МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА

 

 

 

 

ГЕОРГИЙ ЕРМОЛОВ
редактор

 

 

МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА

 

Можно сколько угодно иронизировать по поводу причуд трансгуманистов, но это – реальное научное направление. В 2009 году в Исследовательском центре NASA в Кремниевой долине был создан Университет Сингулярности. Учредителями явились NASA и Google. Структура наполовину государственная, наполовину транскорпоративная, и средства в нее вливаются баснословные. При рассмотрении состава приверженцев идеи становится очевидным, что мы имеем дело не с каким-то частным явлением, а с новой формой мировоззрения. Более точное определение дал патриарх Кирилл – «квазирелигия». Ключевые лозунги движения неприкрыто и цинично провозглашают все постулаты евгеники в новейшей постмодернистской интерпретации, так как человечество должно разделиться на трансгуманов и «зверо-человеков» (по Р. Хаббарду).

Методика «окно Овертона» уже работает в полную силу, внедряя в сознание масс тривиальность гендера, планирование семьи, чипирование. Воздействие на психику толпы многопланово. В частности, на телевидении появляется все больше каналов, почти целиком заполненных разного рода экстрасенсами, колдунами, эзотериками. В июле прошлого года Минюст официально зарегистрировал Союз «Империя сильнейших ведьм», объединяющий всевозможных ведьм и ведьмаков со всего мира. На подходе создание «Международного университета магии и колдовства», выпускники которого будут получать официальные дипломы. Организаторы уверены, что профессия ведьмы станет одной из наиболее востребованных. Регистрация должна состояться со дня на день.
Читать далее «МУТАЦИИ ГУМАНИЗМА»

Покой

 

В заботах о земных покоях – просторных, светлых и уютных – проходит наша жизнью И душа, место, где должен покоится Господь, тоже ищет своего пространства, света и тепла, но часто ей в удел достается всего лишь покойчатая пещерка, покойчик с наперсточек… Как же ей сейчас, в земной юдоли, усладиться и насытиться уверенностью о покое грядущем? Через кротость и смирение сердца  обретаем мы, по слову Спасителя, истинный покой – покой нашей души, просторный и светлый, в любое время готовый принять дорогого Гостя.

кі́й хра́мъ сози́ждете мѝ, гл҃етъ гⷵдь,
и̑лѝ ко́е мсто поко́ищ моем̀;

Кий храм созиждете ми, глаголет Господь,
или кое место покоищу моему?

Какой дом созиждете Мне говорит Господь
или какое место для покоя Моего?

Школа церковнославянского языка и Псалтири
«Златарница»
Санкт-Петербург

Жизнеописание мирянки в Боге

Продолжение
Начало опубликовано 30.04.2019

Это было в конце 1970-х годов. Были живы еще оба мои родители. Предшествовало этому многократное и обширное размышление: угодно ли Богу, не погрешаем ли мы записыванием и прослушиванием богослужения на магнитофонных пленках? Спросить авторитетно было не у кого, священники говорят по-разному. А так хочется прослушать, помолиться за Литургией одной, не развлекаемо, когда около тебя никого, ничьих глаз. И конечно такое доступно только при помощи магнитофона. Полную, без сокращений запись Литургии прислал знакомый священник. Только вот беда, при записывании он немного не рассчитал возможности магнитофонной ленты, и у него лента заканчивалась на самом важном и ответственном моменте – на евхаристическом каноне. При прослушивании и молитве это конечно очень неудобно. Снимать и переворачивать на другую сторону ленту в такой момент, когда должна быть полнейшая молитвенность.

И вот, в тот раз, о котором хочу рассказать, прослушивала Литургию ночью, чтобы была полнейшая  неразвлекаемость молитвы. Как  и в другие разы, прослушивала через наушники, отключив общий звук, чтобы не мешать спать родителям. Прослушивала лежа в постели, с наушниками на голове, молитвенные поклоны невозможны, молиться приходилось только духом. Света в моей комнате нет, полнейшая тишина и покой в доме. Спать родителям никто и ничто не мешает. И вот, прослушав всю первую сторону ленты, надо встать с постели и перевернуть другой стороной, где начальные слова записи будут «Твоя от Твоих» и далее. Встала, потрогала магнитофон – он перегрелся, надо дать ему несколько поостыть, отключив его. А пока он остывал, решила сходить в коридор, пока время есть свободное и молитва все равно уже прервана. В коридор надо идти через проходную комнату, где спит мама. Ее кровать стоит у самой двери, где надо проходить. Замок в этой двери так сильно щелкает, что мама просыпается каждый раз, когда проходим этой дверью. В нашей семье это не было трагедией, потом мама опять быстро засыпала. Но все равно сон прерван. Вернувшись в свою комнату, опять включила магнитофон с продолжением богослужения. Евхаристия. Благополучно дослушала до конца.

А утром… Утром мама говорит мне: «Ах, какой сон я сегодня видела!» — «Какой?» — «Как будто я в храме, идет служба, Литургия. Приготовилась к земному поклону, сейчас будут петь «Тебе поем, Тебе благодарим», но тут прошла ты и меня разбудила, и не дала помолиться «Тебе поем», и было жаль, что ты меня разбудила».

Я была поражена ее рассказом! Ведь слушала Литургию я, а не она. Слушала только сама, в наушниках! А мама в это время видела, сопереживала, соучаствовала! Как это объяснят неверующие, что скажет здесь наука? А я только одно могу сказать:  дивны дела Твои Господи! Дивно величие Божественных Твоих Таин, Твоей Евхаристии!

