Новый год в монастыре

Близился Новый год! Коллеги бурно обсуждали праздничный стол, корпоративы, католическое Рождество, которое они почему-то тоже собирались отмечать. Верующих в коллективе не было. Слушая коллег, я смотрела в окно. Как красиво было на улице! Деревья, покрытые снегом; крупные снежинки, часто подавшие на землю и застилавшие её мягким пушистым белым ковром, — погружали душу в спокойное и умиротворенное состояние. Зимняя красота словно завораживала! В памяти всплывали слова одного из самых красивых акафистов «Слава Богу за всё»: «Я созерцал зимой, как в лунном безмолвье вся земля тихо молилась Тебе, облеченная в белую ризу, сияя алмазами снега…» Как же не вписывались в мой душевный мир шумные новогодние компании!

Я попросила отпуск за неделю до Нового года. Начальник без разговоров подписал моё заявление, ведь серьёзной работой на праздничной неделе заниматься никто уже не собирался. Отпуск я решила провести в монастыре. В прошлые годы я неоднократно паломничала по разным святым местам, но всё это было летом. У меня были послушания в храмах и на огородах. Перебирая в уме свои летние поездки, я задумалась о том, в какую же из обителей податься сейчас. Ехать в деревню мне не хотелось. Всё-таки привыкли мы, городские жители, к теплым батареям, горячему водоснабжению и прочим удобствам цивилизации! К тому же надо быть практичной, а из зимней одежды у меня только коротенькие ботиночки да осеннее пальто. Нет, окунуться в сугробы я не готова! Мой выбор пал на ближайший в городе женский монастырь. Получив благословение на паломничество у своего духовника, я стала собирать вещи. В это время раздался телефонный звонок. Звонила Галина, с которой мы вместе летом чистили картошку, находясь на послушании в монастыре. Речь зашла о приближающихся новогодних праздниках. У Галины сын последний год учился в духовной семинарии Троице-Сергиевой лавры. Он выразил желание остаться на новогодние каникулы у преподобного Сергия. Вот Галина и обзванивала своих знакомых, чтобы подыскать себе компанию для встречи Нового года. Услышав о моих сборах в обитель, Галина решила ехать со мной. «За сына помолюсь, чтоб выпускные экзамены хорошо сдал», — сказала она. Так мы приехали вместе с Галей. В монастыре мы попросили, чтобы нас заселили вместе. Нам отвели келью с тремя кроватями, одна из которых была двухъярусной, на втором этаже четырёхъэтажного монастырского корпуса. Паломников было мало. В келье никто не проживал, и нам предложили выбрать любые места. Галина сразу же залезла на второй ярус кровати. «Высоко сижу, далеко гляжу»,- весело пропела женщина. Я расположилась под ней. Вскоре после заселения, нам распределили послушания. Меня благословили в храм, чему я была ужасно рада, а подругу отправили в трапезную.

Через пару дней в монастырь приехала ещё одна паломница, которую заселили в нашу келью. Это была женщина чуть постарше нас. Елена, так звали прибывшую, приехала из Воронежа. Она хотела провести праздники среди верующих людей и открыть для себя этот монастырь с его святынями. Её, как и Галину, распределили помогать на кухню.

День в монастыре начинался с молитвы. Сестры каждое утро ходили на полунощницу.  Мы же, паломники, могли посещать 4эту службу по желанию. За полунощницей служилась литургия. За ней шёл завтрак и послушания. Трудились мы до вечерней службы с перерывом на обед. После службы паломники отправлялись в трапезную на ужин и затем, как правило, отдыхали.

В нашей келье царила дружная доброжелательная атмосфера. Вечерами мы обсуждали другие монастыри, делились впечатлениями о своих паломнических поездках, обсуждали прочитанные духовные книги… Всё шло гладко и спокойно, поэтому я очень удивилась, застав однажды вечером своих соседок не в меру возбуждёнными и словоохотливыми.

В этот день я вернулась в келью позже обычного – меня попросили помочь в храме после вечерней трапезы. Мои соседки были уже «дома». «К нам едет террористка!»,- с порога ошарашили меня женщины. Предчувствуя весёлый разговор, я стала спокойно переодеваться. «Она мусульманка!», — не унимались дамы, видя мой беззаботный вид. «Ну зачем делать из мухи слона?», – попыталась утешить подруг я. Закутавшись в мягкий махровый халатик, я удобно расположилась на кровати, ожидая услышать рассказ об интересном событии, повергшем собеседниц в столь возбуждённое состояние.

Ничего из ряда вон выходящего, как я и предполагала, не произошло! Днём благочинная привела в трапезную, где послушались мои подруги, женщину лет тридцати, по мнению Галины. Благочинная представила девушку как паломницу из Дагестана, попросила повара накормить её, сказала, что наша новая соседка оставила часть вещей на вокзале, что она сейчас поедет за ними и потом заселится в нашу келью, где уже стоят её чемоданы. После ухода новой паломницы из трапезной, обе женщины сразу же бросились наверх, где стояли «огромные (на самом деле обычных размеров) чемоданы со взрывчаткой». Подначаливая друг друга, женщины набросились на дежурившего на первом этаже охранника с требованием вскрыть вещи паломницы. Заявление охранника о том, что у него нет таких полномочий, не удовлетворило моих соседок. Вызвали благочинную, которая как могла успокоила моих собеседниц, и они вернулись к послушанием, но при этом остались при своём мнении. «Мы бдительность проявляем! – перебивая друг друга, втолковывали мне паломницы, — а нас никто слушать не желает!». Мне не хотелось поддерживать всего этого бреда и, сославшись на усталость, я побрела принимать вечерний душ.

Вернувшись из храма следующим вечером, я увидела нашу новую соседку – Анну. Это была юная леди, которой я не дала бы более 20 лет. Девушка среднего роста имела склонную к полноте фигуру, кари глаза и длинные тёмные волосы. Лицо её было сильно загорелым, но не настолько смуглым, чтобы вызывать какие-то негативные ассоциации с лицами «кавказской национальности». Это была не красавица, и не уродка, а обычная чеченская девчонка.

