возник сам из ничего. Человек становится венцом всего сотворенного. Тело его творится из праха земного, а дух, душа вдыхается Самим Господом.

Как мы видим из сказанного, сущность человека имеет двойственную природу. С одной стороны, он — земной, ярляется вершиной земного творения; с другой — он включает в себя ангельское небесное бытие. Дух человека подобен ангельскому духу, но пребывает в телесной оболочке. Двойственность природы ставит человека в исключительное положение.

Развитие человеческого зародыша есть краткое повторение развития всего живого. Человеческий зародыш проделывает весь органический путь, начиная от одной клетки до вполне развитого человеческого младенца. Кроме того, человеческая кровь содержит в себе практически все микроэлементы земли: калий, магний, кальций, фосфор, железо и даже золото. Это еще одно свидетельство, что человек создан из праха земного.

Человек есть космос в миниатюре и получил название микрокосмоса, в отличие от внешнего мира — макрокосмоса. Такое понимание человека было развито еще у древних греков, в творениях их лучших философов, пытавшихся понять и осознать сущность и назначение человека в этом мире.

Человек изначально был призван к осуществлению связи между мирами и духовным. Через него материя должна была одухотвориться, обожиться. Но человек изменил своему изначальному предназначению, (впал в грех).

 

Священник Алексей Мороз
Тамара Александровна Берсенева

О ДУХОВНОЙ БРАНИ В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ (УРОКИ ОТ А. С. ПУШКИНА, Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО И Л. Н. ТОЛСТОГО)

III. Главный урок от Л. Н. Толстого – его поражение в духовной брани

(Окончание)

Терлецкий Александр Дмитриевич

к. филол. н.

 

 

 

 

 

 

 

Духовная борьба в жизни Л. Н. Толстого началась, естественно, задолго до прохождения военной службы на Кавказе и участия в Крымской кампании. Этапы и особенности этой борьбы подробно описаны им в автобиографической трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность других художественных произведениях, они нашли свое отражение в его дневнике, а затем – в знаменитой «Исповеди». Однако серьезное обострение духовной брани произошло именно во время пребывания Толстого в Севастополе. Об этом свидетельствует дневниковая запись от 2–4 марта 1855 года: «Нынче я причащался. Вчера разговор о божественном и вере навел меня на великую громадную мысль, осуществлению которой я чувствую себя способным посвятить жизнь. Мысль эта – основание новой религии, соответствующей развитию человечества, религии Христа, но очищенной от веры и таинственности, религии практической, не обещающей будущее блаженство, но дающей блаженство на земле» (Т XXI, 139–140).***** Этот замысел,достойный великого инквизитора из поэмы Ивана Карамазова, ясно говорит о непонимании молодым Толстым сущности христианства. Интересно, что в «Отрочестве» (оконченном примерно к середине 1854 года) автобиографический герой Николенька Иртеньев делает следующее признание: «…философские открытия, которые я делал, чрезвычайно льстили моему самолюбию: я часто воображал себя великим человеком, открывающим для блага всего человечества новые истины, и с гордым сознанием своего достоинства смотрел на остальных смертных…» ( Т I, 168).

Читать далее «О ДУХОВНОЙ БРАНИ В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ (УРОКИ ОТ А. С. ПУШКИНА, Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО И Л. Н. ТОЛСТОГО)»

СВЕТЛЯЧОК

Поездка в Крым вместе с папой и мамой наполнила мальчиков разнообразными впечатлениями. Они наперебой рассказывали мне и про то, как крабов ловили, и про шторм на море, и как Ваня научился плавать… А однажды, когда они с папой и мамой были на экскурсии, случилась целая история. Дело было так. Сначала все долго шли по крутому подъему в Генуэзскую крепость, потом осматривали ее, время от времени отдыхали на скамеечках, видели пасущихся посреди крепости лошадей, нашли ежика, а когда стемнело, присели на прощание на большой пень под раскидистым деревом.

Спуск начали уже в полной темноте. И тут Коле очень повезло: он нашел настоящего светлячка! Это был маленький живой фонарик, от которого исходил необыкновенный зеленоватый свет! Все по очереди стали рассматривать светлячка, а Коля попросил у

– Мама, дай мне, пожалуйста, спичечный коробок, я положу туда своего светлячка.

Мама повернулась к папе:

– Саша, достань, пожалуйста, из сумки спичечный коробок для Колиного светлячка.

Папа испуганно посмотрел на свое плечо, и тут все заметили, что никакой сумки у него нет… Затем он сделал несколько прыжков по направлению к Генуэзской крепости и растворился в южном ночном воздухе… Мама, Коля и Ваня, дружно сорвавшись с места, помчались за ним. В сумке, которая осталась где-то в крепости, было все: документы, деньги, обратные билеты, вещи…

– Вы очень испугались?

– Очень! Ваня даже плакал, – отвечает Коля.

– А помолиться-то вы догадались?

– Догадались! Мы всю дорогу, пока бежали, молились вместе с мамой, чтобы ворота в крепость еще не успели запереть и чтобы папа нашел сумку, – говорит Коля. – А я, бабушка, так молился, что точно знал, что папа найдет сумку!

И, действительно, папа нашел сумку на том самом большом пне под раскидистым деревом…

ВОЛЯ И НЕВОЛЯ

(Вечерние размышления Вовы Урванцева
после прочтения стихотворения
А. С. Пушкина «Узник»)

 

Вова в школе — как в неволе,
А на улице — простор.
Гул и грохот от скамеек —
Это он порхнул во двор.

— Бей! Пасуй! Назад! Куда? —
Только слышен крик.
На уроке у доски:
— Господи, прости.

— Вот так воля и неволя…
— Замечал нередко Вова.

 

Урванцев Владимир

ДРУГ ДЛЯ МЕНЯ НЕ ПРОСТО СЛОВО

Друг для меня не просто слово,
Он для меня, как солнца луч.
Он для меня, как воздух в море,
Он для меня тревога чувств.

С ним поделить я все готова,
Ему всю грусть свою сказать,
С ним жить легко, с ним как на воле,
Всегда готов меня принять.

И если друг всегда со мною,
Счастливей нет меня тогда.
Ведь с ним бываю я такою,
Какой желала быть всегда

Барбаняга Екатерина