*************

О поездке по святым местам в Киев и Почаев никогда не думала и не помышляла, как о несбыточном. И вдруг раба Божия Варвара Михайловна, близкая нашей семье говорит маме: «Вот Федя ваш едет в Киев на практику, проводи с ним свою Олю. Довезет ее до дочки Зины Надежды Васильевны. Зина с мужем у уехали в отпуск, вот Оля и побудет у нее, побывает в Киево-Печерской Лавре у святых мощей». Мама согласилась на это с условием, чтобы Федя отбыв свою практику привез меня обратно.

Собиралась я без особых восторгов, не зная, что ждет меня впереди. Но если с братом, то почему бы не поехать? И вот мы в Киеве. Зина, наша довоенная соседка по дому радушно приняла нас, неприглашенных гостей. В Киеве я увидела совсем другой мир. Мир святыни, мир каждодневных богослужений, мир невиданной не перестающей духовной радости. Решила, что с Федей обратно не поеду, побуду здесь подольше, пока стоит теплая погода (был конец августа).

А Господь готовил мне еще большее. Подходит ко мне в Лавре монах и спрашивает: собираюсь ли я поехать в Почаев? Никуда я не собираюсь от такой святыни уезжать, где и чего мне еще искать! А он: «Вот приближается праздник Иова Почаевского (10 сентября) и будет очень много там приезжего народа к этому дню, и будет трудно тогда найти место для ночлега. Если ехать, то надо сейчас». Сказал и ушел. А я подумала: не Господь ли послал его сказать мне это? Пользуйся случаем, пока сама себе хозяйка.

Когда приехала в Почаев, сначала, кроме многолюдства ничего не заметила. Сразу в храм. Вечернее богослужение, всенощная под воскресение. Но когда зажглись и высветились слова Ст҃ъ, Ст҃ъ, Ст҃ъ, где-то высоко, точно с неба, в Успенском соборе, то встала, как вкопанная на одном месте, боясь пошевельнутся: — это то, что и нужно мне было!

Забыла все на свете: и усталость с дороги, и необходимость хоть как-то осмотреться. Ведь вечер, а потом ночь, а куда потом, после богослужения? Матерь Божия! Чудо Почаевское! Я к тебе приехала. Богослужение продолжительное, на Украине темнеет рано и как-то сразу. Вот уже и ночная тьма. Нет-нет да и шепнет «кто-то»: «Ночь уже, кончится служба, куда пойдешь?» — отвечаю: «Матерь Божия, я к тебе приехала! Ты меня устроишь как-нибудь».

Последние возгласы богослужения, отпуст, последнее пение всенародное, заканчивающее всякие службы. Народ, богомольцы стали расходиться из храма, выхожу и я. Уже никого не осталось в ни в храме, ни на улице. Темно, ничего не видно. Стою, что делать дальше, куда идти  — не знаю. Пробегает мимо молодая женщина: «Ты чего здесь стоишь? Тебе ночевать негде?» — «Негде», отвечаю. – «Пойдем со мною». Шли немного, тут же рядом. Приводит в дом. Много света, гостиница, как я потом узнала. Водила, водила меня какими-то коридорчиками, переходами по ступенькам, то вниз, то вверх. Наконец привела в большую полутемную комнату, освещенную каким-то огарком свечи, заполненную людьми. Кто лежал прямо на полу, кто на чем-то примостившись, кто около своих сумок копошась, видно перекусывали, ели. Места свободного для меня не было. Наконец указала мне что-то вроде ниши или окна с широким подоконником, и велела разместиться здесь. Как я обрадовалась! Слава Богу не на улице, среди людей переночую, а завтра видно будет. Расположилась, улеглась, закрыла глаза, даже заснуть можно. Ничего, что лежу не на ровном месте, а подо мною словно рейки какие. Рукою ощупываю — щели на улицу.

Уже задремывать стала, и вдруг предо мною молодая женщина, уже другая, не та, что меня сюда привела: «Вставай, пойдем!». Ой как не хотелось. Стала просить, чтобы позволила ночь провести здесь. «Нет, вставай, пойдем». Ну что же, придется идти, «не садись не в свои сани» — пословица говорит. Заняла видно чужое место, так изволь освободить. Опять по узким коридорчикам, по коротеньким лестницам, но путь покороче. И вот привела. Вместо ожидаемой улицы – небольшая комната с электрическим освещением, пять или шесть кроватей, застеленных белым, с подушками и одеялами. Одна из кроватей пустая, на остальных люди укладываются спать. Указывая на пустую кровать, говорит: «Вот здесь располагайся».

Ничего не понимая, но видя к себе такую доброжелательность и заботливое внимание, осмеливаюсь спросить: «Как вы там меня нашли?». Там, в том первом помещении чувствовала себя как мышка в безопасной норке, обрадовалась, что спрятана в укрытии от всех, а главное от необходимости ночевать на улице. И вдруг мое укрытие обнаружено! И слышу в ответ: «А мне Матерь Божия указала!». Пораженная таким ответом, уже ничего не спрашиваю. Отдаюсь сладкому забытью. Через минуту-две приносит мне поесть сладкие сухарики и еще что-то. «Вот тут и будешь». «Матерь Божия! Я же к тебе приехала» — вспомнилось говоренное в храме.

Итак, Материнские заботы обо мне начались. Это было небо, спустившееся на землю. Богослужения в храме, дотоле мной не слышанные и невиданные, все богатство красоты и торжественности, великолепия. Благодатное ощущение близости Божией, невозможность выразить всей благодарности Богу и людям, сладкое самозабвение, когда уже нечего желать, — наверно, все то, что испытали посланники равноапостольного князя Владимира, когда остановили свой выбор на Православии. Забылись все мои домашние беды, вознаграждены все перенесенные страдания. Забылся и сам Мариенбург со всеми там находящимися, и только одно желание – быть тут, в храме за богослужением, которое бы никогда не прекращалось. После служб в храме, трапеза с работницами гостиницы. Подробности, как я сюда к ним попала, выяснять не стала, чувствовалась забота Божией Матери, и этого было достаточно. Денег с меня за пребывание в гостинице не требовали, хотя потом узнала, что люди за себя платят. Так пробыла там сорок дней, а теперь, Ольга, пора спуститься на землю в свой Мариенбург. Начались осенние холода и я уехала домой.