С заселением Анны атмосфера в нашей келье поменялась кардинально. Дружеские вечерние беседы сменились тяжёлым гробовым молчанием, иногда прерываемым телефонными звонками Анны. Анна вообще часто говорила по телефону. Причём беседы велись исключительно на её родном языке и громким голосом. Помимо телефонных звонков Аня нарушала тишину монастыря восточной музыкой, звучащей на всю келью через наушники девушки. Всякий раз как только новая паломница выходила из комнаты,  Галя с Леной, не теряя времени, принимались за её обсуждение. Оно же мгновенно переходило в осуждение. Анна была распределена на послушание в трапезную, и мои соседки жаловались, что она работает спустя рукава; мешает всем своей музыкой и вообще не молится. Такое положение  тяготило меня. Я хотела найти общий язык с юной гостьей, но боялась из-за этого испортить отношения с враждебно настроенной к девушке Галиной. Так прошла пара вечеров. Наконец, не выдержав напряжение, на сближение с Анной пошла Елена. Выяснилось, что наша новая знакомая четыре месяца назад перешла в  православие и, поругавшись с роднёй, приехала в наш город. Здесь она надеялась встретить своего принца и создать семью. Стоит сказать, что 21-летняя дагестанка была весьма легкомысленна в отношении брака. «А где вы жить будете? А на что?», — задавала практичные вопросы Елена. «Подруга моя замуж вышла недавно. Он калым заплатил – три миллиона. Они квартиру купили сразу», — рассуждала наша невеста. «Так тебе лучше тогда за своего выйти, — дала совет Елена. – А то у нас приносишь парню приданое – три миллиона, а он ещё может и не женится!». «А ты в Бога веришь? Молитвы читаешь?», — продолжала допытываться Елена у Анны. «90 псалом», — произнесла та с ударением на первый слог. «Псало́м», — не выдержала молчавшая до сих пор Галина, но переубедить Аню ей так и не удалось. Аня читала исключительно пса́лом! Затем девушка заявила нам, что на послушании в трапезной ей тяжело, и я посоветовала ей обратиться к благочинной с просьбой определить её в храм. Так Анна появилась в церкви. Несмотря на моё хорошее к ней отношение и искреннее желание помочь, я не могла не отметить, что паломница чересчур ленива. Стоило старшей сестре только отвернуться, как Аня мгновенно терялась из виду.

После обеда в храме появлялась Наташа – женщина, которая почти ежедневно приходила, чтобы помочь почистить подсвечники в качестве волонтёра. Смекнув, что Наташа раньше была актрисой и имеет много знакомых среди «звёзд», Анна обратилась к ней с просьбой о работе. « Мне нужно, чтобы с проживанием в семье, с питанием. Чтобы платили хорошо, и чтобы делать ничего не надо было», — не стесняясь, заявила юная леди. Так мы поняли, что перед нами ни православная, ни мусульманка, а просто искательница приключений и лёгких денег.

Не желание Анны работать не укрылось от сестёр, которые постоянно крутились в храме. 31 декабря за обеденной трапезой радостная Галина подбежала ко мне и прошептала, что Анну попросили сегодня же оставить монастырь. «Я акафист Киприану и Иустинии читала. У них просила, чтоб выгнали её побыстрее», — сказала она. – А её и 90  пса́лом не помог!». Елена посмотрела на меня довольным взглядом, но от комментариев воздержалась. «Так нельзя! – резко произнесла я. – Куда она с чемоданами в новогоднюю ночь пойдёт?!». Я обратилась с этим вопросом к сестрам. Не могу сказать повлияло ли моё мнение на судьбу Анны или же, что скорее всего, игуменья сама дала девушке время на сборы, но монастырь Аня покинула 2 января, а Новый год мы встретили вместе на новогоднем молебне в полночь. До своего отъезда Анна почти ни с кем не разговаривала. Но расстроенной она не была. Наверное, как-то решила вопрос с жильём в нашем городе или же собралась ехать к кому-то. Собралась девушка довольно быстро и, прощаясь, попросила молиться за неё.

Вслед за Анной вскоре уехала и Елена. В монастыре ей понравилось. Она встретила Новый год по-православному, как и намеревалась и сказала, что следующее её паломничество будет в один из рекомендованных Галиной монастырей.

Последними уехали мы с Галиной. Новый год сложился для нас обеих удачно. Сын Галины прекрасно сдал экзамены и закончил учёбу. Я поменяла работу. Теперь тружусь в храме в свечной лавке. Несмотря на мизерную зарплату, я очень довольна! Наконец-то я работаю в православном коллективе среди единомышленников! У меня появилось много друзей. Об Анне – дагестанке мне ничего не известно. Как ни странно, я действительно молюсь за неё, как она просила и надеюсь, что у неё всё сложилось благополучно. Ведь каждая из нас вымолила то, зачем приехала, поэтому, как говорится в моём любимом акафисте «Слава Богу за всё!».

Светлана Медведева

Волшебные дни и самодельные чудеса нашего детства

Скоро, совсем скоро настанут волшебные дни!

Мама таинственно улыбается, доставая из сумки яркую папочку. Ой, что это?  Сестренка выхватывает из нее картонку с маской прекрасной Царевны — Лебедь, в волшебной короне.

Чур, моя!

Я не спорю. Что мне эта Царевна? Скоро  выходные, и я уже заручилась обещанием от родителей о помощи!  Я собираюсь сделать себе корону сама — почти  как настоящую, «золотую и брильянтовую». Вот и сверкающую  фольгу  папа принес, мама подарила блестящие бусинки и  нашла мягкую проволоку. Мама и папа всегда поддерживали  нас в желании сделать что-либо своими руками, и сами, выкроив свободный вечерний час, с удовольствием вырезали и  клеили  различные елочные украшения. С каким теплом я вспоминаю эти мгновения моего детства! И сейчас я понимаю, почему мама так любила вспоминать вечерние посиделки в своей семье, когда они с братом мастерили игрушки на елку, из ореховой скорлупы или  из папиросной бумаги!