Ольга Рябова
1996 г.

Продолжение следует

ВЕРНЫЕ ГОСПОДУ

Иосиф Аримафейский

Иосиф Аримафейский был добрым и праведным человеком. Он был членом иудейского Синедриона (Совета), того самого, что осудил Иисуса Христа. Многие члены Синедриона яростно отвергали учение Иисуса Христа, а Иосиф был Его тайным  последователем. Он искал Царства Божия и верил в то, чему учил Спаситель. После смерти Иисуса Христа, Иосиф проявил смелость. Хотя он понимал, что его могут осудить, он испросил у Пилата тело Иисуса Христа. Он положил тело Господа в каменную гробницу, которую приготовил для самого себя.

Праведный Никодим

Никодим также был знатным иудеем. Он помог Иосифу Аримофейскому снять тело Иисуса Христа с креста и приготовить его для погребения.

Никодим упоминается в Евангелии до этого дважды. Это он ночью, чтоб его никто не мог видеть, тайно пришел к Спасителю. Он хотел разобраться, чему учит Господь. Господь сказал ему: «Еслит кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия».

Никодим не понял тогда Его слов и переспросил: «Как может человек родиться, будучи стар? Неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться? Иисус Христос ответил ему, что человек должен родиться от воды и Духа. (Новое рождение происходит с нами во время Таинства крещения).

Никодим защищал Господа, когда люди осуждали то, чему он учил. Когда Христос умер, Никодим помог Иосифу умастить тело Христа благовониями и завернуть в плащаницу. После приготовления к погребению по обычаю иудеев, Никодим и Иосиф отнесли тело Спасителя в сад. Там они положили его в новую гробницу, высеченную в каменной скале, которую Иосиф приготовил для себя.

Святые жены-мироносицы

Некоторые из женщин, следовавших за Иисусом Христом и помогавших Ему в Его служении, были рядом с Ним и во время крестных страданий. Они любили Спасителя и хотели достойно похоронить Его тело после смерти. Они следовали за Иосифом и видели, где он положил тело Иисуса Христа. Рано утром, по прошествии субботы, они взяли благовония и мирру, чтобы помазать тело Его во гробе.

Подобно праведным Иосифу и Никодиму, женщины проявили редкое бесстрашие. Многие из ближайших учеников побоялись остаться с Господом, думая, что их могут схватить стражники. Другие вообще не желали обнаруживать, что знакомы с Ним. Они не хотели в глазах людей быть связанными с теми, кого считали врагами не только иудейских первосвященников, но и римских властей. Вот почему мы особо почитаем всех, кто остался верным Господу: святых жен-мироносиц, Иосифа и Никодима. Память их совершается во второе воскресение после Пасхи.

Пособие по катехизации для детей младшего школьного возраста.
Санкт-Петербургское христианское просветительское общество «Кредо». 2002

Праведники облекутся в ризу спасения

 

 

 

Евгения Аброськина

Этнограф

 

 

ПРАВЕДНИКИ ОБЛЕКУТСЯ В РИЗУ СПАСЕНИЯ

 

Грядущая Пасха — один из самых значимых праздников в Русской Православной Церкви — является также одним из наиболее соблюдаемых праздников для светского общества. Сходить на Пасху в храм и освятить куличи — обычай множества российских семей. Однако, редко посещая храм и попадая в него лишь по большим праздникам, прихожанам не всегда ясен язык православной культуры. Непонятен язык Литургии, иконографии, и в том числе — священнического образа. Образ священника в полном церковном облачении является одним из самых ярких для зашедших в храм людей. Между тем, желание разгадать, почему один священнослужитель одет так, а другой иначе, почему выбран тот или иной цвет, то или иное изображение — становится ключом к пониманию одной из граней православной традиции, в которой мы, опираясь на Священное Писание, постараемся разобраться, дабы наши читатели обрели новые смыслы прочтения церковной жизни. Читать далее «Праведники облекутся в ризу спасения»

Упал снаряд, и совершилось чудо

Упал снаряд, и совершилось чудо:
На опаленной порохом стене
Возник в дыму неведомо откуда
Святой Георгий на лихом коне.

От сотрясенья обнажилась фреска,
Упала штукатурка поздних лет, —
И он возник — торжественно и дерзко,
Как древний знак сражений и побед.

В сиянии возвышенного лика
Простер десницу грозную свою,
И острая карающая пика
Пронзила ядовитую змею.

А пулемет стучал в старинном храме,
И ладил ленту молодой солдат,
И трепетало яростное пламя,
И отступал безбожный супостат.

Анатолий Жигулин
1976

Пасха Священная

Вот они – святые дни
Светлыя седмицы…
Все какие у людей
Радостные лица.

Все так радостно глядят,
Все как будто братья,
С поцелуями спешат
Вас принять в объятья.

И слова «Христос воскрес!»
С наших уст не сходят,
И везде колокола
Эту весть разносят.

Божий храм народа полн,
Слышны песнопенья,
Как прилив на море волн,
В славу Воскресенья.

Вся природа в эти дни,
Сняв зимы оковы,
Вновь цветной убор весны
Одевать готова.

Взглянешь на небо — и там
Солнышко играет,
А в воздушной синеве
Пташка распевает.

Всюду ныне радость, мир,
Все так полно ласки,
Всюду людям светлый пир
В дни священной Пасхи.

Иеродиакон Евфимий
Гефсиманский скит

О храме

Здесь все дивное, здесь все нравится,
Здесь так вольно дышит душа!
Необъятное начинается…
С Богом жизнь до чего хороша!