Ах, Новый Год…   Каким радостным был этот праздник в детстве!  Помню, только лишь он прошел  – и снова начинаешь ждать, ну, когда же опять настанет 31-ое декабря?  Какое  непередаваемое словами ощущение волшебства! Где бы ты ни был в эти дни, всюду тебя захватывает радостная суета, как в предвкушение  сказки,  и, конечно, «новогодний»  запах мандаринов, а на улице можно запросто встретить «всамделишного»  Деда Мороза с внучкой  Снегурочкой! И  даже  обыкновенный  снег блестит  как-то по-особенному,  как будто сугроб  из искусственной ваты,  наметенный» под  новогодней елкой у нас дома!

Этот «сугроб» был первым и наиглавнейшим аксессуаром новогоднего елочного «наряда». Белый,  как будто  блистающий  множеством  огоньков, он укутывал, закрывал своим великолепием невзрачную крестовину, в которой устанавливали  елку. А на этот «снег»  мы уже водружали главных персонажей праздника – пластмассовых  Деда Мороза и Снегурочку! После этого начиналось самое любимое – с антресолей родители доставали мешок с новогодними игрушками, который лежал там без внимания целый год!  Мы, дети, уже начисто забывшие, что в нем,  радостно визжали, выудив   яркого попугая на прищепке, или, осторожно  развернув газетную бумагу, с восторгом смотрели на хрупкий, переливающийся разными цветами, шарик! А потом, освободив от бумаги все игрушки, осторожно протягивали суровую нитку в  ушко и завязывали ее крепким узлом. После этого оставалось только развесить наши «сокровища»  на елке, и любоваться, пытаясь потихоньку стереть позолоту с пальцев о елочные иголки — пусть и они аблестят…

Покупных  игрушек у нас всегда было достаточно, по крайней мере, так мне казалось. Может, это потому, что елка у нас была «невеликих» размеров, на которую  как раз хватало нашего «богатства»?   Но мы с сестрой никогда не отказывали себе в удовольствии украсить новогоднее дерево тем, что мастерили сами! Например, самодельные  бумажные  фонарики  — мы их делали разных размеров,  и смело использовали все виды бумаги,  которые имелись в нашем распоряжении! Блестящие – из фольги или обертки от чая, белоснежные или разноцветные – из цветной бумаги, а можно было еще нарисовать на них любой узор – вот тут мы давали волю фантазии!  В школе мы тоже делали к Новому году игрушки, например, из яичной скорлупы.
Содержимое яйца выдували через дырочку, а потом овальную скорлупку превращали  в зайку, или в цыпленка, или в улыбающегося человечка – для этого нужно было просто приклеить на скорлупу вырезанные из бумаги ушки, глазки, хвостик, подходящие к задуманному зверю! рикрепить ниточку — и повесить на елку свой «шедевр»!

А уж гирлянд — кольцо в кольцо – мы делали столько, что хватало не на одну елку, а еще и на украшение подъезда, чем мы с радостью занимались вместе с соседскими ребятами!  Бегая из квартиры в квартиру,  устраивали что-то вроде состязания – кто вырежет снежинку красивее и наиболее причудливой формы, чтобы и узоров много получилось, и чтоб не порвалась от неправильного надреза! Да, вырезать замысловатый узор в нужном месте – это была целая наука!  ак жаль, что сейчас она нами подзабыта…

Когда же на школьном кружке рукоделия  нас научили делать игрушки из папье-маше, то сразу же закончилась макулатура, приготовленная нашими родителями к сдаче – все старые газеты мы употребили в дело, и вечерами, собираясь с друзьями, мастерили новогодние украшения! И ничего, что у мальчишек в итоге вышли «суровые» игрушки – танки, самолеты да оружие! Ведь потом, когда они высохли,  мы, девочки , настояли на том, чтобы  их покрыли клеем и засыпали разноцветным конфетти! Наши друзья  поспорили, но согласились, что новогодние игрушки должны быть нарядными – и вскоре утащили свои поделки по домам, хвастаться перед родителями! А мы, девчонки, делали разных зверюшек и человечков, и тоже старались азукрасить их так, чтоб видели издалека!

Годы идут. Мы, дети 70-х годов, давно выросли,  и  у некоторых из нас уже родились внуки!  Но Новый Год, который теперь наступает  так быстро, что не успеваешь оглянуться на прошедший, а уже встречаешь наступивший – все равно остается одним из самых любимых праздников!  А  маленькие племянники, приходя в гости, с удовольствием   мастерят гирлянды и фонарики!  Теперь все можно узнать с помощью  Интернета, и  шустрые детки легко  находят разные варианты самоделок,  спорят о том, какую игрушку лучше сделать, чем ее украсить, а потом,  найдя компромисс,  увлеченно что-то вырезают,  склеивают, раскрашивают. Я смотрю на них, и  снова возвращаюсь в атмосферу Нового Года, когда и снег блестел по-особенному, и сказка была рядом,  а чудеса ты легко мог сотворить своими руками!

Марина Куфина

РОДОСЛОВИЕ

“И объявили они родословия свои (генеалогию), по родам их, по семействам их, по числу имён, от двадцати имён и выше, поголовно, как повелел Господь Моисею (Числ. 1, 17) .

Может ли современный человек объявлять свою генеалогию или своё родословие? Найдётся много людей называющихся христианами, но неспособных это сделать. Они не могут искренно и твёрдо заявить, что являются детьми Божьими. Если мы сыны Божии по вере в Иисуса Христа, то значит семя Авраамово и по обетованию наследники (Гал. 3,26).

Такова “генеалогия” христианина, и ему дано преимущество иметь возможность это родословие объявить. Он рождён свыше, получил новое бытие, рождение от воды и Духа, т.е. чрез Слово Божие и Духа Святого.

Христианин ведёт родословие непосредственно от Христа Воскресшего и Вознесшегося во Славу. Когда речь заходит о нашем человеческом природном родословии, надо указать на первоначальный источник и откровенно объявить его, признаться, что мы происходим от родоначальника, зараженного грехом.

Наш род – род падших грешников, наше наследие растрачено, кровь наша заражена язвой греха. Трудно вернуться нам в первобытное положение, непорочное состояние утрачено.

Человек может вести свой род от поколения дворян, князей, царей, но приходится честно сказать, что он от падшего, изгнанного из присутствия Божия родоначальника.