Здесь на Пасху душа трепещет
Благодатным живым огнем.
Не смолкает как колокол вещий
Все о Нем, о Нем, о Нем!

Ольга Рябова
1960 г.

Жизнеописание мирянки в Боге

Дорогой батюшка боголюбивый отец архимандрит Иоанн! Благословите!

Трудную задачу вы мне задали: писать обо всех милостях Божиих ко мне и ко всей нашей семье, «живым свидетелем Величии Его дел в большом и малом» коих я являюсь.

 

Итак, с чего же начать?

Война началась в июне, а в сентябре мы были уже в оккупированной немцами зоне. Под Ленинградом. Сразу с первых дней начался голод. Кто-то прослышал, что ближе к Ленинграду, под Колпино, где начинается передовая линия фронта на полях остались неубранные овощи. И вот наши – мама и брат, которому было тогда пятнадцать лет, а из соседей по квартире дед-старик и сын молодой мужчина-инвалид (без пальцев кисти руки, потому и не попавший под мобилизацию) отважились ходить на то поле за овощами. О том, как это было страшно и опасно поймет только тот, кто это видел, пережил, испытал. Что было в душе у мамы и брата когда они подставлялись под пули за этот мешок картошки или брюквы, капусты, или турнепса кормового для скота? А ведь дома оставались еще двое беззащитных я, инвалид и сестренка моя пяти лет. Папу тогда забрали немцы в концлагерь. А идти надо – голод. Кроме бомб, снарядов и пуль через каждые 10 метров надпись на немецком и русском, что дальше идти – расстрел без предупреждения. Как же мне им тогда хотелось помочь! А чем?

И вот, когда они утром, взяв пустые мешки, отправились в очередной поход соседка по квартире  — бабушка, жена и мать названных выше лиц, дала мне читать Новый Завет в русском переводе. Я читала, хотя плохо понимала смысл читаемого. Но душа трепетала перед Богом!  Если попробовать сейчас выразить то душевное состояние, то будет так: «Вот Бог в слове Божием Святого Писания, а вот души и жизнь моих родных, которые в Твоей руке, боже.  То ли вернутся они домой, то ли нет. А если вернутся, то отдохнув, опять надо идти на то поле смерти». И пока они ходили часа 4-5, чтение Святой  Книги не прекращалось. Пришли, живые. Слава Богу! Даже еще с мешками! В чтении можно сделать перерыв. Опять пошли – опять книгу в руки: молиться-то тогда я не умела…  И как же Господь тогда сохранил их! Что приходилось им пережить в те страшные дни, часы! Начнут рассказывать – слушать ужасно. Вот оно чудо Божие! Вот оно — быть в пекле огня, как отроки еврейские в пещи, и выйти неопаленными!

**************

В 1943-44 годах, немцы, не удержавшись у стен блокадного Ленинграда, при бегстве своем гнали впереди себя мирное население. Сначала нашу семью перебрасывали из деревни в деревню около Гатчины, потом в 24 часа погрузили в вагоны, не объяснив куда и зачем повезут. Так мы попали в Латвию. А там новый приказ: молодежь, трудоспособные семьи в Германию, остальные в порт Либаву. С братом Федей мы распрощались навсегда. Папа только со слезами просил что «если когда-нибудь и где-нибудь кто останется в живых, не оставить Олю».

И вот мы на поле. Пожилые люди и старики, семьи с детьми и инвалиды. Расположились под открытым небом на своих узлах и чемоданах. Из Либавы доходили слухи, что нас, русских грузят на верхние палубы своих военных кораблей немцы пытаясь защитить тем самым свои отступающие войска. Советские летчики бросают русским листовки со словами: воздержитесь от погрузки, сегодня-завтра придем, освободим и т. д. А кому этого не хочется? Тут же, не успеет отойти из порта такой корабль, и от бомб и обстрела ни один не остается целым. Плавают и тонут люди среди мешков и вещей и никому нет никакого дела до несчастных, ни в чем ни повинных русских беженцев.

И вот мы, беженцы, сидя в открытом поле в ожидании неизбежной для себя отправки в Либаву, стали молиться Богу. Для меня, почти девочки, выросшей и воспитанной советской школой, было это моление небывалым потрясающим открытием. Лежу ночью, не сплю, слышу и слушаю покаянные молитвенные вопли читающих вслух молящихся женщин, громко взывающих к небу, к Богу просьбы и мольбы о спасении. Мольбы были дерзновенны, исполнены силы, пророчески бравшие на себя вину за весь наш здесь находящийся народ. И так всю ночь. Сменялись лишь голоса и лица молящихся. А днем из узлов и чемоданов устроили что-то вроде длинного стола. Накрыли белым – простынями, скатертями. Во весь длинный ряд этого стола понаставили икон и даже кое-где и лампадки. Откуда-то взялся священник в подряснике и моление стало организованно-общественным. Весь наш полевой беженский люд был здесь. Пели что-то церковное, молитвы читал священник. Молиться было радостно, интересно, сюда тянуло. Впервые здесь я услышала и полюбила пение молитвы «Воскресение Христово видевше», здесь забывались ужасающие страхи и слухи предстоящего нам утопления в пучине морской.

А по шоссейной дороге в метрах десяти-двадцати от нашего поля двигались, шли, бежали, ехали, громыхали немецкие отступающие войска. Немцам было уже не до нас, и мы были оставлены на этом поле, как говорится, «на произвол судьбы».

Что-то засуетилось в народе как в потревоженном улье, о чем-то заговорили, зашушукались. Мама поинтересовалась: «Что случилось?» «Ты сидишь – отвечают – и не знаешь, что матери бегут выручать своих сыновей, которые назначены к отправке в Германию. Недалеко стоит состав и наши сыновья находятся в нем». Мама в ужасе! «Побегу и я». «Нет уж поздно, немцы спохватились и ловят всех подряд, кого только увидят, и бросают в эти вагоны».