Читать далее «РОДОСЛОВИЕ»

ДО ВОСКРЕСЕНЬЯ

…На «рю Дарю» слишком хорошо поют. Слишком! Ах, знаю, чего вы от меня ждете: начну сейчас вспоминать де­ревенскую церквушку на родине, да как я туда к Светлой заутрени ходил, да как талой землей пахло, а народ, в это время, со свечечками… Но у меня никаких подобных воспо­минаний нет. В деревне я ранней весной не бывал, в церковь меня в детстве не водили, только в гимназии, в гимназическую; а там какая уж трогательность! Рос в городской, интеллигентно-обывательской семье и сам вышел интеллигентом-обывателем: всем интересовался — понемногу; в университете преимущественно политикой (в такой кружок попал), но тоже не до самозабвенья. Церковью и религиозными вопросами не интересовался никогда. На этот счет уж было установленное мнение, его мы и держались.

Кончил университет, надо было в военную школу идти, но тут как раз случилась революция, я и остался. И почему-то мы, т. е. я и некоторые из нашего кружка, очутились в левых эсерах. Главный был Гросман, а другие, особенно я, так, сбоку припека. После октября завертело, и вскоре я всех из виду потерял. Долго рассказывать, ну, словом, через год, или мень­ше, — я и сам не знал, кто я такой, не до левого уж эсерства, а просто чувствовал себя зайцем, которого травят и все равно затравят. Сидел подолгу и как-то, случайностью чистой, ока­зывался на улице. Но теперь знал: попаду в третий раз — кончено. А не попасть было нельзя: такое время наступило, что стали брать решительно всех и отовсюду, из домов, с улиц, с базара, из-под моста, из театра— значит, не скроешься.

Читать далее «ДО ВОСКРЕСЕНЬЯ»

Мои первые иконы

У меня дома много икон.

Уже много лет они приходят в нашу жизнь.

Многие из святых изображений я приобретала сама, какие-то подарены мне друзьями, немало было куплено по просьбам детей (в раннем детстве мои детки очень любили ходить в церковь).
Иконостаса, как такового, у меня нет. Иконы стоят по шкафам, висят на стенах. С некоторыми из них связаны дорогие моему сердцу воспоминания, есть особенно «намоленные»…

Но самые первые — два маленьких, оклеенных в целлофан, изображения: святителя Николая Чудотворца и Пресвятой Богородицы с Младенцем Христом…

Эти маленькие иконы — из расколотого брелочка для ключей. Они со мной с 18 лет. Этот брелочек подарен мне институтской подружкой Мариной, на тот момент тоже не воцерковленной, но крещеной, и имеющей хоть какое-то представление о вере и о церкви.

Читать далее «Мои первые иконы»

Заступница России и невест

4 ноября – день Казанской иконы Божией Матери, пользующейся любовью каждого православного человека. Этот, один из самых чтимых образов Богородицы, находится почти в каждом храме нашей обширной страны. Издревле святая икона считается заступницей и покровительницей русского народа. Ей приписывается множество чудес и удивительных спасений.

Все мы, верующие люди, знаем о чудесном обретении этой святыни в 1579 году в Казани десятилетней Матроной. Все знаем о помощи Казанской иконы Пресвятой Богородицы в борьбе России с поляками в Смутное время, когда заступничеством Пресвятой Девы удалось освободить страну от иноземных захватчиков. Многие слышали о помощи, оказанной Девой Марией через образ её иконы «Казанская», в страшную Великую Отечественную войну, когда Россия находилась на грани катастрофы, и спасло её только чудо,  а точнее Матерь Божия, которая явилась митрополиту Илии из Антиохийского Патриархата и открыла ему, что для спасения страны необходимо вынести чудотворную икону «Казанскую» из Владимирского  собора  и обнести её крестным ходом вокруг города.  А также отслужить молебны перед Казанской иконой Божией Матери в Москве и Сталинграде. Дева Мария поведала  молитвеннику, что Казанская икона должна идти с войсками до границ России. После выполнения этих требований помощь, дарованная русскому народу, не заставила себя ждать. Город Ленинград выстоял, выдержал блокаду; Москва была спасена, немцы в панике бежали хотя ничто не препятствовало их вторжению в пределы города со стороны Волокаламского шоссе. Киев – мать русских городов – был освобождён от фашистов в день празднования Казанской иконы Божией Матери. Калининград был взят русскими войсками посредством заступничества Девы Марии. Ведь именно после молебна, отслуженного перед иконой «Казанская», немцы увидели в небе Мадонну, после чего у них массово отказало оружие. Воистину Казанская икона Божией Матери является «заступницей усердной» земли русской как поётся в её тропаре!

Не забывая о спасительной помощи чудесной иконы, хочется напомнить о ещё одной помощи Богородицы, посылаемой через «Казанский» образ юным девицам, готовящимся стать жёнами. Ведь именно этой иконой на Руси издревле принято благословлять дочь перед свадьбой (отец жениха благословляет сына образом Спаса-Вседержителя). Благословением родители одобряют выбор своих чад, их союз, дают согласие на брак, желают детям счастливой и долгой семейной жизни, всех благ; дают мудрые наставления молодой семью. В наше время многие верующие девицы хотят восстановить эту традицию. Так, как же происходил обряд благословения дочери матерью на Руси?

Перед свадьбой родители отправлялись в паломничество по святым местам. Там они молились о благополучии будущей семейной жизни своих отпрысков и приобретали икону для благословения ребёнка. Икона для столь важной миссии должна была быть освящённой, из монастыря или храма, а не от знакомых и т.п. Сам обряд благословения проводился дома, без посторонних глаз. Благословение испрашивалось до того, как молодые отправлялись венчаться.

Казанская икона Божией Матери олицетворяет собой образ супруги и матери, охраняющей семейный очаг. Считается, что Богоматерь защитит супружескую пару от нищеты и дарует союзу процветание, а также наставит новобрачных на верную дорогу. Кроме того, для женщин Казанская икона Божией Матери имеет ещё одно очень важное значение: ей молятся о рождении детей и защите дома от злых духов. Принимая благословение, невеста принимает через икону многие милости, которые являет Приснодева Мария, и даёт обещание хранить семью.