Но разве какую мать устрашат эти слова, если там ее сын? Побежала, а потом пошла и наша мама. Идет по дороге, а что в душе? Куда и зачем идет, и чем поможешь? А если и сама не вернешься к оставшимся здесь детям? И вот навстречу латыш на подводе. Поравнявшись с ней, с телеги спрыгнул наш Федя с криком: «Мама!». И сейчас не могу удержаться от слез, вспоминая о такой встрече. Опять вся семья вместе! «Федя, откуда ты, как?» «А вот, семья с которыми жили у хозяина-латыша говорят мне, что здесь где-то на поле вывезены люди, беги Федя, может быть там твои родители».

Чудо? Да, чудо по милости Божией, по общим молитвам и покаянию народному.

А потом? Потом никто нас никуда не грузит, не возит никому, никому никакого до нас дела нет, не до нас стало немцам. И стали люди понемножку украдкой по ночам расходится и разбегаться кто куда. Сказали и мы своему папе не найдешь ли ты того хозяина-латыша, может возьмет нас к себе. И опять чудо! Папа его нашел и попросился к нему «хотя бы где-нибудь под кустом». А он привез нас к себе в дом и спрятал в маленькой комнатушке, закрывая ее днем от приходящих немцев, а ночью от наездов наших русских партизан. Так и продержал нас до освобождения нашими войсками. Слава тебе Господи! Милость Божия, что может быть лучше!

А что дальше? Когда Советские войска вступили в Латвию, наша Советская власть всех мужчин и русских и латышей направила в фильтрационный лагерь для проверки, но папу там продержали недолго, отпустили как не подлежащего служению в армии. А Федю? Для сохранение нашей семьи всех вместе Господь избрал средством болезнь Феди — приступ аппендицита. Пришел врач и засвидетельствовал, что отправке в фильтрационный лагерь не подлежит.

Ну вот Промыслом Божиим мы опять все вместе! Слава тебе Господи! За все, за все, за здравие и за болезни наши!

Удивительно и непонятно было нам детям, зачем соседка-бабушка, сняв с божницы икону Божией Матери «Неопалимая Купина», начала обходить с ней вокруг нашего дома, где мы жили, где и застала нас война. Три раза «От пожара, от огня, от всякия напасти» — пояснила бабушка. Это было в начале военных ужасов, а слова той бабушки, исполнение их мы увидели в 45-ом году! Ни одного дома вокруг, все разрушено, растащено, сожжено. А наш дом стоит целехонек!

……… ……… ……..

Дивный и Предивный мой Господи! Как мне возблагодарить Тебя за все Твои милости ко мне недостойной? Слов нет, чтобы достойно прославить, достойно возблагодарить Тебя! Вспоминая все Твои благодеяния, всю Твою любовь, только удивляюсь, что есть человек (да еще такой никчемный как я), что Ты помнишь его? Ну, например:

В суровую зиму 1987-88 гг., когда морозы у нас в Гатчине доходили до -44°, а  у меня в доме до +4°, я ведь милостью Твоею, Господи, не болела ни простудой, ни насморком, ни кашлем, ни чем-либо таким другим что следовало бы ожидать, когда даже в натопленном доме температура на поднималась выше +12° — +14°. Я ведь не железная какая, я помню, когда давно, будучи моложе и сильнее, уже при морозе -20°-25° у меня краснели и распухали руки, пальцы, и неделю потом чихала и сморкалась кровью. А тут -44° и ничего!

Был праздник Сретения Господня. В храме надо было быть обязательно, несмотря ни на какие морозы, потому что это мамины праздники – день рождения в Сретение и День Ангела (Анна пророчица). Надо было отметить ее память. В церкви, во время молитвы неотвязчиво сверлила мысль: «Вот приду сейчас домй – холод страшный, нетоплено, и топить не могу такая усталая возвращусь. Да и поесть к тому же нечего». Отгоняю эти мысли как мух надоедливых, а они все равно жужжат: «А что есть-то будешь? Ведь нечего в доме поесть?».

Возвращаюсь домой в сопровождении своей Лиды, а она еще издали увидела: «Ой что это у тебя у двери?» Подходим к дому. На крыльце, к дверной ручке привязана кушаком сумка. Еле развязали, а в ней – горячий!!! Обед: суп, каша и другие кушанья.

О Господи! А я малодушничала…

Была благодетельница, которая иногда привозила такие обеды, и подкармливала меня, но чтобы таким способом, в такой-то мороз, горячее?! Да что она стояла и караулила меня, что ли к моему приходу? Ведь на таком морозе горячее простоит только десять минут! Как же я обрадовалась тогда! В жизни ничего не ела такого вкусного, ведь это мамочка моя, память которой я собиралась отметить в церкви вымолила мне у Господа горячее угощение в наш общий праздник. Случай? Совпадение? Если бы не мои мысли ропотливые в храме на счет отсутствия в доме у меня еды. А тут уж не случай и не совпадение, а ответ любящего Отца Небесного неразумному чаду своему – «Не заботьтесь что вам есть и что пить, ибо знает Отец ваш Небесный, что вы имеете в этом нужду».

Ольга Рябова
1996 г.

Продолжение следует

СКАЗКА-ЛОЖЬ…

«Братец мой, послушайся меня,
не печаль сегодняшнего дня,
ты не пей из лужицы, родной.
Скоро, скоро добредем домой».

«Ты не трогай лужицы, дружок —
в голове прорежется рожок,
на ногах появятся копытца…
Ты не вздумай из нее напиться».