Иконы, участвующие в благословении, передавались новобрачным и бережно хранились у них как семейная реликвия. Эти святыни привносили в их дом благодать и покой, оберегали молодое семейство.

И вновь, и в семейных делах Матерь Божия «Казанская» является «заступницей усердной», хранительницей и покровительницей всего нашего народа в целом и женщин в частности.

Светлана Медведева

Живее живых

— Но… с-сударь… Вы же умерли?! – громкий возглас банковского служащего заставил всех недоуменно посмотреть в сторону его окошка, попутно задумавшись над тем, что вообще значит жизнь, а что это странное слово – смерть.

— Да, разумеется. Мёртв в такой же мере в мире земном, в какой Вы живы. Но если теперь и здесь вы видите меня – это, конечно, не случайно. И к тому же, любезный мой, я даже не начал ещё разлагаться, не бойтесь! Этого и не будет.

Почтенный мёртвый стоял перед побледневшим кассиром, как самый настоящий живой человек, то есть, конечно, мертвец. Но всё было как подобает – жилет, пальто, шляпа, даже трость. Вот только чернота в глазах, будто зрачки залили всё, и страшная, страшнее даже чем у кассира, бледность кожи. То точно покойник. Но только живой.

— Итак, Вы отдадите мне деньги? Моя жена намедни приходила к вам получить сбережения моего счёта. Её же вы отправили ни с чем, ссылаясь на то, что деньги  – не её, а мои. А я же, как часто внезапно и необратимо это и бывает, должен был скончаться не так давно. Но вот пришёл теперь, дабы исправить несправедливое положение моей семьи.

Читать далее «Живее живых»

Откуда их радость

Самыми позитивными, неунывающими и жизнелюбивыми людьми, встреченными мною, были люди, когда — то с избытком хлебнувшие лиха…
Это отец моего израильского друга, польский еврей, человек, прошедший ад концлагеря. Высохший, маленького роста, хромой, он поражал меня своей энергией, по-детски радостным отношением жизни и к людям, и полным отсутствием уныния!
Это пожилая женщина, коренная Ленинградка, пережившая блокаду и потерявшая самых близких людей — я познакомилась с ней в Турции. Очень деликатная в общении, не по возрасту стройная и по-старомодному элегантная,  чрезвычайно внимательная к собеседнику, она излучала какое-то глубокое внутреннее спокойствие, казалось, ее ничто не могло вывести из себя…
Это мой дед, Мирон Андреевич, прошедший войну «от и до» — мне казалось, что у него совсем не было страха, я никогда не замечала, чтобы он обиделся или кого-то осудил. Всеобщий любимец, душа любой компании, он нес вокруг себя радость и свет. «Я свое отбоялся» — как-то обронил он…
Это мой любимый тренер, Юрий Иванович – ребенком потерявший родителей, выросший в послевоенном детдоме, несколько раз чудом выживший в авариях, много лет страдающий бессонницей, он начисто опровергал собою поговорку «в здоровом теле — здоровый дух». Дух исключительной силы помещался во много раз оперированном, страдающем от различных болей, далеко не совершенном теле…
Вот люди, оптимизму и человеколюбию которых, зная обстоятельства их жизни, я не перестаю удивляться!
И мне всегда хотелось понять, почему они так открыты для радости, несмотря на то, что неимоверно много тяжелого было в их биографии? Может быть, потому, что в опасностях и страданиях они научились ценить сам факт того, что они пока еще живут на белом свете, воспринимая свои дни не как скучную обыденность, а как чудесный Дар от Бога…
Марина Куфина

ЭММАНУИЛ

Действительно,  с нами Бог! Следствием разрушений, которые человек натворил и продолжает совершать, должно было бы стать наше исчезновение, прекращение бытия. Однако, Господь с нами, бережёт нас и восстанавливает к жизни.

Не нужно ничего доказывать, стоит внимательно присмотреться и убедиться, что Бог с нами. Человек небольшое существо в сравнении с громадами звёзд, морей, океанов, гор. И это малое творение рушит всё на своём пути, живя беспорядочно. Дисгармония, наблюдаемая в природе, происходит по вине человека, который, стремясь к цивилизации, попирает законы морали и физики.

Меняется окружающая среда, исчезают виды растений и животных, падает духовный облик самого человека. Всё происходящее не сулит благополучного будущего. В 1912 году вождь мирового пролетариата писал Горькому, что миллионы убийств, болезней, эпидемий менее опасны, чем малейшая мысль о Боге, что Бог – личный враг коммунистического общества, а все религии и церкви в понимании марксистов являются органами буржуазных реакционеров и служат защите эксплуатации и усыпления рабочего класса.

Много прошло времени со дня революции, но Церковь в России процветает, хотя реакционеры и эксплуататоры отсутствуют. Это потому, что с нами Бог, Всесильный и Всемогущий. Он долготерпит человеческие инициативы, хотя люди своими действиями пытаются ниспровергнуть Творца, становясь «творцами».

Читать далее «ЭММАНУИЛ»

Стыдно быть жертвой? Или обидчиком?

Сегодня у меня была интересная встреча.

Шла на работу утром, под зонтиком – лил дождик.

Слышу:

– Здравствуйте!

Рядом со мной шагает незнакомый мне мальчик лет 10.

-Здравствуй! – ответила я.

Он продолжает:

– А Вы к метро идете? Можно с Вами? А то у меня зонтик сломался!

И доверчиво так улыбается.

-Ну, конечно. – я немного удивилась такому доверию и открытости,– Давай, дойдем вместе!

И предложила сократить путь, как я всегда и хожу.

-Пойдем вон там, поднимемся по лестнице.

А сама подумала, хорошо, что это – я, а если бы ребенок так обратился к недоброму человеку?…

В общем, пошли мы с ним под зонтиком, пришлось приноравливаться к его шагу.

И он мне стал рассказывать о себе – или я такое доверие у него вызвала, или уж очень хотелось ему поговорить с кем-нибудь.

Читать далее «Стыдно быть жертвой? Или обидчиком?»

Почти год пою в храме с огромными, почти во всю стену окнами. За ними — деревья, и я часто на них смотрю. На кленах уже нет листьев, но хрупкая березка еще пытается быть по-осеннему красивой. Она явно протянет недолго и тоже скоро сделает вид, что умерла. Но я не верю этим притворяшкам! 🙂 Я хорошо помню, как прошлой весной аккурат на Пасху эти безжизненные некрасивые ветки взорвались жизнерадостной зеленью , напрочь забыв о своей «смерти». Да и в смерть я тоже не верю…

ноябрь 2016 года

В субботу я неожиданно оказалась в детском хосписе — знакомые попросили помочь с выставкой о войне, и я согласилась. Немного посомневалась — вдруг станет жалко детей и эта жалость окажется неуместной, но потом решила, что смогу — в общем и целом я к чужим страданиям привычна, в интернате всякое видела.

Действительность оказалась гораздо приятнее моих ожиданий — красивый загородный дом, не располагающий ни к слезам, ни к соплям походил больше на замок, чем на лечебное учреждение. Рыцарь в латах вообще восхитил меня — я их только в Эрмитаже видела 🙂

Дети были рады нашему приезду — как все дети, они рвались ко всему, что можно потрогать и во что поиграть. Я общалась с ними как со здоровыми — последние сомнения насчет себя испарились — при живом общении я автоматически настраиваюсь на потребности ребенка, а ни ребенку, ни больному сопли-слезы не нужны. Поскольку детей было мало, то после традиционных речей и выставок я решила просто поговорить с ними. Ниточка в прошлое протягивается при личном общении с представителями этого прошлого… Девочки рады были рассказать о себе, о своей семье, а под конец подарили мне мешок фруктов 🙂

Вообще выставки я люблю больше, чем реконструкции. Они все получаются разные, и нельзя предугадать, где как будет. Где-то царит такая атмосфера братания, которая невольно захватывает меня саму и почти уносит в май 45-го. Такой парадокс — я принимаю участие в ее создании, но она же потом меня подпитывает.

Сегодня было две выставки. Одна может смело называться «унесенные ветром» — мои экспонаты не раз уносило порывом, а потом я и вовсе спряталась в палатку от него. Оружие ребят пользуется популярностью. Под конец я испугалась, что умру с голода, и отправилась за кашей, вооружившись объемным солдатским котелком, врученным прапором. Каша оказалась реально вкусной, и через минуту мы с немцем Даней наворачивали её, смеясь над этой картинкой — пухлый немчик с русской санитаркой дружно уплетают кашу из общего котелка:) Другим тоже досталось, если кто хочет знать 🙂

Выставка в доме молодежи — совсем другая. Меня буквально атаковали дети с вопросами «а что это?» — у меня хватало диковинных для них экспонатов — и огромным желанием побыть в роли врача и набрать воды в шприц.
В общем, «обмен положительными энергиями» — так наверное можно охарактеризовать это 🙂
Над фотографией похихикали — мы там как манекены стоим 🙂

В воскресенье — выставка в храме. Тут я одна, без ребят и оружия. Ситуация сама по себе забавна — стоит регент в военной форме сороковых годов, проводит службу… Спели стихиру всем русским святым. «Жизнь свою за други своя» никто не отменял, и я уверена, что святых на Руси гораздо больше, чем в святцах — кто считал безвестных солдатиков, отдавших жизнь за других?

Вспомнилось что-то… Года полтора назад нас, военных реконструкторов, 8 мая попросили быть «заставкой» перед праздничным концертом в БКЗ. Задач на тот день хватало, погода была дождливая, и все, имеющие форму, активно перемещались по городу по местам празднования Дня Победы. На концерт мы примчались уже изрядно потрепанные и промокшие.
Нам довольно кратко объяснили, что от нас требуется — разбиться на пары-тройки и изобразить сценки из фронтовой жизни. Минуту мы о чем-то бурлили, потом торжественно зазвучала мелодия «Вставай, страна огромная!» и вдруг у меня сильно закружилась голова. Товарищи меня поддержали, и тут я с ужасом поняла, что это не голова кружится, а пол под нами едет, вывозя на сцену, до которой оставались считанные метры. Мы судорожно стали пятиться, отделяя группы друг от друга, и к моменту появления перед зрителями представляли из себя живые памятники, застывшие в разных позах. Я бинтовала Даню, которого при этом поддерживал переодетый «нашим» «немец» Фридрих-Федя, и краем глаза заметила, что весь огромный БКЗ встал перед нами — живым символом тех ребят, что воевали тогда.. Торжественная музыка всех уносила прочь из XXI века туда, в 41-й год… Мне очень хотелось посмотреть в зал и я украткой повернула голову. Тут же бросились в глаза слезы стариков из первого ряда, их ордена и медали, и я поняла, что тоже сейчас заплачу, глядя на них, и отвела взгляд.
Жалко, нет фотографий с этого момента — нам было не до съемок… Единственная фотография того дня — с Николаем Расторгуевым 🙂 Хороший дядька, кстати, оказался 🙂

Лидия Шубина

Кусок хлеба

Бабушку звали Тамара.
Она сидела у церкви, на паперти среди нищих, и просила милостыню. Приходила, как на работу, каждый день к восьми утра. Она была немного вредной, любила поскандалить с «коллегами», и отстояв свою точку зрения, взять верх над всеми!

Она была вредной…
Но сейчас я хочу рассказать о ее светлой, чистой стороне душе. Когда поток людей, идущих в церковь иссякал, Тамара надевала темно-синий халат, (такой, в котором уборщицы обычно моют полы) строительные перчатки, брала ведро, длинную палку с набитым на одном конце гвоздем и шла по мусорным контейнерам. Склонившись в контейнер, Тамара палкой ворошила пакеты и вытаскивала из них… куски хлеба. Каждый контейнер она «пробивала» (как говорили бродяги) до самого дна. Куски хлеба Тамара складывала в ведро. Когда ведро наполнялось «с горочкой», Тамара возвращалась на паперть. Там она из пятилитровой баклажки выливала в ведро воду, а когда хлеб размокал, разминала его руками. И после шла кормить голубей.