… Зноен воздух, солнце высоко,
да идти до дома далеко.
Надо обязательно дойти!
Как-нибудь соблазны обойти,

Трудности осилить, но пока
Не видать живого родника…
Ложною водой нечистоты
По пути готов напиться ты,

И манит из лужи ложный свет.
Но какой ты в сердце дашь ответ?
Коль любая капля дорога —
Обретешь копыта и рога.

Совесть, наша верная сестрица,
Не дает гнилой воды напиться.
Но упрямо тянемся мы к лужам —
Кроткий нам совет не нужен.

От нее мы прячемся, таимся,
Слов ее, последствий не боимся.
И судьбу мы выбираем сами,
Примирясь с рогами и хвостами.

Если сила Духа высока,
То ищи живого родника.
Губы пересохнут, но дойди,
Претерпевши жажду, припади.

Той живою влагой навсегда
Чудом отодвинется беда,
И наполнит капелька одна
Незнакомой радостью до дна.

Надежда Ломова

Христос Воскресе!

Свершилось чудо! Гроб пустой –
И погребенного не видно:
Христос воскрес! Обет Он Свой
Исполнил — и исполнил дивно.
Из мертвых в третий день восстал
И смертью смерть попрал,
И находящимся во гробе
Живот Он вечный даровал.
Христос воскрес! Все говорят
От Магдалины до Фомы,
Сердца восторгом их горят,
Христос воскрес, – речем и мы.
Явился Бог ученикам,
Дал язвы осязать.
Пошли же, Господи, и нам
Воскресшего Тебя познать.

А. Величков

Воскресение Иисуса Христа

По прошествии субботы, ночью , на третий день после Своих страданий и смерти Господь Иисус Христос ожил, то есть воскрес из мертвых. Тело Его человеческое преобразилось. Он вышел из гроба, не отвалив камня, не нарушив синедрионовой печати и невидимый для стражи. С этого момента воины, сами не зная того, охраняли пустой гроб.

Вдруг сделалось великое землетрясение; с небес сошел ангел Господень. Он приступив, отвалил камень от двери гроба Господня и сел на нем. Вид его был как молния, и одежда его бела как снег. Воины, стоявшие на страже у гроба, пришли в трепет и стали как мертвые, а потом, очнувшись от страха, разбежались.

В это время подошли ко гробу женщины чтобы помазать тело Его, так как они не успели этого сделать при погребении. Они увидели камень отваленный от гроба и ангела, сидящего на камне. Ангел сказад им: «Не бойтесь: ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого. Его нет здесь; Он вскрес, как сказал, еще будучи с вами.»

Тогда женщины вспомнили слова Господа. Вышедши они со страхом и великой радостью пошли возвестить ученикам его.

Великое событие — Светлое Христово Воскресение — празднуется Святой Православной Церковью как самый величайший из всех праздников. Праздник этот называется еще Пасхою, то есть Днем, в который совершилось наше перехождение от смерти к жизни и от земли к небу.

«Закон Божий»
Издательство во имя св. князя Александра Невского
Нижний Новгород, 2004

Всё замерло в святом благоговеньи

Всё замерло в святом благоговеньи,
Течёт спокойно лишь молитвы звук;
Благая весть Христова Воскресенья
Освящена воспоминаньем мук.

О, сколько претерпел за нас Спаситель,
Все беззакония покрыв любовью,
Чтоб отворить нам Райскую Обитель
Омыв грехи Божественною Кровью!..

Ирина С.

21 апреля — Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресенье)

Иисус Христос и Его ученики направлялись к Иерусалиму. Когда они подошли к горе Елеонской, Спаситель послал двух учеников в селение, находившееся прямо перед ними.

Господь сказал этим ученикам: «Когда вы войдете в селение, то найдете там привязанного молодого осла, на которого никто из людей не садился. Отвязав его, приведите ко Мне. И если кто скажет вам: «Что вы делаете? – отвечайте, что он надобен Господу. И вам его тотчас отдадут».

Ученики привели осленка к Иисусу Христу и возложили на него одежды свои. Господь сел на ослика. И когда он въезжал в Иерусалим, многие постилали одежды свои по дороге; а другие резали ветви с дерев и устилали ими Его путь. И дети, бывшие там, кричали, восхваляя Его

И те, кто шел впереди, и сопровождавшие Его восклицали: «Осанна! Благословен Грядущий во имя Господне! Благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида! Осанна в вышних!».

Весь народ Иерусалима был взволнован, когда Иисус Христос вошел в город. Многие слышали, что Господь воскресил Лазаря от смерти. Множество людей уверовали во Иисуса Христа, поэтому первосвященники задумали предать Его и друга Его Лазаря смерти. Некоторые из стоящих спрашивали: «Кто это». А другие отвечали им: «Сей есть Иисус, пророк из Назарета Галилейского».

В Вербное Воскресение в храмах мы приветствуем Господа веточками вербы, словно пальмовыми, которыми приветствовали Его в далекой Палестине, и поем такие же слова, которыми восхваляли Его люди в тот день: «Осанна в вышних! Благословен грядый во имя Господне!». После пения священник благословляет и окропляет святой водой веточки, которые мы держим в руках. Мы берем их домой и помещаем рядом с иконами, принося с ними благословение праздника Входа Господня в Иерусалим нашему дому на все времена года.

Пособие по катехизации для детей
младшего школьного возраста. 2002

20 апреля — Суббота святого и праведного Лазаря (Воскрешение праведного Лазаря)

Мария и Марфа были очень огорчены: тяжело забо­лел их брат. Он жил вместе с сестрами в Вифании и был добрым другом Спасителя. Сестры послали со­общить Ему: «Господи! Вот, кого Ты любишь, бо­лен». Спаситель говорит своим ученикам: «Пой­дем опять в Иудею». Ученики попытались отгово­рить Его, сказав: «Равви! Давно ли иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?» Иисус Христос сказал: «Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его». Ученики Его сказали: «Господи! если уснул, то выздоровеет». Спаситель говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном. Тогда Он сказал им прямо: «Лазарь умер. И радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали. Но пойдем к нему». Тогда апостол Фома, прозванный Близнецом, ска­зал другим ученикам: «Пойдем и мы умрем с Ним». Фома думал, что враги Христа попытаются убить Его. Когда Спаситель с учениками пришли в Вифанию, то оказалось, что Лазарь уже четыре дня во гробе.