Голубинная «трапезная» была недалеко от мусорных контейнеров, в определенном месте. Только Тамара подходила к этому пятачку, как стая голубей с шумом слеталась к ней с крыш и проводов! Голуби ворковали, суетились возле Тамары. И совсем без страха садились ей на голову, на плечи! И пока Тамара разбрасывала размокший хлеб, голуби взлетали и садились ей даже на руки. Скармливала Тамара голубям в день по два ведра! Потом возвращалась на паперть и продолжала «работать».

Я случайно подслушала разговор Тамары с «коллегой». Вот что она рассказывала:
– Во время войны мне было пять или шесть лет. Нас, детей, собрали, посадили в машину и повезли. Привезли и поселили в какую-то постройку в виде большого сарая. Там стояло много коек. Нам постоянно хотелось есть, мы были страшно голодные! Над моей койкой была заделана дыра в потолке — куском фанеры, на котором был нарисован портрет Зои Космодемьянской. Я не могла уснуть, смотрела на портрет и плакала, и молилась:

– Зоя! Ты терпела и я терплю, тебя мучали и я мучаюсь, помоги мне! Помолись Богу, чтобы он дал мне кусок хлеба, я хочу кушать!

Когда Тамара умерла, в день ее похорон на паперти — перед входом в церковь – в восемь утра сидела стая голубей.

Вся площадь перед входом в церковь была усыпана голубями!

Светлана Македонская

Наука быть человеком

С мышкой Дусей я познакомилась в библиотеке научного центра, где проходила моя аспирантура. Мы столкнулись с ней между книжными стеллажами и какое-то время в ужасе смотрели друг на друга. В отличие от неё я точно знала, из какой я лаборатории. В отличие от меня она точно знала, как жить дальше. Вскоре мы с ней подружились. Выросшая в лабораторных условиях, она плохо представляла себе, как необразованные грызуны обходятся с печатными изданиями, и всякий раз ждала, как ей казалось, положенного рациона.

О том, что Кто-то свыше руководит всем на Земле, я стала догадываться довольно рано. Хитросплетения человеческих отношений и удивительная красота природы не могли возникнуть сами собой. Эта мысль не давала мне покоя особенно тогда, когда в играх сверстников во дворе мне не находилось места.  И было от чего…

Читать далее «Наука быть человеком»

«Кошкин дом»

– Баба, смотри, что я нашел! – к Ирине Николаевне подбежал раскрасневшийся внучок Степа. Глаза его горели, он запыхался – еще бы, такое приключение! Дедушка попросил его помощи, чтобы разобрать полуподвальное помещение в их дачном домике, то таинственное место, куда Степку тянуло с неудержимой силой, но вход в эту «пыль и хлам» доселе был ему был строго воспрещен. А сейчас он копался в большой коробке с игрушками, появившейся на свет из недр подвала. Дедушка попросил выбросить сломанные, а крепкие  оставить для игры. Какие же сокровища были там! У Степки разбегались глаза. В пять лет немного нужно, чтобы удивиться и обрадоваться…

– Ух ты! Солдатики! Большие, и маленькие! – Степе не терпелось разделить свою радость с другими, и он носился от подвала к кухне, где хлопотала бабушка, – А еще тут пушка, и деревья, а вот эти маленькие шарики – это пулять во врагов, я знаю!

И, увлеченно расставляя найденный взвод на перилах веранды:

– Баба, я вечером позову Сашу к нам играть, и Артема, ладно?

– Конечно! – улыбнулась бабушка, радуясь воодушевлению внука.

Еще бы, всякая бабушка будет счастлива, что внучок рядом, гуляет на свежем воздухе, и играет в привычные старые добрые игрушки, забыв на время про «царь-телефон». Конечно, в силу возраста,  у Степушки еще не было своего личного гаджета, однако телефоны, «поиграть»,  у бабы и деды он выцыганивал периодически, несмотря на их решимость сопротивляться до последнего.

Читать далее ««Кошкин дом»»

Возвращаются все или никто

Есть люди, как жемчуг, они прячутся либо в ракушку, либо уходят на глубину. И там на этой глубине они скрывают свое величие. Величие образа Божьего.

– Познакомься, – сказал муж, когда я пришла навестить его в госпиталь для ветеранов войн, — это командир подводной лодки.

Передо мной мужчина в синем байковом халате, тапочках на босу ногу, с гордым профилем, и такой же осанкой. Взгляд серый пепельных глаз, скорее похожих на цвет набегающей волны. Командир! Это не просто звучит — рядом человек, который управлял машиной больше чем девятиэтажной дом. Он сразу предупредил, что его личность не представляет никакой особенности, и писать о нем не надо. Я пообещала, что ничего без его согласия, я публиковать не буду. Мы продолжили разговор.

В нем привлекало что, несмотря на то, что на нем не было той «самой красивой формы», форма оставалась в его душе, в его разговоре, в его движениях, наполненных спокойствием. Сразу чувствовалось умение неторопливо подбирать слова — умение отвечать за каждое свое слово. И знать цену этому слову.

Читать далее «Возвращаются все или никто»

Дети восстанавливают Храм

История людей, о которых я хочу рассказать, на мой взгляд, из разряда «обыкновенных чудес». Елена, верующий человек, профессиональный музыкант, вышла замуж за человека, в прямом смысле, неверующего. Я знала его с начала их брака и была свидетельницей на их свадьбе. И часто мы с подругой, вооружались против немыслимых аргументов и фактов «неверующего человека», ее мужа. Очень скоро них родились погодками три дочери. Елена водила детей в Храм, где она вместе с ними молилась о муже.

И однажды, случилось так, что знакомый священник, благословил их всей семьей поехать на север. Лена, хотела было отказаться, в то время они испытывали некоторые материальные трудности. Но, священник, а был это никто иной, а руководитель проекта «Общее дело» в Благотворительном Фонде содействия возрождению храмов Отечества, Алексей Яковлев, рекомендовал им не откладывать поездку, дал им денег, на которые они приобрели иконы, орудия труда, и бензин для машины. Вместе со своими друзьями Ольгой и ее дочкой школьницей Златой, заехав перед поездкой к преподобному Сергию Радонежскому, они устремились на двух машинах в Вологодский край.

Читать далее «Дети восстанавливают Храм»

Благослови меня, внучка!

(Рассказ написан по реальным событиям. Все имена участников
рассказа изменены. Любые совпадения с похожими историями
случайны.)

Маленькая Ирочка удивительное создание! Глазки голубые — большие, бездонные. Взгляд кроткий, голосок нежный… Но Ира в свои четыре года уже достаточно уверенно выводит маму из себя. И так выводит, что… приходится на нее покричать, поругать и даже в угол поставить.

Рождение Иры было необычным и удивительным! Первое : Иру ждали три года! Был первым сын, теперь родителям хотелось дочку… Но дочка не торопилась. И вот наконец, не просто уже знали что будет ребенок, а именно дочка!
Позвонил мне сын и сказал что были на УЗИ. «Мама, у нас две новости. Одна хорошая, а вторая плохая…»
Я конечно встревожилась и потребовала : говори! Не тяни!
«Хорошая новость это то, что у нас будет дочка. — Сказал мне сын и я обрадовалась! — Плохая новость : у нее «Заячья губа»…»

Радость конечно была великая, но вторая новость меня сильно огорчила… Я стала утешать сына как могла, но он ответил : «Я все это знаю, мама! Конечно я расстроился… Но все поправимо. Я уже в интернете смотрю всю информацию об этом.»
И мы стали ждать и готовиться к рождению нашей девочки. Нашей малышки, у которой еще до рождения началась борьба за выживание. И это действительно так! Вместе с любящими родителями малышка боролась за право: жить!

Читать далее «Благослови меня, внучка!»

Доброму делу споспешествует Господь

Я много читала в свое время про то, как во время засухи селяне  проходили Крестным Ходом, с молитвой о  дожде. И Господь явственно отвечал на их слезные прошения — неожиданно менялась погода, откуда-то появлялись тучи и на высохшую землю изливался долгожданный ливень.

А я теперь могу рассказать о том, как по горячим мольбам добрых людей, тоже явилась зримая  Милость Божия —  раздвинулись черные тучи, задержался  по времени  неизбежный ливень,  и точно на нужное время установилась ясная, теплая   погода!

10 июня, в воскресенье, в день Всех Святых, в земле Русской просиявших,  я и многие другие новосибирцы, собравшиеся на праздник в Нарымском сквере, стали свидетелями маленького, но при этом очень большого и значимого чуда.

Я — волонтер нового набора в этом больничном движении. Клоуном стать я пока не решаюсь, и не уверена, что решусь, но принимать участие в этой программе, под названием:»Детство в больнице никто не отменял!» я захотела сразу, как только узнала о них. от своей дочки. Она бы и сама пошла, но ей — 16 лет, а они берут только после 21 года. Так что, пошла я. И то, решилась отправить им свою анкету, когда увидела, что производится набор волонтеров для проведения в больницах мастер-классов и чтения сказок. Я решила, что на этих поприщах, возможно, и я могу оказаться полезной. Прошла собеседование и начала вливаться в команду.

Читать далее «Доброму делу споспешествует Господь»

Коренной перелом

– Да, – сказал Яков Андреевич, – в тот год весна была теплее обычного, как-то всё играло и цвело. А офицеры-то те были штабные, они к Баклановым приехали, дом-то их видел? Знаешь?

– Ну, да. Бабушка показывала, – c неохотой отвечал я. Этот город с деревянными покосившимися избами, в которых были перекошенные полы и белые печи, меня начинал раздражать. Зачем меня привезли сюда, я понимал, а общаться с незнакомым престарелым уродцем было выше моего понимания. Меня, столичного подростка, пугала искалеченность старика. Да и вся эта прибранная полунищенская обстановка была не по мне. Его комната, маленький прямоугольник, отдавала больничной и заботливой ухоженностью.

– Где им, тыловикам, всё это понять – застолье было у них бурное, жировали не один день, – продолжал рассказывать он. Среди них и нашего брата-фронтовика полтора человека, я особиста в расчёт не беру, так який всякий, гниль тыловая. Стол больно богатый у них был. Тушёнка, понимаешь, и трофейная, и союзная, колбаса, шоколад, сахар, хлеб, мясо откуда-то взяли, а водки и джину – хоть залейся. Им-то, оглоедам, почто знать про деток-то? Эти-то шалопаи наши такого пира уже несколько лет не видывали.

В углу, напротив его кровати, стояли деревянные ходули, убогие и ободранные, – вид искусственных ног пугал меня.

Он опять весело скривил губы, отстранённо посмотрел в окно и добавил:

– Вот как сейчас погода была, и, точно помню, седмица Светлая, пасхальная, вот как сейчас, только в сорок пятом. Томка, бабка твоя, послушная в детстве была. А Иришу, прабабку свою, ты помнишь?

Читать далее «Коренной перелом»

РАННЯЯ

Ой, хоть бы дойти мне!..Ноги сегодня уж совсем не держат. Серый асфальт пошатывается себе, палочка моя скользит, да как-то иду ещё…Устану совсем, отдохну маленько. Выпрямлюсь и посмотрю на небо – светло-голубое, просыпающееся, нежное. И по душе, словно кто влажной тряпкой провел – поднялась она, засверкала. И уже легче дышится, и вперед идти можно…
Встала сегодня ранехонько, до будильника. Почудилось, что головы моей кто-то коснулся, так глаза и открыла. Полежала немного, пока сердце не успокоится, вздохнула, села на кровати и ноги спустила. А по полу ветерок стелется, хорошо, прохладненько… Вставать не хотелось, так бы и просидела в полудреме невидаль, сколько времени, если бы не часы, да и молитва. Подошла к иконочкам, Спасу строгому и Богоматери нежной поклонилася, помолилася… Что просить у них?.. Уж вся жизнь почти прожита, все хорошо: комнатка своя, живу тихонечко, не жалуюсь. Разве что благодарить может Их сердце моё: за любовь, деток, за встречи и за весь мир, каждый день воссияющий за моим окошком!.. Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу! Аминь. Перекрестилася…
В кухне холодно было, как-то сыро, темно… Миша с Аленой спали ещё и малые их тоже. Тихо. Поставила чайник.
Читать далее «РАННЯЯ»