Марфа сказала Иисусу Христу: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, чего Ты ни попросишь у Бога, все даст Тебе Бог». Спаситель говорит ей: «Воскреснет брат твой». Марфа сказала Ему: «Знаю, что воскреснет в вос­кресение, в последний день». Она сослалась на все­общее воскресение из мертвых при конце мира. Но Господь ска­зал ей: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему? «Марфа ответила Ему: «Так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир».

Сказав это, она пошла и позвала Марию. Мария поспешно встала и пошла к Нему. Иудеи, которые были в доме и утешали сестер, видя, что Мария поспешно встала и вышла, пошли за нею, полагая, что она пошла ко гробу — плакать там. Мария же, придя туда, где был Иисус Христос, пала к ногам Его и сказала Ему: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой».

Когда Иисус Христос увидел плачущую Марию и пришедших с нею иудеев, тоже плачущих,  то прослезился. Некоторые их иудеев, увидев это, про­изнесли: «Посмотрите, как Он любил Лазаря». Господь говорит: «Отнимите камень». И отняли камень от пещеры, где лежал умерший.

Иисус Христос воззвал громким го­лосом: «Лазарь! иди вон». И вышел умерший, обви­тый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лицо его обвязано было платком. Господь говорит им: «Развяжите его, пусть идет». Тогда многие из иудеев, видевших, что сотворил Иисус Христос, уверовали в Него.

Пособие по катехизации для детей
среднего школьного возраста. 2002

О БОГЕ

«Бога не видел никто никогда»,- сказано в Евангелии от Иоанна Богослова. Однако вера в Бога, Творца мира существует у многих народов. Ещё древнегреческий историк Плутарх, который посетил многие страны, писал: «Обойдите вы всю землю, вы увидите много различий: вы увидите селения, где нет никаких законов, увидите людей, которые не знают, что такое деньги, встретите города без укреплений, целые племена не имеющих жилищ, но нигде вы не найдёте народа, среди которых не строились бы алтари и жертвенники, где не сжигались бы жертвы и не возносились молитвы к небу».

     На чём основана эта всеобщая вера в Бога? Прежде всего на непосредственном чутье, на прирожденном религиозном чувстве.

    Каждый человек знает по себе, что чужой пристальный взгляд, устремлённый на нас, чувствуется нами, как бы заставляя взором и нас ответить тем же.

    Бывают случаи и ещё большей чувствительности, и отзывчивости на стороннее присутствие. Люди, случайно попавшие в тёмное помещение, под влиянием страха или какого-нибудь иного впечатления, безошибочно угадывают, о присутствии рядом ними кто-то, несмотря на полную тишину и темноту. Так и всё человечество на земле…

     Мы видим только окружающий нас зримый мир, но сердцем чувствуем, что есть Некто-то, Кто выше мира и что есть не только одни мы разумные люди на земле, а есть ещё устремлённый на нас пристальный взгляд невидимого разумного Существа. Читать далее «О БОГЕ»

Вырицкий, русская интеллигенция и «бес разъединения»

 

 

 

Валентин Семёнов, доктор психологических наук, профессор, заслуженный деятель науки России, председатель «Собора православной интеллигенции СПб»

 

 

На ХII Форуме православной общественности Санкт-Петербурга прошел круглый стол «Преподобный Серафим Вырицкий и русская интеллигенция» …

                 Вырицкий, русская интеллигенция и «бес разъединения»

6 апреля на ХII Форуме православной общественности Санкт-Петербурга в ДК им. Газа состоялся круглый стол «Преподобный Серафим Вырицкий и русская интеллигенция», организованный «Собором православной интеллигенции СПб». Ведущий дискуссии председатель СПИНа профессор В.Е. Семёнов, открывая её, сказал, что цель встречи в том, чтобы обсудить проблемы русской интеллигенции, в контексте её отношений с православием и его представителями, прежде всего Св. Серафимом Вырицким. Затем ведущий представил первого основного докладчика, широко известного писателя-агиографа и публициста, автора многих книг, посвященных Св. Серафиму Вырицкому, Валерия Филимонова.

Валерий Павлович рассказал о своей работе над книгами, посвященными преподобному, знакомстве с его внучкой и другими родственниками и современниками, о беседах с ними, о работе в архивах. Его книга «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа» переиздавалась 15 раз. Теперь он работает и над фильмами об этом святом подвижнике. В связи с темой нашего круглого стола, особенно интересными были данные о личности и близком окружении св. Серафима.

Читать далее «Вырицкий, русская интеллигенция и «бес разъединения»»

ДУХОВЕНСТВО В ВОЙНАХ ОТЕЧЕСТВА

   Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский принял участие в церемонии открытия выставки «Духовенство в войнах Отечества» …

 

 

Выставка «Духовенство в войнах Отечества», посвященная подвигу и повседневному служению военных священников в XX веке, открылась 8 апреля в Музее истории Санкт-Петербургской епархии,  сообщает сайт Санкт-Петербургской митрополии. Она посвящена 105-летию начала Первой и 80-летию начала Второй мировых войн.

В церемонии открытия принял участие митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий.

«Не было, наверное, ни одного столетия, в котором наше Отечество не вело войн, — сказал владыка в приветственном слове. — Но мы лучше разбираемся в истории тех войн, которые были недавно, в ХХ веке: Первой и Второй мировых, в которых принимало участие и наше духовенство. Во время Первой мировой войны духовенство несло служение на фронтах, а во время Великой Отечественной войны и духовенство, и прихожане помогали в тылу нашим войскам, собирая средства. Были собраны деньги на танковую колонну, на авиационную эскадрилью. Все храмы жертвовали, собирали вещи для солдат. Мы должны помнить о подвиге священнослужителей. Защита Отечества касалась всех граждан страны. Мы благодарны духовенству, которое жило в то время и принимало участие в защите Отечества. На выставке собраны реликвии из частных коллекций, многие коллекционеры безвозмездно их передали, чтобы мы вспоминали о тех, кто совершал подвиг».

Состоялось вручение митрополичьих грамот скульпторам Алексею Архипову, Татьяне Некрасовой и Еве (Эвелине) Соловьевой, безвозмездно передавшим епархиальному музею свои работы.

На открытии присутствовали секретарь епархиального управления протоиерей Сергий Куксевич, епархиальный древлехранитель Иван Раевский, его заместитель Ольга Ходаковская, председатель Евразийской молодежной ассамблеи Иван Есипов, председатель Санкт-Петербургского военно-исторического общества Алексей Аранович.

Иван Есипов провел для владыки, сотрудников и гостей музея экскурсию. В экспозиции представлены походные иконы, облачение военного духовенства, предметы церковного назначения и повседневного обихода, оружие, военные награды, медицинское оборудование, газеты и журналы 1914-1918 и 1941-1945 годов. Особую ценность имеют экспонаты, относящиеся к Первой мировой войне: потир, походный складной иконостас, иерейский крест и подлинное облачение того времени.

Иван Сергеевич Раевский познакомил владыку с разделом постоянной экспозиции, посвященным Великой Отечественной войне и блокаде.

«Основная идея — показать, что во время войны Церковь всегда была с народом и государством, — сказал Иван Есипов в беседе с журналистами. — Это крест, который священнослужители несут без меча. Они не принимают участия в боевых действиях, но находятся на передовой, вселяют в воинов веру в победу, дают им духовную поддержку. Восстановление института военного духовенства способствует восстановлению духовной силы нашей Родины».

Он рассказал, что на выставке представлено около семидесяти экспонатов. В основном это предметы из частных коллекций, часть — из музейной экспозиции. Вещи пришли разными путями: например, некоторые из них — иерейский крест, потир — были принесены в пункты приема цветных металлов. Есть предметы, найденные при разборе старых домов. Дореволюционная медаль «За усердие» — семейная реликвия клирика храма Смоленской иконы Божией Матери протоиерея Игоря Есипова. Как-то, еще в советское время, задолго до прославления царской семьи, отец Игорь решил дома отслужить литию по царской семье. Вечером он пошел освящать квартиру, хозяйка которой, пожилая женщина, вручила ему эту медаль с профилем Императора Николая II, причем оказалось, что это был день расстрела царской семьи — отец Игорь об этом не знал.

К началу Первой мировой войны в военно-духовное ведомство входило 730 священников и 150 диаконов. Это число увеличилось за счет мобилизации уже в годы войны. Число русских священников, прошедших через армию, превышало 5 000 человек. Во время Великой Отечественной войны института военного духовенства не существовало, однако Русская Православная Церковь, несмотря на гонения, не осталась в стороне от борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Патриарший местоблюститель митрополит Московский Сергий (Страгородский) в первый день войны открыто обратился ко всем православным христианам с призывом встать на защиту Родины. Действовавшие приходы собирали средства на оборону и нужды фронта. При участии Церкви были укомплектованы танковая колонна «Дмитрий Донской» и авиационная эскадрилья «Александр Невский».

 

В блокадном Ленинграде возобновилось массовое молитвенное обращение людей к Богу. Из десяти церквей, действовавших в осажденном городе, девять сохранились до наших дней. Всю войну в осажденном городе провел митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), будущий Патриарх. В 1943 году, впервые за все годы советской власти, двенадцати священнослужителям были вручены правительственные награды — медали «За оборону Ленинграда».

 

Режим работы музея: пн-пт с 10:00 до 16:00. Запись для посещения — по телефону 274-86-83. Выставка продлится до конца мая.

Сайт музея — http://eparhiyamuseum.ru/

 

 

 

МОНАХИ АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОЙ ЛАВРЫ

«Кладбищенский убогий сад
И зеленеющие кочки,
Над памятниками дрожат,
Потрескивают огонечки.
Над зарослями из дерев,
Проплакавши колоколами,
Храм яснится, оцепенев
В ночь вырезанными крестами»

А. Белый.

Посетитель Никольского кладбища Александро-Невской лавры, испытавший при виде мерцающих лампад у могильных крестов сложные и чаще всего глубоко личные чувства, очень удивился бы, если бы кто-то стал рассказывать ему о героизме, христианском мужестве, стойкости и духовном воительстве лежащих под этими крестами.

Монахи лавры в конце 19-го, в начале 20-го века, совмещавшие множество разных служений, редко у светской публики вызывали чувства, которые они действительно заслужили. Заслужили своей молитвенной, прикровенной от главной торговой магистрали Петербурга, Невского проспекта, стойкостью в окружении бушующего мира, своим попечением о страждущих, обремененных, нагих и больных (сестричества, общины, богадельни и приюты), хранением святынь, строительством новых храмов и монастырей. С первых дней революции, когда постепенно социальная, нравственная составляющая православной церкви государством подавлялась и запрещалась, и все яснее становился всем глубокий духовный, монастырский, веками накопленный молитвенный дух, который было не под силу богоборческой власти запретить, опорочить.

Читать далее «МОНАХИ АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОЙ ЛАВРЫ»